home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Таящийся в грязи

Максу хотелось убежать, или закричать, или броситься в драку. Он желал найти какое-то место, где могли бы спрятаться его друзья. Но больше всего ему хотелось уснуть, отключиться, погрузиться в забытьё, где нет монстров, таящихся за каждым углом.

Но он не посмел поддаться слабости. Где уж там, когда на тебя пялятся из темноты два неизвестно чьих глаза. Однако перевернуться и встать на лапы тоже не получалось: просто не было сил. Тело настолько устало, что не слушалось его. Да и бежать было некуда. Снаружи – ямища с водой да лес со злобными тварями, которые жаждут сожрать его самого и его друзей.

Так что Макс остался лежать, едва дыша, не в силах оторваться от налитых кровью глаз, которые таращились на него.

За окном вспыхнула молния, выхватив из темноты влажное тело, будто слепленное из коричневой грязи в форме луковицы. Под взглядами трёх собак болотная тварь встала и раскрыла пасть.

– Вот во что я превратился, – проговорило существо голосом низким и раскатистым, как гром. – Я Таящийся в Грязи, Болотный Ползун.

Страшилище запрокинуло голову и издало самый долгий и самый громкий вой, какой Макс когда-либо слышал.

Вой Грязеползца наполнил пространство вибрирующим гулом, который говорил об отчаянии, предвещавшем конец света. Трое друзей закрыли уши лапами, но этот страшный звук ничто не могло заглушить. Он проник сквозь стены магазина, разнёсся эхом по лесу, прогремел в ночном небе, перекрывая даже шум ливня. Макс изогнул шею, чтобы посмотреть в окно, и увидел, что их преследователи-монстры развернулись и пустились наутёк во всю прыть, спеша ускользнуть во тьму и скрыться от Грязеползца.

Прошло несколько минут. Наконец страшилище опустило голову и перестало выть. Хватая пастью воздух, луковицеобразное существо рухнуло на пол под затухающие звуки печального рёва.

Собаки не шевелились и молча следили за существом в глубине магазина, ожидая его дальнейших действий. Однако оно не спешило нападать, а вместо этого закрыло глаза и стало издавать какие-то странные, чуть слышные звуки: вздохи, сопение, поскуливание.

И Макса наконец осенило: страшный зверь плачет.

– Гм, эта зверюга собирается напасть на нас? – нервно прошептал Крепыш. – Может, сбежим?

– Что-то непохоже, – так же тихо отозвался Макс. – Кажется, она плачет.

– Ох! – вздохнула Гизмо. – Бедняжка. Ей, наверное, так одиноко: все её боятся и никто не заходит в гости.

Помахивая хвостиком, йоркширка сделала несколько шагов вперёд к хлюпающей носом несчастной зверюге. Та открыла желтоватые глаза.

– Привет, – тихо проговорила терьерша. – Я Гизмо. Я не сделаю тебе ничего плохого.

– Ты собака, – сказало страшилище. – Что ты здесь делаешь?

– Мы с друзьями убегали от болотных монстров, и нам показалось, что это подходящее место, чтобы спрятаться, – объяснила Гиз.

– Мне тоже пришлось убегать от них, – поведал Грязеползец. – Они меня чуть не схватили несколько недель назад, но я забежал сюда.

Крепыш прищурился:

– Погоди. Я что-то не понял. Почему ты убегал от этих монстров? Они сами тебя боятся.

– А зачем они тогда гнались за мной? – спросил Грязеползец. – Я всего лишь собака, как вы. Может быть, конечно, немного покрупнее вас, но…

– Ты собака? – протявкал Крепыш.

Грязеползец заскулил:

– Да. А что, по мне не скажешь?

– Не хочу тебя обидеть, – вмешался Макс, – но отсюда ты выглядишь как огромный ком грязи с глазами.

