home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



   Вааш и Роаш нашли Дариласу только после полудня. Большая чёрная кошка лежала на берегу и не шевелилась. Обеспокоенные наги бросились к ней и с облегчением убедились, что она жива и даже не сильно поранена. Её тело покрывали многочисленные укусы, но зубы хмангеров были слишком мелки, чтобы причинить ей сeрьёзный вред.

   – Дари! Дари! – позвал Вааш.

   Кошка приоткрыла глаза и посмотрела на них мутным взглядом.

   – Ей нельзя оборачиваться! – вспомнил наставления Эоша Роаш. - У неё раны. Нужно сперва к лекарю.

   Вааш почесал затылок.

   Роаш с готовностью уселся на землю рядом с кошкой и положил её голову себе на хвост. А Вааш уполз.

   Когда он вернулся, Роаш уже оттащил зверя подальше от воды, развёл костёр и укрыл кошку своим верхним одеянием. Вааш добыл лошадь и повозку, но был несколько раздосадован.

   – Люди! – презрительно сплюнул он. – Как мыши забились кто куда, даже оплату за лошадь не приняли.

   Поворчав ещё немного, он справился, как Дари.

   – Несколько раз открывала глаза. Один раз её вырвало водой, – отчитался Роаш.

   – Мерзость эта из неё выходит, – решил Вааш. – Как думаешь, её перевозить уже можно или лучше подождать?

   – Подождать.

   Ждали они до следующего утра. Утро ознаменовалось тем, что дрожащая и слабая кошка поднялась на лапы, нашипела на нагов, потом мотнула головой, и на её морде мелькнуло узнавание. К ней подался Роаш.

   – Как ты себя чувствуешь? – обеспокоенно спросил он.

   Кошка сморщила морду, а затем осмотрелась с недоумением, не понимая, где она вообще.

   – Ты убежала и упала в реку, - объяснил Вааш. - Мы с Роашем нашли тебя, а теперь нам надо догнать остальной отряд. Они должны были продолжить путь.

   – Может, ты есть хочешь? – продолжал беспокоиться Роаш.


   Через час все трое погрузились в повозку и тронулись в путь, oриентируясь на запах других нагов. К столице они выехали ближе к вечеру второго дня. Стража, предупреждённая ещё на въезде Делилонисом, что должны прибыть еще трое, пропустила их, хотя вид огромной кoшки заставил их схватиться за оружие. Правда, грозный взгляд Вааша тут же вызвал слабость в их пальцах, и они оставили мечи в покое.

   Во дворце их тоже встречали. Приём был, конечно, не такой пышный, как у наагашейда, но десяток слуг сразу бросился им навстречу и почти тут же – прочь. Просто как ра

   – Госпожа! – закричал он. - С вами всё хорошо?!

этот момент в спальню ворвался Ссадаши, затаскивая за собой наагалейя Эоша. Лекарь недовольно шипел на мальчишку.

райне недовольный взгляд на Ссадаши, ученик оставил короб и удалился. А Эош потребовал воду.

   Через полчаса раны кошки были промыты и даже заживлены. Они оказались неглубокими, поэтому наагалей с лёгкостью справился с ними. На их местах остались только розоватые полукружья проплешин.

   – Зарастёт, – авторитетно заявил Эош. – Так, а теперь оборачивайся. Мне нужно тебя-человека посмотреть.

   Кошка неохотно заворочалась и начала оборачиваться. Ссадаши поспешно отвернулся. Через минуту на ложе лежала Тейсдариласа. Бледная, осунувшаяся, с тёмными кругами под глазами и немного мутным взглядом. Эош бесцеремонно осмотрел её. Залез и в уши,и в рот и обеспокоенно нахмурился.

   – Что-то не так? – Роаш занервничал еще сильнее, обвивая свой хвост вокруг себя.

   – Да не то, чтобы… – протянул Эош. – Яд хмангеров из неё почти вышел. Сейчас она иcтощена и сильно утомлена. Еда и сон быстро её восстановят. Я другого не могу понять. С ушами у неё всё хорошо, с голосовыми связками тоже. Почему она не разговаривает?

   Дариласа резко отшатнулась от него и разъярённо зашипела. Роаш смущённо кашлянул, а на губах Ссадаши возникла и тут же исчезла лёгкая улыбочка. На помощь воспитаннице пришёл возмущённый Вааш.

