home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Хороший доктор

Последние люди, виденные Максом, были бандиты из города рядом с речным пароходом, ужасные и жестокие, от них разило злобой. У них не было ничего общего с родными пса, которых он искал.

Так вот, когда Макс смотрел на старушку, идущую вдоль дома в сопровождении маленькой армии собак и кошек, весело скакавших у её ног, всё его тело захлестнуло радостным теплом.

В том, как эта женщина наклонялась и чесала зверей за ушами, гладила их по спине, чувствовались любовь и забота. Старушка всё время ласково улыбалась и говорила нежные слова, нахваливала своих питомцев. Её запах – запах нагретой солнцем человеческой кожи и цветочного мыла – разливался над аккуратно подстриженной лужайкой перед домом с ветеринарным кабинетом и навевал воспоминания о Чарли, Эмме и остальных пропавших членах семьи.

Максу не было грустно, но он не удержался и почему-то заскулил, глядя, как пожилая леди приближается к нему.

Кошки подскакивали и задевали лапами её свободные брюки, мяукая: «Погладьте меня, леди!» или «Нет, сначала накормите!». Одна взвыла:

– Вы заставили меня долго ждать. Но я вас прощу, если вы сейчас же положите корм в мою миску!

Собаки – большие и маленькие – возбуждённо кружились на месте, дрожа всем телом от не поддающегося контролю восторга и безудержно виляя хвостами. Они лаяли: «Вы самая лучшая!», и «Погладьте меня по головке, пожалуйста!», и «Мячик! Я видел мячик! Давайте поиграем!».

– Вы сегодня такие нетерпеливые, – произнесла женщина. Она почесала под подбородком светло-коричневую кошку, и та в экстазе прикрыла глаза. – Очень скоро я приготовлю для вас еду. Но сначала нужно позаботиться о скотине, мои дорогие.

Рядом с Максом Гизмо перескакивала с лапки на лапку, а Крепыш подпрыгивал на месте.

– Не могу поверить, что это настоящий, живой человек, – сказала йоркширка. – И она с виду такая милая!

– О, как бы я хотел, чтобы мне почесали животик, – признался Крепыш и, глянув на Макса, спросил: – Как ты думаешь, она чешет животы?

– Чешет, чешет, – усмехнулся Джорджи. – По крайней мере, мне чесала. Не думал, что увижу её ещё раз. Как я рад, что пошёл с вами!

Земля чавкала под белыми кроссовками старушки. Женщина подходила ближе. Дикси сидела, вытянувшись в струнку, всем своим видом демонстрируя профессиональное внимание.

Макс подумывал, не встать ли ему на задние лапы и не лизнуть ли женщину в щёку.

Старушка остановилась в нескольких футах от Макса, Крепыша, Гизмо и Джорджи, на её лице промелькнуло смущение.

– Ой-ой, кто это у нас здесь? – сказала она сладчайшим голосом.

Макс решил, что ничто более приятное никогда не ласкало его слух.

– Вы трое – новенькие. – Взгляд женщины упал на Джорджи, и она добавила: – А ты, дружочек, кажется, пришёл за мной с пляжа.

Она потрепала сенбернара по голове, потом осторожно протянула руку к Максу, Крепышу и Гизмо. Они один за другим понюхали её, втягивая ноздрями прекрасный запах и привыкая к спокойной манере поведения этой дамы. Макс инстинктивно лизнул руку женщины.



Она улыбнулась и вытерла ладонь о штаны.

– Кажется, вы дружелюбные собаки, хотя и очень худые. А ваша шерсть… – Леди в шляпе покачала головой. – Я – доктор Линн, а ваши имена мы скоро узнаем. Рада с вами познакомиться.

– И мы тоже, док! – гавкнул Крепыш.

– Да! – тявкнула Гизмо. – Линн – такое приятное имя! Я Гизмо, а это Крепыш.

– А я Макс, – пролаял Макс.

– О, вы разговорчивые собаки, верно? – сказала доктор Линн. – Уверена, вы давно не слышали человеческого голоса. Ну что ж, когда все будут накормлены, займёмся вами тремя – проведём осмотр.

– Ох, осмотр? – с недоверием в голосе проговорил Крепыш. – Ну ладно, может быть, он закончится почёсыванием живота.

