home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Как всё это началось

Доктор Линн принесла из соседней комнаты шесть мисок и поставила по две для Макса, Крепыша и Гизмо, так что все трое получили по отдельной порции шариков и воды.

Пока они набивали животы у смотрового стола, доктор Линн нанесла по капле крови каждой собаки на прямоугольные стёклышки и стала рассматривать их под микроскопом. Она добавляла в пробирки с кровью разные препараты, встряхивала их и подносила к свету. Выявленные данные она записывала в блокнот и вносила в компьютер.

Работала доктор Линн молча, так что комнату наполняли хрумканье и плеск лакаемой воды. Как только собаки покончили с едой, старушка закрыла блокнот и сказала:

– Я не знаю, как это случилось, но вы трое прошли весь процесс «Праксиса» до конца.

– Давайте сядем у её ног – пусть знает, что мы слушаем, – предложил Макс.

Три собаки уселись рядком перед белыми кроссовками старушки, посмотрели на докторшу и вильнули хвостами.

Закусив губу, доктор Линн поглядела на каждого пса:

– Я, конечно, такого не ожидала. Какой-то другой человек сделал это с вами? Гавкните один раз, если «нет», и два, если «да».

Макс, Крепыш и Гизмо гавкнули по одному разу.

– Хм. Но вы были в лаборатории, верно? – спросила старушка. – Пожалуйста, гавкните один раз, если не были, и два, если были.

Все трое гавкнули дважды.

Доктор Линн вздохнула и опустила руку, чтобы почесать собак за ушами.

– Я надеялась, что найдётся какое-то другое решение, но вижу, что у меня осталась недоделанная работа. Ещё несколько вопросов. Это моя собака Мадам Кюри привела вас в лабораторию?

Одиночный лай – «нет».

– Вы видели Мадам? Вы путешествовали с ней?

Два лая – «да».

– Тогда почему она не… – Рука старушки взметнулась к лицу и накрыла рот. – Вы где-то оставили Мадам?

Сначала никто из собак не подал голоса. Грудь Макса сдавило, хвост перестал вилять. Наконец пёс гавкнул дважды, чтобы сказать «да».

– Вы хотели оставить её?

«Нет».

Рука старушки задрожала, глаза увлажнились. Она прерывисто вздохнула и спросила:

– Мадам… умерла?

Макс заскулил и понурился. Крепыш с Гизмо прижались друг к другу и засопели. Им не пришлось лаять в ответ. Макс понял, что доктор Линн сама обо всём догадалась.

По бледной, морщинистой щеке старушки сползла слеза, за ней другая. Женщина подняла вверх лицо, не заботясь о том, чтобы вытереть слёзы.

– Я вам очень сочувствую, – сказал Макс, встал и положил голову на колени доктора Линн. – Она была очень хорошим другом. Я тоже по ней скучаю.

Женщина с отсутствующим видом погладила пса; она продолжала смотреть в пространство, затерявшись в воспоминаниях.

– Это так печально, – проговорила Гизмо. – Ей даже не удалось попрощаться с Мадам.

– Я уже начинаю жалеть, что мы нашли способ разговаривать с ней, – проворчал Крепыш.

Макс лизнул руку доктора Линн, потом ткнулся носом в её ногу.

Качая головой, старушка провела тыльной стороной ладони по щеке и глазам, посмотрела на Макса и, грустно улыбаясь, погладила его по голове.

– Что-то подсказывает мне: ты тоже любил Мадам, Макс, – сказала она. – Думаю, это ей пришла в голову идея послать тебя ко мне. Я знаю, она и сама пошла бы искать меня, даже если никогда…

Мягко отодвинув от себя Макса, доктор Линн слезла с табурета и начала прибирать в смотровой. Собаки наблюдали и слушали.

