home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Страх растет

Крепыш и Гизмо задрали вверх носы и тоже почуяли вонь грязных, готовых на всё волков.

– О нет! – воскликнула Гизмо. – Мне кажется, запах доносится из-за клиники. Там вроде домашняя скотина? Мы должны им помочь!

– Надо найти собак-полицейских, – покачал головой Крепыш, вздыбив чёрную шерсть на загривке. – Они должны ходить патрулём, чтобы не пускать волков в город. Это их работа.

Тревожное «му-у-у» раздалось позади ветеринарной лечебницы, на него отозвались свиньи. Животные почуяли опасность. В любую минуту они могли запаниковать.

– Придётся действовать быстро, – прошептал Макс, опустив голову. – Я побегу по дороге и найду полицейских овчарок. А вы разбудите всех собак и кошек, каких встретите, и передайте другим зверям, чтобы они прятались. Встретимся у загонов на ферме.

– Мы поняли, здоровяк, – кивнул Крепыш.

– Поторопись! – добавила Гизмо.

Они вдвоём бросились по траве к ближайшей собаке – толстому морщинистому мопсу, который громко храпел. Направляясь к площади, Макс услышал стоны и слюнявое бормотание разбуженного пса.

Лабрадор мчался по улице, высматривая кого-нибудь из немецких овчарок. В тусклом свете уличных фонарей тут и там виднелись тёмные фигуры кошек и собак, спавших на крылечках и под кустами.

Неподалёку от площади Макс приметил краем глаза золотую искру. Вокруг беседки ходила крупная собака, в полумраке мерцала звездочка на её ошейнике.

– Эй! – крикнул Макс. – Нам нужна помощь!

Заострённые уши овчарки встали торчком. Макс бросился к патрульной собаке.

– Притормози. В чём проблема? – спросила она.

– Волки! Мы учуяли их рядом с домом ветеринара. Мои друзья и я попытаемся поднять тревогу и предупредить других животных, но мы не знаем город так хорошо, как вы.

Полицейская собака вступила в круг света под фонарём:

– Ты уверен? Мы целый день провели на улице из-за этих волков. Не представляю, как они могли проскочить мимо нас.

– Но они проскочили. Пожалуйста, найди Джулепа и дай ему знать. Скажи, что тебя послал Макс.

– Понятно. – Собака отрывисто кивнула. – Забирай своих друзей и спрячься куда-нибудь. Предоставь заботу о волках нам, профессионалам.

– Конечно, – соврал Макс.

Полицейская собака побежала к ратуше. Макс развернулся и кинулся обратно к ветеринарной лечебнице. Откуда доносились лай, тявканье и вой, с каждым мигом становившиеся всё громче.

Когда пёс оказался на тротуаре, полдюжины зверюшек уже были разбужены и препирались с Крепышом и Гизмо на тёмной лужайке.

– Не слушайте их, – томно протянула чёрная кошка Минерва. – Я прожила здесь всю жизнь – тут во всей округе нет волков, ни одного. Само предположение абсурдно.

Толстяк Порги сердито глядел на Крепыша и Гизмо:

– Вы, собаки, вечно создаёте проблемы. Никогда не любил ваше племя.

Крепыш в отчаянии описывал круги в центре лужайки.

– Ну я-то вас тоже не слишком жалую, котяра. Но мы пытаемся спасти вас от съедения волками.

Лхасская апсо мотнула мордой, отчего её длинная шерсть разлетелась в разные стороны.

– В этих краях единственные, кто покушается на жизнь домашних животных, это аллигаторы, – заявила она. – А гаторы в город никогда носа не суют – даже после исчезновения людей не показывались.

– Я не знаю, Дарлен, – сказал лхасской апсо коренастый мопс. – Какой-то странный запах носится в воздухе, и коровы что-то расшумелись.

Мычание и правда стало громче, и ещё Макс слышал тревожное кудахтанье кур.

Выступив вперёд, лабрадор издал хриплый командный лай. Кошки на крыльце зашипели и попятились в тёмные углы, а четыре собаки – Дарлен, мопс и два щенка золотистого ретривера, которые увлечённо обнюхивали мешки с шариками, – насторожились.