Оставив собак, доктор Линн пошла на задний двор, откуда доносились голоса домашней скотины. Многие собаки и кошки побежали за ней. Некоторые из кошек с подозрением косились на Макса и его друзей.

– Это было странно, – сказал Джорджи Максу, Крепышу и Гизмо, когда толпа зверей скрылась из виду. – Вы говорили так, будто понимали, о чём говорит старая леди.

Дикси, прищурившись, посмотрела на Макса:

– Да, откуда вы узнали, что слово, которое она произнесла, её имя? Обычно собакам требуется немало времени, чтобы научиться понимать, когда люди командуют «сидеть», а когда «стоять», не говоря уж о том, чтобы различать их имена!

– Это несложно, правда, – осторожно начал объяснять Макс. – Просто мы трое… Ну просто мы немного умнее, чем обычные собаки.

– О, вы считаете себя умнее нас? – насмешливо хмыкнула Дикси.

– Ничего подобного, – возразил Макс. – Это длинная история, и она содержит ответ на вопрос, почему уехали люди.

– Понимаешь, мы встретили у реки одну свинью, – вмешался Крепыш, – и слона.

– Слона-а-а? – не поверил Джорджи.

– Большого зверя. Серого. С длинным носом и огромными ушами. – Крепыш широко расставил передние лапы. – И когда я говорю, что он большой, я имею в виду – очень-очень большой.

Дикси округлила глаза:

– Никогда о таком не слышала. Но какое отношение они имеют к вашему уму?

– Ну, они отвели нас в лабораторию, – пояснил Макс. – И подвергли процессу, благодаря которому мы стали понимать человеческую речь и буквы.

– Это невозможно, – не поверила овчарка. – Это какой-то фокус?

– Нет! – возразила Гизмо. – Мы никогда не стали бы дурачить тебя: ведь вы так много для нас сделали. – Йоркширка вздохнула. – К несчастью, хоть мы и понимаем её, она-то, похоже, нас не понимает. Наверное, они не придумали «Праксиса», который позволял бы людям понимать собачий лай.

– Но если вы понимаете людей, – сказала немецкая овчарка по большей части самой себе, – значит вы сможете быть лучшими полицейскими, чем мы. – Она встретилась взглядом с Максом. – Вы должны отвести нас в эту лабораторию.

– Гм, погоди, сестрёнка, – остановил её Крепыш. – Это место очень далеко отсюда, и мы идём в противоположном направлении.

– Тогда нужно найти способ, как сделать это здесь! – заявила Дикси, топнув передней лапой.

Макс откашлялся.

– Ну, может быть, мы и найдём его, – предположил он. – Но, Дикси, сейчас мы должны быть с доктором Линн, со старушкой. Спасибо, что проводила нас. И Джулепу тоже, и всем собакам-полицейским.

– Джулеп! – гавкнула Дикси. – Да, мне нужно с ним повидаться.

Она развернулась и побежала по улице.

– А зачем этому сло… – как там его? – такой длинный нос? – пробормотал Джорджи.

– Не беспокойся об этом, здоровяк! – засмеялся Крепыш. – В ближайшее время ты ни с одним из них не встретишься.

Хотя Макса и обеспокоила странная реакция Дикси на рассказ о «Праксисе» и способностях, которыми он наделяет, у него всё же имелись более насущные заботы. Доктор Линн накормила животных на скотном дворе и вернулась. Все звери наблюдали за ней в молчаливом упоении.

Она размотала шланг, скрученный на стене дома, повернула вентиль крана и наполнила чистой искрящейся водой несколько дюжин пластиковых мисок. Сделав это, быстро скрылась за домом и вернулась с большим мешком корма. Удивительно, но все собаки терпеливо ждали, пока она совком раскладывала по плошкам корм, хотя звонкий стук падающих в миски шариков вызывал у Макса настоятельное желание зарыться мордой в еду.

У хорошего доктора и питомцы были хорошо воспитаны.

Наконец старушка наполнила последние посудины кошачьими шариками, свистнула, и кошки с собаками кинулись лакать воду и с хрустом жевать корм, энергично работая челюстями. Джорджи не задумываясь рванул вперёд и втиснулся в общую толпу, так что единственными животными, которые не ели, остались Макс, Крепыш и Гизмо. Они сидели на тротуаре и ждали.