– Знаете, я назвала Мадам в честь одного из своих кумиров, – сказала старушка. Она стояла спиной к Максу, Крепышу и Гизмо и ставила пробирки в шкафчик. – Мадам Мария Кюри была блестящим учёным в те времена, когда женщин в науке не особенно ценили. Я не посмела бы сравнивать себя с ней, но у меня есть кое-что общее с настоящей Марией Кюри. – Доктор очень серьёзно посмотрела на собак. – Работа, которой она занималась, привела её к смертельной болезни – отравлению радием, который она открыла. И я тоже поражена вирусом «Праксис», который носят в себе почти все животные на большей части страны. Моё творение, которое должно было принести благо, вместо этого наделало много бед. И я должна это исправить. – Доктор Линн прислонилась к тумбе и сложила на груди руки. – Не знаю, кто завершил процесс «Праксиса» для вас. Может быть, вы сами случайно натолкнулись на него или вам помог кто-то из наших продвинутых животных. Интересно, вы знаете всю историю о том, отчего стали умнее и почему все люди уехали?

Три собаки хором гавкнули один раз – «нет».

– Тогда я вам расскажу. Вы заслуживаете того, чтобы знать, почему вас оставили одних. Ваши родные этого не хотели. Они вас не бросали. И продолжают любить. – Доктор Линн присела на корточки перед тремя друзьями и погладила их одного за другим. – У них не было выбора, они и теперь скучают по вас. Вы понимаете? Вас любят.

Макс гавкнул два раза, потом подпрыгнул, обхватил старушку лапами за плечи и уткнулся носом ей в шею. Она обняла его одной рукой сбоку и прижала к себе, потом потянулась к Крепышу и Гизмо. Они вчетвером сидели на линолеуме под светом люминесцентных ламп и, закрыв глаза, обнимали друг друга.

Хотя Макс часто говорил себе, что родные ждут его, что они не оставили бы его без крайней необходимости и что люди не испытывают ненависти к животным, тем не менее это не исключало сомнений, которые временами одолевали его. А потому, когда пёс услышал от такого достойного доверия, доброго человека, как доктор Линн, что все его надежды были не напрасными, сердце у него едва не разорвалось от радости. Он до боли тосковал по своей семье, и теперь это чувство ещё усилилось. Но всё-таки от мысли, что его ждут, по нему скучают, становилось не так горько.

Доктор Линн отпустила Макса, Крепыша и Гизмо и встала, вновь утирая слёзы.

– Ну хорошо, друзья, я расскажу вам всю историю с самого начала, – повторила она. – Но может быть, мы перейдём в какое-нибудь более уютное место?

Старушка вышла из смотровой, следом за ней рысцой выбежали три собаки. Женщина на ходу скрутила волосы в свободный узел на затылке, а когда вся компания оказалась в приёмной, подобрала соломенную шляпу и водрузила её себе на голову. Потом взяла горсть игрушечных мышек из стоявшей на низком столике корзины с сюрпризами для посетителей и положила их в карман брюк, после чего подняла с пола коробку с мячиками, в которой по её просьбе рылся Макс.

Проделав всё это, женщина повела троих приятелей на улицу.

Наступал вечер – небо было расцвечено оранжевыми и розовыми полосами. Под лучами заходящего солнца на аккуратные улочки городка ложились длинные тени, по воздуху носились искорки светлячков.

Большинство городских собак и кошек разлеглись на лужайке перед ветеринарной клиникой: они приводили себя в порядок или разговаривали. Несколько молодых псов устроили игривую возню рядом с пустыми мисками. За потасовкой, прищурившись, наблюдали кошки.

Стоило животным заметить доктора Линн, и все они тут же навострили уши.

– Она вернулась! – крикнула маленькая мохнатая собачка. Шерсти на ней было столько, что самой зверюшки почти не было видно: шерсть скрывала её целиком, спускаясь до самых кончиков лап. «А, это лхасская апсо», – вспомнил Макс.

