home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Наказание

Стелла встречала гостей у ворот. Небывалая честь.

Черные волосы собраны в строгий пучок, из которого не выбивалась ни одна прядка. Темно-синее платье обтягивало ее стройное тело, подчеркивая величавую осанку и тонкую талию, несмотря на рождение троих детей. В круглом вырезе хищно сверкал рубин, кулон дома Волковых. Элегантная, красивая, величественная… Истинная властительница Темных Вод.

Приветствия взрослых ведьма проигнорировала, она не сводила взгляда с Авроры. Та, в свою очередь, открыто, с детской непосредственностью рассматривала бабушку.

— Здравствуй, девочка моя, — с несвойственной ей мягкостью произнесла Стелла. — Ты так похожа на свою маму.

Я видела профиль Авроры и успела заметить легкую гримасу неудовольствия на ее лице. Сравнение ей по вкусу не пришлось. А может, услышала фальшь в сиропном голосе бабки?

— Мама, позволь представить тебе Матвея Иванова, мужа Виктории, отца Авроры, — напомнил о другом госте Герман.

Стелла мазнула по зятю равнодушным взглядом и вновь одарила своим вниманием девочку.

— Виталина не рассказывала о вас, но мне любопытно будет узнать ближе бабушку моей дочери.

Волкова нахмурилась — детям старшего сына она велела называть себя Стеллой. Да и имя, под которым скрывалась беглянка-дочь, резануло слух.

— Бабушка, я так рада, что ты у меня, оказывается, есть!

Аврора проявила смелость и шагнула вперед, как бы невольно прикрывая собой отца.

Ведьма улыбнулась:

— Можешь называть меня Стеллой, милая. А что мы стоим? Прошу, проходите в дом!

Герман придержал меня за руку.

— Знаешь, а я так соскучился.

— Мы же не расставались? — удивилась я.

Он коснулся костяшками пальцев моей скулы. Легко провел по щеке к уголку губ. Почти невесомое прикосновение к нежной коже вызвало волну ощущений. Щекотно… и приятно.

— Купе, номер отеля — не то. Ты раскованная только дома, Вероника.

Я бы не сказала, что на мое влечение повлияло место. Скорее муки совести. В дороге осознала тот факт, что я способствовала разрушению чужих судеб — Авроры и Матвея. Я — ведьма, да, но и мне свойственно чувство стыда. В том, что сейчас они в доме Волковых, есть и моя вина. Ладно, только моя…

Я промолчала, да мой ответ и не требовался Герману. Собственнически поцеловав прямо на глазах всех ведьм улицы, которые наблюдали из-за заборов за явлением родственников Стеллы, он повел меня в дом. Автомобиль оставили у ворот, не трогая также вещи Матвея с дочерью. Где они будут жить, предстояло решить Стелле.

Желанную гостью и довеска к ней в виде отца поспешили усадить за стол, во главе которого восседала чета Волковых. По левую руку от матери, как всегда, находился Герман, рядом с ним — хмурая Роза в черном брючном костюме. Матвею отвели почетное место по правую руку от Стеллы, мне выпала честь сидеть между ним и Яном, старшим братом Германа. Тот уже энергично что-то жевал, не дожидаясь подачи первого. Его недовольная жена что-то втолковывала их шумным отпрыскам, на которых поглядывала с любопытством и легкой опаской Аврора, усаженная рядом с дедом. Тамара Платоновна дремала слева от сына, тихонько сопя крючковатым носом, все ниже склоняясь над тарелкой, полной супа.

— Все собрались? Отлично. — Стелла посмотрела на меня так, как будто это я виновата, что мы с Германом задержались. Затем обратила смягчившийся взор на мужа. — Дорогой, произнесешь тост?

— Разумеется, дорогая, — кивнул мэр и попросил старшего сына: — Разлей вино по бокалам.

Пока Ян откупоривал бутылку красного «Пино Нуар», глава семьи тяжело поднялся со своего массивного кресла. Виктор Волков почти десять лет не охотился на одержимых, после черного для него дня, как один из них выхватил кусок мяса из его голени. Несмотря на потрясающую регенерацию, мужчина так и не восстановил физическую форму и хромал на левую ногу. Тем не менее это не мешало ему выполнять обязанности мэра и старшего охотника Темных Вод на отлично.

Вино в бокалах хищным блеском соперничало с рубином на груди хозяйки дома. Мэр с довольным видом оглядывал подросшую семью. Стелла загадочно улыбалась, левой рукой вертя нож для масла.