– Вижу, вы всё ещё ждёте меня, – произнесла доктор Линн, шагая по траве. – Я думала, вы тоже пойдёте за едой, но вы трое, похоже, ужасно послушные.

У неё за спиной порыкивали и урчали собаки и кошки, толкая друг друга, чтобы добраться до корма. Макс даже подумал, не начнётся ли драка, однако все животные, склонные к рычанию и шипению, искоса поглядывали на старушку и замолкали.

Хвост Макса сам собой задвигался, как только докторша почесала голову лабрадора одной рукой и снизу, под челюстью, – другой. Пёс едва не растянулся на земле от удовольствия и закрыл глаза, наслаждаясь каждым прикосновением ласковых пальцев к своей золотистой шерсти. Он представлял себе, что вместе с доктором Линн его гладят Чарли и Эмма.

Рука начала массировать шею Макса, и пёс понял, что старушка ощупывает её сквозь шерсть. Он открыл глаза и увидел озадаченное выражение на лице женщины.

– Хм, ошейника нет, – отметила она.

Макс вздохнул, потому что доктор Линн убрала от него руку, и с тоской стал наблюдать, как она чешет за ушами Крепыша. Такс повалился на бок и подставил ей живот. Доктор Линн засмеялась и почесала пузико пса. Ноги такса задрыгались в воздухе.

– О да! – гавкнул Крепыш. – Может быть, немного повыше. И между лопатками, пожалуйста, будьте добры.

Но доктор Линн лишь покачала головой, не найдя ошейника и на шее такса тоже.

– Будем надеяться, что вы или потеряли их, или ваши хозяева слишком продвинутые и полагаются на современные технологии. – Она отодвинулась назад и вытянула руку. – Вы знаете команду «рядом»?

Макс кивнул, все трое встали и последовали за старушкой на лужайку.

– Очень хорошо, – похвалила она. – Пошли! За мной!

Доктор Линн развернулась и направилась к главному входу в дом ветеринара, оглядываясь через плечо, чтобы проверить, идут ли за ней собаки. Макс решил, что не выпустит женщину из виду.

– Что в них такого особенного? – спросила стройная серая кошечка, небрежно облизывая лапу. Рядом лежала чёрная кошка Минерва – грелась на солнышке после еды.

– В них? – уточнила она, дёрнув хвостом. – Я не совсем понимаю. Они с виду такие потрёпанные, хотя что с них взять – это же собаки. Всего им хорошего.

Доктор Линн завела троих приятелей на крыльцо, где они уселись, а сама открыла дверь. Придерживая её, женщина посмотрела на собак:

– После вас.

Макс кивнул и вошёл внутрь, его примеру последовали Крепыш и Гизмо. Они опять уселись – теперь на прохладный линолеум в приёмной. Старушка засмеялась.

– Ну надо же, какие умные! – воскликнула она и снова почесала Макса за ухом.

Приёмная сильно напоминала ту, что была у ветеринара, к которому Макса возили дома. Вдоль стен стояли стулья, посредине – большой стол. Всё сияло чистотой.

Пока три собаки ждали, доктор Линн сняла большую соломенную шляпу и бросила её на стул в зоне ожидания. Она тряхнула головой – седые волосы мягкими волнами рассыпались по плечам.

– Теперь сюда, друзья мои, – обратилась она к собакам и пошла мимо стола в коридор.

Трое приятелей двинулись за ней в смотровую. Женщина осторожно подняла Крепыша и Гизмо и поставила обоих на металлический стол, а сама села в кресло перед компьютером.

Макс изучал комнату. Как и в прихожей, все поверхности здесь сверкали под светом люминесцентных ламп. Вдоль двух стен – тумбы, шкафы и большая металлическая раковина. В воздухе стоял едкий запах хлорки, смешанный с лёгким звериным.

После стольких месяцев, проведённых в одиночестве, странно было снова оказаться в компании человека. Впервые за долгое время Макс мог расслабиться и побыть просто собакой. Он почти забыл, каково это.

Странно, да. Но и очень, очень приятно.

– Это может прозвучать необычно, но я вроде как ждал этого, – прошептал Крепыш.