– Время играть? – виляя хвостом, спросила дворняга с коричневой шерстью. По звериной толпе волнами разливался восторг. Кошки старались изобразить безразличие, они потягивались и широко зевали, но Макс видел игривые огоньки в их глазах.

По тротуару шагали две полицейские собаки – наблюдали за порядком. Макс не знал их имён. Джулеп и Дикси, наверное, патрулировали улицы где-то в другом месте.

– Ладно, ладно, – пролаяла одна из овчарок. – Поспокойнее, друзья.

– Любой, кто нарушит порядок, проведёт ночь в клетке! – громко крикнула другая. – Нам не нужны новые происшествия вроде того, что случилось с Порки.

Невероятно толстый полосатый кот прижал уши:

– Это был несчастный случай. И моё имя – Порги.

Макс, Крепыш и Гизмо сидели на крыльце, а доктор Линн с улыбкой оглядывала лужайку с животными.

– Похоже, вы ждали терпеливо, – заметила она. – И точно заслужили несколько новых игрушек!

Старушка запустила руку в коробку, вынула мячик и бросила его в толпу животных. Огромная тень – Джорджи – подпрыгнула и схватила его зубами. Сенбернар бросился в сторону улицы, преследуемый несколькими крупными собаками.

Доктор Линн кинула ещё один мяч и ещё один. Броски продолжались, пока коробка не опустела. Все собаки на лужайке занялись играми. Потом старушка поставила коробку и сунула руку в карман. Настал черёд кошек подойти ближе. Доктор Линн одну за другой побросала фальшивых мышек кошачьей братии. Некоторые кошки подкидывали добычу в воздух, гнались за ней и нападали, другие довольствовались тем, что жевали маленькие пушистые комочки.

Две немецкие овчарки, помахивая хвостами, подошли к доктору Линн. Она почесала им шею под нижней челюстью, потом достала из кармана два собачьих печенья в форме косточек и дала их полицейским псам.

– Вы очень постарались и сохранили мир, – сказала она, пока овчарки заглатывали угощение. – Если я когда-нибудь встречу ваших напарников в форме, то обязательно скажу им, как хорошо вы обучены. – Потом доктор Линн повернулась к троим приятелям и свистнула: – Макс, Крепыш и Джейн, идём! Мой временный дом совсем недалеко, на этой улице.

Одна из овчарок прищурилась и поглядела на Макса:

– Куда она вас ведёт?

– Мы не знаем, – ответил лабрадор. – Просто хочет, чтобы мы шли за ней.

– Не уходите далеко, – предупредила другая овчарка. – Джулеп собирался поговорить с вами.

– Мы не уйдём, – кивнул Макс. – Не беспокойтесь.

Больше полицейские собаки ничего не сказали, только посмотрели на новичков недобрым взглядом.

– Ух, что это с ними? – поинтересовался Крепыш, когда они двинулись дальше по тротуару.

Макс покачал головой:

– Ты видел, как повела себя Дикси, узнав, что мы понимаем людей. Они, наверное, считают это очень важным.

– Ну, это и правда очень важно, – заметила Гизмо. – Я не виню Дикси за то, что она тоже хочет разговаривать с людьми.

– Ага, – с сомнением в голосе протянул Крепыш. – Лишь бы это не привело к неприятностям. Только представь: если такие собаки, как Председатель, узнают о «Праксисе», они станут ещё более жадными до власти. Кто знает, что могут сделать эти полицейские псы, узнав о наших способностях.

Пушистые уши Гизмо поникли.

– Ох, но они выглядели такими милыми. Надеюсь, они такими и останутся.

Скрипнули железные ворота, и собаки обнаружили, что доктор Линн привела их к большому дому, окружённому высокой чёрной металлической оградой. За ней находилась лужайка с двумя одинаковыми плакучими ивами.

Собаки прошли вслед за женщиной по вымощенной камнем дорожке между деревьями с опущенными, шелестящими листвой ветвями. За одним из них спряталась зелёная газонокосилка.

