home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Король свалки

Полчище крыс кишело по обе стороны от собак, словно живой пушистый серо-чёрный ковер.

Когда они вышли из сырого, вонючего туннеля на свежий вечерний воздух, грызуны запели.

– Собаки разозлились и нас хотели съесть, – затянула половина крысиной армии.

– Король наш Длиннозуб решился сбить с них спесь! – откликнулась другая. Крысы взбирались по откосу на дорогу, продолжая пение:

– Эпическая битва в туннельной тьме велась.

– Собаки в подземелье ярились, скаля пасть.

Вскоре наши друзья оказались на ровной дороге и вслед за крысами двинулись на север, в сторону города, который постепенно накрывала темнота ночи.

– Отпор дадим барбосам большим и мелким – кыш!

– Но тут из тьмы явился, среброречив, Крепыш!

Толпа крыс возликовала. Макс не мог удержаться от смеха, видя энтузиазм серых зверьков. Они приблизились к окраинам города. Крысы вели собак по боковой улочке. Макс очень удивился, увидев впереди горы из нагромождённых одна на другую машин всех размеров и цветов. Позади них, устремляясь в небо, высилась тень гигантского подъёмного крана.

Место, где были свалены машины, окружал высокий забор из металлической сетки с витками зловеще поблёскивающей поверх колючей проволоки. В конце улицы над проёмом в ограде аркой изгибалась вывеска: «СВАЛКА И ПРЕДМЕТЫ ИСКУССТВА ЭДА», однако кто-то начал выводить поверх неё предостерегающий символ из трёх колец.

Крысы завершили свою песню, когда вступили на свалку.

– Крепыш нас возвеличил, воспел нашу власть над туннельной тьмой.

– А потом он вернулся в верхний мир, издав напоследок лай злой.

Все голоса соединились в общий хор:

– И снова над подземельем властвует род крысиный,

– Как сказано Крепышом, нашим другом, речистым сильно!

Голоса крыс вновь дошли до восторженного писка, который разносился по всей свалке. Макс не представлял, сколько разных мелких созданий, должно быть, обитает здесь.

– Они тебя и правда любят, – благоговейно проговорил Джорджи. – Но почему ты стал помогать крысам?

– Это длинная история, – сказал Крепыш и, приосанившись, добавил: – Главное, что теперь я – герой крысиного народа! Могу поспорить, эти ребята приведут нас прямиком к Белл. – Крепыш задрал голову. – Неплохо быть знаменитым, верно, Грязеползец?

Макс заметил, что несколько крыс внимательно прислушиваются к разговору.

– Ш-ш-ш, ребята, – шепнул он. – Давайте лучше повременим торжествовать, поглядим, что ждёт нас впереди, ладно?

Все притихли и в молчании двинулись по лабиринту свалки.

Прямо напротив ворот стоял грязный, старый школьный автобус, заезженная версия ярко-жёлтого, который каждое утро забирал Чарли и Эмму. Только у этого не было колёс – он стоял на больших шлакобетонных блоках. Кто-то нарисовал на его боку цветы и листья, дикие растения обвивали стенки и торчали из открытых окон.

Справа располагалось ветхое здание, но крысы не повели собак к нему. Вместо этого, они потянулись налево, где стены из машин высились так близко одна к другой, что людям, наверное, приходилось пробираться между ними боком.

Пока собаки протискивались по узким проходам, Макс понял, что это не простая свалка, а настоящий клад. Металлические лампы на высоких шестах освещали так называемый мусор, вокруг лампочек роились мотыльки.

Собак вели мимо старых духовых шкафов с открытыми дверцами и ржавыми, покрытыми внутри копотью стенками. Изнутри на псов смотрели крысы, они перешёптывались и ели что-то из помятых жестянок.

В очередной раз свернув, они обнаружили груду пружинных матрасов, окружённую колоннами из сложенных одна на другую автомобильных покрышек. В матрасах были устроены маленькие гнёзда из соломы, старого тряпья и пережёванного пенопласта – там спали крысята. Более крупные крысы обеспокоенно поглядывали на гостей с шинных колонн.