— Матвей и Аврора, я рад приветствовать вас в Темных Водах! — произнес Виктор церемонно, как на собрании Совета. — Хочу верить, что наш замечательный городок быстро станет вам домом.

Эти слова заставили Матвея напрячься — искоса я видела, как заходил желвак на высокой скуле. И я его понимала: он приехал посмотреть на родственников покойной жены, а его уже оставляли на ПМЖ.

— Темные Воды с радостью откроют вам свои объятия, — продолжал Виктор. — Мой первый тост за вас, за то, что вы наконец воссоединились с нами!

Взрослые подняли бокалы. Их чистый звон при соприкосновении отчего-то вызвал смутную тревогу. Почему у меня такое чувство, что скоро случится что-то непоправимое?..

Горячий суп вкусно пах специями и лесом, напоминая о недавно проведенном ритуале. С ходу вылавливая кусочек шляпки белого гриба, отметила в бульоне и другие ингредиенты.

Резко развернувшись к Матвею, выбила из его руки ложку.

— Вероника! — возмутилась Стелла.

— Ника? — В вопросе Германа зашкаливало удивление.

Обрызганный супом мужчина смотрел на меня с недоумением. Взоры всех присутствующих также были обращены на меня, даже старушка проснулась и раскрыла рот от удивления. И я почувствовала, как загораются стыдом щеки.

— Стелла, вы забыли, что у Матвея может быть аллергия? — намекнула я дипломатично на промах Волковой.

Вытирая салфеткой белую футболку с принтом в виде старинной географической карты, гость растерянно пробормотал:

— Да нет у меня аллергии… ни на что. Я абсолютно здоров.

Стелла вскинула тонкую бровь. Мол, как теперь будешь выкручиваться? По ироничному выражению лица ведьмы отметила: она поняла, что я раскусила ее замысел. Но это не отменяло факт: в моей тарелке плавал узкий листик аконита. Хоть в доме присутствовали гости, обед приготовили традиционный. С ядами.

Аврора, потомок многих поколений ведьмаков и ведьм, почувствует легкое недомогание, а вот Матвей… Мороз продрал по коже, стоило представить, что могло случиться. К страху за невинного человека примешался гнев. Стелла еще большая сука, чем я думала! Она не щадит даже родственников!

Все присутствующие в комнате ждали ответа. В их глазах мой поступок выглядел, мягко говоря, странным. Даже Герман смотрел напряженно, ожидая объяснений. И только Матвей спокойно протирал жирные пятна солью.

— Стелла, вы забыли, что ваш зять не приспособлен к кухне охотников.

Вздох облегчения Германа. Хмыканье Жанки. Убийственно-ледяной взгляд Стеллы. И многозначительное покашливание мэра.

— Милая, как же так? — В его голосе звучало неприкрытое недовольство. — Ты забыла изменить меню?

Несвойственным ей, почти театрально-наигранным жестом ведьма прикрыла рот ладонью.

— Виновата, каюсь! За волнением обо всем забыла. — И уже сестру попросила: — Роза, будь добра, замени Матвею суп на второе. Клянусь, остальные блюда приготовлены согласно новым традициям.

И она указала на солонки в форме мухоморов, стоящие в центре стола. В таких забавных сосудах находились специфические приправы из ядовитых растений и грибов. Их досыпали «по вкусу» сами едоки, в основном охотники для поддержания своего специфического иммунитета.

— А объяснить, что случилось, для непосвященных? — мрачно спросил гость.

— Тебя чуть не отравили, мужик! — беззаботно хохотнул Ян.

Аврора пискнула, испуганно глядя на отца.

— В смысле?

— Понимаете, Матвей, я забыла, что вы не принадлежите к общине, и налила суп со специфическими травками…

— Авроре тоже налили? — процедил мужчина. — Собирайся, дочь, мы уезжаем.

Верховная посмотрела с гневом на меня.

— Куда вы на ночь глядя тащите малышку? Аврора — сильная ведьма, ей не повредит… Простите, Матвей, это случайность, подобное больше не повторится.

Почти все Волковы перестали есть, с изумлением глядя на Стеллу. Сама непогрешимость, она так редко извинялась, что слова, прозвучавшие при всех, казались коллективной галлюцинацией.

Мать мэра, задремав, громко всхрапнула, разрушая эффект.

— Хорошо, мы остаемся. Если я пойму, что моей дочери или мне грозит опасность в этом городе, мы тотчас уедем.