– Я тоже! – хихикнула Гизмо. – Больше всего я хочу снова почувствовать на своей шкурке её руки. Я почти забыла это ощущение, когда у тебя есть свой человек.

Доктор повернулась в кресле и с улыбкой посмотрела на двух маленьких собак.

– Я слышу ваши разговоры. Знаю, вам, наверное, скучно. Но это не займёт много времени, я обещаю.

Старушка слезла со стула и взяла в руки какое-то приспособление серого цвета, лежавшее рядом с компьютером. Оно было похоже на длинный плоский пульт от телевизора с экранчиком, на котором горело несколько красных нулей.

Женщина провела прибором над спиной Макса, между лопатками. Штуковина запикала, доктор Линн поднесла её к глазам, чтобы посмотреть на цифры.

– Превосходно, – сказала она и вернулась к компьютеру. – Твои хозяева вживили тебе в спину микрочип.

– Правда? – удивился Макс.

– В тебе запрятан чипс? – подхватил Крепыш. – Вроде картофельного? Как это? Ты его съел?

– Нет! – Макс покачал головой. – Но даже если съел, то не знал ведь, что он окажется у меня между плечами.

Доктор Линн не обратила внимания на лай пациентов – она что-то печатала на компьютере. Экран загорелся, и Макс увидел свою фотографию рядом с какими-то словами.

– Значит, ты Макс, – произнесла доктор Линн. – Хорошее имя, Макс. И ты из… Ох, надо же! – Она посмотрела на пса. – И ты проделал такой длинный путь, друг мой? Хотела бы я встретить тебя, когда была там много недель назад. Ты, наверное, ищешь свою семью, да, мальчик?

Макс заскулил и положил голову ей на колени.

– Ну, ну. – Доктор Линн погладила его по шее. – Ты скоро найдёшь их, Макс. Я собираюсь исправить то, что натворила, так или иначе. – Женщина снова встала, провела сканирующим прибором по спине Гизмо и нахмурилась, потому что он не издал никаких звуков. – А тебя, похоже, не чипировали, – отметила она. – Пока что я буду называть тебя Джейн. Хорошее имя, а? В честь Джейн Гудл, она тоже учёный, как я, и любит животных.

Гизмо вильнула хвостиком и лизнула руку старушки:

– Спасибо! Джейн – отличное имя.

– Тебе нравится! – Доктор Линн засмеялась. – Если не возражаешь, Джейн, теперь я должна заняться твоим красавцем-другом – таксом.

Когда старушка просканировала спину Крепыша, прибор снова запищал, и она вернулась к компьютеру. Мгновение – и на экране появилась фотография такса, только гораздо более упитанного.

– О, ты пёс доктора Уолтера! Я тебя помню. – Повернувшись к собакам, женщина добавила: – И Макса тоже. Ты был в той же клетке, куда я посадила Мадам. Именно поэтому я всё обыскала в тех краях – пыталась найти её.

– Как печально, – тихо проговорила Гизмо. – Она не знает, что случилось с Мадам.

– Я рад, что мы не можем сообщить ей об этом, – отозвался Макс.

Тем временем доктор Линн приступила к дальнейшему осмотру. Она начала с того, что вымыла всех собак по очереди в большой раковине, восхищаясь их послушанием и умением себя вести, потому что каждая спокойно позволяла натирать себя отвратительно пахнущим противоблошиным мылом.

Автомойка, конечно, избавила их от части грязи, в которой они извозились в болоте, но разве можно сравнить это мытьё с настоящей, серьёзной чисткой? И вскоре на Максе не осталось ни грязинки. Старушка проводила щёткой по его шерсти и говорила утешительные слова, когда нажимала пальцами на мышцы, проверяя, нет ли где ран.

– Ух ты! – воскликнула она, обнаружив недавнюю ссадину на лбу пса. – Ты, похоже, ударился головой. Я намажу тебя чем-нибудь, чтобы в ранку не попали микробы.

Когда доктор Линн закончила осмотр, Макс, Крепыш и Гизмо выглядели как нельзя лучше. Макс не мог припомнить, чтобы чёрная шерсть Крепыша так блестела, но настоящим открытием стала Гизмо. Она путешествовала в одиночестве недели или месяцы до того, как Макс и Крепыш встретили её. Чёрно-коричневая шёрстка йоркширки всегда была спутанной и клочковатой. Но теперь каждый завиток лежал на своём месте.