   – Зачем у девочки об этом спрашивать?! – вознегодовал он. - Может, это последствия душевной травмы!

   – Может, – неувереннo согласился лекарь.

   После этого навёл лекарство и предупредил, что после него девушка крепко уснёт. Подождал, пока Дариласа его выпьет,и уполз.

   Почти тут же приполз взволнованный Дел, которому донесли об их возвращении.

   – Шшшшива! – протянул он, смотря на девушку с маниакальным блеском в глазах.

   – Так, сперва успокойся, - Вааш преградил ему путь. – А потом можешь лезть к Дари.

   Делилонис яростно зашипел, потом закрыл глаза, глубоко вздохнул и вроде успокоился. Вааш пропустил его. Дел забрался к девушке на постель, пощупал её, осмотрел и обеспокоенно спросил:

   – С ней всё хорошо?

   – Истощена и утомлена, - ответил Роаш. – Эош дал ей лекарство. Она должна скоро от него уснуть.

   Дел обеспокоенно посмотрел на них.

   Роаш и Вааш посмотрели на него с недоумением, а Ссадаши поморщился, словно идея ему не понравилась, но иного выхода он не видел.

   – Да он озверел! Вы бы видели, в каком он состоянии! Он Видаша два раза за весь путь хотел убить! А сейчас во дворце идёт приём. Так Дейш заявился на него, не поприветствовал императора, завалился на своё место и пугает всех своим плохим настроением. Я боюсь, он сейчас что-нибудь учудит нехорошее. Его нужно успoкоить.

   Все только что обратили внимание на торжественное серебристое одеяние Делилониса и его сложную причёску. Видимо, приполз прямо с приёма.

   Роаш и Вааш нерешительно переглянулись.

   – Просто покажем её от порога, – предложил Делилoнис. - Чтобы своими глазами видел. А дальше отведём обратно спать. Ну?!

   Раздался хруст: Дариласа оборачивалась. Вааш поморщился от досады: они так увлеклись, что забыли перейти с нордасского на наагатинский.


   Приём был в самом разгаре. Звучала музыка, рекой лились речи и вино, раздавался смех… Виновники торжества располагались на специальных креслах-возвышениях, устадушками. Внутри круга, словно бы под охраной правителей Давриданской империи, шумел и веселился народ.

   Присутствующая в зале знать блистала драгоценными камнями, золотом, шуршала дорогими тканями и дарила друг другу фальшивые улыбки. Даже забавнo, что не фальшивкой можно было назвать только их оболочку. Эмоции же в основном были ненастоящие. И все об этом знали и продолжали поддерживать правила этой игры. Крoме наагашейда.

   Повелитель нагов полулежал на своём месте в окружении пяти нагов-охранников. Он был полностью настоящим: одежда на нём воистину шикарна, весь внешний вид роскошен и реален. И эмоции тоже настоящие. Сдерживаемая злость на его лице была весьма достоверна. Его охрана тоже имела мрачный и напряжённый вид. Наги были в этом зале тёмным неприветливым островком в море пусть и фальшивых, но всё же улыбок и веселья.

самой: она же принцесса. Владыка нагов манил её своей внешностью, движениями, этой своей злостью… Даже его хвост уже не казался странным. Она ощущала ауру силы и власти, что исходила от этого мужчины. Ни один из правителей, что приехал по зову её отца, не был похож на наагашейда. Он выделялся отсутствием подобострастия, выделялся своим высокомерием и холодностью… Он был единственным, кого она могла бы назвать достойным её самой.

   – Нужно навестить наагашейда, - тихo протянула она.

-золотистое платье было создано из тонкой, лёгкой, шуршащей ткани, которую сшивали в несколько слоёв, чтобы скрыть её прозрачность. Но через юбку всё равно проступали соблазнительные очертания стройных ножек. Рукавов у платья не было вовсе, руки её высочества закрывали только многочисленные тонкие обручи золотых браслетов. Вырез на груди имел треугольную форму, и его завершение находилось на один дюйм ниже солнечного сплетения.

   Её высочество перекинула небрежным движением свои вьющиеся волосы на спину, улыбнулась и сделала шаг в сторону повелителя нагов. И остановилась, заинтересованная его пристальным вниманием, обращённым к выходу из зала.

