home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Собачья полиция

– Расскажи нам, Джорджи, – заговорил Крепыш, пока собаки трусили по середине дороги, – как ты научился так страшно выть?

– Ой, – сенбернар опустил голову, – ну на это способна любая собака.

– О, я была знакома со множеством собак, – сообщила Гизмо, торопливо семеня лапками, чтобы не отстать от остальных, – и ни одна из них не могла так реветь.

– Ну, – Джорджи склонил голову набок, – хотите верьте, хотите нет, но я был самым мелким щенком в своём помёте.

– Не может быть! – удивился Макс.

– Это правда! Всё внимание уделялось остальным, так что мне постоянно приходилось бороться за еду, внимание и ласку. В конце концов мне всё это так надоело, что я плюхнулся на живот прямо в грязь, задрал голову и излил своё недовольство в громком вое. – Сенбернар усмехнулся. – После чего, и вы легко в это поверите, я получил очень много внимания. На самом деле именно вой стал причиной того, что меня взяли к себе хозяева гостиницы на пляже – вожаки моей стаи. Они знали: стоит мне заметить, что кто-то ведёт себя не так, как нужно, и я сразу начну выть. Тогда они мигом прибегали.

– Похоже, ты был важной частью системы сигнализации! – восхитился Крепыш.

Макс повёл хвостом и покачал головой, а трое его друзей продолжили разговор. Приятно было после стольких опасных неприятностей получить короткую передышку, хотя и ходили слухи о близости волков.

И тут Макс их увидел – целую стаю невдалеке, прямо на дороге.

– Стоп! – скомандовал пёс и замер с поднятой для следующего шага передней лапой.

Друзья встали рядом с ним. Джорджи заскулил и затрясся всем телом.

– Кто там? – спросил Крепыш. – Волки?

Макс принюхался. Ветер дул не в его направлении, так что уловить запах было невозможно.

– Я не знаю, – сказал он. – Будьте готовы дать дёру.



Звери – их было семеро – бежали рысцой бок о бок, они ступали в ногу, каждый продвигался вперёд одновременно с остальными, в одном ритме. Макс никогда ещё не видел ничего подобного.

Когда они приблизились, Макс понял, что это немецкие овчарки. Шкуры их блестели под полуденным солнцем, будто эти псы только что побывали в собачьей парикмахерской, уши стояли торчком. На шее у каждого был голубой ошейник со сверкающей медалькой в форме звезды.

Да, это были не волки, однако Макс не спешил расслабляться. Горький опыт научил его: не стоит доверять организованной группе собак, пока не познакомишься с её членами поближе.

Самый крупный пёс вышел на несколько шагов вперёд. Спина и морда у него были чёрные, а остальная шерсть – золотистая с рыжеватым отливом.

– Стоять на месте! – пролаял он. – Мы заметили вас на дороге. Куда направляетесь?

– А тебе какое дело? – парировал Крепыш.

– Крепыш! – шёпотом одёрнул его Макс и сделал шаг навстречу псу с медалькой. – Мы хотим как можно дальше уйти от болота. И не желаем причинять какие-нибудь неудобства.

Крепыш с рычанием выскочил перед другом:

– Мы вчетвером только что до смерти напугали кучу болотных монстров, и я не в настроении терпеть, чтобы ещё какие-нибудь звери вставали у нас на пути.

Джорджи заскулил. Макс оглянулся на него: гигантский пёс улёгся на дороге и засопел. Ответ на вопрос, почему он так себя повёл, был очевиден: из ближайших кустов у них за спиной появились ещё пять овчарок.

– Это судьба! – простонал сенбернар. – Что бы мы ни делали, нам отсюда не выбраться!

Гизмо лизнула его прямо в лоб:

– Всё будет хорошо.

Вожак овчарок откашлялся. Макс повернулся и встретился с ним взглядом.

– Думаю, вы неправильно оценили наши намерения, – произнёс пёс в голубом ошейнике. – Мы услышали вой Грязеползца и пришли помочь попавшим в беду собакам, если такие есть.

