home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА IX

Дождь пристроился над городом, как старая собака у теплого очага. Граф и Шип ехали по широкой авеню в четырехместной коляске-ландо с узкой полоской брезента, плохо защищавшей их головы от дождя. Радо переживал тяжкое похмелье. Он обмяк на своем сиденье. Его поднятый круглый воротник закрывал щеки. В зубах он сжимал трубку с кусочком черной смолы, которую он пытался раскурить вопреки падавшим на нее каплям дождя.

С тех пор как Шип разбудила его, он не проронил ни слова. По ее настоянию они наняли экипаж для осмотра сити в соответствии со сказанным Сарстику и Госсу. Она навьючила на безразличного Радо отвратительный дождевик и вытолкнула его из дверей «Красной лягушки».

— Улица Баннер, — сказала она водителю ландо, который сидел в тепле и сухости стеклянной будки. Они свернули с дороги Иглет на Баннер — улицу, которая тянулась вдоль всего муниципального района Миести.

Городской пейзаж немедленно начал меняться. Кварталы между гостиницей и улицей Баннер были заполнены почти одинаковыми домами: кубиками из камня от четырех до восьми этажей, где вперемежку размещались жилища, мастерские и склады. Восточная сторона улицы Баннер была другой. Слегка отступя от тротуара, высились самые большие здания, которые Шип когда-либо видела. Они были из камня и цветного стекла и насчитывали от десяти до двенадцати этажей. Причем архитектура нижних этажей носила явный отпечаток дофактовой: окна курукского стиля — по существу, высокие прорези, маленькие двери, терракотовые простенки. На всем этом покоились вдохновленные Фактом здания из камня без швов.

— Как они стоят, такие высокие? — вслух удивлялась Шип. — Мне кажется, что они должны обрушиться под собственным весом.

Граф только сосал свою трубку. Смола погасла.

Шип посмотрела на план сити. Она держала карту очень близко к лицу, чтобы не дать каплям дождя упасть на чернильную паутину улиц. Так было удобнее и читать пояснения.

— Первое здание — Коллегия Здравоохранения. Сюда приходят заболевшие граждане Миести для излечения, — прочитала Шип. — Субпрелаты Здравоохранения отвечают также за чистоту улиц и подаваемой воды.

Их обогнала трехколесная коляска, окатив Радо брызгами воды от задних колес. Он заморгал и вытер лицо.

Они проехали мимо Коллегий Труда, Света и Металлов. Посаженные деревья и газоны травы прекратились, далее начиналась центральная площадь. Здесь стояли те башни, которые они впервые увидели еще с корабля в гавани. Радо медленно наклонился, постучал в будку водителя, дав ему знак остановиться.

Три прямоугольные башни красовались на фоне скучного неба. Сверху донизу их прорезали длинные окна. Северная и Южная башни были одинаковы по высоте, Западная башня была на одну треть ниже. У подножия башни сливались в единый блок, столь чудовищный по своей величине, что фигурки на уличном уровне казались муравьями.

— Проклятье! — Это были первые слова Радо за весь день.

Согласно плану, триединая структура вмещала в себя Коллегии Мира и Слова.

— Мы пройдем в молельный зал, — сказал граф. Водитель кивнул и отпустил педаль. Последние десять ступеней перед входом были заполнены пешеходами. Они собирались на утреннюю службу, несмотря на неприятный дождь.

— Остановитесь здесь, — сказал Радо водителю. — Я хочу пойти с этими людьми.

— Мы не можем, — возразила Шип. — Мы не принадлежим к Братьям.

— Они — тоже. Это — общедоступное мероприятие. — Ландо замедлило скорость, подъезжая к ступеням. — Пойдем, разве тебе не интересно? Или ты боишься?

Шип презрительно вздернула голову и спрыгнула так, что брызги полетели в разные стороны. Радо поправил накидку, перчатки и двинулся в толпу со всем апломбом, на который граф Хапмарк был способен в похмелье.

Толпа состояла из простых людей, одетых в рабочую одежду: пекари, резчики по дереву, дубильщики кожи, лудильщики, прачки, столяры, угольщики, ткачи, сапожники. Шип не заметила ни одного нищего в толпе. Радо отметил, что почти половину молящихся составляли женщины.

Четверо Братьев сошли по ступеням, сопровождаемые стражниками, у которых в руках были церемониальные алебарды с деревянными символами Факта наверху вместо стальных лезвий. Первая пара Братьев позвонила в железный колокол. Толпа притихла. Выдвинулась вторая пара Братьев. Они объявили в унисон:

— Настал час Факта. Слушайте все смиренно. Есть только один бог, и он дал нам Факт!