В каждом уголке были пристроены хорошие вещи: автомат с жевательной резинкой, огромный, как машина; игрушечный робот с металлическими клешнями; медные лампы на спиралевидных подставках; старомодная ванна на ножках в виде звериных лап.

Макс не мог понять, почему эти вещи выбросили. К счастью, крысы, похоже, думали так же: они устроили себе гнёзда во всех доступных местах на свалке.

Пока наши друзья блуждали по лабиринту, Макс видел сотни крыс: все они держались настороже, что-то бормотали и указывали на собак. Казалось странным, что из всех созданий именно крысы так восхищались таксом, но Макс вынужден был признать: за время путешествия с ними произошло немало удивительного.

Ещё раз свернув, крысы провели Макса, Крепыша, Гизмо и Джорджи через автомобиль, стоявший в основании одной из груд взгромождённых друг на друга машин.

– Ух ты! – воскликнул Крепыш, оглядываясь по сторонам.

– О! – восхищённо прошептала Гизмо. – Тут так… мило.

Джорджи, тяжело дыша, дюйм за дюймом протискивался сквозь автомобильное окно.

– Что там? – спросил он. – Где мы?

– Пойду посмотрю, – откликнулся Макс. – Ты почти пролез, Джорджи. Давай дальше.

Лабрадор пробрался сквозь другое окошко и понял, что так впечатлило его друзей.

Крысы привели их на скрытую за стенами из нагромождённых машин поляну. Над ней были натянуты праздничные гирлянды из лампочек, изливающих вниз мерцающий свет.

На другой стороне поляны находился серебристый трейлер[3] обтекаемой, фантастической формы. Его двери и окна тоже были украшены гирляндами. Макс заметил провода, тянувшиеся к небольшой машинке, которая гудела и шипела.

Но Крепыша и Гизмо привели в восторг не трейлер и не огоньки. Макс увидел пять сделанных из мусора статуй ростом выше трейлера; среди них – две странные абстрактные фигуры, изгибавшиеся и спиралями возносившиеся в ночное небо. Третья статуя изображала мужчину, сгорбившегося и державшего одну руку на спине, а другой опиравшегося на трость. Четвёртая была женская – она сидела в кресле-качалке с букетом цветов в руках. У её ног сидела пятая фигура – собака с поднятой лапой и свесившимся из пасти языком.

Все статуи были сделаны из выброшенных на свалку вещей. Макс различил гаечные ключи и отвёртки, сваренные вместе, – из них состояли руки; вывернутые наружу зонты с нанизанными на спицы гайками и болтами составляли букет; собачья шерсть была выполнена из проволоки. Макса поразило, что все эти обычные предметы пригодились для создания чего-то совершенно нового.

Пса настолько заинтересовали скульптуры, что он не обратил внимания на крыс, которые заполнили всю поляну. Они сидели спокойно, шептались о чём-то и смотрели на стол и два стула, которые стояли перед входом в трейлер.

– Уф!

Макс обернулся и увидел Джорджи, который ткнулся мордой вниз, прямо в грязь под окном машины. Сенбернар выплюнул из пасти пыльную слюну и удивлённо заморгал, разглядывая представшую его взору картину.

– Вот это да! – проговорил он. – Кто это тут так постарался и сделал из хлама такие отвратительные статуи?

– А мне они нравятся! – возразила Гизмо. – Это… искусство.

Крысиный шёпот становился громче, но вдруг смолк. Под трейлером происходила какая-то возня.

Из темноты вылезли три крысы. Они несли нечто похожее на наволочку, взобрались на стулья, а оттуда перескочили на стол.

Две крысы взялись за верхние углы наволочки и встали на задние лапки, будто держали занавес. Третья подняла вверх лапу.

– Позвольте представить, – заговорила она, – единственного и неповторимого, прекрасного и удивительного, просвещённого и искромётного Быстрохвоста!