– А вы знали, что Грязеползец – собака? – спросил Макс.

– Конечно, – кивнул вожак. – Мы все слышали рассказы о гигантском подземном звере, но, когда он завыл, узнали собачий голос. Верно, ребята?

– Да, сэр! – отозвался хор голосов.

– Меня зовут Джулеп, – представился вожак.

Гизмо подошла к Максу и Крепышу:

– Опоссумы помогли нам сбежать от аллигаторов, но всё равно это очень хорошо, что вы пришли! Я Гизмо. Вот Макс и Крепыш, а там, сзади, наш друг Джорджи.

Высоко задрав голову, Джулеп обошёл стороной трёх приятелей и направился прямиком к сенбернару, который угрюмо развалился на асфальте; под его широкой нижней челюстью собиралась лужица из слюны и слёз.

– Знаю, – пробормотал Джорджи, – я самый большой никудышный пёс, каких вы видели в жизни.

– На самом деле, – сказал Джулеп, – я думал, что ты и есть тот самый знаменитый Грязеползец. Только такая огромная собака способна издавать столь громкий вой. Очень приятно познакомиться с псом, о котором ходили легенды.

– Но он больше не Грязеползец, – возразила Гизмо. – Теперь ему не грустно и не одиноко, и он снова станет самим собой. Верно, Джорджи?

– Больше никаких Грязеползцев, – объявил сенбернар, со стоном поднявшись на лапы. – По крайней мере, я на это надеюсь.

– Что ж, мне грустно слышать о вашей отставке, сэр, – продолжил Джулеп. – Мы наплели много историй о вас, чтобы удержать болотных тварей от попыток попасть в город.

– А ваш город близко? – поинтересовался Макс.

– Конечно! И наша леди там. Мы с удовольствием проводим вас.

– Леди! – Крепыш подпрыгнул от восторга.

Макс, виляя хвостом, рванулся вперёд:

– Ваша леди – старушка в большой шляпе?

Вожак овчарок кивнул:

– Она пришла несколько недель назад, и с тех пор нам живётся хорошо, как никогда. Вы её знаете?

– Пока нет, – ответил Макс. – Но я не могу дождаться встречи с ней!

Джулеп раскрыл челюсти и радостно задышал:

– Ну что ж, тогда пойдём. Похоже, вы четверо готовы вернуться в цивилизацию!

Вожак подал команду отрывистым лаем, и одиннадцать овчарок взяли четверых друзей в оборонительное кольцо. После чего Макс, Крепыш, Гизмо и Джорджи в сопровождении эскорта двинулись по дороге на север.

Вскоре деревья начали редеть. Макс заметил среди полей несколько заброшенных зданий. Чем дальше они продвигались, тем больше и красивее становились дома. Один был выкрашен в жёлтый, как сливочное масло, цвет, на окнах висели занавески с красными и лиловыми цветами. На крыльце другого, построенного из красного кирпича и тёмного дерева, – два кресла-качалки.

Местность была не такая, как там, где вырос Макс, однако пёс не мог удержаться от воспоминаний о доме. Встречавшиеся на пути здания выглядели уютными, обжитыми, и это делало их как будто знакомыми.

Разумеется, траву на газонах давно не стригли, и каждое строение окружала мрачноватая тишина. Дома пустовали, как и ферма Макса, которую когда-то оживляли крики ругавшихся на коров фермеров и радостный визг Чарли и Эммы. Теперь там тоже было тихо, как и в домах на здешних улицах.

Мысль была печальная, и Макс отвернулся от пустых зданий. Впереди их ждала встреча с хозяйкой Мадам Кюри, а потом они найдут город Джорджи, где живёт Белл. И может быть, отыщут Чарли и Эмму, вожаков его стаи.

– Вы так хорошо организованы и выдрессированы, – на ходу сказала Джулепу Гизмо. – Вы сами тренировались?

– Нет, мэм, – ответил вожак овчарок. – Мы все раньше служили офицерами полиции нашего замечательного города.

