home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Новый подход к обучению

Как мы уже могли убедиться на примере школы асов и работы Арта Тьюрока, существуют способы, позволяющие применить принципы осознанного развития на практике для быстрого развития навыков в профессиональной и корпоративной сферах. Но я все же считаю, что в долгосрочной перспективе лучше всего сработают обучающие программы, которые дополнят или целиком заменят подходы, ориентированные на получение знаний, а не умений.

Начиная с 2003 года я работал с медицинскими специалистами и рассказывал им, как они могут усовершенствовать навыки, которые требуются им в ежедневной работе. Переход на методику осознанного развития позволит врачам эффективнее работать и позитивно скажется на состоянии их пациентов. В исследовании, проведенном Джоном Биркмейером[62], группа бариатрических хирургов из Мичигана прислала видеозаписи проведения лапараскопических операций желудочного анамостоза. Ученые отправили эти записи для анонимной оценки навыков хирургов. Они обнаружили, что между оценками хирургов и состоянием их пациентов существует прямая связь: у больных более высоко оцененных хирургов реже возникали осложнения после операций. Так что пациенты менее подготовленных хирургов только выиграют от развития навыков врачей. В результате исследования был запущен важный проект: более подкованные хирурги стали тренировать своих недостаточно профессиональных коллег.

Дальше в этой главе я расскажу о том, как можно применять на практике принципы осознанного развития для разработки новых и более эффективных обучающих методик.

Первым шагом тут должно стать определение наиболее профессиональных врачей нужной специальности. Как отличить их от обычных врачей?[63] Как мы уже говорили в четвертой главе, это не всегда просто, но все-таки возможно.

Основная цель медицины – лечить больных. Поэтому нас особенно интересует, как коррелирует поведение врача с благополучием его пациентов. Разумеется, «привязать» определенный исход к одному конкретному врачу не всегда возможно, ведь в уходе за больным участвуют разные специалисты. Тем не менее мы приведем два примера, которые позволяют понять, как можно отделить отличных врачей от всех остальных.

В 2007 году группа ученых во главе с Эндрю Викерсом, сотрудником нью-йоркского Центра изучения рака Слоана и Кеттеринга, опубликовала результаты исследований почти 8000 мужчин, которые были больны раком простаты и перенесли операцию по ее удалению[64]. Операции проводились с 1987 по 2003 год 72 хирургами из четырех медицинских учреждений. Цель такой операции – удалить не только всю предстательную железу, но и окружающие ткани, пораженные опухолью. Если эту сложнейшую процедуру провести неидеально, рак вернется снова. Таким образом, процент случаев, в которых сохранялась долговременная ремиссия, мог служить объективным показателем оценки профессионализма хирургов.

И вот что обнаружили Викерс с коллегами: оказывается, количество проведенных подобных операций напрямую коррелирует с уровнем подготовки хирургов. У врачей, которые провели лишь 10 простатоэктомий, показатель частоты рецидивов рака простаты за пятилетний период составил 17,9 %, а у тех, у кого за плечами было более 250 операций, – всего 10,7 %. Другими словами, у пациента, попавшего к неопытному хирургу, вдвое повышался риск вновь заболеть раком в течение последующих пяти лет. В дополнительном исследовании Викерс решил обратить внимание на то, как изменяется показатель частоты рецидивов с ростом опыта у хирургов, и обнаружил, что количество рецидивов стабильно падало, пока счет операций у хирурга не доходил до полутора, а то и двух тысяч. С таким опытом хирурги могли практически безошибочно удалять простату в неосложненных случаях – и рак у таких больных возвращался крайне редко. В случаях потруднее, когда поражалась не только простата, но и прилегающие к ней ткани, хирургам удавалось предотвратить рецидив рака в 70 % случаев. И это был потолок – дальше показатели у хирургов уже не росли, даже несмотря на наработанный ими опыт.

