home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Знание vs умение

Одна из знаковых черт подхода к обучению в стиле школы асов (не важно, тренируете вы пилотов или рентгенологов) – акцент на действии. Суть – в том, что вы можете делать, а не в том, что вы знаете, хотя, конечно, для выполнения работы необходимо иметь определенный набор знаний.

Разница между знанием и умением – главное, что отличает традиционный подход к обучению от подхода, предполагающего использование принципов осознанного развития. В традиционном подходе во главу угла ставится знание. Даже когда цель обучения – умение решать математические задачи или писать отличные сочинения, традиционный подход просто предоставляет информацию о правильном плане действий. Применение этих знаний на практике полностью ложится на плечи ученика. Осознанное развитие же, напротив, полностью фокусируется на процессе решения проблем и на том, как его можно улучшить.

Когда Дарио Донателли, третий участник моего эксперимента по развитию памяти в Карнеги – Меллон, приступил к занятиям, он первым делом отправился поговорить со Стивом Фалуном. Стив рассказал ему, что конкретно он делал, чтобы дойти до запоминания последовательности из 82 цифр. Дарио со Стивом были друзьями и часто встречались, так что Стив частенько давал Дарио советы и подсказывал, какие мнемонические приемы можно использовать для групп цифр и как их лучше организовывать. В общем, вскоре Дарио прекрасно знал, как нужно запоминать цифры, но еще не умел это делать. Дарио не был первопроходцем, и ему не нужно было идти путем проб и ошибок, как Стиву. Поэтому он прогрессировал куда быстрее (особенно в начале). Впрочем, процесс развития памяти все равно требовал от него огромных усилий и отнимал массу времени. Конечно, то, что рассказал ему Стив, помогло – но только в том смысле, что Дарио знал, как в принципе следует себя вести, чтобы развить навык.

Если мы взглянем на стандартные программы обучения профессионалов разных сфер, в том числе корпоративного мира, то увидим, что там прослеживается явная тенденция к акцентированию внимания на знании в ущерб умению. Основными причинами тут можно назвать привычку и удобство: гораздо проще снабдить большую группу людей какой-то информацией, чем создать условия, в которых каждый из них смог бы на практике развить навыки.

Возьмем хотя бы обучающие программы в медицине. К моменту получения дипломов за плечами будущих врачей – больше пятнадцати лет постоянной учебы. Но во время этой учебы в них в основном «впихивают» знания, которые редко применимы на практике и не связаны с навыками, необходимыми в повседневной работе. Врачи не могут приступить к наработке практических навыков, пока не получат медицинское образование, – но даже после этого им нужно потратить несколько лет на теорию, прежде чем их допустят до лечебной работы. Только после окончания мединститута будущие врачи могут приступить к отработке навыков, необходимых для выбранной ими специализации – хирургии, педиатрии, рентгенологии, гастроэнтерологии и т. д. Став интернами и приступив к работе под руководством опытных врачей, они наконец потихоньку учатся понимать, как ставить диагнозы и по-настоящему лечить пациентов.

Закончив интернатуру и ординатуру, некоторые врачи переходят в аспирантуру, чтобы еще глубже освоить выбранную специальность, но в целом на этом этапе надзор за ними заканчивается. Считается, что достигшие этого уровня врачи уже вполне опытны и обладают всеми навыками для успешного лечения пациентов.

Вам это кажется знакомым? Ничего удивительного, ведь в первой главе я описывал очень похожую схему, по которой люди учатся играть в теннис: берут несколько уроков, понимают, как держать ракетку, и перестают заниматься, просто начиная регулярно играть. Многие предполагают, что, чем дольше вы будете играть в теннис, тем лучшим теннисистом в конце концов станете. Но это совсем не так: как мы видели, люди не становятся отличными теннисистами, просто играя в теннис. Иногда они даже становятся хуже!