– Тут что-то не так, – прищурился Крепыш. – Офицерами полиции могут быть только люди.

– Но это правда, – раздался голос одной из овчарок – женский.

– Не говори вне очереди! – рявкнул кто-то у неё за спиной.

– Эй! – гавкнул Джулеп. – Главный тут я. И делать замечания – моё право. Поняли?

– Да, сэр! – отозвалась провинившаяся собака.

– Могу я говорить свободно, сэр? – спросила овчарка-самка.

– Давай, Дикси, – кивнул Джулеп.

Овчарка покинула круг и присоединилась к группе собак в центре. Она была немного мельче Джулепа, но источала такую же уверенность в себе, как вожак-полицейский. Морда у неё была почти целиком чёрная, а туловище, лапы и хвост – медового цвета.

– Очень приятно с вами познакомиться, – начала Дикси, а Крепышу сказала: – Я не собиралась ругаться с тобой – просто не хотела, чтобы меня принимали за лгунью.

– Ну, тебе стоит признать, что история звучит немного сомнительно, – заметил Крепыш.

Дикси покачала головой:

– Это правда. Даю слово. Нас со щенячьего возраста растили, чтобы сделать частью отделения «Ка-девять»[1] в этом городе. Мы работали бок о бок с людьми – полицейскими офицерами, по запаху определяли преступников и обеспечивали безопасность жителей города. Когда все люди уехали, мы решили, что теперь поддержание порядка зависит от нас.

– Это здорово! – воскликнула Гизмо. – Мы встречались с далматинами, из которых хотели сделать пожарных, и совершенно естественно, что на свете есть собаки достаточно умные и храбрые, чтобы быть полицейскими!

– Да-да, – пробормотал Крепыш. – Я был не прав. Признаю.

Идущий впереди Джулеп резко остановился.

– Стоп! – гавкнул он. – Держать периметр, смотреть по сторонам. Носы выше.

Овчарки выполнили команды, и Дикси метнулась на своё место. Собаки, находившиеся в авангарде, двинулись вперёд, остальные повернули морды в стороны или назад.

Макс и его приятели сбились в кучу.

– Ох, что-то мне это не нравится! – простонал Джорджи.

– Что происходит? – спросил Макс у Джулепа, но вожак овчарок не ответил.

Макс посмотрел на обе стороны дороги. Лес остался далеко позади – они уже находились в жилых кварталах. В отличие от домов на окраинах городах, здесь строения стояли близко одно к другому, хотя дворы у них всё равно были просторные. Повсюду виднелись следы былого присутствия людей: трёхколёсный велосипед, почти скрытый травой, качели из автомобильной покрышки, садовые инструменты рядом с разросшимся кустом роз. Эту местность покинули так быстро, что некоторые люди даже не успели закрыть окна в домах, и ветер трепал висевшие внутри белые занавески.

Сердце Макса вновь заполнила тоска по родным, но пустые дома не могли стать причиной остановки группы овчарок. Нет, что-то случилось.

Макс медленно сделал кружок на месте и заметил ещё один бело-оранжевый барьер с мигающим маячком. Пёс понюхал воздух, надеясь уловить запах старушки, но вместо этого почуял нечто иное.

Волков.

– Офицеры! – наконец пролаял Джулеп. – Мы определили источник запаха?

– Сэр! – отозвалась одна из собак. – Волки приближаются с юго-востока, со стороны болот.

– Как скоро, по вашим расчётам, они достигнут пределов города?

– Сэр! – гавкнула Дикси. – Если они не встретятся с аллигаторами, то окажутся здесь через день или два.

– Хорошо, – кивнул Джулеп. – Пока нам ничто не угрожает. Пойдёмте на площадь, а потом вернёмся к патрулированию.

– Есть, сэр! – хором откликнулись одиннадцать овчарок.

– Прошу прощения за ложную тревогу, – сказал их вожак Максу, – но мы должны проявлять осторожность. Хотя пока беспокоиться не о чем.

