home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



В соответствии с возрастом

РАИСА САВЕЛЬЕВНА устало присела на скамейку. Полосатая вязаная шапочка, надетая больше для красоты, съехала немного набок. Женщина, тихо ругнувшись, поправила ее и скосила взгляд: не заметил ли мужчина, сидевший рядом, ее непроизвольного высказывания? Да нет, все нормально, мужчина смотрел в другую сторону, на пробегающих мимо спортсменов. А ей нужно как-то справляться с нервами, подумаешь, шапка на затылок сбилась! Это все ее работа. Не выругаешься, толку не будет. Она тоже засмотрелась на бегунов. Хорошо им, бегают вместе, а Раиса – одна. Сына вырастила, с мужем рассталась двадцать лет назад. Ну, допустим, об этом она никогда не жалела. Да и вообще, жизнь свою она считала состоявшейся и успешной.

На прошлой неделе в кафе, где она работала заведующей, бурно отметили ее 65-летие, а она при этом совершенно не чувствовала своего возраста. Праздник удался, она сама осталась довольна. Сколько же ей наговорили комплиментов: и что красавица, и что на свой возраст не выглядит – спина прямая, фигура идеальная, улыбка роскошная, волосы всегда в прическе. Раиса невольно улыбнулась, вспоминая юбилей.

Понятное дело, она готовилась, заранее купила абонемент в бассейн, бегала каждый день перед работой по полчаса, регулярно посещала косметолога, проколола модные витамины. А что? Помогло! Не зря подруга Ираида скривилась при встрече: «Возраст все равно не скроешь!» Может, и не скроешь, но почему же не попытаться?

Платье пошила у своей давней портнихи. Решила не комплексовать и не оглядываться на свои 65. Ее любимый цвет красный? Вот и пусть платье будет красным. В конце концов, это ее юбилей, и в первую очередь нравиться должно ей самой.

– Рай, ты уверена про голую спину? – засомневалась портниха.

– Ну так не до попы же голая, подумаешь, небольшой вырез. Пока горб не вырос, будем открывать. На плечи шарф бежевый наброшу. Ну ты помнишь, у меня есть такой, ажурный.

– А, ну с шарфиком – это совсем другое дело. В талии утягивать?

– Естественно! А то еще засомневаются в моей стройности, подумают, что я вширь ползти начала. Не дождутся.

Своим красным платьем Раиса Савельевна сразила коллег наповал. Она осталась очень довольна произведенным эффектом. Стол ломился от угощений, она заранее побеспокоилась, чтобы девчонки-поварихи сочинили частушки, разведала, будет ли грамота из главка и приедет ли «Сам». «Сам» приехал и грамоту зачитал, и ручку поцеловал, и памятные часы подарил.

Ну что ж, воспоминаний на следующие пять лет хватит с лихвой. На семьдесят лет уж красное шить она точно не станет. Да, статус не тот. Можно обойтись чем-нибудь ярко-синим. Понятное дело, дожить еще надо. Но сколько же ей сказали прекрасных слов. Что без нее на работе-де никак, все бы давно развалилось. А что? И впрямь бы развалилось. И про душу ее, и про доброту, и про понимание. Раиса Савельевна уже начинала забывать, что говорили девчата сами, а что – по ее предварительным наброскам. Зачем об этом вспоминать? Говорили? Ну вот и слава богу. Она хороший руководитель; главное, самой в этом не сомневаться.

– Что-то вас не было видно целую неделю, – сидевший рядом мужчина сказал это настолько неожиданно, что Раиса аж вздрогнула.

– Это вы мне?

– Вам. Извините, я не представился. Игорь Евгеньевич, – мужчина привстал и слегка приподнял шляпу.

– Раиса Савельевна, – ответила Раиса слегка осипшим от замешательства голосом.

– Знаете, я по утрам прогуливаюсь в парке и наблюдаю за тем, как вы бегаете. Радуюсь вашей решительной спортивности, вашей активности. Удивительно вы бодрая женщина. Вот посмотрите: старушки или сиднем сидят, или с внучатами. А вы все бегом, бегом.