Эту аналогию между врачами и непрофессиональными игроками в теннис в 2005 году описали ученые из медицинской школы Гарварда, опубликовавшие исследование о том, как со временем изменяется качество работы врачей. Логично было бы предположить, что если годы практики повышают профессионализм врачей, то со временем повышается и качество оказываемых ими медицинских услуг. Однако ученые выяснили, что это совершенно не так. Почти в каждом из 60 исследований, включенных в обзор, профессионализм врачей со временем падал или в лучшем случае оставался таким же, как прежде. Врачи старшего поколения знали меньше и лечили хуже менее опытных врачей, и исследователи резонно предположили, что это сказывалось на состоянии их пациентов. Только в двух исследованиях из 62 были обнаружены признаки роста профессионализма с накоплением опыта. Еще один эксперимент, в котором оценивалась работа более чем 10 000 терапевтов и их умение принимать решение, также подтвердил этот вывод.

То же самое относится и к среднему медицинскому персоналу. Подробные научные изыскания подтвердили, что опытные медсестры в среднем ничуть не лучше заботятся о пациентах, чем недавние выпускницы медучилища.

Пока что мы можем только предполагать, почему качество работы более зрелых и опытных медработников не всегда выше (а иногда и ниже), чем у их менее опытных коллег. Молодые врачи и медсестры обладают более актуальными знаниями, в то время как уже работающие врачи не всегда успевают идти в ногу со временем. Ясно одно: за редкими исключениями ни врачи, ни медсестры не становятся лучше только за счет наработки опыта.

Конечно, врачи усердно работают над собой: постоянно посещают конференции, семинары, проходят курсы повышения квалификации, где их знакомят с последними методиками и тенденциями в мире медицины. Во время написания этой главы я решил зайти на сайт doctorsreview.com – «сайт с самой полной информацией о всех медицинских мероприятиях», как они себя называют. Выбрал наугад специальность и месяц – кардиологию и август 2015 года, – и сайт выдал мне список из 21 мероприятия, начиная с тренинга кардиологов в Хьюстоне и заканчивая семинаром по сосудистому доступу под ультразвуковым контролем во Флориде и конференцией «Аритмия и ее тайны» в Сакраменто. И это всего за один месяц для одной специальности! Всего на сайте было перечислено более 2500 мероприятий.

Короче говоря, врачи серьезно нацелены на совершенствование своих навыков. К сожалению, делают они это совершенно неправильно. Ученые провели несколько обширных исследований на эту тему и пришли к выводу, что ни особой пользы, ни особого вреда такое повышение квалификации не приносит. Впрочем, надо сказать, что я и сам встречал врачей, которые неусыпно искали в своей практике слабые места и способы их исправить. Во многом благодаря таким людям я и посвятил изучению медицинской сферы столько времени – не из-за того, что обучение в этой области менее эффективно, а просто потому, что работающие в медицине люди отличаются высокой мотивацией и нацелены на развитие.

Одно из наиболее полных исследований по этой тематике провел Дэйв Дэвис, врач и ученый из Университета Торонто. В своей важнейшей для науки работе Дэйв с коллегами исследовали различные формы повышения квалификации в медицине – курсы, конференции, лекции, симпозиумы и прочие мероприятия, целью которых было повышение уровня знаний и умений врачей. Выяснилось, что наиболее эффективными оказались мероприятия с интерактивными элементами: ролевые игры, дискуссионные группы, обсуждения конкретных случаев и практические занятия. Такие действия улучшали качество работы врачей и положительно влияли на самочувствие их пациентов, хотя в целом эффект был незначительным. Наименее эффективными были так называемые «дидактические» мероприятия, то есть те, которые по сути состоят в прослушивании врачами лекции и, к сожалению, наиболее распространены в медицинской сфере. Дэвис заключил, что пассивное восприятие информации никак не сказывается на качестве работы врачей и благополучии их пациентов.

