home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ученик Троцкого: полковник Муамар Каддафи

Все сорок два года своего правления хозяин Ливии Муамар Каддафи испытывал непреодолимую тягу к опереточным мундирам и помпезным церемониям – подобно многим восточным царькам. Самовлюбленный дуче, вождь итальянских фашистов Бенито Муссолини, позер, над которым когда-то издевался весь мир, рядом с ним показался бы консервативным и разумным государственным деятелем… Не раз возникали сомнения в умственной полноценности полковника Муамара Каддафи.

Лидер ливийской революции страдал манией величия.

– Я создал Ливию, – сказал он в одном из интервью, – я могу ее и уничтожить.

При этом бравый на вид офицер был по характеру ипохондриком, легко впадал в дурное настроение и депрессию. Боялся, когда самолет с ним летел над водой. Боролся с лишним весом, дважды в неделю голодал. Ему нравились скачки и танец фламенко. Он постоянно опаздывал, заставляя себя ждать. Во время переговоров не смотрел партнеру в глаза. Надолго замолкал, и партнер гадал, заговорит ли он вновь.

Он называл себя романтиком, бедуинским Байроном. Неожиданно признался одному немецкому журналисту:

– Я поэт. Иногда я плачу. Но когда никто не видит.

Его называли сумасшедшим, безумцем, мистиком, который существует в шизофреническом мире и просто бредит наяву. Американский президент Рональд Рейган именовал Каддафи «бешеной собакой». Но в его сумасшествии был метод. Или, точнее, сумасшествие и было методом. Непредсказуемость – самый надежный способ держать врагов в напряжении.

Сумасбродство Каддафи имело определенные рамки. Сколько раз он обещал американцам, что развяжет третью мировую войну, если Вашингтон «посмеет угрожать ливийскому народу». Но когда американцы топили корабли ливийского военно-морского флота или сбивали ливийские самолеты, вел себя крайне осторожно. На митингах он мог кричать все, что угодно, но тщательно избегал прямого военного конфликта с Соединенными Штатами, справедливо опасаясь полного разгрома.

Хорошо знавшие Каддафи люди считали его «толковым, ушлым парнем, воспитанным улицей». Его иррационализм был следствием полной безнаказанности. Никто не хотел связываться с Каддафи, как нормальные люди избегают стычки с уличным хулиганом. Каддафи был прагматиком и циником. В начале своей карьеры он чувствовал пульс своей страны. Ливийцы ценили его как сильного, если не всевластного вождя, который умеет постоять за себя, и который сделал жизнь лучше, чем она была до него. Когда он появлялся на публике в экзотической форме и в сопровождении женщин-телохранительниц, у иностранцев это вызывало смех. Но в Ливии его поведение многим нравилось.

Молодой человек из нищей североафриканской пустыни всегда делал то, что считал нужным. Муамар Каддафи, заметил один из ливийских интеллектуалов, – «прежде всего бедуин. Если он едет на верблюде и хочет повернуть, он не ждет, пока зажжется зеленый свет. Он просто поворачивает»… Неясным остается только один вопрос: отчего же он утратил власть над страной, которой единолично управлял сорок с лишним лет?

Муамар аль-Каддафи не был рожден для власти. Он появился на свет в 1942 году в пустыне, в стране, находившейся под итальянским правлением. Собственно, это была вовсе и не страна, а итальянская колония. Ему было девять лет, когда Ливия, наконец, получила независимость и стала монархией. Страной правил король – Идрис аль-Сануси.

Кочевавшая по пустыне семья Каддафи происходила из малочисленного и бедного племени. Его родители разводили верблюдов и овец. Они были неграмотными, но позаботились об образовании мальчика. Отвезли его к родственникам в город Серт. Это было отсталое местечко, где люди зарабатывали сдачей металлолома, во множестве оставшегося после боев второй мировой. Здесь он смог ходить в школу. Как многие юноши с амбициями, Каддафи избрал военную службу. Понял, что для выходца из бедной семьи армия – единственный способ пробиться.

– Пустыня учит тебя полагаться только на самого себя, – говорил Каддафи. – Ценности, которые я тогда осознал, руководят мной всю мою жизнь.

Его представления о мире сложились не только в пустыне, но и в казарме, где он познакомился с идеями утопистов и анархистов.

В королевском военном училище в Бенгази он получил военную специальность связиста. В 1966 году был отправлен учиться в Англию, в знаменитую военную академию Сандхерст. Провел там десять месяцев. Вернувшись, стал вербовать друзей-офицеров в подпольную организацию.

На него подействовали зажигательные речи молодого и честолюбивого египетского офицера Гамаля Абд аль-Насера, который в результате военного переворота стал главой Египта. Его стремительная карьера грела души многим молодым арабским офицерам. Каддафи тоже презирал иностранцев и мечтал отомстить итальянцам за унижения времен оккупации. Короля считали марионеткой Запада.

1 сентября 1969 года Муамар Каддафи возглавил молодых офицеров, которые свергли короля Идриса, находившегося в тот момент за границей. Переворот был бескровным и быстрым. Офицеры распустили парламент и образовали Революционный командный совет из 12 человек – по египетскому образцу. Каддафи произвели в полковники и поставили во главе вооруженных сил. Ему было всего 27 лет. От остальных одиннадцати членов революционного совета Каддафи постепенно избавился.

Свергнутый король происходил из рода видных религиозных лидеров. Каддафи тоже надо было продемонстрировать свою приверженность исламу. Он запретил алкоголь, закрыл бары, ночные клубы и казино. Потом в Триполи все-таки открылся ночной клуб – в здании, украшенном революционными лозунгами и портретом вождя, который смотрел на своих подданных со всех стен в стране.

Каддафи взял власть под лозунгом «Социализм, единство, свобода». Казалось, революция совершена ради блага простых людей. Молодой человек с мощной челюстью и горящими глазами казался в ту пору столь же романтической фигурой, что и знаменитый кубинец Эрнесто Че Гевара. После невероятно обидного поражения арабских армий в шестидневной войне 1967 года в арабском мире гордились молодым и удачливым офицером Муамаром Каддафи.

Каддафи закрыл американские и британские военные базы, национализировал имущество итальянцев и выслал их из страны. Это была месть за колониальное прошлое. В Ливии жили 25 тысяч итальянцев. Через год после того, как 1 сентября 1969 года он сверг короля Идриса, не осталось ни одного. Многие из них никогда не видели Италии, потому что родились и выросли в Ливии.

Каддафи провел в стране своего рода культурную революцию, убирая следы иностранного влияния, начиная от названий улиц и заканчивая экономической и политической структурой страны. Он запретил изучение английского языка в школах. Дорожные указатели и реклама – только на арабском. Западные книги сжигались.

Ливия была маленькой страной с трехмиллионным населением, большую часть которого составляют бедуины, трудно интегрирующиеся в современное общество. Каддафи остался бы никому не известным африканским царьком, если бы не нефть, найденная в 1959 году. Запасы ее огромны. Ливийская нефть – легкая с малым содержанием серы, ее легко рафинировать.

При короле ливийцам мало что доставалось от этого богатства. Каддафи потребовал от иностранных нефтяных компаний больше денег за право разрабатывать ливийскую нефть. 29 января 1970 года на двадцать процентов поднял цену на нефть. Нефтяные компании, которые вели добычу в Ливии, отказались платить. Тогда ливийское правительство сделало то, на что никто другой еще не решался: просто закрыло им кран. Компаниям пришлось уступить.

Пример Ливии радикально изменил политику всех нефтедобывающих стран. Дело не в том, что они сами хотели руководить нефтедобычей и сбытом. Главное было в другом: отныне цена на нефть устанавливалась не путем экономических расчетов и переговоров, а назначалась правительствами нефтедобывающих стран. Именно из-за Каддафи началась эпоха стремительного роста цен на черное золото, что во многом определило развитие современного мира.

Каддафи сделал свою страну одним из главных экспортеров нефти. В Ливию потоком хлынули доллары. На них он обещал построить дома, школы и больницы. Появились современные дороги и города. Он говорил, что образование должно быть бесплатным, дома надо строить не ради извлечения прибыли, а власть в социалистическо-исламской стране «переходит к самому народу, вожди же исчезают навсегда».