Занавес-наволочка был отдёрнут размашистым движением, и, к удивлению Макса, за ним обнаружилась огромная белая крыса с золотым напёрстком на голове.

Все зрители на поляне восторженно закричали, а Быстрохвост приложил одну лапу к груди и промолвил:

– О мой народ! О, как вы приветствуете меня! Я этого не заслуживаю.

Речь вождя вызвала новый прилив восторга у крысиной толпы.

Быстрохвост схватился лапками за толстый розовый живот и торжествующе захохотал.

Три крысы, которые представили его, подняли на стол жёлтое пластиковое ведёрко. Макс увидел, что в него засунута подушка.

Быстрохвост плюхнулся на свой трон, сооружённый из ведра, и объявил:

– Мне доложили, что у нас особые гости! Подойдите сюда, прошу. Я очень рад видеть вас!

Макс глянул на Крепыша:

– Пойдёшь первым?

Такс шагнул вперёд:

– Почему бы нет?

Гизмо двинулась за Крепышом, за ней – Макс и Джорджи. Крысы приветственно кричали. Один малыш, прицепившись к спине матери, пытался изобразить походку Крепыша вразвалочку.



– Успокойся, Бесёнок. Я пытаюсь что-нибудь увидеть! – укорила сынка мамаша.

– Я практикуюсь, мама, – пропищал крысёнок. – Хочу быть как Среброречивый Крепыш, когда вырасту!

– Как им все восхищаются! – прошептала Гизмо.

Собаки приблизились к столу, и Быстрохвост хлопнул в ладоши.

– Среброречивый Крепыш, – заговорил он, – ты самый удалой пёс, каких я встречал. Тебе понравилась песня, которую мы сложили о тебе? Все местные жители только её и поют в последнее время. – Он снова засмеялся.

Крепыш сел на задние лапы.

– Да, сэр, король Быстрохвост. Мне она очень понравилась. Длиннозуб обещал распространить весть о нас, но такого я вовсе не ожидал.

– Ты лучший, Крепыш! – выкрикнула какая-то крыса из толпы.

– О милейший пёс! – расхохотался Быстрохвост. – Ты даже не представляешь, как твои слова сплотили крыс! Если бы не ты, мы, наверное, никогда не решились бы сделать эту свалку своим королевством. – Быстрохвост встал и поднял вверх лапы. – Поприветствуйте Крепыша ещё раз, мои подданные!

Крысы издали оглушительное «ура!», их писк и визг пронзил ночное небо.

– А ты! – воскликнул крысиный король и указал лапой на Гизмо. – Ты, должно быть, отважная и грациозная Гизмо. В нашей песне твоя красота не оценена по достоинству. – Глядя на Макса, он добавил: – Этот огромный пёс с золотистой шерстью не кто иной, как Макс, верно? Проворный и храбрый сердцем.

– Ты и о нас тоже слышал? – удивилась Гизмо.

– Разумеется! – воскликнул Быстрохвост. – Вы ведь соратники Крепыша!

– Это Джорджи, – сообщил Макс крысиному королю. – Он наш друг, известный кое-кому как Грязеползец.

Быстрохвост окинул пса взглядом.

– Никогда о таком не слышал, – признался он. – Не важно! Любой друг Крепыша – наш друг. А Крепыш и его товарищи не должны сидеть на земле.

Толпа зашевелилась. Макс посмотрел направо и увидел три коричневые диванные подушки, которые двигались между высокими металлическими статуями. Их несли на спинах десятки крыс. Носильщики сбросили подушки прямо перед собаками под стол.

– Садитесь! – приказал Быстрохвост. – Вы проголодались?

Не успели наши друзья ответить, как король прокричал:

– Принесите пищу для гостей!

По поляне пронесли четыре пластиковые миски и поставили перед собаками. В две были насыпаны свежие шарики, в остальных плескалась вода.

– Ого! – Макс свернулся клубком на одной из подушек. – Где вы взяли эту еду?

– Я не знаю, – скучающим тоном ответил Быстрохвост. – Мои крысы просто принесли её мне.

