home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Шахматы: опыт против таланта

Давайте вспомним, как в детстве мы только начинали учиться играть на пианино, рисовать или бросать мяч. Или лучше вспомните тот момент, когда вы наконец сделали шаг вперед: после полугода занятий футболом до вас стало доходить, что вы должны делать на поле; или после года в шахматном клубе вы поняли логику игры; или разобрались со сложением, вычитанием и умножением и тут учитель начал рассказывать о делении в столбик. Во всех этих случаях, если мысленно оглянуться вокруг, рядом с вами будут ребята, у которых считать, играть или рисовать получается лучше других, и те, у кого это выходит хуже. Разные люди по-разному осваивают новые навыки. Одним легче дается музыка, другим – спорт, а кто-то щелкает математические задачки, как орешки…

Такие различия у начинающих что-то изучать людей заставляют окружающих предполагать, что и в дальнейшем все пойдет так же: те, кому легко давалась математика, продолжит ею заниматься и не встретит на своем пути никаких особых трудностей. У этих везунчиков – врожденные способности к математике, думаем мы, и они здорово упрощают им жизнь. Наблюдая за кем-то в начале пути, мы предполагаем, что середина и конец будут такими же. Это объяснимо.

И в корне неверно. Если смотреть на путь развития человека – от новичка до эксперта, – станет понятно, что на самом деле процесс совершенствования проходит совсем не так, как кажется на первый взгляд.

Самый наглядный пример – шахматы. В представлении большинства людей шахматы требуют высокого уровня интеллекта и прекрасно развитой логики. Если писатель или сценарист хочет показать читателю, какой главный герой умный и талантливый, он сажает его за шахматную доску, где тот и разделывается со своим противником с особым цинизмом. Или, что еще эффектнее, главный герой будет проходить мимо чьей-то еще шахматной доски и, мельком взглянув на доску, объявит, как ходить дальше, чтобы объявить противнику шах и мат. Зачастую любовью к шахматам наделяют странноватых, но гениальных детективов или странноватых и почти столь же гениальных злодеев, – а еще лучше сразу обоих, чтобы в конце свести их в эпической битве за доской. А иногда бывает, как в финальной сцене фильма «Игра теней», где Шерлок Холмс и профессор Мориарти сошлись лицом к лицу и, игнорируя шахматную доску, принялись вслух бросать друг другу в лицо ходы. Но вне зависимости от обстоятельств посыл всегда один: мастерское владение шахматами говорит о высочайшем интеллекте, и родиться такими повезло единицам. Соответственно, игра в шахматы требует незаурядного ума.

Если оценить возможности юных шахматистов, только начинающих играть, выяснится, что дети с более высоким уровнем IQ и впрямь быстрее становятся более профессиональными шахматистами. Но это лишь начало истории.

На протяжении многих лет ученые исследовали связь между уровнем интеллекта и умением играть в шахматы. Самые ранние работы по этой теме принадлежат Альфреду Бине[90], составителю первого теста на уровень умственного развития, который исследовал шахматистов, пытаясь понять, какой тип памяти они задействуют при игре в шахматы вслепую. Свой тест на уровень интеллекта Бине разрабатывал для выявления неуспевающих школьников и весьма в этом преуспел: такие тесты и впрямь показывают сильную зависимость успеваемости от уровня интеллекта. Однако многие ученые с Бине не соглашаются, утверждая, что тесты на уровень IQ не коррелируют с владением такими навыками, как умение играть на музыкальном инструменте или в шахматы. Эти исследователи считают, что тесты IQ измеряют лишь очень общий уровень врожденного интеллекта. Другие ученые и вовсе придерживаются мнения, что тесты на уровень интеллекта показывают только умение человека решать строго определенные задачи, включенные в эти тесты – например, на знание редких слов или конкретных математических задач. Я не буду глубоко вдаваться в подробности этого спора. Скажу лишь, что лично мне кажется: не стоит оценивать по результатам теста IQ общий уровень интеллекта человека. Уровень интеллекта, оцениваемый по таким тестам, – скорее когнитивный фактор, который позволяет предсказывать определенные вещи, такие как успеваемость в школе.

С 70-х годов число ученых, которые, как и Бине, пытались понять особенности мыслительного процесса у шахматистов, только росло. Одно из самых интересных исследований[91] в этой области в 2006 году провели трое британских ученых – Мерим Билалик и Питер Маклеод из Оксфордского университета и Фернанд Гобе из Университета Брунеля. В силу ряда причин, которые мы осветим чуть позже, они решили сосредоточить свое внимание не на гроссмейстерах, а на школьниках. Для своего исследования ученые набрали группу из 57 детей, посещающих шахматные клубы, учеников начальных и средних классов. Возраст детей составлял от 9 до 13 лет и в среднем они занимались шахматами около 4 лет. Некоторые из них играли очень хорошо – легко могли обыграть среднего взрослого игрока, выступающего в турнирах, – а некоторые не очень. В эксперименте участвовали 44 мальчика и 13 девочек.