Каддафи решил, что все современные политические системы не демократичны. Капитализм служит только элите. Коммунизм душит личность… Он обещал уничтожить все формы буржуазии и бюрократии в стране. И придумал свою универсальную теорию – смесь исламских постулатов и бедуинского примитивного социализма.

Как и в Китае при Мао Цзэдуне, в Ливии появился некий вариант «Красной книжечки» – «Великая зеленая декларация прав человека в эпоху народных масс». Так называется написанный Каддафи труд. Это набор банальностей, которые почти четыре десятилетия оставались главной книгой страны. Цитаты из «Зеленой книги» были развешаны по всей стране. Детей заставляли изучать ее в школе, многие цитировали ее наизусть.

Через восемь лет после прихода к власти Каддафи объявил, что Ливия стала первым на земле государством народа, государством без правительства. В 1978 году он дал стране новое название – Великая социалистическая народная ливийская арабская джамахирия. Это слово и означает государство народа.

– На всей планете, – внушал он иностранцам, – нет другого, кроме Ливии, государства, в котором установлена подлинная демократия.

Он распустил министерства и ведомства. Объявил, что отныне страной управляет сам народ с помощью общих собраний, которые устраивались каждые несколько месяцев, и народных комитетов… Система управления полностью развалилась. Некоторое время царил хаос, а потом установилась абсолютная и единоличная диктатура Каддафи.

Формально власть принадлежала революционным комитетам, на практике – многочисленным родственникам и членам клана Каддафи. Выходцы из его родного племени заняли ключевые позиции в спецслужбах.

Каддафи, отбросив другие должности, именовал себя лидером революции. Впрочем, его власть определялась не титулом, а полным контролем над армией, силами безопасности и аппаратом власти. Его не ограничивали ни парламент, ни партии, ни свободная печать. Значение имело только одно мнение – его собственное. Разногласия с Каддафи были смерти подобны. Несогласных казнили на площадях. Тысячи людей умерли в тюрьмах, сотни тысяч ливийцев бежали из страны, боясь службы безопасности.

Муамар Каддафи мог бы считаться учеником Троцкого. Ливийский лидер тоже был сторонником перманентной революции. Полковник постоянно реорганизовывал систему власти, уничтожая всех, кого считал врагом, и избавляясь от тех, кто был недостаточно ему предан.

Ливия была слишком мала для Муамара Каддафи. Он желал играть в высшей лиге. После смерти президента Египта Гамаля Абд аль-Насера в 1970 году Каддафи объявил, что Насер назвал его своим сыном, и потому он берет на себя роль объединителя арабского мира.

– Я самый близкий к Насеру человек, – заявлял Каддафи, – Я хранитель его заветов, я отвечаю в моральном и революционном плане за всех насеристов арабского мира. Я учился у Насера и вместе с ним намечал путь арабского единства и будущего арабов.

Египетский президент потратил на это многие годы. Он видел себя во главе огромного арабского государства, протянувшегося от Нила до Ефрата. Но другие народы почему-то не спешили перейти под управление Насера. Такое же разочарование ждало и Каддафи. Он предлагал объединиться Сирии, Египту, Тунису, Чаду, Судану и Алжиру… Никто не пожелал откликнуться на его предложение. Чад он пытался присоединить силой.

В Чаде живет много ливийцев. Они бежали в соседнюю страну еще в 30-е годы, спасаясь от итальянской армии. Сам Каддафи однажды сказал:

– Половина моего семейства, половина моего племени все еще находится в Чаде.

В войне за господство над Чадом погибло несколько тысяч ливийских солдат, но там высадились французские войска, и он потерпел поражение.

Каддафи провозгласил себя защитником ислама во всем мире и создателем единой арабской нации – от теплых вод Персидского залива до свинцовых волн Атлантического океана. Но на международной арене у Каддафи ничего не получалось. Никто из мировых лидеров не желал воспринимать его всерьез.

Муамар Каддафи всегда делал то, что считал нужным. Каддафи, заметил один из ливийских диссидентов, «это бедуин. Если он едет на верблюде и хочет повернуть, он просто поворачивает. Он не ждет, пока зажжется зеленый свет».

Когда иностранные журналисты спрашивали его, что он намерен предпринять для улучшения экономического положения в стране, где людям приходится стоять в длинных очередях, Каддафи преспокойно отвечал:

– Очереди – это не так плохо, это значит, что у людей есть деньги, и они хотят покупать.

Он потратил множество нефтедолларов, покупая в Советском Союзе всевозможное оружие. В 1976 году он подписал контракт с Москвой на покупку вооружений стоимостью в двенадцать миллиардов долларов. Среди прочего он заказал две тысячи восемьсот танков. Но даже когда он вооружил свою сухопутную армию советскими танками и ракетами, военно-воздушные силы – полутысячей боевых самолетов, флот – шестью подводными лодками, он понял, что все равно не только не в состоянии противостоять Израилю в одиночку, но и вообще не может позволить себе участвовать в сколько-нибудь серьезной войне.

Москва никогда не была в восторге от своего непредсказуемого союзника и в лучшие времена дружбы с Триполи не продавала Каддафи баллистические ракеты и самоле ты дальнего радиуса действия, например, МиГ-29. Суперсовременное оружие могло толкнуть эмоционально неустойчивого полковника на большую авантюру, которая кончилась бы новой войной на Ближнем Востоке.


Пять миллионов долларов убийцам

Террор был выходом из этого обидного для Каддафи положения.

Он был охвачен желанием мстить. За оскорбление ислама, за захват христианами Ближнего Востока, за многовековое унижение арабского мира, а главное – за то, что им пренебрегали. Вот что было для него невыносимо… Молодой офицер составил длинный список смертельных врагов. В нем значились почти все развитые государства Запада, которые тем или иным путем вызвали гнев лидера ливийской революции.

В 1972 году на летней Олимпиаде в Мюнхене палестинские террористы захватили и хладнокровно расстреляли израильскую спортивную команду. Мир вздрогнул и ужаснулся. Лидер ливийской революции полковник Муамар Каддафи назвал убийц героями.

Пятерым палестинским боевикам, застреленным немецкой полицией, Каддафи устроил в Триполи торжественные похороны. В их честь произвели орудийный салют. Каддафи сам возглавил процессию, которая прошла по улицам ливийской столицы, и вручил пять миллионов долларов вождю палестинцев Ясиру Арафату. Каддафи точно знал, кто именно убил израильских спортсменов, хотя формально ответственность взяла на себя боевая группа под названием «Черный сентябрь». Когда трое оставшихся в живых убийц в ноябре 1972 года выпустили из западногерманской тюрьмы, в Триполи их встречали как героев.

Каддафи понял, что терроризм – это прекрасная игрушка, которая рождает ощущение власти над миром и заставляет газеты всего мира писать о нем. Ввязавшись в настоящую войну, он мог лишиться всего. Поддерживая террористов, не рисковал ничем. Террористические группы, которыми распоряжался Каддафи, в разное время пытались убить египетского президента, иорданского и марокканского королей, а также Ясира Арафата и некоторых умеренных палестинцев – последнее чаще всего удавалось.

Ввязавшись в настоящую войну, он мог лишиться всего. Начиная кампанию террора, Каддафи не рисковал ничем. Тогдашний ливийский министр иностранных дел ясно обрисовал ситуацию:

– Мы говорим открыто: да, в Ливии добровольцы из восемнадцати арабских государств готовятся к битве против Израиля. Стагнация в арабском мире закончилась с революцией в Ливии. И естественно мы, ливийцы, поможем каждой палестинской операции. Повторяю: каждой операции.

Полковник Каддафи действительно давал оружие, деньги, паспорта, предоставлял убежище множеству террористических организаций.

Его пропаганда всегда изображала Каддафи «отцом мировой революции». Потом, правда, выяснилось, что когда «дети» приезжали со списком того, что им нужно, они получали не так уж много. Каддафи давал оружие и деньги только в том случае, если видел для себя конкретную выгоду. Он был предельно эгоистичен: никакой филантропии, даже ради революции. Как рачительный хозяин жаловался, что у него слишком много берут и слишком мало убивают за такие деньги.

Печально знаменитый террорист Ильич Санчес Карлос, который ныне отбывает срок во Франции, в свое время тоже принанялся к Муамару Каддафи, считая, что у того много денег. Но ливийцы ему совсем не понравились. Карлос жаловался, что с ливийцами просто невозможно работать: они не держат слова и прижимисты.

