home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

«Просто прелестно!»

Волки появились во дворе за спинами шестерых дворняг: полдюжины рыжих морд и четыре серых, уши прижаты к голове, зубы оскалены. Возглавлял их Дольф, покрытый шрамами и продолжавший хромать.

Питомцы Белл смешались и просто стояли на месте, не зная, что делать. Макс не мог шелохнуться.

Он не пострадал. По крайней мере, физически. Но внутри его продвинутого «Праксисом» разума бушевала война.

Макс с такой гордостью говорил Крепышу и Гизмо о поиске лучшего во всех животных, даже во врагах. О том, как все нуждаются в капельке надежды и больше ни в чём, о том, что всё будет хорошо. И о том, что, даже если кто-то выглядит опасным врагом, ему нужно предложить помощь, и это правильно.

Но вот перед ним стоит Дольф, страшный и злобный волк. Макс поступал с ним по справедливости, разве нет? И что получил взамен? Ещё более сильного врага.

Он пытался помочь Белл, а теперь загнан в угол: ему некуда бежать, хотя встреча с родными так близка.

Он пробовал помочь Дэнди Когтю в Анклаве, а тот на него ополчился. То же случилось и при встрече с Председателем и его Корпорацией и с Гертрудой в лаборатории.

Макс смотрел, как волки подбираются к дворнягам и Джорджи, и ему становилось всё горше и горше. Предположим, «Праксис» сделал его умнее, но сейчас он чувствовал себя просто глупым псом.

– Макс! – Гизмо ткнула его носом в бок. – Макс, надо что-то делать – мы должны…

Волки бросились в атаку.

Широко разинув пасти, они прыгнули на шестерых дворняг и впились зубами в тощих псов. Взвизгивая от ужаса, поджав хвосты, бедные собаки кинулись во двор и скрылись из виду.

Волки побежали за ними, рыча и подвывая. Все, кроме Дольфа, который смотрел мимо Джорджи, трясущегося на краю бассейна.

Прямо на Макса.

Потом и он исчез – помчался вдогонку за дворнягами.

– Это наш шанс, приятель! – тявкнул Крепыш. – Пошли!

Макс не знал, что и думать. Он молча потрусил за своими друзьями вдоль бортика бассейна к Джорджи. Откуда-то из глубины дома донёсся голос Белл.

– Не трогайте моих питомцев! – крикнула она. – Они нужны мне!

Макс, Крепыш и Гизмо подбежали к Джорджи. Сенбернар явно был напуган, но, похоже, не ранен.

– Ты в порядке, здоровяк? – спросил Крепыш.

– Думаю, да, – ответил Джорджи. – Я надеялся, вы уже убежали.

– И бросили тебя? Никогда!

Макс выглянул за живую изгородь. Из-под замшелых деревьев доносились визг и лай собак и волков, но он никого не видел на просторном, заросшем травой дворе.

– Уходим отсюда, – сказал друзьям лабрадор. – Надо найти Флетчер и Белыша – пусть заберут Джорджи в какое-нибудь безопасное место, а потом мы рванём куда подальше, пока волки отвлеклись.

– А как же Белл? – удивилась Гизмо. – Ты говорил…

– Это не имеет значения! – рявкнул Макс. Он посмотрел на балкон, где за мгновение до того стояла Белл. Жаль, что не удалось поговорить с ней подольше. – Все звери были правы, – продолжил он. – Она стала совсем плохой. Пойдём отсюда, пока Дольф не вернулся.

Никто ничего не ответил. Макс сошёл с бетонного бортика бассейна и погрузился в высокую траву на заднем дворе. Судя по звукам, волки дрались с дворнягами где-то в отдалении, но Макс двигался медленно и осторожно, готовый к следующему неожиданному нападению Дольфа.

Однако, когда четыре собаки обогнули живую изгородь и направились к дому, вместо волка Макс увидел Белл.

Колли в испуге носилась кругами перед домом. Накидка в цветочек развевалась на ветру, это было почти красиво, как она и хотела. Заметив Макса, Крепыша, Гизмо и Джорджи, колли всхлипнула и метнулась прочь, на ту часть двора, которая была скрыта за высокой белой стеной.

