home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Отец ведьмы

— Девушка, у нас есть шампанское.

Вот я попала! Как же он меня достал…

— Спасибо, я не пью теплое шампанское, — улыбнулась через силу.

— Оно ледяное, проводница только что из холодильника принесла! — кипятился плотного телосложения блондин. Одетый в белую рубашку и черные костюмные брюки, он обливался потом.

— И вообще, я не пью.

— Никто заставлять не будет. У нас конфеты есть с фруктами и хорошая компания.

— Спасибо, нет, — твердо повторила в энный раз.

Вроде бы и не пьяный, и выглядит интеллигентно, а с ослиным упрямством встал в проходе, не пуская меня дальше. Сходила размять ноги, называется… Сколько проблем доставляют мужчины, не понимающие слово «нет». И ведь глаза ему не отведешь — невзирая на посещение озера, я была пуста, отдав прошлой ночью все до капли Герману.

— Хватит ломаться, — светло-голубые глаза мужчины заледенели, — не люблю, когда набивают себе цену.

Он попытался ухватить меня за руку — я отшатнулась и шагнула назад. Как назло, в коридоре вагона никого — жара разогнала всех по купе, да и не много народу ехало в люксе.

— Повторяю: ваше предложение меня не интересует, — процедила сквозь зубы и пригрозила: — Не пропустите, буду кричать.

Подействовало — он молча шагнул в сторону.

Я прошмыгнула мимо… почти прошмыгнула. Меня больно схватили за плечо, захватив при этом и косу.

— Такие, как ты, не кричат до последнего, — прошипел он на ухо.

Опровергнуть заявление не позволил — грубо заткнул рот ладонью и дернул за волосы, заводя мою голову назад.

Я толком испугаться не успела — блондин выпустил из захвата. Сам же полетел лицом в пол. Бесшумно, точно хищный кот, Герман опустился сверху, упершись ему в поясницу коленом. Несколько быстрых прикосновений к шее и голове — и блондин обмяк, прекратив перепуганно хрипеть.

Прижавшись к стене, я в шоке следила, как неслышными тенями к поверженному скользнули охотники из «Ловчего». Секунды ушли, чтобы убрать следы драки: Иракли открыл дверь купе, Ждан спрятал бесчувственное тело, оставшись там же.

Вовремя. Из дальнего купе вышла проводница. Сонная, в слегка примятой форме женщина подозрительно нас оглядела, затем поинтересовалась, не хотим ли чего, и скрылась с глаз.

Сервис… Тут убивать начнут, а она и ухом не поведет, будет спать. Впрочем, я ее понимала: жара стояла такая, что без сиесты можно и ноги протянуть.

— Ты цела, Никуль?

В небесно-синих глазах Иракли плескалась тревога.

Герман же без слов и, пожалуй, как-то ревниво обнял. Слишком крепко — я ахнула, и он чуть разжал медвежьи объятия.

— Я скоро присоединюсь к вам, — пообещал он Другу и повел меня к нашему купе, которое находилось в противоположном крае, почти в самом конце вагона-люкса.

Не знаю зачем, но я начала оправдываться:

— Гер, я ему повода не давала.

За себя не боялась — Волков в жизни не поднимет руку на женщину, а вот за приставалу страх не ушел. Ему он в запале мог сломать руку или челюсть. Охотники — собственники, которых не переделать.

— А ему и не нужен был повод, — хмуро обронил Герман, пропуская меня первой в купе. — Он бы к тебе пристал, даже будь на тебе паранджа.

— Вроде адекватный и не пьяный…

— Ника, он почуял в тебе ведьму.

— В смысле? — ступила я и тотчас, поняв, что он подразумевал, похолодела. Внутри разливался запоздалый страх. — Ты хочешь сказать, что он?..

— Да, он одержим. Узнаем, на какой стадии подселение, и будем что-то решать.

Ноги стали ватными — я плюхнулась на мягкое сиденье насыщенно-бордового цвета.

Вот это да… Никогда еще так близко я не контактировала с одержимыми! Восьмилетняя трагедия на озере не в счет — тогда духи вырвались бесплотные и относительно безопасные.