Каддафи был способен произнести на митинге длинную речь о необходимости помочь палестинцам, которые должны выбить израильтян с захваченной ими земли, а вернувшись в свой кабинет, подписать распоряжение о прекращении выдачи денег своим «палестинским братьям».

Заместитель Арафата Абу Айяд жаловался:

– Каддафи уверен, что палестинцы должны выполнять только его приказы, что мы должны безоговорочно поддерживать его линию, что мы должны быть друзьями его друзей и врагами его врагов. Он обращался с нами как с наемниками, которым платят и которых заставляют отрабатывать полученные деньги.

Ливия оказывала услуги, в которых больше всего нуждаются террористы: предоставляла дипломатические паспорта, освобождающие от таможенного досмотра и исключающие возможность ареста. Муамар Каддафи превратил ливийские посольства, переименованные в народные бюро, в базы для террора. Дипломатический багаж, освобождаемый от таможенного досмотра, стал удобным каналом переправки оружия и взрывчатки в нужное место.

По багдадскому соглашению, заключенному между руководителями арабских стран, обещавших поддержку ООП, Каддафи дал согласие ежегодно переводить на счета Арафата сорок миллионов долларов. Обещание свое он выполнял с большой неохотой, хотя передал Арафату часть советского оружия: ракеты «земля-воздух», ракетные установки «Град», 130– и 122-миллиметровые орудия, патрульные катера.

Когда ООП стала искать пути решения палестинского вопроса за столом переговоров, Каддафи не только перестал давать обещанные деньги, но и поддержал палестинские организации, выступившие против Ясира Арафата. Он создал карманную палестинскую группу – «Национальная арабская молодежь за освобождение Палестины». Ее возглавил Ахмед Шафур, бывший представитель ООП в Триполи. Впрочем, люди Арафата его сразу убили как предателя…

Вокруг Каддафи объединялись самые радикальные группировки. В феврале 1986 года в Триполи собралось примерно две сотни представителей палестинских, курдских, ливанских и иракских группировок. Обсуждались пути совместной борьбы с Израилем и Америкой.

Присутствовали: Жорж Хаббаш, глава Народного фронта освобождения Палестины, самая известная личность в мире террора; Ахмед Джибриль из отколовшегося от Хаббаша Народного фронта освобождения Палестины – Главного командования; Мустафа Мурад, руководитель сирийского отделения группы Абу Нидаля; Абу Муса, возглавивший палестинцев, выступивших против Арафата; Абдель Ганем из Фронта освобождения Палестины – просирийской организации. В Триполи приехали также руководители правящей в Сирии Партии арабского социалистического возрождения. Всем им Каддафи обещал деньги и оружие.


Взорванная дискотека

Муамар Каддафи просто не знал, как еще обратить на себя внимание, как заставить мир признать его мощь и силу. Объявил территориальными водами Ливии весь пролив Сидр в Средиземном море. Угрожал сбить любой самолет и потопить любой корабль, который пересечет эту границу, которую назвал «линией смерти». Но нарвался на куда более хладнокровного и решительного человека, у которого ливийский вождь вызывал ужас и омерзение.

В каком-то смысле Рональд Рейган, став президентом Соединенных Штатов, так и остался мальчиком со Среднего Запада. Он полагал, что простые решения времен его юности применимы к любым ситуациям взрослой жизни. Рональд Рейган не собирался терпеть угрозы Каддафи и назначил в этой части Средиземноморья, которые по всем законам являются международными водами, военно-морские маневры. 19 августа 1983 года, когда 6-й флот проводил учения, два ливийских истребителя атаковали американские корабли и были сбиты.

Американская разведка получила информацию, что в отместку Каддафи приказал убить президента Рейгана. В Вашингтоне к этому предупреждению отнеслись серьезно. 18 ноября 1983 года Рейган записал в дневнике:

«Большой день – я произнес речь в Национальном клубе прессы. Предложил России присоединиться к нам в полном уничтожении всех ядерных ракет средней дальности в Европе. Забавно – я говорил о мире, а на мне был пуленепробиваемый жилет. Судя по всему, Каддафи заключил на меня контракт. Некий человек должен был убить меня во время речи. Приняты суровые меры предосторожности».

Через несколько дней президент Соединенных Штатов пометил в дневнике:

««Боевая группа», как считается, пересекла границу. Я полетел в КэмпДэвид на вертолете другим маршрутом. Есть основания полагать, что наши ливийские друзья обладают ракетами с боеголовкой теплового наведения. Даже на ранчо принято строгие меры безопасности».

24 марта 1986 года авианосец 6-го флота «Йорктаун» пересек в Средиземном море «линию смерти», установленную Каддафи. Ливийский лидер приказал своему флоту атаковать американцев. Тогда американцы потопили два ливийских корабля, третий повредили, обстреляли радиолокационные станции на берегу и пусковые установки ракет.

Это было новое большое унижение для Каддафи. Он решил отомстить чужими руками – и приказал взорвать какой-нибудь крупный объект в Западном Берлине, часто посещаемый американцами.

Теперь, когда открыты архивы министерства государственной безопасности ГДР, вся эта история стала известна. О подготовке теракта американцы узнали, расшифровав радиоперехват переговоров между Триполи и народным бюро (то есть ливийским посольством) в Восточном Берлине.

В Вашингтоне попытались остановить Каддафи, обратившись к его главному союзнику – Москве. Советник-посланник советского посольства в Вашингтоне был приглашен в государственный департамент, где ему представили доказательства того, что ливийцы что-то затевают. Американцы надеялись, что Советский Союз и Восточная Германия заставят Каддафи отступить.

Но восточногерманские органы госбезопасности и так все знали. Начальник второго главного управления (контрразведки) министерства госбезопасности ГДР сообщил своему министру генералу армии Эриху Мильке, что ливийцы готовят взрыв в Западном Берлине.

Доложили руководителю страны – генеральному секретарю ЦК СЕПГ Эриху Хонеккеру. Самоуверенный и безжалостный Хонеккер распорядился предоставить полную свободу действий ливийским товарищам по совместной борьбе с кровавым американским империализмом.

4 апреля 1986 года в западноберлинской дискотеке «Ла Белль», где развлекались служивших в Западном Берлине американских военных, взорвалась бомба. Погибли два американских морских пехотинца, позже в больнице скончалась молодая турчанка. Двести человек были ранены.

Президент Рональд Рейган записал в дневнике:

«Ночью мне позвонили, чтобы сообщить о взрыве в дискотеке в Западном Берлине. Есть свидетельства, что организатор – Каддафи, хотя этот лицемер выступил по телевидению и сказал, что «это был теракт против невинных людей, а он такими вещами не занимается»».

Американцы перехватили шифртелеграмму ливийцев: «Акция осуществлена. Следов не оставлено». На самом деле следы остались. Несколько лет судебные власти Берлина вели следствие. Они нашли исполнителей и посадили их на скамью подсудимых. Взрывное устройство в дискотеку принесла в своей сумочке немка Верена Беккер. Она состояла в леворадикальной террористической группировке «Фракция Красной армии» и вышла замуж за палестинца Али Шанаа, агента ливийской разведки. Взрывчатку доставил еще один палестинец, который работал в ливийском народном бюро, то есть посольстве.

«Получены свидетельства того, что Каддафи стоит за взрывом в дискотеке в Западном Берлине, – пометил в дневнике Рейган. – В семь вечера по нашему времени самолеты F-111 с базы на территории Англии и самолеты с авианосцев нашего 6-го флота нанесут удар по военным целям в Ливии. Позже я расскажу нашему народу детали по телевидению».

Американцы обстреляли ракетами здание ливийской разведки, аэропорт Триполи, тренировочный лагерь для террористов, военно-воздушную базу и казармы в Бенгази. Несколько ракет обрушились на резиденцию Каддафи. Он не пострадал. Но впал в депрессию от сознания своей уязвимости.

«Общественное мнение нас поддержало, – отметил Рейган. – Утром изучали результаты атаки. Опасаемся, что одна бомба сбилась с цели и вызвала жертвы среди гражданского населения. Возможно, это была не наша бомба, а их или же ракета ПВО, которая упала и взорвалась. Один из наших самолетов пропал – F-111 с двумя членами экипажа».