   Брови повелителя были нахмурены, раздражение и недовольство ещё явнее проступили на его лице, но вместе с ними в его глазах появились вопрос и ожидание.

   У входа в зал стoял советник наагашейда, блондинистый наг с серебристо-белым хвостом. На нём было роскошное серебристо-белое одеяние, волосы убраны в строгую и сл

   Сперва никто не появился. Толпа в зале продолжала веселиться и смеяться. А затем в проёме, пошатываясь, показалась чёрная кошка размером с лошадь. Сердце принцессы Дедери испуганно скакнуло, когда она увидела этого ужасного зверя. Он явно не отличался миролюбивым нравом,так как шкуру его украшали проплешины, которые остаются, например, у собак после заживших ран.

   Но если принцесса и те, кто успел заметить кошку, отреагировали на появление зверя с ужасом,то наги повели себя иначе. Охрана наагашейда встрепенулась, уставилась на кошку круглыми глазами. Кто-то даже подался вперёд, чтобы лучше её видеть. А затем на их лицах появилось неописуемое облегчение, и они переглянулись между собой. Кто-то посмел даже улыбнуться. Напряжение развеялось как туман на ветру.

   И наагашейд вдруг перестал злиться. Он посмотрел на кошку широко раскрытыми глазами, словно не верил увиденному,и подался вперёд. В его взгляде появилась жадность. Принцесса Дедери знала этот взгляд: так мужчины смотрели только на то, что волновало их до дрожи в пальцах.

   Повелитель резкo поднялся и спустился в зал. На него посмотрели с удивлением и испугом. Кто-то посмотрел на цель, к которой он направлялся,и испуганно вскрикнул. Толпа раздалась на две части, образуя широкий коридор и пропуская его.

   Кошка занервничала и вроде бы вознамерилась смыться. Но советник наагашейда обвил её хвостом и что-то с ласковой улыбкой и непреклонным взглядом ей сказал. Зверь в ответ посмотрел неожиданно жалобно.

ь ощупал её всю, осмотрел каждую проплешину, помял живот,тщательно изучил подушечки лап, а затем облегчённо вздохнул и притиснул её к себе. Кошка возмущённо мявкнула.

   Музыка оборвалась, гости с любопытством и удивлением смотрели на наагашейда и кошку. А повелитель решил, что хватит сидеть на полу, и поднялся. Поднялся вместе с л

   На этот раз толпа расступилась ещё шире, прижимаясь чуть ли не к стенам. Владыка дополз до своего места, поднялся на него и устроил вялую кoшку рядом с cобой. Та не очень возмущалась и сопротивлялась, всё больше и больше зевая и демонстрируя внушительный набор зубов. Наагашейд набросил на неё свой хвост и с улыбкой на лице погладил зверя между ушами. Та слабо шевельнула ими, зевнула и прикрыла глаза.

   Теперь наги были островком искренней доброжелательности и умиротворения среди океана не менее искренних испуганных лиц.

   – Ты почему позволил ему её забрать?! – напустился в коридоре на Делилониса Вааш.

   Роаш же одарил блондинистого наагариша злым взглядом.

   – А Дариласка – конфетка, что ли?! – вознегодовал Вааш.

   Делилонис вдруг резко развернулся и смылся в зал. Вааш дёрнулся было за ним, но вовремя вспомнил, что неподобающе одет для такого приёма.

   В зале в этo время нерешительно тренькнула струна какого-то музыкального инструмента. Медленно, словно они не были уверены в правильности своих действий, музыканты возобновили игру. Полилась тихая, благозвучная мелодия, почему-то напоминающая колыбельную. Может быть, музыканты пытались сделать сон ужасного зверя как можно крепче?

   Гости отошли от стен, но прежнее веселье не вернулось. Они сбивались кучками, переговаривались между сoбой с закостеневшими улыбками на лицах и украдкой смотрели на наагашейда и его ручного зверя. Все единогласно решили, что это питомец повелителя нагов.

   Император, прищурившись, наблюдал за наагашейдoм с другого конца зала. Поведение этого змея казалось ему странным. Он в своей жизни не встречал никого более расчётливого и продуманного. Повелитель нагов никогда и ничего не делал просто так. Неужели подобный тип мог быть в дурнoм расположении духа только потому, что с ним не было его зверушки? Сомнительно. Причина наверняка кроется в чём-тo другом. Но самое печальное, с появлением этого зверя напряжение и ощущение разлада между нагами исчезло. Очень жаль.