– Какие же вы красивые! – восхитилась Гизмо.

Крепыш скакал по кругу на металлическом столе.

– Спасибо, – тявкнул он, – но ты и сама великолепно выглядишь.

Теперь, когда они были чисты и тщательно обследованы снаружи, доктор Линн взялась за их внутренности. Она прикладывала холодный стетоскоп к груди и бокам каждой из собак, слушала их сердцебиение и дыхание, светила фонариком в глаза и носы, приподнимала брыли, чтобы осмотреть дёсны, зубы, язык.

Наконец она достала длинную иглу, прикреплённую к маленькой пластиковой трубочке. Шприц. Макс поморщился, но он доверял доктору Линн, поэтому не отпрянул назад, когда она к нему приблизилась.

– Прости, Макс, пощиплет всего секунду – я обещаю. – Старушка мягко прижала Макса к ноге, готовясь схватить его, если он попытается сбежать. Потом вколола иглу в его шкуру и потянула назад поршень шприца, набирая в трубочку кровь.

Вздохнув, доктор Линн надела на иглу колпачок и положила шприц на соседний стол. Потом ту же процедуру она проделала с Крепышом и Гизмо. Оба они сжали зубы и закрыли глаза, чтобы по возможности облегчить задачу своей новой подруге-докторше.

Удивлённо покачивая головой, доктор Линн начала приклеивать этикетки на пробирки с только что забранной кровью.

– Никогда ещё осмотр не проходил у меня так гладко, – сказала она. – Даже Мадам не могла вынести всех процедур, хоть немного не поёжившись. Не знаю, лечил ли доктор Уолтер и Джейн тоже, но мне надо будет найти этого человека и узнать у него, в чём тут секрет.

Достав ещё несколько пробирок и пузырьков из шкафчика, доктор Линн объявила:

– Ну вот, теперь нам осталось только взвеситься – и с осмотром покончено.

– Эй, нам туда! – Крепыш указал мордой на небольшую металлическую плиту рядом с дверью. – Это, вероятно, взвешивательная машина, если я правильно помню свои прежние визиты к ветеринару.

Макс не спеша подошёл к машине, пока Крепыш и Гизмо спрыгивали со стола на линолеум. Друзья втроём столпились у плиты и стали её обнюхивать.

– Думаю, ты прав, – сказал Макс.

За спиной у них доктор Линн ахнула от удивления.

Вся троица повернулась и уставилась на неё. Старушка стояла рядом со смотровым столом, прижав руку ко рту.

– Это невероятно! – прошептала она.

– Что случилось? – спросила Гизмо.

Крепыш крутил головой из стороны в сторону.

– Мы сделали что-то не так? Нам не нужно было сходить с места?

Доктор Линн не отрываясь смотрела на собак, потом провела рукой по волнистым седым волосам.

– Макс, – заговорила она, – мне нужен мячик из-под стола в приёмной. Он лежит в коробке с несколькими другими, но там только два красных, и только у одного из них есть маленькие пупырышки. Мне нужен этот мячик. Крепыш и Гизмо, вы оба стойте на месте.

Макс гавкнул и вильнул хвостом. Пока его приятели сидели рядом с весами, он выбежал из смотровой и вернулся к столу в приёмной.

Под ним, как и говорила старушка, стояла картонная коробка с несколькими мячиками. Там были голубой, жёлтый и зелёный, оранжевый с дырочками, сквозь которые виднелся блестящий бубенчик. Макс оттолкнул их носом в сторонку и обнаружил на дне коробки красные: гладкий и покрытый тупыми шипами.

Пёс схватил в зубы пупырчатый и быстро побежал обратно в смотровую. Он опустил мячик у ног доктора Линн, сел и посмотрел на неё, постукивая по полу хвостом в ожидании одобрения.

По лицу старушки расплылась улыбка.

– Надо же, ну надо же! – тихо проговорила она, присела на корточки и почесала Макса под нижней челюстью, а потом посмотрела прямо в карие глаза пса: – Вы трое сможете понять меня.


Глава 12 Собачья полиция | Дорога чудес и невзгод | Глава 14 Как всё это началось