Столетия назад ведьмы помогали во время охоты, без них нельзя было обойтись, когда дух укоренялся в человеке настолько, что не желал покидать тело добровольно. Тогда они его изгоняли.

Увы, теперь таких носителей зла убивали — ведьмы разучились проводить обряды экзорцизма, да и считалось слишком опасным приближаться к тем, кто жаждал заполучить чужую силу.

Погрузившись в размышления и переживания о случившемся, я отстраненно наблюдала, как охотник роется в спортивной сумке. Пришла в себя, когда нечто ледяное прижалось к плечу.

Дернулась испуганно — Герман шикнул:

— Тихо! У тебя огромная гематома.

С сосредоточенным видом он держал пакет со льдом у моей руки, как будто сама я не справлюсь, а у него нет дел важнее. Темно-карие глаза зло блестели, на скулах ходили желваки. Чую, в любом случае приставала целым из рук охотников не уйдет.

Я пригладила торчащие черными иглами волосы Гера, надеясь немного успокоить, пригасить агрессию. Он повернул голову и поцеловал мои пальцы, а затем и вовсе сгреб в охапку.

Усадив к себе на колени, принялся ругать, перемежая слова легкими поцелуями:

— Как же ты меня напугала! А если бы носитель оказался психом изначально? Или дух укоренился настолько, что попытался бы убить тебя прямо в коридоре?

Чуть отклонившись назад, заглянула в обеспокоенное лицо Германа.

— Я не хотела подставляться, правда. Все вышло случайно.

— Знаю. Ты притягиваешь неприятности, Ника. Я не знал, что такое страх, пока не влюбился в тебя.

Неудобно, когда изливают душу, а ты не можешь произнести заветные слова. Жаль, что я не сумею соврать в таком вопросе, хоть охотник и не поймал бы на лжи. Неправду не замечают, когда сильно хотят обмануться. Я не смогла соврать из-за самой себя — язык не повернулся ложно обнадежить.

— Кстати! Одержимый говорил о друзьях или друге в своем купе! — вспомнила, несомненно, важное.

Герман покачал головой.

— Он ехал один. До столицы в люксе одиннадцать человек, включая проводницу. Кроме меня с ребятами и того недоноска, в вагоне мужчин больше нет. Женщины-пассажиры едут с детьми. Не думаю, что в них подселен дух, — в первую очередь он заставляет рвать родственные узы.

— Откуда знаешь? Узнавал, когда покупал билеты?

Мне бы и в голову не пришло интересоваться, какого пола мои соседи по вагону. Выходит, зря — даже такая информация порой необходима для полноты картины.

— И это тоже. Следил за тем, кто садился в вагон.

— Тогда почему сразу, еще на перроне, не обратил внимания на приставалу? Не понял, что он одержим?

Герман легонько щелкнул меня по носу и тотчас чмокнул.

— Забыла, что это сложно определить, пока человек не окажется на эмоциональном пике?

Покраснев, смущенно вздохнула:

— Не быть мне охотницей — забыла элементарное.

Герман промолчал и вскоре оставил меня одну, запретив покидать купе, пока не вернется. Сам пошел к ребятам, определяющим степень одержимости несчастного.

Если приставалу еще можно спасти, его опоят специальным зельем, которое продержит несколько часов в беспамятстве, и дух покинет тело, чтобы попасться в подготовленную охотниками ловушку. Если же блондин успел совершить нечто по-настоящему злое — убил или изнасиловал кого-то, значит, сущность укоренилась и тело принадлежит ей, а не человеческой душе. По правилам, которые диктовала необходимость, несчастного убьют, тем самым уничтожая и злого духа.

Надеюсь, приставалу еще можно спасти. И не потому, что не хочу проблем с избавлением от трупа — у Германа и Ко опыт немалый, справятся, если что. Мне просто его жаль. «Заполучить» духовного паразита может практически каждый человек — у всех случаются черные мгновения, когда мир немил, все вокруг враги и хочется взяться за обрез. Но это не делает отчаявшихся плохими, которые достойны только смерти.

Герман вернулся через четверть часа за набором зелий, с которым ни один истинный охотник не расстается. И я успокоилась. Это даже хорошо, что одержимый напал на меня в коридоре. Его поймали, и никто больше не пострадает, даже носителя спасут.