Раиса не знала, как реагировать: это комплимент или наоборот? Чего это он про старушек? Она считала, что выглядит лет на пятьдесят. Понятное дело, в пятьдесят запросто можно стать бабушкой. Но можно же сказать – «молодая бабушка». А тут – «старушка». Нужно отметить, что вообще мужчина выражался витиевато и красиво. Ей, безусловно, понравилось его «удивительно спортивна»; выглядел он тоже достаточно импозантно. Плащ, шляпа. Раиса Савельевна решила пропустить мимо ушей про старушек и не сравнивать его, в свою очередь, со старичком-боровичком.

– Движение – это моя жизнь, я много работаю, занимаю руководящий пост, у меня в подчинении несколько десятков человек. Я должна быть примером. – Раиса еще больше выпрямила спину и порадовалась, что перед выходом не только накрасила губы, но и подвела глаза. Она еще раз поправила шапочку, но уже кокетливо, и улыбнулась мужчине.

Игорь Евгеньевич улыбнулся в ответ.

– А я вот вышел на пенсию полгода назад. Но, знаете, скучаю, думал, буду читать, гулять. Три месяца наслаждался тем, что никуда не надо бежать, ни за что отвечать. Дочь с семьей живет в другом городе, жену похоронил шесть лет назад, живу для себя. Вроде бы чего еще желать, отдыхай себе на здоровье. И вдруг очень остро почувствовал одиночество. Вот вы по этому парку бегаете каждый день и по сторонам не смотрите, вся в своих мыслях, в проблемах. А у меня проблем никаких! Через день хожу в магазин за продуктами, мне много не надо, просто чтобы куда-нибудь сходить. Сам себе готовлю. Тоже без изысков. Читаю, в девять – просмотр программы «Время», после – обязательно включаю один какой-нибудь фильм, вроде как в распорядке это у меня, и спать. Все. Начал закисать. Смотрю на вас и радуюсь, сколько в вас жизни, бодрости. Я вас, конечно же, постарше. Вам сколько – шестьдесят? Шестьдесят пять?

Нет, ну что за мужик? Кто вот так спрашивает женщину про ее возраст. Шестьдесят пять? А чего сразу не спросил про семьдесят? Чего уж мелочиться! Вот ведь гриб старый. Незнакомец начал Раису слегка раздражать.

– А вам? – Раиса ответила вопросом на вопрос.

– Я сморозил глупость? Я вас обидел? Душечка, вы прекрасно выглядите! На вас удивительно приятно смотреть. Просто с высоты моего возраста я уже хорошо понимаю, что и как. Мне семьдесят пять лет. Мы с вами уже в том возрасте, когда хочется говорить прямо. Не загадками; тем более, на их отгадывание остается не так много времени. Да и жалко того времени. Лучше потратить его на приятное общение. Вы со мной согласны?

– Согласна. – Раиса опять быстро простила незнакомцу его неловкость. И потом, эта «душечка». На работе, в кафе, ее называли исключительно Савельевна. – Ну что ж, давайте общаться. Я согласная. Ах, ну да, а мне шестьдесят пять! На прошлой неделе у нас в кафе отметили. Я же не сказала, я заведующая кафе. А приходите к нам, я вас накормлю вкусно!

– Спасибо, Раиса Савельевна, но как-то неловко. Вам же нужно будет как-то представить меня своим коллегам. И что вы скажете?

– Вы правы, я не подумала. А приходите домой! Действительно, чего тянуть. Приходите прямо завтра! У нас с завтрашнего дня в меню рулеты вкусные, я их захвачу, мы и поедим. Из еды ничего приносить не надо, вино и шампанское тоже имеется. Вы что пьете? Может, коньяк? Тоже есть.

– Раиса Савельевна, это невероятно любезно с вашей стороны. Мне с вами очень легко.

Раиса рассмеялась, еще раз продемонстрировав улыбку, и поднялась со скамейки.

– С вашего позволения, я вас провожу. – Игорь Евгеньевич легко встал рядом и с легким поклоном предложил даме руку. Раиса с достоинством взяла кавалера под руку, и они неторопливо пошли по аллее в сторону дома, где жила Раиса Савельевна.

По дороге Игорь Евгеньевич рассказывал о себе, о конструкторском бюро, в котором работал. Раиса слушала и удивлялась. Как давно она просто так не разговаривала с мужчинами. По работе – да. Но какой это разговор? Про план, про выход готовой продукции. С работягами, говоря про мелкий ремонт, и вовсе пользовалась ненормативной лексикой. А что поделаешь, иначе они не понимают. Со своим замом общалась без особой лексики, но если не наорешь, то тоже не поймет. Сама иногда удивлялась: и чего она все время на него орет, он же не глухой? Но в то же время была уверена: не накричит, тот ничего не сделает. Сама виновата, приучила. Поварихи в кафе – все женщины, официантки тоже.