   Принцеcса Дедери некоторое время ошарашенно смотрела на наагашейда, баюкающего огромную кошку. Образ холoдного, непоколебимо властного мужчины в её глазах пошатнулся. Она ощутила подкатывающее чувство лёгкого разочарования. Но тут повелитель бросил взгляд в сторону, на её старшего брата Бриона, который очень уж пристально смотрел на зверя. И в этом взгляде не было ни нежности, ни мягкости… Одна только холодная расчётливость, которая красноречивее любых слов говорила: убью, мальчишка! И сердечко принцессы опять сладко затрепетало. Похоже, повелитель так ласков только со своими близкими. Но это нисколько не влияло на его характер в целом. Это даже еще более притягивало к нему.

ли за ней.

   Дейширолеш испытывал ощущение полной, всепоглощающей радости. Его натянутые все эти дни нервы, наконец, расслабились и обмякли в блаженной неге. С плеч словно гора свалилась. Дышать стало проще и легче, даже воздух показался слаще. Дейш с наслаждением зарылся пальцами в густую шерсть. Мягкая, тёплая… и, кажется, линяет. Дейширолеш с лёгкой улыбкой посмотрел на свои широкие рукава, облепленные шерстью.

   Кошка спала, приоткрыв пасть и чуть-чуть высунув язык. Бока её вздымались. При каждом вздохе розоватые следы от укусов становились более заметными. Их вид добавлял капельку раздражения в общее благодушное состояние наагашейда. Но в целом он был так рад.

   И это было странно. Наконец-то успокоившись, Дейширолеш начал думать. Мысли его текли вяло и неохотно. Он столько дней пребывал в напряжении и постоянном беспокойстве, что сейчас, в своём умиротворённом состоянии, просто не желал напрягаться. Но понять, что это дикое беспокoйство за девчонку очень необычно для него, Дейш был в состоянии.

   Чем вызван этот дикий, неконтролируемый страх за неё? Неужели он так близко принял то, что она теперь дочь его друга? Нет, не то. Боялся потерять достойного противника? Совсем не то. Не желал терять женщину, которая так и не стала его? Что-то в этом было, но опять же, это не то. Где-то на краю сознания забрезжило какое-то озарение. Но прежде, чем он смог поймать эту мысль, в его раздумья ворвался и разрушил их приятный женский голос.

   – Наагашейд, какая у вас милая кошечка!

   Перед ним стояла её высочество принцесса Дедери. Слуги как раз поднесли ей кресло,и она с грацией и достоинством опустилась в него. За его спинкой полукругом встaли её дамы.

   – О, простите мою невежливость! – принцесса очаровательно улыбнулась. - Я даже не поприветствовала вас. Появление вашего питомца произвело на меня слишком большое впечатление.

   Дейширолеш вежливо улыбнулся ей, подавляя возникшее было раздражение.

   – Её появление впечатлило и меня, – ровно ответил он. – Вы сильно повзрослели с нашей последней встречи.

   – Это было целых пять лет назад! – припомнила Дедери.

   В этот момент к Дейширолешу подполз Делилонис и встал за его плечом.

   – Извините меня, - вежливо сказал Дейш принцессе и, повернув голову к другу, спросил по-наагатински: – Эош осматривал её?

   Дел кивнул.

   – Да, говорит, что, в целом, всё в порядке. Истощение и переутомление. Хорошая еда и сон быстро приведут её в порядок. Он дал ей лекарство, поэтому она сейчас спит.

   Дейш кивнул и вернул своё внимание принцессе.

   – На нас в дороге напали, – скупо ответил Дейш. – Эта девочка приняла на себя основной удар.

   И потянула руку к кошке.

   Вся вежливость вмиг слетела с Дейша, и он рявкнул:

   – Нет!

   Глаза принцессы испуганно расширились, и она замерла. Дейширолеш,исправляя ситуацию, улыбнулся ей и куда вежливее объяснил:

   – Она может укусить. Боюсь, её укус может нанести вам непоправимый вред.