Домой полковник не вернулся

Обратной стороной его жестокости и всевластия был страх. Сам Каддафи безумно боялся заговоров и покушений, переезжал с места на место, старался не ночевать на одном и том же месте две ночи подряд.

В 1985 году он уничтожил своего кузена и заместителя полковника Хассана Ишкала, который руководил силами безопасности. Вероятно, Каддафи решил, что его заместитель становится слишком самостоятельным. В ноябре они вместе съездили в Москву. После возвращения из Советского Союза кузена вызвали в штаб-квартиру Каддафи для доклада, домой он не вернулся.

Каддафи безумно боялся оппозиции, состоящей из его же бывших соратников, отстраненных им от власти и бежавших из страны. Его агенты охотились и убивали ливийских эмигрантов, посмевших выступить против лидера революции, в Англии, Италии, ФРГ, на Кипре, в Греции, Египте.

Причем если его оперативную группу арестовывали, что называется, на месте преступления, Каддафи приказывал брать под стражу граждан соответствующей страны, находящихся в Ливии. В результате после переговоров убийц отпускали.

В Греции и в некоторых других странах агентов Каддафи вовсе перестали задерживать, а сразу высылали. Никто не хотел связываться с Каддафи. У него те же преимущества, какими обладает уличный хулиган перед воспитанным человеком.

Ливийский бизнесмен, который обосновался в Лондоне, по лучил из Триполи указание помочь установить подрывные устройства в месте, где обычно собираются ливийские эмигранты. После серии из пяти взрывов британская полиция заподозрила этого бизнесмена. Для начала его вызвали на допрос. Другие ливийские агенты тут же убили его, боясь, что он может что-либо рассказать. Рядом с трупом оставили записку: «Он наказан потому, что должен был выполнить задание, но не сумел».

Каддафи составил список примерно из ста ливийских эмигрантов, подлежащих уничтожению, и практически никогда не пытался скрыть своей причастности к убийствам.

Довольно часто агенты Каддафи терпели поражение.

В 1984 году радио Триполи торжествующе сообщило, что приведен в действие смертный приговор, вынесенный бывшему премьер-министру Ливии Абдулу Хамиду Бакушу, который нашел убежище в Каире и создал там Организацию освобождения Ливии. Но люди Каддафи сами попались в ловушку.

На следующий день «покойник» участвовал в пресс-конференции, проведенной в Каире. Ливийский посол на Мальте действительно нанял двух англичан и двух мальтийцев убить бывшего премьера. Каждому было обещано по пятьдесят тысяч фунтов стерлингов. Но в Каире неудачливые террористы попали в поле зрения египетских спецслужб. Убийство было инсценировано. Бывшего премьера загримировали под труп и сфотографировали. Когда ливийская разведка получила фотографию, в Триполи поспешили сообщить о «победе»…


Группа захвата опоздала

Каддафи заявил в 1985 году, что имеет право убивать врагов повсюду. Ливийские дипломаты в Лондоне обстреляли антиливийскую демонстрацию, женщина-полицейский была убита. Английское правительство приняло решение разорвать дипломатические отношения с Ливией. В ответ Каддафи стал снабжать оружием Ирландскую республиканскую армию.

В Ливии по разным подсчетам было создано два десятка тренировочных баз для террористов: базовый курс преподается в течение полугода, затем специальная подготовка для тех, кому предстоит иметь дело с взрывчаткой.

К концу 80-х годов Каддафи в значительной степени потерял интерес к международному терроризму, но сеть лагерей сохранилась. Среди преподавателей были приглашенные Каддафи сотрудники специальных служб Кубы, ГДР и даже несколько бывших агентов ЦРУ.

Эдвин Уилсон был заметным человеком в ЦРУ. Он участвовал в подготовке вторжения кубинских эмигрантов в заливе Свиней в 1961 году и воевал во Вьетнаме. Уилсон был специалистом по созданию подставных компаний, занимающихся поставкой оружия и передачей денег агентам за рубежом. Когда его уволили из ЦРУ, он создал еще одну такую компанию. На сейраз не для правительства США, а для себя.

Фрэнсиса Терпила – специалиста в области средств связи (он служил на Ближнем Востоке и в Бангладеш) – уволили из ЦРУ в 1971 году. Он обосновался в Ливане и занялся торговлей оружием, потом стал компаньоном Уилсона.

Вдвоем они создали тренировочный лагерь неподалеку от Триполи, где главным образом показывали, как делать мощные бомбы, маскируя их под абсолютно безобидные предметы. Они сумели завербовать, предложив сверхвысокие гонорары, несколько американских «зеленых беретов», специалистов по подрывному делу и даже создателей оружия из сверхсекретной лаборатории военно-морского флота в Калифорнии.

Они приобрели для Ливии двадцать одну тонну самой мощной в мире пластиковой взрывчатки и сто тысяч сделанных в Техасе электронных таймеров, необходимых для изготовления взрывателей с часовым механизмом. Они также взялись в 1978 году устроить переворот в Чаде, но провалились.

В конце концов Уилсон был арестован американской полицией и осужден за незаконные сделки с оружием и уклонение от уплаты налогов. Наказание, как всегда в таких случаях, было более чем суровым: пятьдесят два года тюремного заключения.

Терпила не нашли. В последний раз его видели в августе 1982 году в Бейруте, где он жил в качестве гостя Организации освобождения Палестины. Американцы попросили израильтян захватить его. Когда группа захвата прибыла в его отель, Терпил уже исчез.

Дружба с профессионалами помогла Каддафи создать собственную разведку, подготовить отряды оперативников, способных немедленно отправиться в любую точку земного шара.

Каддафи обещал помощь всем революционным организациям в мире: от Ирландской республиканской армии до филиппинских партизан. Одно время он даже собирался использовать марксистское правительство на Гренаде для того, чтобы проникнуть в Латинскую Америку. Но губернатор Гренады разорвал дипломатические отношения с Ливией и выслал с острова всех ливийских «дипломатов» вместе с советскими, кубинскими, северокорейскими, восточногерманскими и болгарскими советниками.

Каддафи превратил ливийские посольства, переименованные в народные бюро, в базы для террора. Профессиональных дипломатов заменили люди из оперативных групп.

Дипломатический багаж, освобождаемый от таможенного досмотра, превратился в удобнейший канал переправки оружия и взрывчатки в нужное место. Ливийским террористам не надо было рисковать, они получали все, что им было нужно в своем посольстве, которое снабжало их любыми необходимыми документами, в том числе и дипломатическими паспортами, позволявшими избежать ареста и суда.

Впрочем, ближневосточные террористы предпочитают пользоваться паспортами не той страны, от которой исходил заказ на проведение акции. Ливийский террорист, пойманный полицией в одной из европейских стран и согласившийся дать показания, рассказал, что после шестимесячного курса подготовки в лагере неподалеку от Триполи он получил тунисский паспорт и с ним вылетел в Европу.

Несколько недель он ждал приказа – регулярно звонил в Триполи из уличного телефона-автомата, пока не услышал условленный сигнал. После этого он отправился в местное народное бюро Ливии, назвал пароль и получил возможность выбрать оружие. Он предпочел израильский автомат «узи» и убил свою жертву. Арестовали его потому, что струсил человек, который должен был на мотоцикле отвезти его в аэропорт.


И здесь ваххабиты!

После крушения коммунистических режимов в Восточной Европе он оказался в изоляции. Каддафи перестал произносить свои громкие речи с угрозами расправиться со всеми врагами.

Его телеграмма, отправленная 19 августа 1991 года на имя вице-президента СССР Геннадия Янаева с выражением полной поддержки ГКЧП, сделала его еще большим изгоем. Каддафи счел необходимым подчеркнуть впоследствии, что приветственная телеграмма путчистам не была случайностью:

– Я остаюсь при своем мнении и считаю телеграмму, все употребленные в ней выражения политическим документом, от которого никогда не отрекусь.

За мировой политикой и даже за ближневосточным процессом Каддафи наблюдал только со стороны. Былые союзники оставили его. Запад сторонился «бешеной собаки», как его назвал в свое время президент Рональд Рейган. Арабские властители в Каддафи не нуждаются.