– Звучит неплохо, – одобрил Крепыш, забираясь на другую подушку рядом с Гизмо.

Джорджи занял место последним, и все четверо наелись и напились. Над их головами Быстрохвост сидел на троне и обгладывал куриную ножку.

– Так скажите же мне, – провозгласил он, – что привело Крепыша и его друзей в наши края?

Гизмо вильнула хвостом:

– Это долгая история, но, если кратко, мы пришли в Батон-Руж, чтобы найти одну собаку.

Быстрохвост отбросил в сторону недоеденную куриную ножку.

– О! Так вы явились не ради встречи со мной?

– Вообще-то, нет, – призналась Гизмо. – Но мы всё равно очень рады с вами познакомиться!

Крысиный король дёрнул усами:

– И что это за собака, которую вы ищете?

– Мы разыскиваем колли по имени Белл, – сообщил Макс.

Несколько крыс ахнули. Быстрохвост вскинулся, его красные глазки полезли из орбит.

– Белл?! – взвизгнул он. – Вам не нужно с ней встречаться!

– Почему? – удивился Макс. – Мы обещали одному своему другу отыскать её, и он утверждал, что это самая милая и добрейшая собака во всём городе.

Быстрохвост скрестил на груди лапки:

– Ну, ваш друг, должно быть, знал другую Белл. Нет, я не советовал бы вам идти к ней.

– Эй, – вступил в разговор Крепыш, – ты забыл, что я Среброречивый Крепыш. Что может сделать мне одна колли?

Быстрохвост глянул на такса и сердито стегнул воздух хвостом, но потом засмеялся:

– Знаешь, Крепыш, я пою всё ту же песню о тебе уже так долго, что мне не терпится добавить в неё что-нибудь новенькое. Расскажите нам о вашем путешествии – что с вами произошло после встречи с Длиннозубом?

– Ну… – начал Крепыш. – Я не уверен, что у нас сейчас есть на это время, ваше королевское величество.

– Ещё как есть! – крикнул Быстрохвост.

Из крысиной толпы раздались ободряющие возгласы:

– Расскажите нам, расскажите!

– О ваших новых подвигах!

– Женись на мне, Крепыш! Брось эту тявкалку!

– Эй! – гавкнула Гизмо.

Встав с подушки, Крепыш проговорил:

– Хорошо, полагаю, я могу рассказать вам одну историю, раз это так много значит для всех вас.

Такс важно прошествовал к ближайшему стулу, запрыгнул на него, потом перескочил на пластмассовый стол, который задрожал под ним. Быстрохвосту пришлось вцепиться в трон, чтобы не упасть, но крысиный король только рассмеялся от удовольствия.

– Слушайте все, и слушайте внимательно, – пролаял Крепыш. Крысы потянулись вперёд и уставились на такса в восторженной тишине. – Я пришёл к вам с историей об опасностях и вражеских кознях. Она начинается в тёмных водах ревущей реки, где мы нашли огромный корабль, полный призраков и собак, таких же, как мы…

Крепыш попотчевал крысиную толпу историей об их приключениях с Боссом на речном пароходе, в зоопарке и лаборатории. Он придумал кое-какие детали: в версии такса вожаком был он, езды на монорельсе не испугался и вообще оказался в поезде не случайно, а по собственному желанию, и ещё он старательно избегал упоминаний о «Праксисе», но в остальном история более или менее соответствовала действительности.

Крысы ахали при упоминании о плохих людях, смеялись над выходками животных из зоопарка и сжимались от страха, когда Крепыш живописал встречи со страшными волками.

Однако Гизмо беспокойно ёрзала на своей подушке, и Макс знал, о чём она думает.

Крысы проявили потрясающее гостеприимство, но Белл где-то совсем рядом. И Дольф преследует их по пятам. Если они не уйдут отсюда в ближайшее время, встречи с волками не избежать.

– Лодка загорелась, – продолжал Крепыш, приближаясь к финальной части истории. – Моя отвага спасла беспомощных собак с речного парохода от неминуемой гибели!

– Поразительно! – прошептал Быстрохвост.