– Спасибо, – поблагодарил Макс.

Вся группа продолжила путь. Крепыш и Гизмо прибились к Максу.

– Волки! – сказал такс. – Неужели нам никогда от них не отделаться?

– Могу поспорить, это снова Дольф! – прорычала терьерша.

– Кто бы они ни были, – вздохнул Макс, – мы всё равно опередили их на день. Давайте пока позаботимся о том, чтобы найти вожака стаи Мадам. Она нам поможет.

Прошло совсем немного времени, и они оказались на большом квадратном лугу, который, к удивлению Макса, был недавно выкошен.

Ошмётки срезанной травы взлетали с газона и забивались в нос Максу, щекотали ноздри. Он чихнул, но до того хорошенько понюхал воздух. Запах был свежий и дразнящий – необычная смесь, он такого не ощущал с момента отъезда людей.

– Мы на месте! – объявил Джулеп. – Добро пожаловать на городскую площадь.

Тут всё было так, будто люди и не уезжали вовсе. Дорога разделялась надвое и аккуратным квадратом обходила лужайку. На чисто выметенных тротуарах стояли металлические фонари, на равных расстояниях друг от друга были расставлены скамейки.

Площадь окружали величественные здания из красного и терракотового кирпича. На одном висела табличка, написанная синими буквами: «ОТДЕЛ ПОЛИЦИИ». Рядом находилась станция службы спасения со сверкающей красной пожарной машиной внутри. На противоположной стороне площади располагалось почтовое отделение, а рядом с ним – небольшое здание суда.

Посреди лужайки на бетонном постаменте стояла бронзовая статуя мужчины в смешном пальто. Неподалёку от неё хрустальными струями чистой воды бил фонтан, окружённый бурно цветущими клумбами, на которых не видно было ни одной сорной травинки.

В дальней части лужайки фасадом на неё выходило самое большое здание из всех. Над его островерхой крышей возвышалась открытая с четырёх сторон башенка, внутри которой висел большой медный колокол. Над дверями было написано: «РАТУША»[2].

Всё выглядело очень чистым и ухоженным. Хотя люди не ходили по тротуарам, во всём явственно ощущалась забота человеческих рук.

– Хорошо, возвращайтесь к патрулированию! – скомандовал Джулеп. – Все, кроме тебя, Дикси. Иди сюда.

– Есть, сэр! – пролаяла та и подбежала к вожаку, а другие овчарки тем временем разбежались в разные стороны, чтобы вернуться к своей работе по охране города.

Джулеп кивнул Максу.

– Боюсь, я должен наблюдать за своими подчинёнными, – объяснил он, – а вас оставляю в умелых лапах Дикси. Она отведёт вас к нашей леди. Это недалеко.

– Спасибо за всё! – Макс дружелюбно вильнул хвостом. – Мы ценим, что вы пришли за нами.

– Даже при том, что мы в этом не нуждались, – протявкал такс.

– Крепыш! – укоризненно воскликнула Гизмо, а Джулепу сказала: – Вы были великолепны! Надеюсь, мы скоро увидимся.

– Я в этом не сомневаюсь, маленькая леди, – ответил вожак овчарок. – Желаю вам приятно провести время в нашем городе.

С этими словами он понёсся вскачь в сторону почты.

– Пойдёмте со мной, – предложила Дикси. – Скоро время кормёжки!

Она развернулась и побежала по траве, Макс и остальная компания последовали за ней. Лапы Макса ощутили вместо асфальта прикосновение к мягкой влажной траве и земле. Пёс не мог удержаться от искушения – повалился на спину и стал кататься с боку на бок.

– О, как приятно пахнут эти цветы!

Макс огляделся и увидел Крепыша и Гизмо, которые топали по дорожкам между клумбами. Дикси, радостно дыша, наблюдала за играми собак. Даже Джорджи, похоже, был доволен: он забрался в фонтан и пытался лакать воду, пролетавшую мимо его носа.