Да и сам Каддафи, похоже, поостыл к своим друзьям с автоматами. Они не смогли помочь ему создать великую Ливию. Хуже того, теперь террористы охотились на него самого.

В первых числах января 1997 года в Ливии были казнены по обвинению в шпионаже шесть старших офицеров и двое гражданских. Офицеров расстреляли, гражданских повесили. Их обвинили в работе на ЦРУ. Но специалисты полагают, что они, скорее всего, были причастны к попытке свергнуть Каддафи в октябре 1993 года. А, может быть, это те самые люди, которые пытались убить Каддафи? В декабре 1996 года в сторону Каддафи бросили гранату. Вождь остался невредим.

Появились сообщения, что 2 июня 1998 года на Каддафи было совершено покушение в Бенгази. Террористы обстреляли его автоколонну. Погибла одна из его личных телохранительниц, которая его заслонила. Несколько других были ранено.

Бенгази – место, где группируются фундаменталисты. Они враждебно относились к полковнику Каддафи и военному режиму. Они распространяли антиправительственные листовки в университетах Триполи и Бенгази, иногда дело доходило до рукопашной между исламистами и членами революционных комитетов Каддафи.

Фундаменталисты концентрируются в восточных районах Ливии в силу традиционной обособленности Киренаики от Триполитании и ее тесных связей с Египтом. В этих районах живут мелкие племена, которые не любят подчиняться центральной власти.

Вооруженные фундаменталисты – прежде всего афганские ветераны – появились в Ливии лет семь-восемь назад. Они пытались уничтожить самого Каддафи, но это им не удалось. Они убили несколько высших офицеров и скрылись в горах, куда ни армия, ни полиция не заглядывали. Самая крупная оппозиционная организация – Сражающаяся исламская группа. Она объявила джихад правительству.

Именно с этой стороны Каддафи видел главную угрозу для себя. Он говорил, что «братьев-мусульман» надо не арестовывать, а уничтожать на месте. Их деятельность запрещена «Великой зеленой декларацией прав человека в эпоху народных масс» (так называется главный труд лидера ливийской революции). Каддафи несколько раз говорил, что приход к власти «братьев-мусульман» хуже, чем господство империалистов и сионистов.

«Братья-мусульмане» тесно сотрудничают с Национальным исламским фронтом Судана. В Ливии появились и ваххабиты – арабы, прибывшие из-за границы. Они финансируются Саудовской Аравией. Фундаменталисты были недовольны рефоматорской деятельностью Каддафи в области ислама. С конца 70-х Каддафи пытался поставить духовенство под контроль.

Он захотел, чтобы составлялся единый текст проповедей – под контролем государственных чиновников. Сопротивлявшихся священнослужителей арестовывали и казнили. Он ввел новый исламский календарь, отменил начальные и средние религиозные школы. Он позволял себе не соблюдать религиозные обычаи и выразил сомнение в необходимости всем мужчинам отращивать бороды, а женщинам закрывать лицо.

Фундаменталистам не понравилась его попытка ввести полное равноправие для женщин, которым он даже разрешил поступать в военные училища. Исламистам особенно ненавистна была личная охрана Каддафи, состоящая исключительно из женщин.

Ненависть фундаменталистов подогревалась и неважным экономическим положением. Из-за экономического эмбарго страна жила трудно. Каддафи пытался воспользоваться советским опытом и развивать экономику на плановой основе. Но, как и в Советском Союзе, эксперимент не увенчался успехом. Две пятилетки подряд так и не были выполнены.

Экономические трудности заставили Каддафи пойти на реформы. Он освободил часть политических заключенных, разрешил своим подданным выезд за границу, была ограничена деятельность ревкомов.

Когда Каддафи гарантировал, что эмигрантов не станут преследовать, примерно сто тысяч ливийцев вернулись из-за границы. Эти люди не разделяли взглядов Каддафи. Но и без них было заметно, что вождь в значительной степени утратил народную поддержку. Когда в начале 1989 года возникла угроза американского удара по Триполи, люди обратились в бегство. Заметно было, что у народа нет желания защищать режим Каддафи. По негласно объявленной мобилизации на призывные пункты явилось всего двенадцать процентов военнообязанных.


О пользе санкций ООН

Через четверть века после того, как лидер ливийской революции стал одним из покровителей международного терроризма, мировое сообщество решило наказать его.

21 декабря 1988 года бомба взорвалась в самолете авиакомпании «Пан Америкэн», выполнявшем рейс № 103 из Лондона в Нью-Йорк. Это был самый крупный теракт в истории Англии и самое страшное нападение на мирных граждан США до 11 сентября.

На борту находились двести пятьдесят девять пассажиров и одиннадцать членов экипажа. Никто не выжил. «Боинг-747» разлетелся на тысячи осколков, которые рухнули на шотландскую деревушку Локкерби. Под обломками самолета погибло еще одиннадцать человек. Расследование продолжалось много лет. В конце концов американские и английские следователи доказали: в самолет авиакомпании «Пан америкэн», летевший из Лондона в Нью-Йорк, ливийские агенты подложили бомбу.

Следователи собрали в ангаре тысячи осколков взорванного самолета и обнаружили часть часового механизма на остатке рубашки с мальтийскими ярлыками. Отыскали небольшой магазин на Мальте, где была продана эта рубашка. Его владелец опознал покупателя. Это был ливиец по имени Абд аль-Бассет аль-Меграхи.

Он – выходец из того же племени, что и преданные помощники Каддафи. Потому и участвовал в теракте, который должен был стать ответом на авианалеты США. Он руководил службой безопасности авиакомпании «Ливийские арабские авиалинии», у которой было отделение на Мальте, куда он часто ездил.

Помимо американского лайнера ливийские спецслужбы взорвали французский пассажирский самолет над Нигером в 1989 году, тогда погибли 170 человек. Выдать суду подозреваемых, среди них – Абдаллу Сенусси, родственника Каддафи и начальника внешней разведки Ливии, в Триполи отказались.

Итоги работы американских, английских и французских следователей едва ли стали для кого-нибудь сюрпризом. Но прежде никто не хотел ссориться с богатым экспортером нефти. Прекрасно понимая, с кем они имеют дело, многие государственные деятели все же отказывались называть Каддафи покровителем террористов, уверяли, что это клевета на человека, который занимается благородным делом – поддерживает освободительную борьбу народов третьего мира. Западноевропейцев смущало и то, что ливийцы как будто бы довольны своим лидером. В демократических странах не знают, что диктаторам прекрасно удается изобразить дело так, будто народ любит своего угнетателя… Но взрыв пассажирского самолета переполнил чашу терпения.

Американцы несколько лет добивались, чтобы Каддафи выдал суду сотрудников ливийских спецслужб, обвиняемых в том, что они заложили взрывное устройство с часовым механизмом в самолет авиакомпании «Пан-Америкэн». Каддафи наотрез отказывался. Тогда вступила в силу резолюция № 748 Совета Безопасности ООН об экономических санкциях против Ливии.

Распался Советский Союз, исчез социалистический блок, и некому стало заступаться за ливийского диктатора. Практически весь мир решительно выступил против него. И даже арабские страны, которые презирали ливийского лидера, поддержали бойкот. Ему не простили убийства лидера ливанских шиитов Мусы аль-Садра, которого восторженные поклонники именовали имамом.

Это была семья, с которой нещадно расправлялись разные диктаторы. Мохаммед Бакир ас-Садр жил в Ираке. Он основал движение «Призыв ислама». Среди шиитов он был не менее популярен, чем Хомейни. После иранской революции, боясь шиитского восстания у себя в стране, Саддам Хусейн приказал повесить аятоллу ас-Садра – вместе с сестрой и другими шиитскими философами. А братом повешенного Саддамом аятоллы был Муса аль-Садр, популярный и влиятельный священнослужитель. Его племянница вышла замуж за сына Хомейни.

Муса Садр переехал в Ливан и помог сплотиться единоверцам. Власть в Ливане поделили христиане и мусульмане-сунниты. На шиитов не обращали внимания. Муса Садр создал Движение обездоленных и добился того, что правительство Ливана стало заниматься развитием отсталых шиитских районов. Сторонники Мусы Садра образовали даже собственные вооруженные силы – милицию «Амаль».