– К несчастью, – добавил Крепыш, – в тот день мы потеряли Босса. Его будут помнить как второго по храбрости пса после меня. Перед самой смертью, обратившись ко мне, он попросил найти его пропавшую любовь. Романтический конец.

Макс услышал, как некоторые крысы вздохнули.

Ещё раз подняв голову, Крепыш махнул остроконечным хвостом, едва не задев трон из ведра, на котором сидел крысиный король.

– И это, мои дорогие крысы, история о том, как я спас собак с речного парохода и стал одним из самых неустрашимых зверей на свете. Почти, – он подмигнул своим друзьям, – таким же бесстрашным, как все вы.

Толпа обезумела. Крысы начали скакать, кричать и хлопать в ладоши. Одна пришла в такой восторг, что свалилась с трейлера. Потом встала на лапки, отряхнулась и снова принялась ликовать.

– Поразительно! – повторил Быстрохвост и спрыгнул с трона. – О, мы сложим об этом песню. Я уже слышу стихи! Тра-та-та-та-та – Босс, тра-та-та-та-та-та – снёс. – Он радостно хлопнул в ладоши. – Крепыш, прошу тебя, расскажи нам ещё что-нибудь!

– Ещё! – заверещала крысиная толпа.

– Рад бы, – покачал головой пёсик, – но это может совсем вскружить вам головы.

Быстрохвост погладил такса по спине.

– О, но я тебя очень прошу. – Сжав в кулаке пучок чёрной шерсти Крепыша, он добавил: – Я настаиваю.

Гизмо вскочила на лапы:

– А я настаиваю, что нам нужно идти. Вы были очень милы, но мы пришли сюда встретиться с Белл. И должны идти к ней.

Отпустив шкуру Крепыша, Быстрохвост воззрился на маленькую терьершу.

– Я уже сказал, что вам не стоит встречаться с Белл, – прошипел он. – И нахожу ваше недоверие к моим словам грубым. Ужасно, ужасно грубым.

Радостные крики толпы стихли. Во внезапно возникшей грозной тишине Макс слышал только гудение генератора и трепыхание крылышек насекомых, вившихся вокруг ламп на столбах.

– Мы не хотели грубить, – сглотнув, заговорил пёс, – но дело в том, что волки, о которых упоминал Крепыш, всё ещё преследуют нас. И не имеет значения, насколько изменилась Белл с тех пор, как уехали люди. Мы обещали Боссу найти её. Надеюсь, вы нас поймёте.

Быстрохвост откинулся назад.

– О, я понимаю, – протянул он. – Мне ясно, что вы бредите от утомления. Смотрите, у самого здорового пса глаза так и слипаются.

Джорджи глянул на него из-под полуприкрытых век.

– Это ты обо мне говоришь? – спросил он. – Я не сплю.

– Чушь! – возразил Быстрохвост и опять стегнул воздух хвостом. – Вы четверо должны поспать здесь, а когда отдохнёте, мы продолжим слушать истории. Если появятся волки, они не сумеют справиться с моим народом. Вы ляжете спать здесь, не так ли?

Макс понимал, что слова крысиного короля – это не просьба и не предложение.

Это приказ.

Крысиная толпа стала ещё гуще, и пёс вдруг осознал, что они окружены. Грызуны со всех сторон напирали на подушки, ими были облеплены все статуи. Их блестящие глазки-бусинки так и впивались в Макса.

Его передёрнуло.

Крепыш молча спрыгнул со стола и свернулся калачиком на подушке рядом с Гизмо. Когда он сделал это, Быстрохвост снова уселся на трон.

– Вы наши гости, – объявил он. – Правила гостеприимства, заведённые в моем свалочном королевстве, гласят, что мои гости не могут уйти, пока я не объявлю об окончании вечеринки. И поверьте мне, гости мои, у нас найдётся ещё много интересных занятий, прежде чем я скажу, что всё закончено.


Глава 18 Почти у цели | Дорога чудес и невзгод | Глава 20 Мусорный туннель