Крепыш вздохнул с облегчением, увидев шагавшего по лужайке Макса.

– Рад, что ты вернулся, приятель, – сказал он.

– Нашёл полицейских? – спросила Гизмо.

Макс кивнул, не отводя взгляда от животных на лужайке.

– Слушайте все! – громко пролаял он. – Джулеп и другие немецкие овчарки идут сюда, но опасность близко. Вы все должны спрятаться и передать другим, чтобы сделали то же.

Минерва широко распахнула зелёные глаза.

– Я уже сказала твоим маленьким друзьям: здесь нет волков! Вы, собаки, все ужасно упрямые. – Она откашлялась. – Мир вам.

– Значит, – Макс зарычал и сделал шаг вперёд, – ты решила рискнуть своей шкурой и подставить под удар друзей только потому, что не любишь собак?

– Я делаю то, что мне нравится. – Чёрная кошка лизнула лапу и потёрла ею мордочку.

Макс уловил звук рвущейся бумаги и повернулся. Один из юных ретриверов брал штурмом гору шариков.

– Зачем здесь лежат все эти мешки? – спросил щенок. – В них еда. Я её носом чую.

– А где грузовичок старой леди? – задался вопросом второй золотистый ретривер.

– Эй, – гавкнул мопс, – малыши правы! Фургона-то нет!

Это привлекло всеобщее внимание.

– Она уехала? – спросил щенок.

– Разумеется, нет, – резко ответила Минерва.

– Но все другие люди нас оставили!

– Она не могла так с нами поступить, правда? – заскулила лхасская апсо Дарлен.

– Почему они нас не слушают?! – прорычал сквозь зубы Крепыш.

Гизмо потёрлась носом о бок такса, и тот успокоился.

– Давайте попробуем ещё раз, – предложила йоркширка.

Макс начал говорить, но вдруг ночной воздух прорезал истошный визг напуганной свиньи. Пёс побежал к боковой стене клиники.

– Делайте что хотите, – бросил он на ходу, – но пусть они спрячутся! Я пока придержу волков!

– Поняли! – крикнула ему вдогонку Гизмо.

Макс галопом обогнул дом ветеринара. Лампочка у двери заднего входа отбрасывала по сторонам бледно-жёлтый свет. Пёс видел большой металлический сарай в дальнем конце двора и тёмный ряд деревьев позади него. Внутри сарая находились коровы, всего четыре. На стожке сена вроде бы лежал телёнок – Максу трудно было разглядеть.

Белый забор делил двор на четыре части. Помимо обширного загона для коров, имелись ещё три размером поменьше: в них содержались три козы, две свиньи и несколько кур. В каждом загоне было много корма.

Одна из свиней – кабанчик – стояла на четырёх трясущихся ногах и с трудом дышала. Другая лежала на животе и с тревогой смотрела на Макса.

– Говорю тебе, Люси, я что-то видел, – сказал кабанчик. – Оно было тёмное и покрыто шерстью, а глаза – ох, какие у него глаза!

– Я верю тебе, Рики, – хрюкнула Люси. – Верю. Но ты уверен, что это не одна из городских собак? Они в последнее время часто появляются здесь.

– Я тоже видела! – заверещал чей-то высокий надтреснутый голос.

Он принадлежал рябой курице. Она поскребла сухой песок длинными когтями и, переваливаясь с лапы на лапу, подошла к изгороди.

Голова курицы ходила вверх-вниз.

– У него был такой дикий вид, – прокудахтала несушка. – Это был пёс, но точно не домашний. Я не доверяю собакам, особенно болотным!

– Ох, Люси, – застонал Рики, – это правда. Дело плохо!

Макс прочистил горло и вступил в пятно света, падавшего от фонаря над задним крыльцом.

В огороженном ячеистой сеткой курятнике поднялся переполох.



– Летти Май, детка, уходи оттуда! – прокричал один цыплёнок из своего маленького домика. – Тебя сейчас съедят!

Рики забился в дальний угол загона, его копытца увязли в грязи, перемешанной с сеном.