Летом 1978 года имам Муса Садр отправился в Ливию, где его ждала встреча с Каддафи. И таинственно исчез… Никто не понимал, что с ним приключилось. Ливийские власти уверяли, что не причастны к его исчезновению: имам и двое его помощников купили авиабилеты на Рим и покинули страну. Итальянские власти возразили: эти трое никогда не садились на борт итальянского самолета.

Ливанские шииты считают имама Садра мучеником.

– Его исчезновение – великая печаль для моего сердца, – говорил командир шиитской милиции «Амаль». – Я готов пожертвовать моими сыновьями и всей семьей только ради того, чтобы узнать, что с ним произошло.

Делегация ливанских шиитов поехала к Каддафи с просьбой выяснить судьбу имама. Лидеру ливийской революции напомнили о законах арабского гостеприимства. Он пренебрежительно ответил:

– Мне говорили, что Муса Садр – не араб, а иранец. Разве нет?

Арабские традиции на неарабов не распространяются.

Бывший полковник ливийской армии в феврале 2011 года подтвердил, что имам Муса Садр был убит по приказу Каддафи. Единоверцы имама не простили этого Каддафи.

Санкции стали сильнейшим ударом по Каддафи. Он был подавлен и растерян. Искал пути снять и санкции ООН, и санкции, введенные отдельно Соединенными Штатами. Американские нефтяные компании, которые контролировали энергетические операции в стране, прервали деловые отношения с Ливией. Страна оказалась в изоляции. Убытки измерялись десятками миллиардов долларов, а экономика страны полностью зависела от нефтяных денег.

После долгих размышлений Каддафи в 1999 году согласился выдать подозреваемых в организации взрыва «Боинга» международному суду в Гааге. 3 мая 2000 года начался суд. 230 свидетелей предстало перед судом. Трое шотландских судей единогласно признали сотрудника ливийской разведки аль-Меграхи виновным и приговорили к пожизненному заключению.

Каддафи выплатил родственникам жертв теракта компенсацию – в общей сложности больше двух с половиной миллиардов долларов. Иначе говоря, задорого купил себе билет обратно в мировое сообщество. Американским журналистам Каддафи внушал, что Ливия и США – естественные союзники в войне против исламского экстремизма:

– У нас нет никакого интереса враждовать с такой великой державой как США. Мы жаждем хороших отношений, потому что выигрываем от этого.

Тем временем в Ливии в полной тайне пытались создать ядерное оружие. Ядерная бомба – вот, что позволит Каддафи разговаривать с миром с позиции силы.

Для Каддафи не только Соединенные Штаты, но и Советский Союз был империалистическим государством, но советское оружие он покупал охотно. В 1976 году он подписал контракт с Москвой на покупку вооружений стоимостью в двенадцать миллиардов долларов – фантастические по тем временам деньги. Среди прочего заказал две тысячи восемьсот танков. Но даже когда он вооружил свою сухопутную армию советскими танками и ракетами, военно-воздушные силы – полутысячей боевых самолетов, флот – шестью подводными лодками, все равно понимал, что не может позволить себе участвовать в сколько-нибудь серьезной войне.

Поэтому Каддафи, как и некоторые другие ближневосточные лидеры, попытался обзавестись ядерным оружием. Рассчитывал на помощь Москвы. Он намеревался купить в Советском Союзе полный ядерный топливный цикл, в том числе тяжеловодный реактор на природном уране, необходимый для производства оружейного плутония.

В Москве за эту сделку ухватилось влиятельное министерство среднего машиностроения и заместитель главы правительства, старый друг Брежнева еще по Днепропетровску Николай Александрович Тихонов. Но ядерную сделку торпедировал осторожный министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко. В частности МИД сослался на то, что казна Ливии не так уж богата, и Каддафи никогда не расплатится.

Советские дипломаты никогда не испытывали восторга от своего непредсказуемого союзника и в лучшие времена дружбы с Триполи не продавали Каддафи баллистические ракеты и самолеты дальнего радиуса действия. Суперсовременное оружие могло толкнуть эмоционально неустойчивого полковника на какую-нибудь авантюру.

Новая возможность обзавестись ядерным оружием возникла для Ливии, когда распался Советский Союз. В декабре 1991 года президент независимого Казахстана Нурсултан Назарбаев неожиданно для самого себя оказался главой государства, входящего в ядерный клуб. Арсенал Казахстана превышал ядерные вооружения Англии, Франции или Китая – 1216 ядерных боеголовок для межконтинентальных баллистических ракет и тяжелых бомбардировщиков. На территории Казахстана находилось сто сорок восемь шахтных установок для запуска межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования. Они известны как СС-18 или «Сатана», как их именовали в натовских странах, – самые большие и самые мощные из межконтинентальных баллистических ракет.

Как в тот момент Муамар Каддафи мечтал оказаться на месте президента Казахстана! Любят или не любят ядерное государство, но с ним на мировой арене вынуждены считаться. Каддафи советовал Нурсултану Назарбаеву сохранить «исламскую бомбу». Сулил большие деньги на содержание смертоносного арсенала, надеясь, что с ним поделятся… Но Назарбаев нашел в себе силы отказаться от ядерного оружия.

Каддафи пытался реализовать собственную ядерную программу. Ливийцы пошли по пути обогащения урана, а не производства плутония в реакторе – потому что реактор невозможно скрыть. Помочь взялся отец пакистанской ядерной бомбы – профессор Абдул Кадыр Хан. Он сумел в своей нищей стране – и втайне от всего мира! – создать ядерное оружие. В 1997 году ливийцы довели до сведения Абдул Кадыр Хана, что готовы заплатить 100 миллионов долларов. Профессор наладил нелегальную отправку в Триполи необходимого оборудования и материалов – под видом подержанной оргтехники. Первое время эти поставки шли незамеченными для западных спецслужб.

Базой операции стал Дубай с его приятным курортным климатом. Там пакистанский профессор Хан, регулярно прилетавший в Дубай, создавал фирмы-однодневки, которые состояли из одного факса в пустой комнате, но позволяли скрывать опасные сделки. Отношения носили неформальный характер. Однажды Хану прямо в гостиничный номер доставили два чемодана, в которых были три миллиона долларов наличными.

4 октября 2003 года корабли итальянской береговой охраны перехватили судно, которое шло под немецким флагом. Это была совместная операция ЦРУ и британской разведки МИ-6. Когда полицейские поднялись на борт судна, они обнаружили предназначенный для Ливии груз: технику, необходимую для создания ядерной бомбы.

Через два дня после захвата судна заместитель госсекретаря США Ричард Артитедж прилетел в Исламабад и потребовал от президента Пакистана генерала Первеза Мушараффа прекратить широкую международную деятельность Абдул Кадыр Хана.

Мушарафф не мог сказать американцам «нет». Но и обижать отца пакистанской ядерной бомбы, на которого в стране просто молились, не хотел. Профессор Хан появился на экранах пакистанского телевидения и признался в своей преступной деятельности. На следующий день президент Пакистана его простил.

Сотрудники ЦРУ полетели и в Триполи. Они представили доказательства незаконных сделок Ливии. А это был момент, когда Каддафи боялся прогневать американцев. На него произвела впечатление предельно жесткая реакция Соединенных Штатов на теракты 11 сентября.

Президент Джордж Буш вспоминал:

«Я принял решение: Соединенные Штаты будут считать любую страну, которая укрывает террористов, ответственной за действия этих террористов. Мы заставим эти страны сделать выбор: или бороться с террористами, или разделить их судьбу».

Американские солдаты высадились сначала в Афганистане и разгромили талибов, потом в Ираке и свергли Саддама Хусейна, Каддафи не хотел стать следующим… Ливийский лидер сразу заклеймил теракты «Аль-Каиды», которую ненавидел, и потребовал выдать международный ордер на арест Осамы бен-Ладена.

Муамар Каддафи приказал своей разведке поделиться с ЦРУ всей информацией о деятельности боевиков Осамы бен Ладена. В тот момент ливийцы были готовы на все. Американцы даже отправляли террористов, захваченных в Афганистане и Ираке с оружием в руках, на допросы в Триполи – с перечнем вопросов, которые следует задать. В ливийских тюрьмах им развязывали язык своими методами. Американцы себе такого позволить не могли…

Несколько месяцев американские и британские разведчики вели с сыном Каддафи Сеифом аль-Ислами переговоры об условиях отказа Ливии от попытки создать ядерное оружие в обмен на восстановление дипломатических отношений. Сын Каддафи упорно торговался.