– Видели бы вы, на что был похож этот городок, когда я приехала. Трава стояла по пояс. – Доктор Линн покачала головой. – Полагаю, то же самое случится с ним после моего отъезда, но, надеюсь, ухоженный вид сохранится какое-то время.

Они дошли до крыльца и поднялись по ступенькам. Вдоль всего нижнего этажа дома тянулась неширокая терраса с покрытым белой плиткой навесом. Ничего более прелестного Макс в жизни не видел. Кресла-качалки, стоявшие рядом с входной дверью, придавали обстановке ощущение роскоши.

Доктор Линн открыла дверь и пригласила собак в просторный холл с полированным полом и лестницей из тёмного дерева. Справа находилась уютная гостиная, где на красном ковре перед камином стояли диван и два кресла. Эта мебель напомнила Максу о его визитах с Чарли и Эммой к их старшим родственникам. У них в домах тоже были диваны с резными ножками и бархатной обивкой, и, хотя во всех прочих отношениях пожилые люди были очень милы, они ясно дали понять: если Макс запрыгнет на мебель, его запишут в разряд очень плохих собак.

А вот доктора Линн, казалось, такие проблемы не волновали. Она похлопала рукой по сиденью дивана и позволила Максу, Крепышу и Гизмо запрыгнуть на него и уютно улечься, потом встала на колени перед топкой, чтобы разжечь огонь в камине. В углу тикали высокие напольные часы.

Затрещали щепки, потянуло ароматным дымком. Доктор Линн отошла от камина и села на диван. Тепло разлилось по всему телу Макса, когда он растянулся на животе и положил голову на колени старушки. Крепыш и Гизмо тоже подползли к женщине и приткнулись носами к её бедру.

– Хорошее место, правда? – заговорила доктор Линн. – Пока меня никто не видит, можно позволить себе немного роскоши: думаю, возражать некому. Я горжусь тем, что оставляю место, где побывала, в лучшем состоянии, чем оно было до того. – Старушка вздохнула. – Итак, мои дорогие, сейчас вы узнаете всё о «Праксисе». Именно из-за него мы все оказались здесь.

Много лет назад я и мои родители задумали создать лекарство от умственных расстройств у людей, от врождённых дефектов мозга и нарушений в его работе после различных травм. Проводя многочисленные эксперименты и исследования, мы синтезировали вирус, который не вредил животным, но при определённых условиях – воздействии радиации или электричества – мутировал и начинал создавать новые, здоровые мозговые клетки. Это было невероятно. – Доктор Линн усмехнулась. – Я знаю, что вы трое стали умнее, но разве вы что-нибудь понимаете?

Макс лизнул руку женщины.

– Кое-что понимаем, – пояснил он. – Но есть много слов, которых я никогда раньше не слышал.

– Хм? – вопросительно хмыкнула доктор Линн. – Что-то я не разберу, «да» это или «нет», поэтому буду расценивать как «может быть». Проще говоря, мои родители и я нашли способ использовать вирус для лечения заболеваний мозга, но только у животных. Побочным эффектом, разумеется, являлось то, что звери умнели. – Глядя на огонь, она продолжила: – Мы собрали подопытных животных разных видов. Большинство содержалось в нашей лаборатории, но была у нас одна самка дельфина по имени Никси, она жила в отделении на юге. Не знаю даже, что с ней стало. – Доктор Линн покачала головой. – Как бы там ни было, мы обнаружили, что, если заразить животных вирусом и затем подвергнуть второй стадии процесса, который стали называть «Праксис», их умственные способности скачкообразно возрастут. Они начинали понимать человеческую речь, учились читать, хотя большинство не могло говорить и писать самостоятельно. Это было поразительно.