Целью исследования было выяснить, влияет ли уровень интеллекта на умение играть в шахматы. Этот вопрос уже поднимался и в прошлом, но, как отметили британские ученые в своей статье, однозначного ответа на него так и не было получено. Например, некоторые исследователи обнаруживали связь между уровнем IQ, зрительно-пространственными способностями и мастерством шахматиста. И в этом нет ничего удивительного, учитывая господствующее мнение о том, что шахматы требуют высокого уровня интеллекта. Зрительно-пространственные способности тоже важны для шахмат: игрокам нужно представлять себе возможные позиции и передвижение фигур на доске. Но все эти исследования проводились на юных шахматистах. Они показали, что у всех них результаты тестов IQ выше среднего, однако никак не доказали прямой связи между уровнем IQ и качеством игры.

Для сравнения, исследования взрослых шахматистов, как правило, показывают, что у них зрительно-пространственные способности развиты ничуть не больше, чем у обычных людей. Кроме того, выяснилось, что шахматисты высокого уровня (даже гроссмейстеры) в среднем не отличаются более высоким IQ, чем взрослые люди с таким же уровнем образования. Не было выявлено и связи между уровнем IQ у взрослых игроков и их шахматным рейтингом. Все мы росли, восхищаясь гением великих шахматистов, а потому это кажется нам странным, и тем не менее исследования доказывают, что высокий уровень интеллекта у взрослых никак не связан с умением играть в шахматы.

Еще более непонятна ситуация с го – игрой, которую часто называют восточными шахматами. В го два игрока выставляют по очереди белые и черные камни на пересекающиеся точки поля размером 19 x 19 клеток. Цель – окружить и «захватить» камни противника. Победителем считается игрок, к концу игры контролирующий большую часть доски. Хотя в го нет разных фигур и камни «ходят» одинаково, эта игра считается сложнее шахмат. В го существует куда больше вариантов розыгрыша партии – в частности, из-за этого программистам гораздо сложнее написать программу, которая бы хорошо играла в го. В отличие от шахмат, в которые компьютер уже давно регулярно обыгрывает лучших гроссмейстеров, с го дела обстоят не так просто: на момент написания этой книги ни одной программе так и не удалось обыграть игроков в го высшей лиги.

Распространено убеждение, что в го, как и в шахматах, преуспевают игроки с высоким уровнем IQ или ярко выраженными визуально-пространственными способностями. Однако это не так. Недавно проведенные исследования игроков в го показали, что их уровень интеллекта ниже среднего в популяции. Два раздельных исследования игроков в го в Корее выявили их средний уровень IQ, который оказался равен 93 баллам. При этом показатель контрольных групп не играющих в го корейцев равнялся 100 баллам. Выборка в этих двух исследованиях была не слишком велика, и особенно низкие показатели IQ можно объяснить статистическими флуктуациями, однако можно с уверенностью утверждать, что в целом у игроков в го явно не наблюдается более высокий, чем у остальных людей, уровень интеллекта.

Приняв во внимание все эти сведения, британские исследователи решили наконец однозначно ответить на вопрос, помогает ли более высокий интеллект (вернее, более высокие показатели тестов IQ) лучше играть в шахматы? Ученые собирались учесть не только интеллектуальные способности, но и время, которое участники отводят игре в шахматы. Ранее оба этих фактора в исследованиях никогда не учитывались.

Билалик с коллегами решили собрать как можно больше сведений о каждом из 57 участников исследования. Они замерили разные показатели их интеллекта – не только уровень IQ и пространственное мышление, но и память, вербальные способности и скорость обработки данных. Ученые узнали, когда дети начали играть в шахматы и сколько часов проводят за доской. Также они попросили их вести на протяжении полугода дневник и отмечать каждый день время, потраченное на шахматы. Единственный недостаток этого исследования заключается в том, что дети записывали в дневник не столько время, проведенное за одиночными тренировками и изучением партий, сколько часы, потраченные на игры с другими членами шахматного клуба. Тем не менее даже такие данные позволяют оценить, сколько усилий каждый ребенок вкладывал в развитие своего навыка игры. В конце эксперимента ученые оценивали степень умения игры в шахматы – просили детей решить определенные шахматные «задачки», а также воспроизвести позицию в середине партии, ненадолго показав им шахматную доску с фигурами. Некоторые из испытуемых уже участвовали в соревнованиях и для определения их прогресса ученые также использовали показатели их рейтинга.

Результаты проанализированных данных не противоречили выводам других работавших над этой же темой ученых. Время, потраченное на занятия, было самым важным фактором, определявшим успешность шахматиста. Чем больше тренировался ребенок, тем выше по разным параметрам оценивалось его умение играть. Общий уровень развития интеллекта играл меньшую, но также важную роль. К удивлению ученых, пространственное зрение никак не влияло на качество игры шахматистов – в отличие от памяти и общей скорости обработки данных. В результате исследования ученые пришли к выводу, что для развития навыка игры в шахматы у детей в возрасте от девяти до тринадцати лет ключевым фактором являются практические занятия. Уровень IQ также влияет на умение играть в шахматы, однако не столь существенно.