Макс встряхнулся и трусцой догнал остальных. Когда он к ним приблизился, Дикси напряжённо замерла и посмотрела в сторону ратуши. Гизмо сделала то же самое.

– Белка! – гавкнула овчарка.

– Белка! – эхом отозвалась йорки.

На лужайке рядом с фонтаном неподвижно застыла коричнево-серая длиннохвостая зверюшка, её крошечные чёрные глазки были прикованы к группе собак, пушистый хвост едва заметно дрожал.

А потом белка кинулась наутёк.

Макс знал, что у них есть более серьёзные занятия, чем кататься по свежескошенной траве или гоняться за белками. Упорядоченный, продвинутый «Праксисом» мозг говорил ему, что надо сосредоточиться на поисках старой леди. Но инстинкт оказался сильнее. Собаки, не думая ни секунды, бросились в погоню. Джорджи выскочил из фонтана, обдав всё вокруг брызгами, а Гизмо и Крепыш так резко рванули с места, что из-под их лап полетели комочки земли и лепестки цветов. Задние лапы Макса подняли в воздух облако травяных обрезков: он помчался за Дикси.

Белка выкрикивала оскорбления и опрометью неслась по лужайке, но Макс не мог разобрать ни слова из её сердитого стрекота. Да и какая разница, что она там верещит! Этот маленький пушистый комочек необходимо догнать!

Они зигзагом обогнули цветочные клумбы и снова оказались у фонтана. Поняв, что ей не оторваться от преследователей, белка совершила отчаянный бросок к белому зданию рядом с ратушей. Оно было круглое, с открытыми стенами и крышей, которая сходилась в одной точке.

– Она бежит к беседке! – крикнула Дикси.

– Заходи сбоку, Крепыш! – тявкнула Гизмо. – Она уходит!

Лапки такса так и замелькали: он пытался догнать сердитую белку.

– Я стараюсь! – гавкнул он в ответ. – Она слишком шустрая!

Белка оказалась у лестницы, ведущей в беседку, за несколько мгновений до собак, вскочила на скамью, оттуда – на перила и наконец полезла вверх по одному из столбов, которые поддерживали крышу. Прокричав напоследок ещё несколько невнятных ругательств, она скрылась под свесом крыши.

Пять собак легли на живот, устремив взгляд на дырку, в которой скрылась белка. Все они тяжело дышали, высунув язык.

И тут Джорджи захохотал.

Звук был почти такой же громкий, как его вой; пёс сотрясался всем телом и стучал хвостом по траве; смех вырывался раскатами из его пасти и окутывал всю лужайку весельем.

Невозможно было не поддержать сенбернара, и вскоре все пятеро катались по траве и гоготали.

– Давненько я так не веселился, – задыхаясь от смеха, выдавил из себя Джорджи.

– Ага! – крикнула Гизмо. – Как я рада!

– Видишь? – Макс ткнул сенбернара носом в бок. – Жизнь налаживается. Скоро мы встретимся со старой леди в шляпе, а потом и в Батон-Руж отправимся, к Белл.

Дикси прищурилась:

– Ты сказал – к Белл? В Батон-Руж?

– Именно так, – подтвердил Крепыш. – А что?

Не успела овчарка ответить, как раздался громкий металлический звон: боммм.

Крепыш быстро отполз назад и спросил:

– Что это было?

Дикси указала мордой на башенку над ратушей. Снова послышалось «боммм», и Макс увидел, что блестящий бронзовый колокол завибрировал.

– Днём он отбивает часы, – объяснила овчарка. – Когда прозвонит шесть раз после полудня, значит настало время кормёжки!

Все собаки уставились на сверкающий колокол и молча считали удары. Как только по улице разнеслось шестое «боммм», Дикси побежала к дороге, которая шла мимо почты.

– Сюда, – сказала она.

Макс, Крепыш, Гизмо и Джорджи кинулись за ней.

– Скажи, Дикси, – обратился к овчарке Макс, бежавший рысцой рядом, – почему ты так странно отреагировала, когда мы упомянули Белл и Батон-Руж?