Грязеползец моргнул и охнул. Потом со стоном встал, хорошенько встряхнулся, и во все стороны полетели комья грязи. Теперь он действительно стал походить на собаку, только очень грязную и огромную – ростом почти с человека, с широким, крепким торсом, толстыми щеками и большими висячими ушами. Пёс стоял, утопая лапами в куче засохшей грязи, которая, наверное, набралась в дом через заднюю стену, когда здание рухнуло.

И хотя Грязеползец всё равно выглядел похожим больше на создание, слепленное из грязи, чем на собаку, Макс вспомнил свой сон: это пёс, которого он должен найти.

Гизмо кинулась вперёд и стала жадно обнюхивать лапы гиганта, отчаянно виляя хвостом.

– Это не простая собака! – пролаяла она. – Это Джорджи!

Собака – сенбернар, теперь Макс мог это точно определить, – сошла с кучи грязи и спросила:

– Так вы меня знаете?

– Конечно! – ответила Гизмо. – Мы шли за тобой, потому что ты шёл по следу женщины в шляпе. Мы тоже её ищем.

– Ох, – сказал Джорджи и повесил голову.

– Познакомься с моими друзьями! – протявкала Гизмо.

Она метнулась назад, туда, где лежали Макс с Крепышом. Джорджи медленно пошёл за ней.

– Я бы встал, чтобы поздороваться с тобой, – произнёс Макс, – но, боюсь, сил у меня на это не осталось.

– У нас был трудный день, – сообщила сенбернару Гизмо.

– Это ничего, – ответил тот и уселся перед троими друзьями. – У вас всё равно манеры лучше, чем у большинства зверей, с которыми я встречался в последнее время.

Крепыш выполз из укрытия между лапами Макса:

– Вот что, Джорджи, расскажи-ка мне, как ты здесь оказался и почему тебя боятся все монстры.



– Это получилось случайно, – ответил Джорджи. – Мне надоело на пляже. Там все звери вели себя так, будто ничего плохого не случилось, и я ушёл от них. До того как все люди уехали, у моих хозяев была там гостиница. Я рассудил, что лучший способ найти их – это следовать за милой леди, которая всех нас кормила. Я шёл по её следам и знакам, которые она оставляла, пока не забрёл в это болото.

– Ты видел маячки здесь, на болоте? – озабоченно спросил Макс. – Мы последний раз видели их у торгового центра.

Джорджи, глядя на Макса, моргнул большими печальными глазами, и из его рта вытекла длинная тонкая нитка слюны.

– Только у центра? – удивился он. – Могу поспорить, это гаторы сбили остальные, чтобы никто не нашёл. На такое только они способны.

– Гаторы? – не поняла Гизмо.

– Гаторы, – повторил Джорджи, – или аллигаторы, если хочешь выражаться красиво. Так на самом деле называются эти монстры. Они затравили меня. Всё говорили, что мне не спастись и никогда не найти своих людей. И были правы.

– Но это не объясняет, как ты превратился в Грязеползца, – заметил Крепыш.

– Ох, – снова вздохнул сенбернар. – Ну что ж, однажды гаторы гнались за мной, и я бежал мимо этого магазина и автомойки, заскочил внутрь и завыл… выл и выл – вот тут это и случилось.

Встав на все четыре лапы, гигантский пёс подошёл к окну и посмотрел на воронку.

– Только я завыл, как вдруг вся парковка и дорога задрожали. Гаторы застыли на месте, а потом земля разверзлась и поглотила их всех. – Повернувшись к троим друзьям, Джорджи покачал головой. – Я думал, мне тоже конец. Парковка обрушилась с потоком грязи, и магазин начал сползать к воронке. Но мне повезло. Здание покосилось, но не съехало вниз, не опрокинулось через край. Хуже всего было то, что через трещину в стене кладовой внутрь набилось грязи.

Джорджи сел.

– С тех пор я торчу здесь. Все болотные звери думают, что это из-за меня провалилась земля. Вот почему они меня боятся и называют Таящимся в Грязи, или Грязеползцем. После этого они оставили меня в покое. Харчей тут хватало, чтобы продержаться какое-то время. Да и идти мне некуда.