В управлении – да, там мужичков хватало. Но говорили опять же про планы, про проблемы. Если что хотел начальник донести до нее неформальное, то как-то криво улыбался и подмигивал. Не нравились Раисе Савельевне эти ухмылочки. На этом недвусмысленном намеке руководителя она каждый раз резко ударяла ладонью по столу, с шумом отодвигала стул и говорила одну и ту же фразу:

– Стало быть, договорились! И приезжайте к нам на планерку.


В небольшом коридоре своей двухкомнатной квартиры Раиса первым делом зажгла свет и посмотрелась в зеркало. А что? Очень даже ничего. Помада не размазалась, тушь не потекла. И вообще, выглядит она лет на десять моложе своего возраста. Может, этот старый хрыч и вовсе ей не подходит. Правда, положа руку на сердце, за последние десять лет с ней впервые кто-то захотел познакомиться. Но она-то, она! Взяла и мужика сразу в дом позвала. Совсем баба обалдела. А он-то что подумает? Вот срам!

Не снимая куртки, она набрала номер подруги. Хотя какая уж там подруга? В торговом техникуме вместе учились. Никогда их с Ираидой взгляды не совпадали. Та вечно Раису учила жизни, вечно ее осуждала. После каждой встречи Рая долго сама себе удивлялась: и зачем она с Ираидой общается, раз их редкие свидания приносят ей столько переживаний? А все равно общалась. И каждый раз себя утешала: «И пусть себе скрипит, у меня вон Ванька уже и женился, и ребенка родил. Галька его, правда, та еще стервозина, никогда не позвонит! Когда приезжает, о здоровье не спросит. Но внучок – вон он, бегает!»

Ираида замуж так и не вышла. Ясное дело, кому охота, чтоб его всю жизнь учили. Вот и проработала всю жизнь главным товароведом в продмаге, а дома вечно есть нечего. Бывало, встретятся две подруги, друг другу колкостей наговорят, порасстраиваются, а потом, наоборот, порадуются, что жизнь-то их, не в пример подружкиной, и совсем даже неплохая.

– Ираида, привет! Что там у тебя? Куда пропала? Небось месяц не звонила. Чего? Какой абонемент? Так он же у тебя вроде раз в месяц! Ой, на фига тебе эта филармония?! Вон, телевизор включила, там все, что хочешь, показывают. Да ладно, слушай, Ирка, что у меня тут произошло. С мужиком сегодня в парке познакомилась. Почему это я по лесу уже мужиков собираю? Много, что ли, насобирала-то? Вот, сразу тебе звоню. Да, приличный мужик, в шляпе, пенсионер. Ой, Ираида, но чего я учудила-то, не поверишь. Я его к себе домой позвала. Видала дуру? Ой, не ругайся, сама себя уже костерю. Давай и ты, что ли, тоже приходи. Как-то мне неспокойно. Ну все, побежала я, сама знаешь, пока меня на работе нет, эти чувырлы как мухи сонные ходят. Ты уж завтра часам в шести прибегай. Его я к семи позвала.

Игорь Евгеньевич неторопливо шел через парк обратно к себе домой. Листья приятно шуршали под ногами, солнышко приглушенно светило сквозь еще достаточно пышную крону деревьев, вспыхивая иногда яркими красными, желтыми и пурпурными точками. Какая удивительная женщина. Просто огонь. Его жена была тихой и молчаливой. Он ее даже поругивал за излишнюю скромность. Раиса его подкупила своей жизненной энергией. Он давно заметил ее в парке. В белом спортивном костюме, полосатой шапочке, она сосредоточенно наматывала круги по аллеям, ни на кого не обращая внимания. Сначала Игорь Евгеньевич просто наблюдал, потом начал про себя гадать, кто она, чем занимается, а сегодня вот взял и спросил. Может, он был слишком прямолинеен, но Раиса Савельевна не спасовала, отвечала прямо и даже сразу пригласила в гости. Вот ведь дела. То есть завтра ему предстоит свидание. Пожилой мужчина немного волновался.