В своей работе Дэвис сделал обзор опубликованных до 1999 года исследований других ученых по той же теме, а 10 лет спустя группа ученых во главе с норвежским исследователем Луизой Форсетлунд дополнила и уточнила работу Дэвиса[60]. Форсетлунд с коллегами провели обзор 59 исследований программ повышения квалификации и пришли к тем же выводам, что и Дэвис 10 лет назад: качество работы врачей в результате посещения различных мероприятий повышается, но незначительно, и это практически не сказывается на благополучии пациентов. Кроме того, этот небольшой эффект наблюдался только там, где был интерактивный элемент. Лекции и семинары никак не помогали врачам развивать навыки. Также ученые выяснили, что никакие мероприятия по повышению квалификации не влияют на сложные формы поведения, то есть многоэтапные и требующие учета разных факторов. Другими словами, стандартные методы повышения квалификации развивают только базовые умения врачей.

С точки зрения осознанного развития проблема очевидна: посещение лекций и семинаров не позволяет врачам пробовать что-то новое, совершать ошибки и учиться на них, получая отзывы более профессиональных коллег, и в конечном счете развивать новые навыки. Это все равно что учиться теннису, читая статьи и иногда просматривая ролики на YouTube: приятно думать, что ты делаешь хоть что-то, но вообще-то играть от этого лучше не станешь. Кроме того, онлайн-программы повышения квалификации не в состоянии воспроизвести сложные ситуации, с которыми врачи и медсестры сталкиваются каждый день.

Предполагается, что медики, как и представители других профессий, могут полноценно и самостоятельно работать сразу после завершения образования – к ним не приставляют наставников, которые помогали бы им выявлять слабые места в их работе, составляли бы для них режим обучающих занятий и следили бы за их прогрессом. Если говорить в целом, в медицинской сфере (да и не только) вообще не принято извне поддерживать и направлять развитие практикующих специалистов. Считается, что врачи и сами в состоянии определить наиболее эффективные методики развития и применить их в своей работе. Почему-то подразумевается, что для развития навыков у медперсонала достаточно предоставить доступ к информации (лекции в институте, журнальные статьи, семинары и курсы).

У врачей есть крылатое выражение, которое приписывают Уильяму Халстеду, одному из пионеров хирургии, жившему в начале XX века: «Увидеть, сделать, обучить»[61]. Он считал, что для того, чтобы освоить новый вид операции, нужно сперва увидеть, как она делается, только потом провести ее самому, а затем научить других. В этой профессии традиционно верят, что знание – на первом месте, практика – на втором.

Правда, в 80-е годы с распространением лапароскопических операций эта вера пошатнулась. Для проведения таких операций требовалось знание нетрадиционных методик, но почему-то все равно считалось, что опытные хирурги смогут без дополнительных тренировок научиться их делать. В конце концов, у них были все необходимые для этого знания. Тем не менее, когда ученые сравнили обучающие кривые хирургов с большим опытом традиционных операций и ординаторов, они обнаружили, что те с совершенно одинаковой скоростью осваивают навык проведения лапароскопических операций.

Ни обширные знания, ни богатый опыт в традиционных операциях не обеспечили хирургам преимуществ, когда речь зашла об освоении нового навыка. Как выяснилось, его развитие идет параллельно существующим умениям. Благодаря этим данным сегодня хирурги, которые хотят научиться проводить лапароскопические операции, отправляются на специальные обучающие курсы под руководством опытных специалистов.

Приоритет знания над умением характерен не только для медицинской сферы. То же справедливо и для юридических и бизнес-школ. В целом специализированные учебные заведения гораздо чаще обращают больше внимания на знания, чем на конкретные умения, просто потому что так проще. Кроме того, в обществе бытует мнение, что, если человек получил знания, умения придут к нему сами собой. В частности, из-за этого студенты, окончившие университет и вышедшие на работу, частенько понимают, что для эффективной работы им нужно наработать целый ряд навыков.

Во многих областях для совершенствования практических навыков не делается ровным счетом ничего: почему-то считается, что с опытом умение придет само.

Но, как и во многих других ситуациях в жизни, правильный ответ наполовину содержится в правильной постановке вопроса. И в нашем случае правильный вопрос будет звучать так: что можно сделать, чтобы развить нужный навык?


Подход к обучению, как в школе асов | Максимум. Как достичь личного совершенства с помощью современных научных открытий | Новый подход к обучению