В своей работе Викерс отдельно отметил, что у них с коллегами не было возможности выяснить, что именно наиболее опытные хирурги делают не так, как их коллеги. Тем не менее стало ясно, что проведя сотни, а то и тысячи операций, хирурги развивали определенные навыки, важные для благополучия их пациентов. Также стоит отметить, что повышение уровня мастерства привело к росту конкуренции среди хирургов. Помогало и наличие отзывов об их работе, благодаря которым хирурги могли оттачивать свои умения и избавляться от недостатков.

Главное отличие хирургии от других областей медицины заключается в том, что там сразу же становятся заметны любые проблемы – например повреждения артерий или тканей – и врачи быстро понимают, где они допустили ошибку. Во время послеоперационного периода за состоянием пациентов также внимательно следят: случаются и внутренние кровотечения, и другие проблемы, требующие повторной операции. Такие корректирующие операции – отличный источник информации для хирургов, позволяющий лучше понять, каких потенциальных проблем можно было бы избежать. Когда хирургам нужно удалить раковые очаги, ткани отправляют в лабораторию, чтобы понять – удалось ли убрать все пораженные опухолью ткани. В идеале вокруг раковых очагов должны быть так называемые «чистые края», то есть здоровые участки, и их отсутствие – еще один способ оценить качество работы хирурга. В кардиохирургии есть возможность «протестировать» прооперированное сердце, чтобы определить, все ли прошло успешно. Именно наличие такой обратной связи и приводит к тому, что хирурги гораздо эффективнее других медицинских специалистов учатся на собственном опыте.

Образовательные методики на базе приемов осознанного развития нужны нынешним медицинским специалистам как воздух, ведь чтобы достигнуть определенного уровня мастерства, хирургам нужно провести сотни и тысячи операций и многие годы простоять у операционного стола. Если бы они могли сократить это время хотя бы наполовину, это бы кардинально повлияло и на качество лечения больных.

Исследования, проведенные среди хирургов и среди рентгенологов, изучавших маммограммы, обнаружили одну и ту же закономерность. В течение первых трех лет работы умение рентгенологов читать снимки неуклонно развивается: со временем они все реже направляют на дальнейшие исследования женщин, у которых на самом деле нет рака груди. Однако после трех лет качество работы уже практически не меняется. Интересно, что прогресс в течение первых трех лет наблюдался только у тех врачей, которые до этого не учились в ординатуре по специальности «рентгенология». А вот врачи, уже прошедшие такое обучение, достигали потолка не за три года, а за несколько месяцев активной практики.

Если обучение во время ординатуры позволяет рентгенологам гораздо быстрее достичь мастерства в своей работе, то логично будет предположить, что этого можно добиться и не проходя ординатуру, а просто при помощи с умом разработанной методики.

Определив специалистов, которые стабильно оказываются в профессиональном плане выше своих коллег, можно переходить к следующему шагу: выяснять, что лежит в основе их отличной работы. Для этого часто используют в числе прочих подход, описанный мною в первой главе – тот самый, при помощи которого мы развивали память у Стива. Сперва нужно поговорить с людьми, попросить их рассказать, о чем они думают во время выполнения того или иного задания, отметить, кому какие задания кажутся более простыми или более трудными, и сделать из всего этого выводы. Ученые, которые исследовали особенности мыслительного процесса у врачей, чтобы понять, что отделяет хороших специалистов от лучших, использовали тот же подход.

Примером может послужить недавнее исследование, во время которого восьмерых хирургов попросили описать мыслительный процесс до, во время и после лапароскопической операции. В ходе таких операций хирург делает лишь небольшой разрез, в который вводятся инструменты. Затем с помощью камеры инструменты направляются в нужную область. Такие операции требуют тщательной подготовки и умения быстро подстраиваться под меняющиеся обстоятельства. Проведя это исследование, ученые хотели выяснить, какие решения и почему принимают хирурги во время операций. Они составили список проблем, с которыми сталкиваются хирурги – например, какие удалять ткани, переводить ли операцию из лапароскопической в открытую, а также не пора ли отступить от первоначального плана.