Поглаживая рубиновый кулон указательным пальцем, Стелла спокойно уведомила:

— Я вас услышала, Матвей. Ни вам, ни Авроре здесь ничего не грозит. Даю слово. Чувствуйте себя как дома.

Неожиданно… Ее обещание, данное при всех, дорогого стоит. Понятно, что она выкрутится, если понадобится убрать зятя. И все же это хоть что-то. Матвей может вздохнуть свободно.

— Благодарю, Стелла.

Ведьма скупо улыбнулась и принялась за еду. Гость — тоже. На второе сегодня подали запеченную картошку с сыром, куриным филе и черносливом. Обычно ее готовила сама Стелла. Вкусно, особенно если не позволять себе думать, что еду может приправлять какое-то заклинание. Я и не думала — убивать меня таким способом она не станет. Зачем, если есть ошейник из кулона дома Вороновых?

Под конец ужина гости освоились окончательно: Аврора смеялась над шутками Ильи, самого старшего внука Волковых, а Матвей активно обсуждал с мэром охранные системы для больших зданий.

Но вот настало время прощаться.

— Подскажите отель, куда мы можем отправиться с Авророй, — попросил гость Волковых.

— А отелей в Темных Водах нет, — ошарашил его Виктор. — Здесь бывают только по приглашениям, и тогда община выделяет специальные дома для проживания.

— Или же гости живут, как и вы, у родственников, — довольно глядя на внучку, сообщила Стелла. — Дом у нас большой, комнаты для вас готовы.

Она решила контролировать зятя с самого начала. Я знаю, остальные промолчали бы… Но я не смогла. Не сейчас.

— А почему они не могут жить в доме Виктории? Я за ним слежу, там даже уборку делать не надо, разве что пыль немного смахнуть. Станете соседями Германа и Яна с Жанной.

Пока я беззаботно говорила, карие глаза Стеллы наливались темнотой. Ее взгляд обещал кару — и меня бросило в жар. Я успела сто раз пожалеть, что поломала ее планы. Что нашло на меня? Словно дух противоречия вселился! А может, я просто устала бояться, устала быть жертвой. Устала от того, что мне никто не помог, когда я остро нуждалась в поддержке.

— Спасибо за щедрое предложение, Стелла, но мне больше нравится второй вариант. Думаю, Аврора захочет пожить в доме мамы.

— Да! Я очень хочу! — подтвердила девочка, ранее сильно обижавшаяся на уход матери из ее жизни.

Верховная натянуто улыбнулась:

— Что ж, понимаю ваш выбор.

Она хотела что-то добавить, как у мэра зазвонил телефон. После короткого разговора он бросил сыновьям:

— Собирайтесь, нужна ваша помощь. Одержимый пытался прорваться в город.

— Проросший дух? — спросил подобравшийся Ян.

— Да. Есть раненые.

Для духов, укоренившихся в теле носителя, ведьминские общины — маяк во тьме. Они жаждут попасть сюда, чтобы за наш счет подняться на еще больший уровень силы. Их мучает жажда. Развращая человеческие души, они не насыщаются полностью. Вечный голод может утолить лишь сила ведьмы, да и то на определенное время.

К счастью, большинство духов настолько трусливы или опасливы, что держатся подальше от общин, выслеживая ведьм одиноких. А еще город защищен огромным контуром, который регулярно подпитывают. Проникнуть сюда они могут только в том случае, если носитель окажется в родстве с кем-то из жителей Темных Вод. Вот такая брешь в защите, которую не удается пока закрыть.

Уходя, Герман поцеловал меня в висок и пообещал поскорее вернуться домой. На душе стало тревожно. Не из-за того, что может не сдержать слово, нет, — он один из самых сильных и удачливых охотников. Я беспокоилась, что не доживу до его приезда, ведь умудрилась дважды разозлить Стеллу. И это она еще не знает, что я посмела провести для Авроры ритуал призыва эквиума.

— Вероника, — вырвал из раздумий голос Матвея, — вы покажете нам дом?

— Да, пойдемте. И ключи также отдам.

Жанна со своей ребятней задержалась в доме свекрови, и мы подъехали к пункту назначения на авто.

Накрапывал дождь. Небо затянули тучи, закрывая луну и звезды.

Оставив Матвея с дочерью переносить сумки из багажника автомобиля во двор, я метнулась в коттедж Германа за ключами, благо дома соседние.