– Оно вернулось! Я говорил тебе, Люси, говорил!

– Ш-ш-ш! – Макс сделал пару шагов вперёд. – Я не собираюсь пугать вас. Я нормальный пёс. Видите?

Обе свиньи робко приблизились к переднему краю загона, и Летти Май тоже. Ещё одна курица храбро вылезла из курятника.

– А, так ты просто собака, – сказала Люси, – а мы-то перепугались из-за ерунды.

– Вообще-то, в лесу кое-кто есть, – тихо проговорил Макс, – но я пришёл помочь вам, и полицейские собаки скоро будут здесь.

– Мы в опасности? – Перья Летти Май встопорщились.

– Нет, пока я рядом, – объяснил Макс. – Но вы все должны сохранять спокойствие и вести себя так, будто ничего необычного не происходит. Если вы запаникуете, волки перестанут таиться и могут напасть.

– Волки! – дрожа, воскликнул Рики. – Я слышал о волках. Они большие и злые!

Люси толкнула приятеля пятачком:

– Забыл, что сказал пёс? Мы не должны шуметь.

– В чём дело? – проблеяла коза. – Есть чего-нибудь новенькое пожевать?

С севера подул ветер, в ноздри Макса затёк едкий запах навоза, и щекочущий аромат сена, и сразу за ним – волчий мускус.

– Объясните козам, что происходит, – попросил Макс свиней, – и коровам тоже. – А потом, обращаясь к курицам, добавил: – А вы, леди, вернитесь в курятник.

– Меня не надо уговаривать, – прокудахтала одна из квочек.

Пока курицы толпились у входа в свой домик, а свиньи шёпотом предупреждали соседей по ферме об опасности, Макс потихоньку стал пробираться к зарослям деревьев за металлическим сараем. Одна из коров, крепкая, с коричневыми и белыми пятнами на шкуре, внимательным взглядом больших глаз наблюдала, как пёс лакает воду из её корыта.

Оказавшись сбоку от сарая, Макс лёг на живот. Трава здесь была высокая, в бока упёрлись гладкие камни. Позади него, на ферме, животные вели себя тихо, хотя пёс слышал, как они беспокойно переступают копытами.

Макс лежал и почти не дышал. Он чувствовал себя глупо, словно был кошкой, которая выжидает момент для нападения на ничего не подозревающую мышь. Но, выйди он на открытое место, это могло насторожить волков или спугнуть, и они убежали бы в другую часть города или, что ещё хуже, пошли бы в лобовую атаку на Макса.

Ему не пришлось ждать долго.

Если бы он не прислушивался так напряжённо, то, наверное, не услышал бы звука мягко ступающих лап, которые старательно перешагивали сучки, чтобы их треск не выдал крадущегося.

ше встречал Макс, однако в глазах безошибочно читалась знакомая дикость, и клыки тоже были как у всех серых бродяг, острые.

Как следует разглядев второго волка, Макс с трудом сдержал досадливый рык.

Это был Дольф.

Дольф, который спалил дом Крепыша сразу после того, как все люди исчезли. Дольф, который преследовал Макса и его друзей по городам и весям, который убил несчастного Рауля, напал на речной пароход – дом компании ни в чём не повинных напуганных собак.

Этот волчара неутомимо разыскивал Макса. Не было ему покоя – почему-то он твёрдо решил, что не уймётся, пока не покончит с лабрадором.

И вот Дольф здесь.

Он был намного крупнее своего рыжего компаньона. Видно, жизнь его изрядно потрепала за то время, что они с Максом провели вдали друг от друга. Дольф так исхудал, что рёбра выпирали наружу, к трём белёсым шрамам на морде прибавились новые. Шерсть на обгоревшем боку облезла да так и не отросла. Кожа на месте ожога была бледная, голубоватая и на вид очень тонкая. Вдоль другого бока тянулись два свежих пореза, и ещё волк слегка прихрамывал.

Приятель Дольфа понюхал воздух, однако ветер продолжал дуть с севера, так что запах Макса уносило в сторону.