– Она такая печальная! – воскликнула Гизмо. – Надо поговорить с ней.

– Гизмо… – начал было Макс, но йорки уже умчалась в высокую траву.

– Это хорошая идея? – спросил Джорджи.

– Вероятно, нет, – сказал Крепыш, – но Гизмо есть Гизмо. Она доверяет своим инстинктам, даже если иногда это означает, что нужно ринуться в самое пекло. – Такс вильнул хвостом. – Вот что мне в ней больше всего нравится.

Макс неохотно последовал за терьершей, настороженно поглядывая по сторонам: не объявились ли волки или дворняги? Он понюхал воздух, но почуял лишь запах мусора, валявшегося на подъездной дорожке у дома.

Углубившись в огороженный стеной сад, Макс услышал чей-то плач и тихий утешающий голос Гизмо.

Макс бесшумно провёл Крепыша и Джорджи по зарослям, уклоняясь от колючих веток розовых кустов, и они наконец вышли на открытое место. Здесь рядом с круглым металлическим столиком стояла пустая купальня для птиц, а по бокам от него – два металлических стула.

На одном из них, укутавшись в накидку, сидела Белл, на втором – Гизмо.

– Они ушли! – скулила колли. – Все мои питомцы ушли. Они никогда ко мне не вернутся. Я всегда буду одна.

– Ох, Белл! – проговорила йорки. – Это неправда. Тебя много кто любит. Не проходило дня, чтобы мы не встречали животных, которые отзывались хорошо о тебе или по крайней мере о том, какой ты была, пока люди не уехали.

– Тогда почему вы хотите уйти? – сквозь слёзы спросила Белл. Бросив взгляд на Макса, Крепыша и Джорджи, она добавила: – Почему ни один из вас не согласился принять моё приглашение?

– Может быть, потому, что это не было приглашение, – ответил Крепыш. – Это был приказ.

Белл накинула на морду накидку в цветочек.

– Никто не хочет оставаться здесь по собственной воле, – прошептала она, – даже пёс, которого я любила больше всего на свете, бросил меня.

– Босс? – спросила Гизмо.

Белл вскинула голову, простынка упала с её морды. Колли задрожала.

– Я сказала, никогда не…

– Ну, мы всё равно произнесём его имя, леди, – вмешался Крепыш и вспрыгнул на стул рядом с Гизмо. – Босс послал нас найти тебя.

Белл прищурилась:

– Я тебе не верю.

– Это правда! – вмешалась Гизмо. – Верно, Макс?

Лабрадор моргнул, встретился взглядом с Белл и кивнул.

Та махнула лапой и со вздохом произнесла:

– Но если то, что хотел сказать Босс, было так важно, почему он сам не пришёл?

Мгновение все молчали.

– Ну? – настаивала Белл.

– Босс… умер, – тихо вымолвила Гизмо.

Всё тело Белл окаменело, а глаза широко раскрылись. Она разомкнула челюсти, чтобы что-то сказать, но не смогла.

– Он был герой, – произнёс Крепыш. – Он боролся за спасение корабля, полного собак. Без него всех их убили бы. Он был такой храбрый.

– Он всегда был храбрым, – прошептала Белл.

Заскулив, Гизмо спрыгнула со своего места рядом с Крепышом и вскочила на стул к Белл.

– Босс хотел, чтобы ты знала: он не специально оставил тебя. Он не знал, что собираются делать хозяева, когда они его забирали, и после этого каждый день мечтал, как вернётся домой и отыщет тебя. Он хотел бежать с тобой по высокой траве и играть на берегу старого пруда, и ещё он хотел, чтобы ты знала: он любил тебя очень, очень сильно.

Глаза колли начали наливаться слезами, и она зажмурилась.

– Как говорит Макс, – прошептал Крепыш, – мы все заслуживаем того, чтобы знать, что нас любят. Люди скоро вернутся. Босс умер, но твои хозяева приедут за тобой.

– Обещаете? – тихо проговорила Белл, не открывая глаз.

– Конечно, – подтвердила Гизмо.

– Определённо, – поддержал подругу Крепыш.

Моргнув, Белл встретилась взглядом с Максом:

– А ты что скажешь?