Раиса быстро распахнула дверь.

– Давай, заходи, скатерть уже на столе, рюмки протерла, на журнальном столике стоят, сейчас вилки новые из коробки достану Чего-то я, мать, волнуюсь, – Раиса Савельевна еще раз посмотрелась в зеркало.

Ираида чуть не упала у порога.

– Батюшки! Ты совсем, что ли, того? Офонарела? Ты зачем все это надела?

– А что все-то? – Раиса и сама немного сомневалась насчет юбилейного красного платья. Но во-первых, оно ей очень шло, это она точно знала, а во-вторых, куда ж его еще носить?

– Ты же хозяйка! Хозяйка должна быть скромной!

– Кто сказал?

– Рая, это все знают.

– Ладно, ладно, сейчас пойду переоденусь, хорошо. Жалко, конечно. – Она критически оглядела подругу. – Думаешь, ты лучше? Сколько можно носить этот войлочный жилет? У меня, если ты заметила, уже затопили.

– Дело не в одежде. И потом, он живот прикрывает, а блузка, между прочим, у меня новая.

– Новая, но точно такая же, как и все твои старые.

– У меня свой стиль.

– У тебя стиль – отсутствие стиля! Ну ладно, давай расставляй приборы, пока я переоденусь. Сама сомневалась, не много ли чести.

Через пару минут Раиса Савельевна вышла в бежевой трикотажной кофточке на пуговицах и в болотного цвета юбке, чуть прикрывающей колени.

– Ну вот, совсем другое дело! Рюмки какие ставить, вот эти, высокие? Какую выпивку выставляем?

– Выставлю всю, пусть не думает, что мне жалко. Но пить водку будем. Ты как?

– Ну, я-то сок, но тоже пригублю. Что это за рулеты? С ветчиной?

– Новое детище нашего технолога. Прямо удача! Зелень, сыр, семга, еще там что-то, не помню уже. Тут же главное – пропорции!

– И продукты непросроченные.

– Для нас все из свежего делалось, не переживай. Все ж я там директором числюсь! – Ираида собиралась что-то ответить, но тут в дверь позвонили.

– Нуты подумай, на двадцать минут раньше. И еще из себя культурного изображал. Вот ведь гад. Ирка, как я?

– Сойдет для некультурного. Могла бы губы так не красить, не в театре.

– На тебя не угодишь, все скрипишь и скрипишь! Может, хоть этот не таким нудным окажется. – Раиса помчалась открывать дверь.


Игорь Евгеньевич стоял с букетом в вытянутой руке. В одной руке букет, в другой – шляпа.

– Ой, ну вы прямо кавалер. – Раиса отметила, что хризантемы слегка пожухли. Она осенью всегда выбирала гладиолусы, но культурный пенсионер не раскошелился. А может, и правильно, нечего деньгами сорить, гладиолусы она и сама себе купить в состоянии. Раиса Савельевна отметила, что ей приятно было смотреть на мужчину, а еще приятнее было ощущение, что вот к ней в гости пришел настоящий джентльмен с цветами в руках, и он ей улыбается.

– Да что ж мы в дверях, проходите!

«Какая все-таки громогласная женщина, – подумал Игорь Евгеньевич, – но как же на нее приятно смотреть. Взгляд не отвести. И такая она ладная, стройная, все движения быстрые, ловкие».

Раиса уже подхватывала плащ.

– Ботинки не снимать. Вы не поверите, но в доме нет мужских тапочек!

– А я принес свои. Знаете ли, сейчас у всех ковры, паркет, а на улице все же осень. – Игорь Евгеньевич вынул из кармана плаща аккуратный газетный сверток и все же надел тапки.

«Это надо, тапки уже принес. А в общем, он неплохо смотрится в моем интерьере». Раиса отметила свежую голубую рубашку, стрелки на брюках, начищенные ботинки. Вот начальник из главка: и костюм на нем не из дешевых, и галстук, – а все мешком.

– Знакомьтесь, это Ираида Львовна, моя старинная подруга. А это Игорь Евгеньевич. Вы, наверное, присядьте на диван. Ираида, что ж ты салфетки не положила? Без салфеток же некультурно. Я сейчас, я быстро, – и Раиса метнулась в сторону кухни.