Единственная проблема заключалась в том, что «Праксис» либо не оказывал никакого заметного воздействия на людей, либо приводил к ужасным побочным эффектам. Наконец я отказалась от попыток достичь первоначально поставленной цели и переехала в новый дом – недалеко от того места, где вы жили. Я думала, с «Праксисом» покончено, но потом… случилось худшее.

Мягко отодвинув от себя собак, доктор Линн встала и начала прохаживаться перед камином. Рыжие отблески мерцающего огня плясали на лице старушки, изменившемся от печали и чувства вины.

– Несмотря на все меры безопасности, вирус каким-то образом проник за пределы лаборатории. Его разносил ветер, и «Праксис» начал заражать многих животных. Для зверей вирус не представляет угрозы, поэтому мы решили, что и люди в безопасности.

Однако спустя некоторое время вирус начал распространяться по-другому. Как будто почувствовав, что происходит, все птицы с заражённых территорий мигрировали на юг. Вскоре после этого некоторые люди, у которых были заражённые животные, заразились сами и очень тяжело заболели. Прошло совсем немного времени, и мы определили, что причина этих несчастий – наша лаборатория и наши эксперименты. И так как никто не знал, какие звери заражены вирусом, а какие нет, власти сочли, что единственный выход из сложившейся ситуации – эвакуировать людей, пока не будет найдено решение.

Некоторые говорили, что нам следует… избавиться от животных, но я и мои коллеги убедили паникёров, что это не поможет, а выявить всех заражённых зверей невозможно. Нужно было найти лекарство, и я намеревалась заняться этим. Я уже упоминала, что сама заражена вирусом «Праксис». К счастью, прошло много времени и никаких изменений в моём здоровье не произошло, а это означает, что я могу работать с животными. Однако когда-нибудь я всё равно заболею. Вот почему мне необходимо найти решение проблемы как можно скорее.

Доктор Линн посмотрела по очереди в глаза каждой из собак:

– Думаю, вы трое поможете мне преодолеть возникшие препятствия. Я продолжаю ставить эксперименты в ветеринарной клинике, и, если не ошибаюсь, после завершения процесса «Праксис» животные избавляются от вируса. А значит, он поддаётся лечению. Остаётся вопрос, как уничтожить вирус без того, чтобы все звери стали неестественно умными – а это, разумеется, привело бы к хаосу! – но благодаря вам я как никогда близка к тому, чтобы спасти людей и вернуть их по домам.

Уши Гизмо приподнялись.

– Вы слышали? Мы излечились. Значит, нашим людям не станет плохо от общения с нами!

– Более того, доктор сказала, что может вылечить всех, – заметил Крепыш. – А следовательно, скоро всё вернётся в норму.

– В норму, – задумчиво повторил Макс. – Я теперь не знаю, что такое норма.

Крепыш вразвалочку прошёлся по дивану и лизнул Макса в нос:

– Это означает, верзила, что я снова буду спать на собачьей постели, упитанный и счастливый. А ты будешь носиться по ферме со своими хозяевами.

Доктор Линн тихо застонала.

– Похоже, вы трое так же рады излечению, как и я, – сказала она. – Мне потребуется время, чтобы разобраться, с чем я имею дело. А пока не поспать ли нам? – Она улыбнулась троим приятелям. – Если вам приглянулась эта комната, то спальня наверняка понравится ещё больше.

Когда огонь в камине угас, доктор Линн отвела трёх собак наверх по лестнице в хозяйскую спальню. Там они вчетвером улеглись на высокой мягкой постели. Макс едва мог поверить, сколько всего с ними приключилось в один день: началось с мытья в автомойке, потом счастливое избавление от аллигаторов и, наконец, встреча с доктором Линн.

Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как Макс в последний раз сворачивался клубком рядом с человеком. Какое же это восхитительное и правильное чувство! Он хотел бы лежать так вечно, вдыхая приятный запах и чувствуя, как чьи-то пальцы в полусне перебирают его шерсть.



Глава 13 Хороший доктор | Дорога чудес и невзгод | * * *