При этом картина полностью менялась, стоило ученым перейти к исследованию лучших игроков в группе. «Элиту» составляли 23 мальчика, которые регулярно выступали на соревнованиях местного, национального и иногда международного уровней. Их шахматный рейтинг в среднем составлял 1603 очка; самый высокий показатель равнялся 1835 очкам, а самый низкий – 1390. В общем, эти дети играли в шахматы на очень высоком уровне. Средний рейтинг всех шахматистов, выступающих на взрослых и детских соревнованиях, составляет 1500 баллов. Это значит, что большинство мальчиков из топовой группы уже играли лучше среднего шахматиста, а самые слабые из них могли легко поставить шах и мат даже опытному игроку.

Среди этой элитной группы время, потраченное на тренировки, все так же было самым важным фактором, больше всего влияющим на качество игры, – в отличие от уровня интеллекта, роль которого свелась к минимуму. Уровень интеллекта этих 23 мальчиков в среднем превышал уровень IQ всей исследуемой группы из 57 человек, однако при этом игроки элитной группы с более низким IQ играли в среднем лучше, чем шахматисты с более высоким IQ из той же группы.

Только представьте: в этой группе профессионально играющих в шахматы детей преимущество было на стороне игроков с более низким уровнем интеллекта. Как выяснили ученые, объяснялось это просто: дети с более низкими показателями IQ проводили за тренировками больше времени, что позволило им в итоге стать сильнее своих товарищей по команде.

Это исследование в значительной мере помогло понять причины расхождений в предыдущих экспериментах, которые находили связь между высоким уровнем IQ и развитыми навыками игры в шахматы у юных игроков, но не у взрослых и опытных мастеров. Для нас это особенно важно, так как относится в равной степени не только к шахматам, но и к любым другим навыкам.

Когда дети только начинают играть в шахматы, уровень их интеллекта, выявляемый по тестам IQ, влияет на то, с какой скоростью они выучивают правила и понимают общую механику игры. Детям с высоким уровнем IQ проще запоминать правила и придерживаться той или иной тактики – и это обеспечивает им преимущество на ранних стадиях развития навыка игры в шахматы. Процесс обучения на этом этапе схож с получением информации на школьных уроках, ради которых Бине когда-то и придумал тесты IQ.

По мере того как дети (или взрослые) осваивают шахматы, они создают набор мысленных образов, которые помогают им запоминать разные позиции фигур на доске и сосредоточиваться на выборе оптимальных ходов. Видимо, эти развитые мысленные представления положительно влияют на скорость и динамику партий. Увидев расположение фигур на доске, игрок уже не будет высчитывать, какая из фигур может атаковать или атакует соседнюю; вместо этого он сразу распознает схему, по которой расставлены фигуры, и практически не задумываясь выберет наиболее перспективный план атаки. Теперь для понимания последствий своих ходов ему не придется задействовать кратковременную память и аналитические навыки: вместо того чтобы вспоминать расположение каждой фигуры на доске, шахматист окинет мысленным взором всю доску сразу и использует логику для работы с ментальными образами, а не отдельными фигурами.

После множества одиночных занятий мысленные представления становились настолько эффективными, что уровень интеллекта, зрительно-пространственные функции или память начинали влиять на качество игры не так сильно, как качество и количество мысленных образов. Они используются исключительно для анализа позиций на доске и выбора наиболее перспективной стратегии и развиваются в результате многих тысяч часов изучения партий, сыгранных гроссмейстерами. Именно поэтому использовать мысленные представления для развития навыка игры куда полезнее, чем, прибегнув к памяти и логике, пытаться анализировать позицию каждой фигуры на доске в каждый момент времени. Так что, когда человек дорастает до уровня гроссмейстера или хотя бы просто хорошего турнирного игрока, способности, определяемые общим уровнем интеллекта, перестают играть такую большую роль. Поэтому у состоявшихся игроков и не нашли никакой связи между уровнем IQ и умением играть в шахматы.

Умения, которые измеряют тесты IQ, важны только в начале пути: детям с высоким интеллектом проще освоить игру. Зато, как выяснили Билалик с коллегами, среди юных шахматистов, выступающих на соревнованиях, больше всего посвящали времени игре и тренировкам именно дети с более низкими показателями IQ. Причины этого точно неясны, однако вывод в целом таков: все профессионально играющие дети в группе Билалика проводили много времени за шахматами и обладателям высокого уровня интеллекта было проще освоить игру. Чтобы угнаться за своими более сообразительными товарищами, другие дети дольше тренировались и в конечном итоге становились более успешными игроками. То есть все сводится к тому, что в долгосрочной перспективе выигрывает тот, кто больше занимается, а не тот, кто обладает неким врожденным преимуществом.


Бездари | Максимум. Как достичь личного совершенства с помощью современных научных открытий | Истинная роль врожденных качеств