– Рядом никого, – сказал рыжий волк, – пошли за едой.

Дольф сурово глянул на своего меньшего собрата:

– Надо всё проверить, Радд. На улицах патруль из откормленных и натасканных псов. Поговаривают, что там, в городе, и какой-то человек имеется.

Радд фыркнул.

– Я не боюсь ни собак, ни людей! – выпалил он. – Я ничего не боюсь!

Дольф обозлился и щёлкнул челюстями на своего приятеля. Тот вздрогнул, но не отступил.

– Посмотри на меня, – велел ему Дольф. – Видишь раны? Их могут нанести и собаки, и люди. Видишь кровь? Мне пустили её чудовища из этого леса. – Он угрожающе шагнул к своему напарнику. – Ты видишь?

– Вижу! – порыкивая, отозвался Радд.

– А ты не забыл, что, если бы я не получил эти раны, другие волки из твоей стаи не смогли бы присоединиться ко мне – их просто не было бы в живых?

– Я помню.

– Значит, тебе известно, насколько я силён! – прорычал волчий вожак. – И ума мне не занимать. Это ты тоже знаешь.

– Да, Дольф. Но я всё равно не пойму, почему бы нам не поживиться говядиной.

– Нужно подкрепление. Мы сможем завалить только одну из коров, а другие затопчут нас своими копытами.

– Тогда задавим свинью или передушим кур, – предложил Радд. – Они мельче.

– Нет, – отрезал Дольф, – я всё обдумал. Мы не сможем перекинуть добычу через забор и унести. Нагрянут патрульные собаки – придётся драться с ними.

– Что-то ты нас недооцениваешь, – прорычал Радд.

– У нас только одна возможность! – рявкнул Дольф. – Мы голодаем, у нас нет другого выхода, кроме как… – Следующие слова волк выпалил: – Вступить в переговоры! Мы попросим собак, чтобы они поделились с нами своей едой.

– Как же мы это сделаем? – покачал головой Радд. – Собаки нам не поверят.

Дольф посмотрел в сторону тёмного леса:

– Я пришёл сюда по следам своего врага. Макса. Несмотря на прошлые раздоры, он может помочь мне.

Макс окаменел. Этого он совсем не ожидал. Дольф собирается просить его о помощи?! После всего, что сделал?

– Макс – домашний выкормыш, – возразил Радд. – Мало кто из наших верит, что он так опасен, как ты говоришь.

– Я бы сам себе не поверил, – признался Дольф, понизив голос, – если бы не видел его в деле. Это самый худший враг волков, но и наша единственная надежда на выживание.

«Наверное, это какая-то уловка», – подумал Макс. Может быть, волки всё-таки учуяли его.

Однако оба зверя действительно выглядели оголодавшими, а их тела несли на себе следы недавних ран. Вероятно, волки тоже натолкнулись на гаторов.

Хоть раньше Макс и злился на Дольфа за те страдания и ужасы, которые ему пришлось пережить из-за этого бессердечного зверя, сейчас он испытывал к нему жалость – и ничего больше. Глаза волка, прежде дерзкие, теперь как-то потускнели и стали печальными. Если уж Дольф, вожак стаи, находится в таком состоянии, что же творится с остальными волками?

Макс сглотнул и решился. Он видел, с каким сочувствием и любовью относилась доктор Линн к нему самому и к другим животным, и псу показалось неправильным поступать иначе.

Вдруг, если он поможет волкам, они не тронут домашних зверей и скотину на ферме и, может быть, прекратят наконец преследовать его самого, а также Крепыша и Гизмо?

Макс поднялся на лапы и сделал несколько осторожных шагов из своего укрытия. Дольф тут же заметил его и замер.

– Привет, – тихо произнёс Макс. – Я слышал твои слова. Я хочу помочь.

Не успел Дольф ответить, как рыжий волк зарычал.

– Мясо! – крикнул он. – Я так голоден. Мне нужно поесть мяса!

Широко раскрыв пасть, чтобы впиться зубами в Макса, Радд прыгнул вперёд.


* * * | Дорога чудес и невзгод | Глава 16 Недолгое перемирие