У Макса в голове роилось столько мыслей, что он не знал, какую из них выразить словами. Пока пёс пытался подобрать правильные, за спиной у него и Джорджи на садовой дорожке скрипнул гравий.

И Макс почуял запах Дольфа.

Пёс развернулся. Меньше всего ему сейчас хотелось драться, но, если понадобится, он не станет избегать поединка. Не важно, насколько он смущён и расстроен, – он не позволит волкам причинить вред своим друзьям.

Но Дольф был один.

Огромный, весь в шрамах, волк, прихрамывая, вышел вперёд; его блёклые глаза смотрели недоверчиво.

– Где твоя стая?! – с рычанием спросил Макс.

Дольф осклабился:

– Гоняется за этими полоумными дворнягами. Скажи спасибо.

– Скажи спасибо? – повторил Крепыш, вытаращив глаза. – За что это? За то, что ты притащился за нами в Батон-Руж?

– Нет, – ответил волк, – за спасение от этой собачьей стаи.

Макс смущённо покачал головой:

– Разве ты здесь не для того, чтобы продолжить нашу вражду? Ты ведь сам так говорил при нашей последней встрече?

Дольф со вздохом прошёлся взад и вперёд по траве и гравию.

– Поверь мне, Макс, последнее, чего я ожидал от себя, это что буду спасать твою шкуру. Но ты помог моей стае. И я чувствую, что в долгу перед тобой. – Он встретился взглядом с лабрадором. – Кроме того, если кто-то положит тебя на лопатки, это буду я, а не какие-то помойные собаки.

– Значит, ты помог нам, – медленно проговорил Макс, – потому что я помог тебе.

– Да. – Дольф снова усмехнулся. – Это не так сложно понять. – Повернувшись спиной к собакам, волк захромал к выходу из сада. – Но больше не жди от меня одолжений, Макс. Теперь мы квиты.

С этими прощальными словами волчий вожак скрылся из виду.

– Какой милый парень, – отметил Крепыш. – Я правда хотел бы, чтобы он заглядывал к нам почаще.

– Правда? – переспросил Джорджи.

Крепыш хмыкнул:

– Нет, неправда, здоровяк. Это был сарказм.

Белл всхлипнула. Глаза её затуманились слезами. Гизмо, стараясь утешить, лизнула большую собаку в нос.

– Значит, вот как, – прошептала одинокая колли. – Босс ушёл навсегда, и волки разогнали всех моих новых друзей. У меня больше ничего не осталось в этом доме.

Всего час назад Белл выглядела безумной. Плохой. А теперь она опять стала милой колли, которую любил Босс.

Заклятый враг оказал помощь Максу, и всё потому, что пёс поступил с ним великодушно. Белл пришла в себя, после того как Гизмо и Крепыш взяли на себя труд обращаться с ней уважительно и по-доброму.

Макс не мог отрицать, что в мире полно опасностей. Не все звери и не все люди добры. Но, глядя сейчас на Белл, пёс снова загорелся надеждой. Он должен верить, что большинство животных могут быть хорошими, если дать им шанс.

Вильнув хвостом, Макс прошагал по гравию к Белл и лизнул её в морду.

– Говорю это не только для тебя, Белл, – произнёс он. – Люди вернутся. Скоро мы будем со своими родными.

– Но что мне делать до тех пор? – спросила колли.

Пригнув голову, Джорджи робко предложил:

– Может, побудешь со мной и моими друзьями?

Макс, Белл, Крепыш и Гизмо посмотрели на сенбернара.

– Ты сделаешь это для меня? – поразилась Белл. – После того, как мои питомцы гонялись за тобой?

Джорджи грустно улыбнулся ей слюнявой улыбкой и вильнул хвостом:

– Конечно! Думаю, любой сошёл бы с ума в этом доме. Мы найдём какое-нибудь хорошее место и составим друг другу компанию.

– Думаю, мне это понравится. – Белл тоже вильнула хвостом. – По-моему, нам будет неплохо.

– Просто прелестно! – одобрительно кивнула Гизмо.


Глава 22 Южанка [4] Белл | Дорога чудес и невзгод | * * *