Остаток пути прошел мирно. Поезд пришел на вокзал вечером, когда оранжевое солнце утомленно золотило крыши и мостовые столицы.

Приходить в гости поздно вечером, да еще и незваными, нехорошо. Впрочем, ничего хорошего Матвею наш визит и не сулил. Кругом одно плохо.

Уже на перроне, наблюдая, как Громила с Ангелом помогают проводнице вывести из поезда пьяного мужчину, который еще несколько часов назад был одержим, я поинтересовалась у Волкова судьбой его зятя.

— Для начала нужно на него посмотреть, — ответил он уклончиво.

Покосившись на Германа, в очередной раз оценила его мужественную красоту: резковатые линии лица, суровость и решительность в каждой черточке. Воин и охотник, он привык быть жестоким, и чтобы вытянуть из него капельку сочувствия, нуждался во встряске.

И я надавила на больное место:

— Не забывай, Матвей — мужчина, которого выбрала и любила Виктория. Твоя сестра сочла его достойным стать отцом ее ребенка. Имеешь ли ты право не согласиться с ней?

Словно туча набежала на лицо Германа.

— Аврора — моя племянница, я буду думать в первую очередь о ее интересах. Одно знаю точно: убивать в угоду матери я не стану, — жестко произнес он.

Прямо гора с плеч! С легким сердцем я назвала адрес Матвея и Авроры Ивановых, когда наша удалая группка садилась в такси. Вот только остановить попросила за несколько домов, у магазина детских игрушек. Вспомнила, что идти к маленькой девочке без подарка непростительно даже злой ведьме.

Продавщица собиралась переворачивать табличку, но согласилась обождать за хорошие комиссионные, которые посулил Герман. А может, ее просто очаровал Иракли. Синие глаза и светлые волосы Ангела сводили с ума дам всех возрастов, неподготовленных к встрече с ходячим тестостероном в миловидной «упаковке».

Попав в детский рай, дядя Авроры растерялся. Долго ходил вдоль шкафов, что-то щупал и даже тряс. Иракли флиртовал с продавщицей, и мы могли не торопиться — о времени поминутно краснеющая девушка вряд ли вспомнит.

Когда Герман остановил свой выбор на кукле в розовом наряде принцессы, пришлось подойти и объяснить, что семилетняя ведьмочка, воспитанная отцом, может и не оценить его подарок. Если честно, я и сама плохо понимала, что ей понравится, а потому просто ходила между стеллажами, надеясь на подсказку интуиции.

Конструктор на несколько сотен деталей? Детский арбалет? Книга сказок? Кукла-зомби с зеленоватой физиономией, персонаж популярного мультсериала?

— Все, я выбрал, — решительно заявил мужчина, прижимая к груди огромного плюшевого дога, стоящего едва ли не как живой с родословной. — Девочки должны любить мягкие игрушки на подсознательном уровне: я помню, как сестра их тискала в детстве…

Он осекся и помрачнел. Я не стала комментировать выбор: что-то подсказывало, что девочка больше обрадовалась бы настоящему щенку.

От себя я решила подарить набор красок и красиво иллюстрированную энциклопедию мифов. Будущая ведьма должна хорошо ориентироваться в них, ведь не все выдумка и фантазия. Особенно то, что касается духов и демонов.

Герман принялся рассматривать набор.

— Аврора любит рисовать?

— В ее комнате стены увешаны рисунками.

— Ведьма ты, Ника. Могла бы сразу сказать, а не мучить выбором, — пожурил он и вернулся в художественный отдел, чтобы добавить еще несколько вещей, которые приведут в восторг юное дарование.

Я только усмехнулась: забавно было следить за ним, нерешительным и задумчивым. Даже крутые охотники порой узнают, что такое растерянность.

Расплатиться за выбранное мной Волков не позволил, а я не стала спорить при свидетелях. Незачем подрывать авторитет моего мужчины.

Оставив Иракли и Ждана у подъезда, к квартире Ивановых отправились вдвоем с Германом. Но не дошли — я остановилась на лестничной площадке.

— Что случилось? — спросил он, видя мою нерешительность.

Закусив губу, я задумчиво посмотрела на него.