Тревога не отпускала. Я боялась боли, несмотря на то что с помощью кулона Стелла наказывала меня уже четыре года. К боли нельзя привыкнуть, по крайней мере я не смогла. И все же я не хотела испытывать страх — ежесекундное ожидание кары страшно изматывало.

А вдруг я зря нервничаю? Не убьет же меня Стелла?..

— Вероника, спасибо, что не промолчали о доме, — принимая связку ключей с брелоком в виде миниатюрного волчьего хвостика, поблагодарил Матвей.

Все-таки слишком наблюдателен он для человека с обычной интуицией.

Кивнув, предложила войти внутрь.

Свой коттедж Вика толком обустроить не успела. Здесь были вся мебель и бытовая техника, но практически отсутствовали безделушки, которыми стремится украсить свое жилище почти любая женщина. Подруга говорила, что успеет, не подозревая, как ошибается.

Чехлы и покрывала на мебели ярко белели в гостиной. Пахло нежилым помещением, хоть я регулярно проветривала дом, когда заходила его убирать.

Нащупав на стене выключатель, я зажгла свет. С громким хлопком и световой вспышкой сгорела одна из лампочек люстры на пять плафонов.

— Ой…

Только я отреагировала на происшествие, даже у Авроры оказались крепче нервы.

— Я и предположить не мог, что у жены есть свой дом, — оглядываясь по сторонам, признался мужчина. — Мы встретились, когда она была в крайне бедственном положении…

Ага, дева в беде и рыцарь, бросающийся на помощь. Вика отлично умела пудрить мозги.

Аврора любопытства не проявляла — откинув край покрывала, уселась на диван и подперла щеку ладонью. Устала. Оно и понятно: сутки в поезде, ритуал… Тяжелый день, полный серьезных для нее испытаний.

— Здесь принято дарить детям их собственное жилье, когда им исполняется восемнадцать.

— Если родители могут себе это позволить, то неплохая традиция, — усмехнулся Матвей.

— Большинство семей в общине могут себе ее позволить.

— Приближенные к мэру и его жене-отравительнице?

— Не только. Это в последнее время Стелла пытается сосредоточить всю власть в своих руках. Раньше против слова Верховной не шли только на озере, а в остальное время имели право отстаивать свою точку зрения.

— На озере?

Аврора, не прикрывая рот, заразительно зевнула — и я с трудом подавила ответный зевок.

— Долго объяснять, а вашей дочери пора спать. Все объяснения завтра.

— Хорошо. Вы подскажете, где ее лучше положить?

— Здесь пять спален на втором этаже. Нераспечатанные комплекты постельного белья в кладовке — последняя дверь справа, как подниметесь наверх. Справитесь сами?

Он кивнул.

— Посоветуйте кафе, где можно позавтракать?

Представив, как будут коситься на незнакомых людей местные, которых еще не предупредили о пополнении в семействе мэра, я покачала головой.

— Сами пока никуда не выходите — заблудитесь.

— Да и не любят здесь чужаков? Правильно?

— Это точно. Если не боитесь, — я криво улыбнулась, — могу угостить вас замороженными домашними котлетами и пельменями. Вам останется их только пожарить или отварить.

— Вас я не боюсь, — опрометчиво заявил Матвей. — Мы будем благодарны, да, Ава?

Девочка что-то сонно пробормотала.

— Сейчас принесу.

Уходила я с острым желанием вернуться и указать на ошибку. Верить ведьме нельзя, если не связан с ней узами супружеского союза по древним обычаям. Мы — люди, но люди с даром и тяжким грузом обязанностей. Если бы не общины, мир давно поработили бы демоны, уничтожили бы духи. Мы платим за счастливое неведение человечества своими жизнями. Люди спят спокойно, пока представители общин каждую ночь несут вахту у озерных порталов. Для нас один закон — не допустить прорыва демонов в наш мир и уничтожать злобных духов. И потому позволительно быть выше общепринятой морали, незазорно пойти против нее в интересах общины и высшей цели.

Через пять минут, копаясь в морозильном ларе, я решила, что котлет с пельменями маловато для Матвея. Невзирая на худощавое телосложение и инцидент с отравленным супом, аппетит у него оказался отменным. Добавив в пакет пару пачек макарон, я поспешила к Ивановым.

Смешно, к новым соседям принято ходить со сладким, я же тащила мясное…

Уже во дворе дома Виктории мою шею обхватил жар.

Стелла! Она все-таки вспомнила о моем своеволии!..

