home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Kissa Kouprine

Были в судьбе дочери Александра Ивановича и фильм «Бэби», и многие другие. В начале 1930-х годов Ксения Куприна стала знаменитой киноактрисой, и ее домашнее прозвище Киса красовалось на афишах европейских столиц. В честь нее называли девочек. Нравилось созвучие имени с английским «kiss» — поцелуй.

Как это случилось?

Девочка, привыкшая с детства ни в чем не знать отказа, выросла, стала ловить на себе восхищенные мужские взгляды. Ксения хотела красивой жизни и начала зарабатывать на нее своей внешностью. В 1925 году она устроилась работать моделью в Дом моды Поля Пуаре, где ей быстро объяснили, что у нее должен быть богатый покровитель, и научили вести себя королевой. Куприн с неодобрением наблюдал, что дочь сутками крутится перед зеркалом, что стала поздно возвращаться, что привозят ее какие-то мужчины. Ксения приносила домой дорогие наряды — Пуаре разрешал их брать напрокат, и однажды сообщила, что познакомилась с Марселем Л’Эрбье, модным тогда кинорежиссером. В конце 1926 года она подписала с ним контракт и стала все более отдаляться от родителей, уходя в ослепительный мир поклонников, цветов и шампанского. Особенных актерских способностей от нее не требовалось: кино еще было немым, навыков модели было достаточно.

И вот Куприн с женой увидели в синема первый фильм, где дочь сыграла эпизодическую роль, — «Дьявол в сердце» (1927). Потом ворчал в письме Заикину: «Черт бы побрал этот кинематограф! Никогда я его не любил, не люблю и любить не буду. <...> Вот покрутилась Ксения в одной пьесе “Дьявол в сердце”. Ролишка была маленькая, эпизод. Но сумела так показаться, что обратила на себя внимание специалистов. Пошли предложения. Не то чтобы на главнейшие роли, но все-таки на настоящие. И вот, неудачи за неудачей. То жена владельца и директора посылает какую-то свою приятельницу на эту роль, даму кривобокую и некрасивую. То министр вн<утренних> дел посылает к режиссеру свою амишку, ну, штучку прямо с улицы и т. д. То вдруг Ксению оттесняет сестра знаменитой звезды и т. д. Ксения нервничает, худеет, теряет аппетит, изводит нас. Я не виню ее. Театр и кино — это самые жесточайшие отравы, хуже табака, алкоголя, кокаина, морфия... Там, чтобы пробиться, нужно верблюжье здоровье, слоновые нервы, а гордости не больше, чем у голодного бродячего пса. Я с самого начала это предсказывал и против этого восстал. Но... женщины! Они всегда женщины»[389]. Куприну ли упрекать дочь, когда театр был его собственным несбывшимся поприщем! А потом Ксения начала приносить в дом деньги, которых он заработать уже не мог.

Прошло не так много времени, и «русский Париж» уже ходил в синема «на Кису Куприну». Картины с ее участием появлялись у Л’Эрбье почти ежегодно. Лицо Кисы Куприной сияло с обложек и рекламных проспектов. И в конце концов наступил момент, о котором вспоминала сама Киса. Однажды Александр Иванович пожаловался: русский таксист, услышав его фамилию, спросил: «Вы не отец ли знаменитой Кисы Куприной?» Он стал всего лишь отцом знаменитой дочери.

Ксенией были очарованы не только зрители, но и служащие советской миссии, располагавшейся на рю Гренель, когда в один прекрасный день «звезда» явилась к ним.


Прощен? | Куприн: Возмутитель спокойствия | Глава девятая. «КРЕМЛЕВСКОЕ ДЕЛО»-2