Но когда в декабре 2003 года американские солдаты отыскали убежище Саддама Хусейна, и жалко выглядевший иракский диктатор оказался на скамье подсудимых, Каддафи велел сыну немедленно перестать торговаться и обо всем договориться. Объявил, что отказывается от ядерного и химического оружия, обещал уничтожить свои арсеналы. Через десять месяцев западные представители убедились в том, что от программы ничего не осталось, и ливийские баллистические ракеты размонтированы.

Великобритания и США восстановили дипломатические отношения с Триполи. В Триполи приехал британский премьер-министр Тони Блэр. Затем Кондолиза Райс. Она стала первым американским госсекретарем, побывавшим в Триполи после 1953 года. Приветствуя ее, Каддафи сказал в интервью арабскому телеканалу «Аль-Джазира»:

– Я поддерживаю мою дорогую темнокожую африканскую женщину. Я восхищаюсь и горжусь тем, как она отдает указания арабским лидерам. Да, Лиза! Лиза! Лиза! Я ее очень люблю.

После того, как Соединенные Штаты сняли санкции с Ливии, туда устремились американские нефтяные компании. За ними последовали и другие. В Ливии выросли башни роскошных отелей и офисов. Каддафи внушал американским журналистам:

– Я поддерживал все освободительные движения против империализма. Но это все в прошлом. Не бывает постоянной вражды или постоянной дружбы. Мы все совершали ошибки, обе стороны. Самое главное – исправлять ошибки.

– Мир знал Каддафи как лидера революции, – говорил он сам о себе. – Настало время миру узнать Каддафи как лидера спокойствия и развития.

В реальности он нисколько не изменился. Когда в Швейцарии в июле 2008 года арестовали сына ливийского лидера Ганнибала, избившего двух слуг в гостинице, Муамар Каддафи словно с цепи сорвался. Он вознамерился наказать Швейцарию. Разорвал дипломатические отношения, забрал из банков пять миллиардов долларов и взял в заложники оказавшихся в Ливии двух швейцарских бизнесменов.

Осенью 2009 года он предложил Генеральной Ассамблее ООН вообще ликвидировать Швейцарию как государство и поделить ее наследство. Территории, где говорят по-немецки, отдать Германии, где по-французски – Франции, италоязычные передать Италии. Президент Швейцарии Ханс Рудольф Мерц поехал в Триполи извиняться за арест сына диктатора. Попытка примирения не удалась. В феврале 2010 года Каддафи призвал к джихаду против Швейцарии. Он уговаривал арабские страны запретить полеты швейцарских самолетов и не покупать швейцарский шоколад. Пригрозил:

– Любой мусульманин в мире, который ведет дела с Швейцарией, выступает против пророка, Аллаха и Корана.

Лидер ливийской революции остался прежним… Когда у детей в больнице в Бенгази нашли смертоносный вирус иммунодефицита человека, что было результатом плохой санитарии и нарушения всех правил гигиены, Каддафи обвинил ЦРУ. Возмущался: мало того, что американцы придумали СПИД, они еще специально заслали в Ливию болгарских медсестер с заданием заразить четыреста детей! Пять медсестер и палестинский доктор были арестованы и приговорены к смерти.

– Кто приказал вам заразить детей вирусом, – требовал от арестованных ответа Каддафи, – американская разведка, израильская или болгарская?

Несчастных болгарских женщин с трудом удалось спасти.

Каддафи пытался убедить мир, что он стал другим. Для собственного народа он остался прежним тираном. Он управлял страной, находившейся в бедственном положении, с помощью сыновей и своего клана.

В последнее время Каддафи представлял себя не динозавром революции, а человеком будущего. Позировал у компьютера, уверял, что много времени проводит в интернете. При этом считал себя ясновидящим и провидцем, королем-философом:

– Я бы хотел, чтобы весь мир внимательно прочитал мою «Зеленую книгу».

Жаловался:

– В современном мире так мало идеалистов.

Он старел на глазах. Молодой подтянутый офицер превратился в странно выглядящего пожилого субъекта, до пупа увешанного наградами, в нелепой одежде и с удивительной прической. Походил на постаревшую рок-звезду, которая не ощущает движение времени и пытается одеваться столь же экстравагантно, как в молодости. Его эксцентричность превратилась в пародию на самого себя. Он путешествовал со своим шатром, который пытался раскинуть в любом городе, куда приезжал. В последние годы в мире его воспринимали как комедийный персонаж. Но не на родине.

Выходцы из других племен считали его парвеню, выскочкой, которому крайне повезло в 1969 году. Многие офицеры тогда собирались свергнуть короля, но Каддафи успел первым, и власть досталась ему. Его много раз пытались убить. Он пережил множество покушений и потом жестоко мстил. В результате влиятельные в стране племена пополнили когорту его врагов.

В конце 70-х и начале 80-х Каддафи уничтожал даже самых умеренных критиков режима. Устраивал публичные суды и казни. Судебные заседания проводились на футбольном поле. Обреченные на смерть умоляли сохранить им жизнь. Это показывали по телевидению, чтобы все ливийцы видели, какая судьба ждет врагов народа. Тела студентов, повешенных в центре Триполи, неделю качались на виселице. Власти специально изменили схему городского движения, чтобы как можно больше машин проехало мимо трупов.

Своих врагов Каддафи уничтожал не только внутри страны, но и за границей. Он безумно боялся оппозиции, состоявшей из его же бывших соратников, отстраненных им от власти и бежавших из Ливии. Он составил список эмигрантов, подлежащих уничтожению, и практически никогда не пытался скрыть своей причастности к убийствам.

За теми, кто эмигрировал, охотились по всей Европе. Каддафи предупредил, что будет убивать врагов повсюду.

– Мои люди, – говорил он, – имеют право ликвидировать врагов внутри и вне страны – даже при свете дня.

За мировой политикой Каддафи мог наблюдать лишь со стороны. Былые союзники оставили его. Арабские властители в Каддафи больше не нуждались. Да и сам Каддафи поостыл к своим друзьям с автоматами. Они не смогли помочь ему создать великую Ливию. Хуже того, террористы охотились на него самого.

В декабре 1996 года в сторону Каддафи бросили гранату. Вождь остался невредим. В первых числах января 1997 года в Ливии судили восемь человек, из них шестеро были старшими офицерами. Офицеров расстреляли, гражданских повесили. Они были причастны к попытке свергнуть Каддафи. 2 июня 1998 года на него было совершено покушение в Бенгази. Террористы обстреляли автоколонну лидера ливийской революции. Погибла одна из его личных телохранительниц.

Бенгази – место, где группировались фундаменталисты, враждебно относившиеся к полковнику Каддафи и военному режиму. Когда там вспыхнуло восстание, ответом стало жестокое убийство в тюрьме Абу-Салим тысячи двухсот заключенных из Бенгази. Родственники убитых отказались получать компенсацию от режима. Именно они устроили демонстрацию у здания суда в Бенгази 15 февраля 2011 года. Тогда и началось восстание, которое покончило с правлением Каддафи.

Фундаменталисты концентрируются в восточных районах Ливии в силу традиционной обособленности Киренаики от Триполитании. Здесь обитают мелкие племена, которые не привыкли подчиняться центральной власти. Вооруженные фундаменталисты – прежде всего афганские ветераны – не раз пытались уничтожить Каддафи. Они убивали чиновников и офицеров и скрывались в горах, куда ни армия, ни полиция не заглядывали.

Самая крупная оппозиционная организация – Сражающаяся исламская группа – объявила джихад правительству Муамара Каддафи. Исламисты проникли даже в армию и службу безопасности, считавшиеся опорой режима.

Ненависть фундаменталистов подогревалась неважным экономическим положением. Каддафи пытался воспользоваться советским опытом и развивать экономику на плановой основе. Но, как и в Советском Союзе, эксперимент не увенчался успехом. Каддафи запретил частный бизнес, частное владение недвижимостью и заморозил вклады ливийцев в банках. Государственная экономика полностью зависела от экспорта нефти. Треть молодежи в возрасте до 25 лет не имела работы.