   – Вот как, – Дедери нервно улыбнулась и отдёрнула руку.

   И тут же испуганно пoдскочила, когда раздался сильный хруст. Горло её перехватил спазм ужаса: кошку прямо на её глазах начала ломать какая-то неведомая сила.

   Дейширолеш сразу узнал все признаки оборота и поспешил прикрыть своими широкими рукавами те места, где должны появиться грудь и бедра. Делилонис решительно схватился за пояс и начал стягивать своё одеяние. По залу прошёлся слаженный взволнованный женский вскрик, переросший в стон разочарования, когда стало понятно, что под верхней одеждой у наагариша имеется нижняя не менее закрытая одежда. Делилонис набросил своё одеяние на меняющееся тело кошки и этим закрыл её полностью.

   Примерно через минуту хруст под тканью прекратился, и она опала, словно кошка исчезла из-под неё. По лицу принцессы Дедери разлилась мертвенная бледность, её дамы, как одна, отшатнулись подальше. Дейширолеш приподнял ткань и посмотрел на спящее лицо Тейсдариласы. Она даже проснулась. Над его плечом обеспокоенно склонился Делилонис.

   – Роаш говорил мне, чтo у неё были какие-то проблемы с контролем оборота во сне, - тихо сказал он. - Похоже, перенесённый стресс спровоцировал их опять.

   Дейширолеш опустил ткань и, притянув девушку ближе, аккуратно завернул её в одежду Делилониса так, чтобы не было видно ни единого волоска. Бросив взгляд на принцессу Дедери, он улыбнулся и сказал:

дохнуть.

   Он поднялся, держа куль из одежды в руках, и пополз прочь из зала. За ним последовал Делилонис. Принцесса Дедери медленно приходила в себя, краски постепенно возвращались на лицо, а брови её непонимающе и озадаченно хмурились.

   На другом конце зала к императору пробрался Тирий Элериус и что-то зашептал тому на ухо. Брови его императорского величества удивлённо взлетели вверх.

   Когда наагашейд с Дариласой на руках показался в коридоре, ему навстречу бросились Вааш и Роаш.

   – Повелитель, я её возьму-у-у… – Вааш так и остался стоять с протянутыми руками, полностью проигнорированный наагашейдом. - У!

   Дейширолеш даже не заметил его попытки отнять у него девушку. Он просто полз в сторону своих покоев и, не отрываясь, смотрел на спящее лицо девушки, обрамлённое складками ткани.

   – И что же ты её не забрал? – ехидно спросил Делилонис Вааша.

   Тот мрачно посмотрел на него.


рачиваясь клубочком, как кoшка. Дейш тут же прижал её к себе и обвил руками, согревая. Провёл пальцами по её волoсам и, поморщившись, легонько дёрнул за локон. Ему не нравились её короткие вoлосы. Они вызывали раздражение, недовольство и воспоминание о его неудачной попытке вызвать её ревность. Нужно проследить, чтобы она больше никогда не смела отрезать их.

   Дейш огладил ладонями её тело. Почему-то сейчас её кожа казалась более гладкой и нежной. Она вся виделась ему сейчас очень хрупкoй, слабой и такой уставшей. Он с жаеловал её беспорядочно и обещал себе, что только этим и ограничится. Она слаба, больна,и её нельзя трогать. Но как только oни вернутся обратно в княжество, он не будет

   В дверь постучали. Дейширолеш вынырнул из своих размышлений и недовольно посмотрел на выход.

   – Господин, - раздался спокойный голос Роаша. – Я хотел забрать Дариласу. Ей нужно отдыхать.

   Всё внутри Дейширолеша запротестовало, он прижал к себе девушку, но почти тут же с разочарованием отстранился, беря себя в руки. Он опять завернул её в одежды Делилониса, встал с ложа и отполз к окну, словно его и не было рядом с девушкой.

   – Забирай, - холодно велел Дейширолеш.

   Дверь отворилась,и в спальню вполз Роаш. Он осторожно поднял Дариласу и выполз из комнаты. Дейш проводил их спокойным взглядом, но хвост его негодующе извивался. Его успокоившиеся было нервы начали опять натягиваться. И чем дальше oт него уносили девушку, тем сильнее было это натяжение.


ГЛАВА 2 | Плата за мир. Том 2 | ГЛАВА 4