— Мы слышим Факт и внимает богу, — ответили молящиеся.

Братья повернулись и вошли внутрь. Толпа стала строиться по четыре в ряд и последовала за ними.

Радо схватил Шип за руку:

— Оставайся рядом.

В его голосе появилась странная интонация. Шип изучающе взглянула на него, но за серой маской похмелья трудно было что-то разглядеть.

Они вошли в вестибюль под бдительным оком стражников. Радо с его гостевой эмблемой пропустили, но Шип задержали:

— Где ваша эмблема?

— Этот мальчик — мой слуга, — спокойно сказал Радо. Он потрогал свою эмблему. — Мне сказали, что этого достаточно для нас обоих.

— Без эмблемы входа нет.

Стражник нагнулся к плетеной корзине у ног и достал дешевую эмблему на тонком шнурке. Он протянул ее Шип. Та посмотрела на нее как на гадюку.

— Возьми ее, — сказал Радо. — Мы задерживаем очередь.

— Мне не надо ее!

— Возьми ее, черт побери, или я сдам тебя им!

Шип взяла эмблему оцепенелыми пальцами, и они двинулись. Она держала шнурок так, что та не касалась ее.

Молельный зал оказался обширным и высоким помещением. Широкие арки из серого камня поддерживали крышу. Пол был из черного полированного базальта. Повсюду широко были представлены дары Факта — яркие лампы, движущиеся комнатки для поднятия людей на балконы, а также те странные воронки, через которые люди переговаривались на расстоянии. В дальнем конце зала доминировала высокая платформа, на которой возвышался самый большой из виденных ими символ Факта, выполненный в трех измерениях. Факт был представлен не плоским изображением бриллианта, а состоял из двух пирамид, соединенных основаниями. Его плоскости были черно-зелеными, как крылышки жука. Позолоченные ребра и вершины ярко отражали свет ламп, образуя мягкий нимб вокруг символа Факта.

В зале поток людей рассыпался. Молящиеся подыскивали себе места получше. Тем временем церемония началась. На каждой стороне платформы сидели Братья с обручами. Их было около двух сотен. Они не обращали ни малейшего внимания на продолжавшееся движение внизу. Они безотрывно смотрели на символ Факта.

Зазвонили колокола, и публика стихла. Стражники стукнули палками своих алебард о пол, что означало призыв рассаживаться. Радо и Шип сели на свои места. Руководствуясь постоянным рефлексом, Шип искала в зале запасной выход и не находила ничего, что было видно с ее места. Она была среди тысяч молящихся Факту, и впервые после прибытия в Миести Шип по-настоящему чувствовала страх.

Внешние ворота закрыли, эхо гулко отдалось в зале.

У края платформы появился совсем молодой Брат. В руках у него был обыкновенный шест с колокольчиком наверху. Только колокольчик был бронзовый. Основание шеста упиралось в пол около его правой ноги. Его поза была строгой неподвижной, лицо выражало экзальтацию. Он позвонил в колокольчик.

— О! — запел он чистым тенором.

— О! — отозвалась толпа безразличным басом. Колокольчик зазвенел снова.

— О-уан! — запел Брат.

Затем это же пропели молящиеся. Третий раз зазвенел колокольчик.

— Уан-о!

Это повторилось десять раз, после чего Брат пропел:

— Уан-о-о-уан!

— Такая же чепуха, как и у парня в Портовом городе, — произнесла Шип. — Вы помните?

— Да. Тихо!

Брат рукой заглушил звук колокольчика. Он источал тишину так же, как до этого звон колокольчика. На этом фоне резким контрастом прозвучали слова, раздавшиеся сверху.

На платформе перед символом Факта стоял другой Брат. Его плечи были задрапированы в белую мантию, свисавшую до пола. У этого Брата не было эмблемы, зато его обруч был совсем необычным. Он был золотым, и от него во все стороны расходились проволочные лучи.

Брат сказал:

— Есть только один бог, и он дал нам Факт.

— Веруем, — отозвалась толпа.

— Прелат Слова? — пробормотала Шип.

— Или сам прелатор. Тсс!

— Факт говорит мне, а я говорю вам. Его слова истинны, а свет весом. Если хотите знать правду, встаньте и слушайте.

Молящиеся поднялись. Шип осталась сидеть, но Радо поднял ее.

— До того как был мир, было небо, но до небес было два духа. Они воплощали вечные противоположности: Свет и Тьму, Полноту и Пустоту, Субстанцию и Ничто. Существовали только духи, но они были слепыми, ничего не ведающими силами, пока они не соединились в третье — в бога. Бог — сумма всех духов, не являясь ни одним из них, поскольку духи существуют и сегодня, даже в этом священном зале.