— Что, Ника? Не томи, говори, что тебя мучает.

И я решилась на некрасивый поступок.

— Гер, представь, что я погибла, родив тебе дочь…

— Что?! — перебил обалдевший охотник. — Ты беременна?

И столько затаенной радости, надежды прозвучало в его голосе, что я мысленно отвесила себе тяжелую оплеуху. Нельзя играть с чужими чувствами и мечтами, если не желаешь ранить человека.

— Нет. Чисто гипотетически, Гер. Я родила бы тебе дочь, а сама умерла. И моя мать, если бы была жива, забрала ее себе, чтобы воспитать достойную ведьму. — Приходилось говорить быстро, спешить, чтобы он не перебил. — Тебя же теща не посчитала бы достойным воспитывать твою собственную дочь. Представил ситуацию?

Хмурый брюнет кивнул.

— Я понял, к чему ты клонишь. Успокойся, я тоже против идеи разлучать ребенка с единственным живым родителем. Но, Ника, я должен сначала посмотреть на этого Иванова, чтобы решить, достоин ли он воспитывать мою племянницу или нет.

Я стиснула зубы. Семь лет был достоин, а теперь надо думать?! Истинный сын Стеллы — как говорится, с яблони груша не упадет.

Горечь ситуации ощущалась прямо на языке. Я чувствовала вину перед Матвеем, и на то были веские причины. Ладно, чего уж теперь жалеть о разлитом молоке. Но если удастся помочь ему, я не упущу возможность.

Вздохнув, взлетела по лестнице и решительно нажала кнопку звонка. Герман стал чуть в стороне, хотя помнил мои слова, что квартира оснащена по последнему слову техники и его присутствие не останется тайным.

Еще в поезде мы договорились не использовать ни заклинания, ни амулеты — маленькую ведьму они могут смутить и насторожить, а нам нужны ее доверие и симпатия.

— Вероника? — Открывший дверь мужчина не выказал недовольства нашим поздним визитом, разве что удивился. — Неожиданно.

— Добрый вечер, Матвей. Пригласите нас? Мы беспокоим вас так поздно не по пустякам.

Быстро взглянув на моего спутника, он распахнул широко дверь.

— Добрый вечер. Заинтриговали. Прошу вас, входите.

В коридоре теснились вещи — котелки, рюкзаки и удочки. Мы действительно успели вовремя — завтра отец с дочерью уехали бы на отдых на лоне дикой природы.

Из кухни вылетела Аврора и нахмурила узкие бровки, узнав меня.

— Здравствуйте!

Не зря я ей не понравилась, ой не зря. Интуиция маленькой ведьмы сигналила, что я враг, что явилась, чтобы разрушить ее спокойную, размеренную жизнь.

— Привет, — тихо обронил Герман при виде черноволосой, кареглазой, явно породы Волковых, девочки.

Я с удивлением оглянулась на него. Такой мягкий тон голоса запомнился, когда он утешал меня после пожара, когда я поняла, что моя мама… что я осталась последней ведьмой рода Вороновых.

— А вы кто? — будто нарочно задала удобный для нас вопрос Ава.

— Я — Герман, твой дядя. — Охотник присел на корточки, чтобы быть ближе к ней, и протянул плюшевого дога. — Это тебе.

Малышка испуганно уставилась на отца.

Ох, мужчины… Зачем он так? В лоб?!

— Простите, чей вы дядя? — в голосе Матвея зазвучал лед.

— Герман Волков. Я брат вашей жены Виктории, в девичестве Волковой.

Прямота иногда вредит — хозяин квартиры побледнел, сердито стиснул зубы, и я вынуждена была вмешаться.

— Простите, Матвей, что не сказала в день нашего знакомства. Я должна была убедиться, что вы действительно муж моей подруги Вики. Давайте я расскажу все подробнее? Разговор сложный и серьезный.

Шатен смерил меня нечитаемым взглядом и отошел в сторону.

— Хорошо, давайте поговорим… родственнички.

Спустя несколько минут мы сидели в зале, там, где я цепляла к днищу дивана амулет, который помог мне пробраться в квартиру.