Игорь Евгеньевич улыбнулся подруге Ираиде, усмехнувшись про себя: вот тебе и боевая, а на всякий случай подругу позвала. Оно и правильно. И надо же, какие разные. Тихая Ираида Львовна разительно отличалась от современной Раисы Савельевны. Тугой пучок тяжелых, но практически седых волос, никакой косметики на лице, толстый жилет, который делал женщину еще больше. Милая улыбка тут же исправила положение:

– А вы присаживайтесь. Мне Рая про вас рассказывала; значит, уже на пенсии. Завидую. Никак решиться не могу, да и, честно говоря, проживешь ли сегодня на пенсию. А силы уже не те! И для театров только выходные дни остаются.

– Так вы театралка?

– Все-все, хватит разговаривать, за стол, все за стол. – Раиса Савельевна уже расставила красивые домики из крахмальных салфеток. – Мужчина посередине. Что пьем? Мы с Ираидой водочку предпочитаем. Хотя есть коньяк и шампанское, и красненькое имеется, не хухры-мухры – бордо. Игорь Евгеньевич, открывайте.

– Ну что ж, я, милые дамы, с вами! Водочка – это хорошо, здоровья особого уже нет, но по чуть-чуть – непременно.

Раиса ловко положила в каждую тарелку по большому куску рулета, фаршированные баклажаны и зелень. Гость незаметно оглядывался по сторонам. И все-то в этом доме было организовано уютно и красиво. Игорь Евгеньевич сравнивал свои догадки с тем, что увидел у новой знакомой. Примерно так он и представлял себе жилище директора кафе. Она жила широко, дорого, но слишком мало у нее было свободного времени, чтобы всем этим пользоваться. Приходя в дом к своим давним друзьям, он частенько видел вышивки, вставленные в рамки, или фото из поездок. Уж не говоря о книжных полках, забитых книгами.

У Раисы – по-другому. Огромная витрина с фарфоровыми статуэтками, пейзаж в красивой раме, купленный, скорее всего, на Арбате или подаренный кем-нибудь из клиентов, хороший телевизор и музыкальный центр.

Рулеты действительно оказались очень вкусными, работники кафе не пожалели семги, и вообще стол был накрыт разнообразно и с любовью.

– Надо бы музыку включить, да я не умею. Подарили, а что делать с этой бандурой, ума не приложу.

– Давайте просто поговорим, зачем нам музыка, – Игорь Евгеньевич разлил водку по красивым стопкам, Раиса Савельевна тем временем налила в высокие стаканы апельсиновый сок.

Игорь Евгеньевич встал:

– Ну что, дамы, предлагаю выпить за хозяйку дома. Нет, не так. За очаровательную хозяйку гостеприимного и уютного дома. Вот так будет правильнее. – Он чокнулся сначала с Раисой, потом с Ираидой, отметив, что подруга немного скривилась от такого тоста.

Выпили практически по полной, и тут же Игорь Евгеньевич налил всем по-новой.

– И все-таки за столом две дамы. Давайте выпьем за вашу дружбу, проверенную годами.

Ираида опять дернула плечом, не то в знак неудовольствия, не то в знак несогласия. И вдруг потихоньку продекламировала:

– Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи, не ведая стыда,

Как желтый одуванчик у забора,

Как лопухи и лебеда.

– Ираида, это ты к чему? Про какой такой сор? – Раиса выразительно посмотрела на подругу.

Игорь Евгеньевич отложил вилку и всплеснул руками:

– Вам близка Ахматова?

Ираида, раскрасневшись, опять ответила стихом:

– От других мне хвала – что зола,

От тебя и хула – похвала.

– Так, Ирке больше не наливаем! Ты что, напилась, что ли?

Ираида фыркнула, а Игорь Евгеньевич придвинул стул ближе к ней.

– А вот вы знаете, я не понимаю Ахматову, а уж Цветаеву – и подавно. Эта бесконечная депрессивность наводит на меня тоску. Евтушенко! Я люблю Евтушенко! Вы только послушайте:

Дай бог всего, всего, всего

и сразу всем – чтоб не обидно…

Дай бог всего, но лишь того,

за что потом не станет стыдно.

– А я этого не знаю!

– Это из нового, я слежу за его творчеством, – видно было, что мужчина доволен тем, что удалось блеснуть.

– Эй, эй! Куда это вас понесло! А давайте-ка танцевать! – Раиса быстро вышла из-за стола и начала отодвигать стулья.