Мы не будем углубляться в подробности исследования, которые скорее заинтересуют лишь самих хирургов и тех, кто их обучает. Однако на одном любопытном выводе все-таки остановимся. Надо отметить, что в исследовании редко встречались очень простые операции, которые можно выполнять, действуя по шаблону. Напротив, преобладали сложные операции, во время которых происходили неожиданные события, заставлявшие хирурга задумываться о ходе операции и принимать определенные решения. Как выразились авторы исследования, «даже лучшие из хирургов оказывались в ситуациях, когда им требовалось пересмотреть свои действия во время операции и понять, не нужно ли что-то предпринять – например поменять инструменты или изменить положение пациента»[65].

Это умение – быстро реагировать на непредвиденные ситуации, прикидывать возможные варианты действий и выбирать лучший – крайне важно не только в медицине, но и в других областях. Армия США потратила немало времени и средств, пытаясь выяснить наиболее эффективный способ обучения офицеров, которые принимают участие в реальных боевых действиях и должны быстро реагировать в случае внезапной атаки, «адаптивному мышлению». В США даже запустили программу «Мыслить как командир», в рамках которой младшие офицеры учились развивать в себе адаптивное мышление при помощи методик осознанного развития.

Исследование мыслительных процессов лучших врачей показало, что они хоть и готовятся к операции, но очень пристально следят за процессом и готовы в любой момент перестроиться. Это стало очевидно после серии исследований, проведенных учеными в Канаде. Ученые наблюдали за операциями, которые сами хирурги называли наиболее трудными и непредсказуемыми. Опросив врачей после операций, ученые выяснили, что чаще всего хирурги понимали, что что-то идет не так, когда ход операции расходился с визуальным образом операции, который они представляли себе мысленно при подготовке. Заметив такое расхождение, врач тут же прикидывал разные варианты действий и переходил к наиболее, по его мнению, перспективному.

Это исследование показывает нам, как именно действуют наиболее выдающиеся хирурги: со временем они развивают крайне подробные мысленные образы, которые используют при планировании, проведении и контролировании операции. Благодаря этому они могут быстро понять, когда что-то идет не так, и подстроиться под изменившиеся обстоятельства.

Чтобы понять, что же делает гениального хирурга гениальным, нам нужно представить себе, какие мысленные образы он использует. Психологи применяют для изучения мысленных образов разные методики. Например, просят человека выполнить какое-либо задание, затем в середине прерывают процесс, выключают свет и просят подробно описать ситуацию, в которой находится человек, что случилось и что произойдет в ближайшее время. Пример этой методики мы описывали в третьей главе, когда рассказывали о тренировке игроков в футбол. Разумеется, для хирургов такой подход не сработает, однако свои способы есть и для изучения ментальных образов людей подобных профессий. В случае использования симуляторов, например, при обучении пилотов, процесс можно безболезненно остановить в середине и провести подробный опрос. Если же речь идет о настоящих операциях, то врачей обычно опрашивают до и после операций: как они представляли себе ход работы и о чем думали в процессе. В таком случае опросы лучше всего совмещать с визуальными наблюдениями. В идеале это позволит определить характеристики мысленных образов, которые связаны с успешным исходом операций.

Результативные исследования мыслительных процессов выдающихся практикующих врачей ведутся не так давно – с начала XIX века. Однако уже сейчас ясно, что ключевую роль в успешности лучших врачей мира играет качество их мысленных образов. Выходит, что основной целью методики осознанного развития в медицине должен стать поиск способов развития более подробных мысленных образов, как и во многих других профессиях.


Знание vs умение | Максимум. Как достичь личного совершенства с помощью современных научных открытий | 6 Применение принципов осознанного развития в повседневной жизни