Без слов я вручила Матвею фотоальбом, куда собрала все детские и школьные фотографии Вики, которые были у меня и ее брата. Просить у Стеллы не стала — она не должна была догадаться, что я собралась решать все вопросы нормальным путем, а не с помощью чар.

Пока рассматривал снимки, вдовец несколько раз рвано выдохнул, и его резко выраженный кадык дернулся. Я пристально следила за малейшей реакцией мужчины, ища признаки даже не знаю, чего именно. Тлеющие угольки неугасшей любви к умершей? Обиду, что она оставила его с маленьким ребенком на руках?

В это же время Герман с удовольствием общался с племянницей, похожей на него больше, чем на отца.

— Ника сказала, что ты любишь рисовать. Надеюсь, тебе понравятся наборы, которые мы купили.

Аврора бросила на меня подозрительный взгляд.

— А откуда она знает, что я люблю рисовать?

Я подавила вздох разочарования. Герман, охотник, блин! Попался, сболтнув лишнее. Видать, растерял мозги от радости лицезреть племяшку.

— Я не знаю, это предположение, — улыбнулась натянуто. — В вечер нашего знакомства заметила на твоей футболке пятно краски.

Я нагло врала. А что оставалось делать? Не говорить же, что обыскивала их квартиру, пока они с отцом отсутствовали дома? К счастью, Матвей не услышал оговорку, поглощенный разглядыванием фотографий.

— Спасибо, подарки хорошие, мне нравятся, — поблагодарила доверчивая девочка и даже улыбнулась.

— Может, ты покажешь дяде рисунки? — спросила, как бы между прочим.

Я не хотела, чтобы Аврора присутствовала при разговоре с отцом. То, что она настоящая ведьма, могло испугать.

Матвей отмер и кивнул:

— Ава, да, иди покажи дяде свою комнату.

Когда мы остались вдвоем, он сразу перешел к сути:

— Что вам нужно, Вероника?

Вот так вот всегда… Любят мужчины прямоту. А как красиво подать непростую ситуацию, смягчив ее, думать женщинам.

— Что нужно? Познакомить Аврору с родственниками. Она должна о них знать.

— Зачем? Объясните, если сумеете. Семь лет она обходилась без родни своей матери, почему сейчас должно что-то измениться? Вы нам не нужны.

Снова прямо и честно. Я зауважала его еще больше. После увиливаний и коварства Стеллы этот мужчина похож на горный снег.

— Почему вы настроены против нас, Матвей? Мы ведь не сделали ничего дурного?

Пока не сделали, но есть вероятность, что вскоре он нас возненавидит.

— Мне — нет. Зато сделали Виталине. Недаром она сбежала от своей родни и утверждала, что сирота, как и я.

— Причины для разрывания отношений с родственниками разные бывают, часто это банальное недопонимание.

Матвей презрительно хмыкнул:

— Вот только не надо вешать мне лапшу, Вероника! Вита оборвала связь с близкими не из-за пустяка. Вы для нее не существовали, так зачем вы ее дочери? Повторю, вы нам не нужны.

Я собралась с духом и заглянула ему в глаза. Ярко-синие, полные негодования, они жгли раскаленным железом. Забавно, что обычный человек легко противостоял ведьме, будто не чувствуя желания поддаться, поступить так, как нужно мне, чтобы угодить. Впрочем, я слабачка, а он отстаивал самое дорогое в жизни — своего ребенка. Неудивительно, что природный ведьминский шарм не сработал.

— Аврора не такая, как все дети, — осторожно начала я, надеясь, что вскоре он подтвердит, что заметил странности, о которых писал в дневнике. Дневник… надо будет его почитать, непростительное упущение с моей стороны игнорировать самый точный источник знаний о Матвее. — Она растет, и странностей будет становиться больше.

— Вы на что намекаете? Моя дочь — талантливый, умный и добрый ребенок.

А я что, ее малоразвитой назвала?!

— Аврора, бесспорно, умная и талантливая. И способности ее выше, чем у других детей. Ей будет лучше там, где много таких, как она.

— Я не отдам дочь в спецшколу, — решительно оборвал меня Матвей. — То, что она любит хамить взрослым, корректируется, если само не перерастается.

Да что же он несет?.. Я даже и не думала пенять на ее дерзкое поведение!