Уши полицейской собаки дёрнулись; наконец она ответила:

– Просто услышала знакомое имя. Должно быть, какие-то собаки в городе упоминали о ней. Можете расспросить их подробнее, если вам любопытно.

– Думаю, мы так и сделаем, – кивнул Макс.

Они оказались на тротуаре перед почтовым отделением. Из кустов, из тёмных дверных проёмов вылезали другие собаки и кошки. Все они тянулись к тротуару. Как и у немецких овчарок, шерсть у них блестела, будто все они недавно побывали в салоне красоты для зверей. На каждом был новенький яркий ошейник с маленькой серебристой биркой.

– Добрый день, – произнесла чёрная кошка, дружелюбно кивая вновь прибывшим собакам.

– И тебе доброго дня, Минерва, – ответила Дикси. – Как дела?

– По-старому, – мяукнула Минерва. – Эта маленькая собачка, Бет Энн, всё время приходит спать в мой холл. Я говорю ей, что она живёт через два дома, но она вечно забывает, бедняжка. Но я стараюсь не слишком сердиться на неё.

– Ну, ты скажи мне, если с ней будут какие-нибудь серьёзные проблемы, слышишь?

Минерва вильнула хвостом:

– Я сама справлюсь, дорогая. Но спасибо за предложение. – Кошка ещё раз кивнула Максу и его друзьям, после чего убежала вперёд.

Вскоре четырёх приятелей окружили другие животные, не особенно встревоженные прибытием незнакомцев. Они вообще были дружелюбнее, чем большинство зверей, которых Макс и его компаньоны встречали в последнее время, – они спрашивали: «Как дела?» – и, не дожидаясь ответа, переключались на разговор со своими друзьями.

Колонна животных прошла как на параде мимо магазина и заправочной станции и наконец остановилась перед одноэтажным зданием. Воздух был наполнен тихим смехом и милой болтовнёй, животные терпеливо ждали чего-то, что должно было произойти. Дикси дала понять, что надо делать, как она, поэтому Макс и его приятели уселись на тротуаре и стали оглядываться по сторонам, навострив уши.

Макс сфокусировал взгляд на одноэтажном доме. В окне стояла какая-то табличка, но до неё было слишком далеко – не прочитать. Он с трудом различил нарисованных собаку и кошку. Кабинет ветеринара? Может, и так, хотя он никогда не видел, чтобы животные выстраивались в очередь в это заведение!

С северной стороны здания на подъездной дорожке был припаркован большой белый фургон. И ещё Максу почудилось, будто он слышит звуки фермы. Это казалось странным: разве можно завести ферму в городе? Тем не менее стоило псу принюхаться, и он понял, что прав. Мускусный запах шерсти перекрывала насыщенная газами вонь, какую издают живущие рядом коровы и свинья, козы и куры.

– Я слышу её! – пролаяла одна собака, сидевшая у дверей.

Все звери притихли. Макс задержал дыхание, хотя сердце у него в груди радостно билось. Неужели это наконец случится?

Входная дверь со скрипом отворилась. Появилась женщина в свободных штанах и широкой блузе в лиловых розах. Как и говорили животные с пляжа, на голове у неё была соломенная шляпа, повязанная лиловой лентой.

Женщина присела и почесала за ушами зверей, собравшихся на крыльце, потом поднялась на ноги, чтобы окинуть взглядом всех гостей.

Теперь Макс ясно видел её: бледное, в морщинках лицо, ласковые глаза, седые волосы.

А когда старушка улыбнулась, пёс определённо узнал её.

Это была женщина с фотографии в лаборатории, где делали «Праксис».

Это была хозяйка Мадам Кюри, которая поможет ему воссоединиться с семьёй.

Сколько опасностей им пришлось пережить на пути сюда – и вот наконец они её отыскали!


Глава 11 Последний рывок | Дорога чудес и невзгод | Глава 13 Хороший доктор