home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА I

— Итак, это Миести!

Восьмивесельная барка щегольски вошла в гавань, слегка раскачиваясь, но высокий незнакомец крепко держался на ногах. Он заломил назад свою зеленую кожаную шляпу, стараясь не упустить ничего из виду. За продутыми ветрами домами на набережной высились жемчужно-серые стены собственно города. Стяги веяли на зубчатой стене, и на каждой башне стояли бронзовые статуи в восемь человеческих ростов.

— Милорд, сядьте, пожалуйста. Нехорошо будет, если вы свалитесь за борт у самого причала.

Тоненькая фигурка в сером решительно дергала высокого человека за полы его одежды.

— Я граф Хапмарк, — отвечал он, — и я войду в порт стоя, как приличествует лицу моего положения.

Юноша в сером, слуга графа, замолчал.

Внезапно барка развернулась: это протабанили гребцы одной стороны. Низенький галеон пересек курс барки. На фок-мачте галеона развевался заметный вымпел: красный бриллиант, оправленный в золото, на белом фоне. Граф наблюдал за галеоном. Тот рассекал зеленую воду с каждым гребком весел. Граф вынужден был переступить, чтобы не упасть, когда барка вошла в волны после галеона.

Капитан барки выругался. Граф обернулся к нему:

— Кто были эти наглецы, капитан Фиро?

— Это Братья, милорд. Мы все должны уступать дорогу святым Братьям. — Капитан Фиро в сердцах сплюнул за борт.

— Вы огорчены? Разве Братья не обогатили Миести за последние полвека?

— Да, конечно. Но жизни нет от этих постоянных поклонов и виляний хвостом перед полчищем священников с металлическими обручами на голове. Я родился свободным человеком и ни в чем не уступаю им. — Фиро опять сплюнул.

— Шип, ты слышишь это? Я не считал нашего доброго капитана республиканцем, — сказал граф.

Его слуга Шип только передернул плечами.

— Ты не веришь в то, что некоторые люди рождаются с большими правами, чем другие? — спросил он капитана барки.

— Все мы рождены одинаково, — сказал Фиро, — Голенькими и в крови из чрева матери, Боже, благослови Мать! — Он осенил себя знаком Богини Матери.

Отвернувшись, Шип проделал то же самое.

Граф облизнул губы и вновь стал обозревать приближающиеся причалы. В порту кипела жизнь. В одном конце порта скопились лихтеры, и стивидоры были заняты огромным потоком груза. Гребцы на барке подняли весла, и судно уткнулось в срединную часть пирса. Капитан Фиро покинул свое место на корме и прошел на нос. Он бросил канат рабочему на пирсе, и тот закрепил его на бронзовой тумбе. Один из гребцов бросил кормовой конец, и барка причалила.

Граф легко перешагнул через сидящих, направляясь к деревянной лесенке, свисающей с пирса. Он поправил свой бархатный костюм и крикнул:

— Живее, Шип! Бери мои вещи.

Шип с трудом балансировал на качающейся лесенке с тяжелым сундуком на узких плечах. На берегу он сбросил груз. Граф отскочил:

— Ты чуть не попал мне в ногу! — сказал он возмущенно.

— Простите, граф. Как это я промахнулся. — Шип спустился в барку опять.

— Это шутка по поводу величины моих ног? — отозвался граф.

Матрос подсобил с весомой парусиновой сумкой, взвалив ее на спину Шипа.

— Уф. Конечно нет, милорд.

— Ну хорошо.

Позднее три сумки и две корзины багажа графа были на берегу. Оставив Шипа охранять их, граф направился вдоль причалов в поисках повозки или тележки. Как только он оказался на улице, его окружила толпа зазывал и мелких торговцев.

— Хотите провожатого?

— Я — Грово, сын Грово, торгую прекрасной канифолью…

— … подобных женщин ваше превосходительство не знало! Они способны на все…

— Только за три дуката вы станете иностранцем и гостем…

— Молчать! — закричал граф. — Прочь! Прочь с дороги!

Это не возымело действия. Зазывалы набрасывались друг на друга с обвинениями в воровстве и шарлатанстве. Посыпались тумаки, и граф испугался, что он окажется в центре разрастающегося мятежа. Его призывы к порядку не были услышаны. Он протянул руку к мечу.

Вдруг толпа стала шумно разбегаться. Скоро от нее никого не осталось. Удивленный граф оглянулся и увидел подходивших к нему солдат в стеганых кожаных куртках и стальных шлемах. Они носили бриллиантовые отличия Братьев Факта.

— Добрый день, сэр. Надеюсь, эти грубияны не нанесли вам ущерба, — сказал первый солдат. Он держал в руках шест, на верху которого болтался цилиндрический железный колокол.

— Нет, все в порядке, — ответил граф.

— Вы только что прибыли? — спросил второй.

— Да, мы с «Бизона».

— Можно посмотреть ваши документы? — сказал солдат с колоколом.

Граф услышал предупредительный звон колокола у себя в голове. Он достал из кармана кожаный бумажник и протянул свои документы второму.

— Вы граф Радо Хапмарк? — спросил охранник, читая пергамент.

Граф ответил положительно.

— А где расположен Хапмарк?

— Не могу сказать точно, — ответил граф, пытаясь свести дело к шутке, но солдатам было не до смеха. — Фактически Хапмарк — наше наследственное поместье в провинции Масеран.

— Здесь сказано, что с вами слуга. Где он?

— Здесь, — сказал Шип, бесшумно появляясь сзади солдат. Оба охранника вздрогнули, колокол зазвенел.

Второй солдат насторожился:

— Как зовут? Здесь неразборчиво.

— Я зову его Шип, — быстро проговорил граф Радо. — Сирота, родители неизвестны, без сомнения, нечистых кровей.

Шип посмотрел хозяину в глаза, приподняв бровь.

Охранник вернул документы графу. Грифельным карандашом он записал информацию в свою тетрадь: «Некто граф Радо, гражданин Масерана…»

— Я — сюзерен, не гражданин.

Солдат послушно внес исправление: «…и некто Шип, слуга, незаконнорожденный». Он захлопнул тетрадь:

— Благодарю за помощь, милорд. Желаю приятного пребывания в нашем городе.

Солдаты повернулись, чтобы идти.

— Погодите. Не можете ли вы подсказать, где мне можно остановиться, — спросил Радо.


ПЕРВОЕ: Две ночи в Портовом городе | Шип и игла | * * *