Однажды он потребовал, чтобы все ливийцы разводили у себя дома кур. Из зарплаты вычитали стоимость клеток, которые раздавались населению в обязательном порядке. Но выращивать кур в городских квартирах – безумие. Люди, презрев указание вождя, резали кур, съедали их, а в клетки складывали посуду.

Каддафи твердил, что его завтрак, как и в далеком детстве, состоит из куска хлеба и стакана верблюжьего молока. Он говорил о мнимом равенстве, когда его дети и подручные крали миллиарды нефтедолларов. Он правил дольше всех в арабском мире. Все сокровища страны сосредоточились в руках его семьи и ближайших подручных. Нефтяные деньги доставались только своим – как это обыкновенно происходит в недемократичных государствах.

В последние годы он производил впечатление старого и усталого человека. Было заметно, что вождь утратил народную поддержку. Еще когда в начале 1989 года возникла угроза американского удара по Триполи, у народа не было желания защищать режим Каддафи. По негласно объявленной мобилизации на призывные пункты явилось всего двенадцать процентов военнообязанных.

– Я – слава Ливии, которую не могут забыть ни ливийский народ, ни арабский мир, ни исламский мир, ни Африка, ни одна страна, которая желает свободы, человеческого достоинства и противостоит тирании! – самозабвенно говорил Каддафи в феврале 2011 года. – Муамар Каддафи – это история, это сопротивление, свобода, слава, революция!

Похоже, он верил в свои слова. Не мог смириться с мыслью о том, что большинство ливийцев его презирает. Он считал, что против него воюют одни наемники. Он четыре десятилетия жестоко унижал свой народ, но исходил из того, что его все любят. Его нарциссизм не позволял ему понять реальность восстания. Он утратил контакт с реальностью. Он презрительно назвал «крысами» тех, кто восстал против него – ливийскую молодежь, которую, как он выразился, «опоили молоком и растворимым кофе с наркотиками». Обещал легко уничтожить своих врагов:

– Все будет сожжено!

Когда началось восстание, он пытался подавить его со всей возможной жестокостью. Он никогда не доверял своим согражданам. Как сын пустыни, ненавидел горожан.

– Я говорю трусливым крестоносцам! – говорил Каддафи. – Я нахожусь там, где вам до меня не добраться! Я живу в сердцах миллионов людей!

За свое долгое правление бесконечно самоуверенный и самовлюбленный Каддафи умудрился рассориться со всем миром. Он всем надоел. Никто не пришел ему на помощь, когда была принята резолюция Совета Безопасности ООН, и натовская авиация с воздуха поддержала повстанцев. Никто не смог спасти Каддафи. Ни наемники – суданцы, чадцы и либерийцы, которых он вербовал в разношерстную милицию, ни заинтересованные в сохранении его власти нефтяные компании, ни семеро сыновей, которых он стравливал между собой, чтобы никто из них не решил, что станет наследником.

Подручные благоразумно советовали ему бежать из страны – пока не поздно. Он же наотрез отказывался от предложения отречься от власти. Полковник Каддафи мог спасти свою семью и тысячи жизней, уйдя в отставку и представ перед Международным трибуналом в Гааге. Но тиран не мыслит жизни без власти.

Столица – Триполи – пала 21 августа 2011 года. Каддафи появился с зонтиком в руках, обещал сражаться «до последней капли крови». И словно пропал. Выяснилось, что полковник бежал в затерянный в пустыне родной город Серт, считавшийся надежной базой клана Каддафи. По телефону полковник звонил в Сирию, где радио и телевидение регулярно транслировали его заявления.

Повстанцы обстреливали город из тяжелого оружия. Однажды снаряд угодил в дом, где скрывался Каддафи со своими людьми. Трое охранников получили ранения. Пострадал и повар, который с ними путешествовал. Последние дни Каддафи провел в окружении немногих оставшихся телохранителей. Они искали в опустевших домах какую-то еду, чтобы его накормить. Он задавал смешные для обычных ливийцев вопросы:

– Почему в домах нет электричества, почему нет воды?

Когда повстанцы захватили центр города, полковник и его люди оказались в западне. Каддафи принял решение бежать в пустыню, где он родился. Автомобильная колонна должна была вырваться из города в три часа ночи. Но не смогли вовремя собраться и двинулись в путь только в восемь утра. Каддафи сидел с начальником охраны в «Тойоте Лэндкрузер». Примерно через полчаса их обнаружили самолеты НАТО. Французские бомбардировщики атаковали колонну. Они могли сжечь все машины. Но натовцы не хотели лишать ливийских повстанцев плодов победы.

Когда ракета взорвалась рядом с автомобилем Каддафи, сработали подушки безопасности. Каддафи и его охранники выбрались из машины и пытались спрятаться в какой-то деревне, потом вернулись на дорогу. Каддафи нашел укрытие в цементной трубе диаметром в один метр… Все эти месяцы он презрительно именовал своих врагов «крысами». В тот день по злой иронии судьбы он спрятался в норе, где место только крысам.

Двоих его охранников повстанцы застрелили. Остальные сдались. Один из них сказал, что в трубе прячется Каддафи. Повстанцы заглянули туда и увидели его комичную прическу. Лидер ливийской революции был ранен в голову и в живот.

– Что происходит? Чего вы хотите? – обратился он к повстанцам. – Не убивайте меня, дети мои.

Его вытащили, отобрали у него знаменитый золотой пистолет, спутниковый телефон, сумку с амулетами. Его били. И фотографировались на его фоне. Затем погрузили в карету «скорой помощи» и повезли в портовый город Мисрата. Карету сопровождала сотня машин с ликующими повстанцами, которые кричали «Аллах акбар!».

Но до города Каддафи живым не доехал. Его застрелили из пистолета. Жизнь тирана закончилась 20 октября 2011 года примерно в 8.30 утра по местному времени. Глава нового правительства страны обратился к народу:

– Мы долго ждали этого исторического момента. Муамара Каддафи убили. Я призываю всех ливийцев повторять только одно слово: Ливия! Ливия! Ливия!

Смерть Каддафи страна восприняла как праздник. Ливийцы пели и смеялись. Это стало грозным предупреждением другим арабским властителям. В глазах своих подданных они утратили ореол неприкасаемых и неуязвимых. Оппозиционеры, тайные и открытые, уверенно говорят: «Теперь мы знаем, что можем до них добраться».

Если тиран умирает, лежа в грязи и умоляя о милосердии, это многое говорит о природе созданного им режима и состоянии его недавних подданных. Так произошло со свергнутым хозяином Румынии Николае Чаушеску и его женой в 1989 году. На Востоке нравы страшнее. В 1958 году 23-летнего короля Ирака Фейсала II и его ненавидимого в стране дядю закололи, тела расчленили, а их головами играли в футбол. Тиранов так ненавидят, что восставшим мало его убить. Они желают видеть его мертвым. Так повелось со времен римского императора Калигулы. Вот почему тело полковника Каддафи выставили напоказ – голым до пояса. Его перетаскивали из одного места в другое, пока не оставили труп в местном магазине. Выстроилась огромная очередь. Ливийцы дрались, чтобы войти. Они хотели убедиться, что это не трюк, что их не обманывают – он действительно мертв.

Полковника не только убили, но и унизили. Когда Муссолини повесили вниз головой вместе с его любовницей, это имело еще и символический характер: высмеять его претензии на героизм Цезаря и мужские достоинства Казановы.

Умереть в своей постели – для тирана почти недостижимая мечта. В отличие от монархов, которые на смертном одре передают власть наследнику, чтобы обеспечить продолжение династии, тираны сознают, что должны жить как можно дольше. Поэтому придворные врачи предпринимали невероятные усилия, дабы продлить дни председателю Мао, маршалу Тито, генералу Франко. Только северные корейцы нашли неожиданное решение: объявили умершего Ким Ир Сена бессмертным, вечным президентом.

Муамар Каддафи, Хосни Мубарак, Саддам Хусейн – все они мечтали создать династию. Но детям-барчукам обыкновенно недостает отцовских талантов. Тираны правят, пока их не покинет удача – пока не предадут ближайшие подручные, не высадятся чужеземные парашютисты или не начнется арабская весна…


Двадцать три дня президента Жмайеля | Империя террора | Самый богатый убийца: Абу Нидаль