Игорь Евгеньевич неловко начал подниматься со своего стула.

– Да я танцор вообще-то не очень, никогда не отличался особой грациозностью.

– Да? – не растерялась Раиса. – Тогда включайте эту бандуру и садитесь на диван, сейчас будет показ мод.

– Рай, ты чего? Это как? – Ираида тяжело вышла из-за стола и, пока Игорь Евгеньевич возился с аппаратурой, слегка покрутила у виска, но Раиса только отмахнулась.

– Сидите и ждите, первая модель ровно через две минуты, – и Раиса скрылась за дверью спальни.

И действительно, через две минуты Раиса Савельевна широко открыла дверь и появилась в черном брючном костюме. Грациозно двигаясь под музыку и покачивая бедрами, она несколько раз прошлась туда-сюда и остановилась в центре комнаты.

– Ну, где ваши аплодисменты?

Зрители нестройно захлопали.

– Модель номер два! – и Раиса удалилась переодеваться.

«Ну баба! Черт, а не баба!» – пронеслось в голове у Игоря Евгеньевича.

Радио заиграло танго «Кумпарсита», дверь распахнулась: в проеме, не двигаясь, стояла Раиса в красном платье.

– Все ж не преминула, – процедила Ираида. Раиса боком, в ритме танго, начала двигаться в сторону дивана. Игорь Евгеньевич сначала было начал хлопать, потом остановился с широко поднятыми руками.

– То ли еще будет. Гвоздь программы! Модель номер три!

Ираида и Игорь Евгеньевич не смотрели друг на друга и боялись пошевельнуться. Они пытались предугадать, что же еще будет.

Знаменитое танго сменилось песней Рината Насырова «Мальчик хочет в Тамбов». Дверь отворилась на словах «Ты знаешь чики-чики, чики-та». В дверях стояла Раиса Савельевна в ярко-желтом купальнике.

Игорь Евгеньевич развел руки, у Ираиды отвисла челюсть. Раиса Савельевна, гордо подняв голову, пошла на них, выделывая круговые движения руками.

И вдруг Ираида начала хохотать. Громко, от души, съезжая с дивана. Игорь Евгеньевич сначала испуганно посмотрел на женщину, а потом тоже залился откровенным смехом.

Раиса стояла посреди комнаты практически голая и не понимала, что ей делать. Гости буквально валились от хохота, Игорь Евгеньевич отмахивался от нее руками, по-видимому, пытаясь что-то сказать, но никак не мог остановиться. Ираида била себя по коленкам и вытирала выступившие от смеха слезы.

Раиса прошла мимо них в ванную и вернулась в халате.

– Концерт окончен, просьба освободить помещение.

– Раиса Савельевна, простите, это было бесподобно! Я вам точно говорю. Просто немного не вяжется все это: ужин в домашней атмосфере, ваш возраст, – пытался оправдаться очнувшийся Игорь Евгеньевич.

– Да что вы прицепились к моему возрасту? На себя посмотрите лучше. Только и можешь, что стихи рассказывать. Еще с тапочками пришел.

– Да вы мне очень понравились, я всегда мечтал о такой смелой женщине!

– Ладно, завтра поговорим, поздно уже, это вам все едино, а мне с утра на работу.

Ираида уже надела пальто и с трудом пыталась застегнуть ботинки на полных ногах, все еще давясь от смеха. Она прекрасно знала крутой нрав подруги и понимала – сейчас лучше убраться поскорее.

– Иди-иди, и вы догоняйте эту поэтессу. Читать при луне, самое то.


Она захлопнула дверь и подошла к зеркалу. Сбросила халат под ноги и критически оглядела свое отражение.

– И чего они ржали? А если бы Ирка разделась, то что?

Раиса представила в купальнике Ираиду и сама зашлась от смеха.

Игорь Евгеньевич все стоял под дверью и прислушивался, он не хотел спускаться вниз, понимал, там может его дожидаться Ираида. С ней общаться ему совсем даже не хотелось. Ему понравилась Раиса, и дом ее понравился, и даже ее смелый показ мод. Смеяться он начал от неожиданности, а потом, на нервах, все никак не мог остановиться.

Похоже, в его жизни начинается новый этап. Сможет ли он соответствовать?

3.12.12

Кеша хороший | Такой долгий и откровенный день |