— Какая спецшкола?.. Ваша дочь — ведьма, как и все ее родственницы, — плюнув на психологическую подготовку, заявила я.

— Ну наконец-то добрались до сути, — спокойно произнес мужчина. — Я знаю, что она ведьма. И что?

Я затолкала удивление подальше. Потом поразмышляю о его удивительной выдержке, а еще все-таки почитаю отксеренный дневник, о котором непростительно забыла. Чувствую, найду там много интересного и полезного.

— Как что? Маленькой ведьме нужна наставница, особая среда. Ее нельзя оставлять в большом мире, чтобы она не выдала себя.

— Аврора уже как пару лет может двигать предметы силой мысли и взглядом кипятить воду. Она видит души умерших людей, чутко реагирует на перемену погоды. И пока еще ни разу не рассказала посторонним о своих способностях. Я строго слежу за этим. А обучение… есть Интернет и eBay, где выставляют весьма занимательные книги.

Я с трудом сдержала смех. Интернет!.. Умный мужчина, а несет ахинею!

— К слову, с 2012 года на eBay запретили продавать заклинания, зелья и проклятия. Вы сможете найти там книги, да, но как поймете, что они настоящие?

Я не стала добавлять, что раздел заклинаний закрыли как раз по причине того, что там встречались подлинные. Нельзя о таком говорить, иначе только убедится, что прав и дочь может стать полноценной ведьмой без помощи родственников.

Матвей смутился. И почему у меня такое ощущение, что Интернет и конкретный сайт-аукцион он упомянул от фонаря? Что все же до конца не верит мне? Не верит, что я — ведьма?

Прислушалась к себе — силы достаточно для парочки легких заклинаний.

— Вы мне не верите, да? Я — слабая ведьма, тогда как ваша дочь щедро одарена. И все же она не может сделать так, как я.

На моей ладони вспыхнула бледно-голубая сфера. Ярко сияющая бабочка зависла внутри, энергично махая белыми крылышками.

— Это «Мотылек». Его используют и как фонарик, и чтобы ослепить противника, — пояснила ошарашенному мужчине.

К «странностям» своей дочери, которые относят в область сверхъестественных сил человека, он привык, а я показала истинную магию.

— Ух ты! А я так смогу?!

Я обернулась, досадуя на беспечность. Девчонка смотрела благоговейно, с трепетом во взгляде. Не на меня, на шар.

— Ты сможешь еще больше. Ты очень сильная, Аврора, главное, учись.

— Так я сильнее вас?! — обрадовалась она, обратив внимание не на то, на чем я сделала акцент.

Я сознательно позволила ей порадоваться:

— Если будешь учиться, станешь сильнее.

Зашедший в комнату охотник пытливо на меня посмотрел. Интересовался, стоит ли им остаться? Или лучше увести Аврору?

— Послушай, солнышко, поиграй еще с дядей, ладно? Мы с твоим отцом не договорили.

— Я знаю, что ведьма. Так почему не могу остаться и послушать? Вы же обо мне будете говорить! — раскапризничалась девочка.

Все шло не так, как я себе представляла. Хорошо, что убеждать в существовании магии не пришлось ни Матвея, ни его дочь. И плохо, что они не воспринимали чары и саму ситуацию всерьез. Такое ощущение, будто я в школу добрых фей собиралась пригласить Аврору. Что ж, пора переходить к подводным камням.

— Извини, сейчас пойдет речь о серьезных вещах. Маленькой девочке о них рано знать.

— Я не маленькая, — надула губы она, — мне уже семь лет.

— Роша, выйди, пожалуйста, — не повышая голоса, попросил мужчина. — Все, что тебе нужно знать, я расскажу позже.

Она послушалась. То ли отец ее — одаренный воспитатель, то ли девочка гораздо хитрее и сдержаннее, чем пытается казаться. Занятное открытие.

— Итак, переходим к цели беседы? — предположил Матвей. — Сэкономлю время вам: ни в какой Хогвартс дочь я не отправлю.

Смешно, что мысли о вымышленных учебных заведениях для юных магов у нас похожи.

— Значит, у вас ее заберут насильно.

— Что?..

— Необученные ведьмы опасны не только для себя. Вы не представляете, какая миссия у таких, как Аврора и Герман.