Боль раскаленным обручем сжала все тело, лишая возможности сделать вдох. Ни крикнуть, ни застонать. Я задыхалась. Еще никогда боль не длилась так долго. Стелла решила меня убить?..

Молния, блеснувшая в небе — последнее, что отпечаталось в памяти. Затем пришла тьма.

— Вероника… Вероника… — Искренняя тревога в голосе зовущего вела меня к свету. — Очнись! Ну же!

— Может, водички принести и на нее вылить? — предложил тонкий голосок.

— Не надо… Лучше я ее выпью…

С трудом я открыла глаза и попыталась приподняться.

— Лежи, рано еще вставать, — остановил меня Матвей. — Ты потеряла сознание на улице, я вышел тебя встретить и нашел. Думал, ты мертва. Принес сюда.

Я лежала на диване в гостиной. Вокруг головы намотано мокрое полотенце. Аврора сидела у изголовья на стуле с видом провинившейся собачонки. Матвей напряженно всматривался в мое лицо.

— Вероника, что это было? Чары?

Я бы с радостью рассказала, но меня сдерживал запрет. И потому я обошла его вопрос:

— Не переживай, я не умерла. Я живучая.

Он нахмурился.

— Ты воды хотела — сейчас принесу.

И мужчина ушел на кухню.

Какое-то несоответствие царапнуло изнутри. Что меня взволновало? Что насторожило? Волнуясь, Матвей перешел со мной на «ты», а за ним незаметно и я? Нет, не то…

— Вероника, извините, — виновато произнесла девочка.

— За что? — спросила машинально, перетряхивая свои ощущения.

Что не так? Со мной явно что-то не так. Что? Может, я все-таки мертва? Стелла удушила меня, не рассчитав сил? И я — призрак? И потому кажется, что со мной что-то не так. Сумасшедшая мысль… однако не странней других.

— Я сломала ваше украшение, Вероника. Случайно.

Глупая маленькая девочка… Не понимает, что мне сейчас не до украшений. Понять бы, почему после нападения я испытываю непривычную легкость во всем теле. Я дышу полной грудью, такое ощущение, что раньше жила вполсилы.

— Вы задыхались, оно душило вас. Я потянула — и оно порвалось…

Что?.. Душило?!

Я коснулась шеи. Для верности ощупала ее и второй рукой. Пусто! На мне больше не было заколдованного Стеллой кулона!

— Я не хотела его ломать, случайно вышло.

Она протянула мне ворона с сапфиром в лапах на порванной цепочке.

Чувствуя себя счастливой до одури, я улыбнулась широко-широко.

— Нет, не сломала, фактически ты его починила, Аврора! Спасибо!

Стащив с головы полотенце, я завернула в него украшение. Заклинание разрушено, но так мне спокойней.

Губы расползались в улыбке от переполнявшего счастья. Маленькая ведьмочка не представляет, что для меня невольно сделала! Я свободна! Стелла больше не сможет управлять и командовать мною! Свободна!

И я засмеялась, переполненная восторгом. Верховная сойдет с ума, когда прознает, что чары уничтожила ее собственная внучка! И ведь самое забавное: если бы я не пожалела родственников Стеллы, не решила их поддержать, кара настигла бы меня в пустом доме Германа. А так, делая добро, я вырубилась там, где мне оказали неожиданную помощь…

— Ника, что ты делаешь? — Встревоженный Матвей бросился ко мне. — Тебе рано вставать!

— Нет, мне хорошо. Я чувствую себя великолепно! Прости, но я вынуждена уйти.

Я даже принесенную в высоком стакане воду не пожелала выпить — спешила покинуть ошарашенных Ивановых. Эйфория не отключила мозги, я понимала, что нужно пользоваться выпавшей возможностью. Чудо, что девочка невольно помогла мне. И я не имею права упускать шанс.

— Вероника, постой! — Иванов встал на моем пути. — Хочу задать вопрос.

— Прости, Матвей, но я должна идти. Поговорим завтра.

Горькая складка обозначилась у рта, когда он криво улыбнулся:

— Не поговорим… Но я понимаю тебя: зачем чужие проблемы, когда своих выше головы.

Он посторонился — и я вышла из дома. Я не придала значения его словам. Ну а вообще он прав: каждый сам за себя.

Я уеду из Темных Вод. Навсегда. Прямо сейчас, в грозовую ночь, я оставлю ненавистную общину. Стелла не знает, что «ошейник» сломан, Герман на срочном вызове — никто не воспрепятствует моему побегу. Никто и ничто!..


* * * | Трофейная ведьма | * * *