Бог сотворил мир из себя самого с Жизнью и Смертью, чтобы управлять им. Люди жили и умирали в невежестве и жестокости, поскольку им не дано было знание. Бог пытался обращаться к людям, но люди не могли услышать голос бога. И тогда бог сотворил Факт. Он отдал Факт при жизни наших отцов, и теперь мы можем слышать с помощью Факта голос бога.

Прелатор поднял руки.

— Мои слова пусты по сравнению с речью Факта. Я не буду больше говорить. Те же из вас, кто хотел бы слышать Факт, могут подойти и надеть святой обруч. Пусть Факт наполнит вас и принесет вам мир.

Он опустил руки. Братья, общавшиеся с Фактом на платформе, встали и пошли в движущиеся кабинки, которые опустили их на нижний этаж. Им навстречу хлынула масса молящихся, желающих услышать Факт. Толпа разъединила Радо и Шип. Шип поднялась на носочки и спросила:

— Милорд, мы выходим?

— Нет, я хочу попробовать тоже, — сказал Радо.

— Нет, милорд, не надо…

Его обуяла странная радость. Он присоединился к толпе. Шип осталась одна, но она опасалась оставить графа одного.

Используя свой рост и осанку, граф выдвинулся в первые ряды толпы. Скоро он предстал перед седовласым Братом, который одалживал свой обруч мужчинам из толпы. Стражники удалили из очереди всех женщин. Брат опустил медный обруч на голову Радо. Поскольку обруч соскальзывал вниз, Брат поднял руки Радо, чтобы они поддержали обруч.

Шип стояла на цыпочках. Ей была видна только верхушка головы с медным обручем. Шип сама удивилась, когда в ее уме промелькнула короткая молитва к Богине за Радо.

Затем Брат поднял обруч с головы Радо, милостиво улыбнувшись ему, и почти ласково оттеснил его в сторону.

Шип пробралась сквозь толпу желавших услышать Факт, схватила Радо за рукав и повела его к выходу. В вестибюле она бросила стражнику одолженную тем эмблему. Из дверей здания она вышла, хватая воздух ртом, как вынырнувший пловец.

Дождь прекратился. Потоки солнечного света прорывались сквозь одеяло облаков. Шип вдыхала свежий воздух.

Радо сказал:

— Отпусти меня! Ты сломаешь мне руку.

Она выпустила его руку. Он потер больное место.

— Ландо ждет, — сказала Шип.

Они сели в него. Шип сняла брезентовое покрытие, а Радо приказал водителю ехать в гостиницу.

— Нам не добиться успеха, — сказал он тихо.

— Что вы имеете в виду?

— Шип, я слышал это. Я… чувствовал это. Со мной говорили, и я ощущал это в себе, вокруг…

— Иллюзия, милорд. Вы были одни. Я вас видела. Это колдовские фокусы.

— Это было так же реально, как ты сейчас! — вскричал он. — Даже больше. Факт более реален, чем ты или я. И он добр и милостив. Как отец с бесконечным терпением и силой.

Она ударила его.

Он вспыхнул и схватил ее за одежду на груди:

— Кто ты такая? Что ты себе позволяешь?

— Я знаю, кто я, а вот кто ты?

Он ослабил хватку:

— Ты не можешь понять, как это было. Это невидимо. Это — бог. — Радо посмотрел на небо. — Долго ли обруч был на мне?

— Я могла сосчитать до десяти-двенадцати.

— Мне показалось, несколько дней. Я знал, что нахожусь в молельном зале, но я был также и еще где-то. Он знает, кто я, Шип. Он звал меня по имени.

— Это невозможно. Вам это пригрезилось.

— Факт знает обо мне, — сказал Радо серьезно. — А если это так, он должен знать, для чего мы здесь.

— В таком случае нам нельзя терять времени. С заходом солнца мы отправимся в Естигол. Если ваши предположения верны, у Братьев есть тайный причал под цитаделью. Если удастся, то с помощью Богини мы спрячемся на одном из судов.

— Ты не собираешься пересмотреть это сомнительное мероприятие? — сказал Радо. — Ты не можешь допустить порочности нашей цели?

— Милорд, после того, что я увидела сегодня, я еще больше убеждена, что наши задачи не только справедливы, но и крайне необходимы.

Сияющая красная лягушка над дверью гостиницы приветствовала их. Граф расплатился с водителем, дав ему ровно столько, сколько положено. По какой-то причине ему больше не хотелось сорить деньгами.


* * * | Шип и игла | ГЛАВА X