— Ни один суд мира не отнимет у меня дочь, — решительно произнес Матвей, вставая с кресла. — Если считаете, что сможете ее отобрать не по закону, вы ошибаетесь — у меня есть определенное влияние и деньги.

— Пожалуйста, успокойтесь. Я на вашей стороне. Думаю, Герман тоже, поэтому мы приглашаем вас с дочерью посетить Темные Воды, городок, где родилась Виктория.

— Виталина, — машинально поправил он.

Я проигнорировала его настойчивость и перешла к самому сложному:

— Вы отличный отец, Матвей, однако, чтобы быть рядом с дочерью, в этом придется убедить ее бабушку.

У мужчины дернулась щека, глаза прищурились, но тем не менее он весело уточнил:

— Она тоже ведьма?

— Со стороны мамы у Авроры все родственники необычные люди.

— Только тещи-ведьмы мне и не хватало! А еще радовался, что женился на сироте — вот, теперь огребаю, — с иронией произнес шатен.

Он взволнованно ходил по комнате, мельтеша перед моими глазами, что быстро начало раздражать.

— Мой совет: вместо похода отправляйтесь с нами в Темные Воды. Убедитесь, что Авроре следует там жить для ее же блага. И кто знает, может, ее бабка обрадуется вам, увидев вашу сознательность и мудрость?

Я снова врала: плевать хотела Стелла на его сознательность, когда ей нужна только внучка. Аврора — единственная дочь единственной дочери Верховной, наследница дома Волковых. Дочери сыновей, может, и будут сильны, как Аврора, но настолько крепкой связи, как с ней, у Стеллы не будет. В таком раскладе пользующийся авторитетом отец лишний. И в то же время есть шанс, что девчонка, погрузившись в новый мир, вскоре сама отдалится, забудет скучного отца. И тогда Волкова позволит ему спокойно жить, просто-напросто выгнав из Темных Вод.

Матвей не ответил, крепко задумавшись. Я тоже хранила молчание, решив больше не уговаривать и уж тем более не давить. Ставлю на его благоразумие и… любопытство.

Он мерил гостиную широкими шагами, то хмурясь, то ероша темно-русые волосы, отчего модельная стрижка превратилась в хулиганисто-озорные вихры.

Я смотрела на него — и, кажется, понимала, почему Виктория выбрала его в мужья. Он не обладал притягательностью и физической мощью ведьмаков, их стойкостью и напором. Зато умел внимательно слушать, был ироничен, честен и прям.

А еще он шел на компромисс. Матвей согласился.

— Хорошо, мы отправимся в Темные Воды через несколько дней.

— Завтра, — поправила его. — Вместе с нами. Вам несколько лет удивительно везло: Аврора еще не сталкивалась с теми, кого манит сила ведьм. Но они существуют и представляют для нее серьезную угрозу.

Я выразилась мягко, не став пугать, что маленькая ведьмочка, повстречав одержимого, гарантированно погибнет.

Мужчина нахмурился.

— Вы об инквизиторах сейчас?

— Нет. Разумеется, есть организации, которые считают ведьм злом, но не они наша главная проблема.

— А кто?

Обеспокоен? Заинтригован? Отлично. Нет ничего острее крючка интереса.

— До городка сутки пути — я успею рассказать вам самое важное в поезде.

Помолчав пару мгновений, он кивнул.

— Хорошо. Время отправления поезда?

Я назвала.

— Утренний не подходит, мы не успеем собрать вещи.

— Хорошо, тогда отправимся вечером, это не критично.

Матвей подошел к окну. Отдернув тяжелую штору и выглянув на улицу, отстраненно заметил:

— Уже поздно, Авроре пора спать. Раз мы выяснили главное, предлагаю попрощаться до завтра. Извините, остаться на ночь не предлагаю — сборы, сами понимаете.

Мне тактично намекнули, что не доверяют. Я улыбнулась: все правильно, ведьмам верить нельзя, а осторожные люди живут дольше и счастливее.

— Не переживайте, мы остановимся в отеле.

Через несколько минут мы с Германом покинули не слишком гостеприимных хозяев уютной квартиры.


* * * | Трофейная ведьма | Глава 10 Одержимость