– Но это неправда, – возразил Макс. – Ты ведь говорил, что шёл по следу женщины в большой шляпе, как и мы. Мы думаем, она знает, как вернуть людей назад.

Джорджи склонил голову набок, меж его губ просочилась новая порция слюны и тяжёлой каплей шлёпнулась на пол.

– Вы думаете или знаете? – спросил сенбернар.

– Ну, мы почти уверены, – сказала Гизмо. – Верно, Макс?

– Ага, – отозвался тот. – Эта старушка была вожаком стаи одной моей подруги, которая сказала мне, что нужно найти её хозяйку и она поможет. Были и другие животные, которые о ней говорили.

– Огромный-преогромный слон! – встряла Гизмо.

– И грубая-прегрубая свинья, – добавил Крепыш.

– Они тоже знали пожилую леди, – кивнул Макс. – И утверждали, что она пытается решить проблему, из-за которой все люди уехали.

– Пытается, – ворчливым тоном повторил Джорджи. – Гаторы правильно говорили: всё это пустая затея. – Сенбернар положил голову на грязные передние лапы. – Я даже подумывал, не вернуться ли в Батон-Руж, где я вырос, – может, встретил бы там своих старых приятелей.

Гизмо подбежала к голове Джорджи и лизнула пса в нос.

– Ну, тебе повезло, Джорджи, потому что мы тоже идём в Батон-Руж. Нам нужно найти там колли по имени Белл.

Сенбернар стукнул хвостом по полу и пробурчал:

– Старушка Белл – она настоящее сокровище.

– Ты её знаешь? – спросил Крепыш. – Да-а, похоже, нет на свете собаки известнее Белл.

– Все собаки в Батон-Руже её знают, – подтвердил Джорджи. – Многие из нас родом с соседних ферм или от заводчиков, которые жили рядом с её домом. Она всегда забегала в гости поздороваться. Но кто знает, там ли она ещё. – Гигантский пёс вздохнул и закрыл большие печальные глаза.

Макс не мог припомнить, когда он последний раз видел собаку в таком подавленном состоянии. Исчезновение людей и травля, устроенная болотными монстрами – или гаторами, как называл их Джорджи, – плохо сказались на бедном псе.

Макс не хотел винить его в слабости. Он спросил себя, смог бы сам продолжать поиски без Крепыша и Гизмо? Или бросил бы борьбу и отдался на съедение чудовищным ящерам? Сохранил бы он надежду увидеть своих родных, если бы остался в полном одиночестве?

Хотя в теле Макса продолжала пульсировать тупая боль, он заставил себя подняться, на трясущихся лапах подошёл к Джорджи и, улёгшись рядом с ним, прижался боком к его боку. Шерсть сенбернара была покрыта коркой высохшей грязи, но Макса это не тревожило.

Гизмо пристроилась к Джорджи с другой стороны, спустя мгновение к ней присоединился Крепыш. Почувствовав утешительное тепло тел троих друзей, Джорджи открыл глаза.

– Похоже, у тебя были трудные времена, – тихо проговорил Макс. – Я понимаю, почему тебе хотелось всё бросить. На самом деле тебе просто нужны друзья. Пойдём с нами.

– Да! – тявкнула Гизмо. – Нам это будет очень приятно.

– Определённо, – поддакнул Крепыш. – Никто не станет связываться с нами, если на нашей стороне Грязеползец.

– Болото такое большое и опасное, – заскулил Джорджи, – и нет никакой гарантии, что мы кого-нибудь отыщем.

– Может, и нет, – сказал Макс, – но, поверь мне, пытаться что-то сделать – это лучше, чем ничего не делать. По крайней мере, мы отведём тебя в Батон-Руж. Тебе нужно найти старых приятелей – тогда ты больше не будешь тосковать в одиночестве, ожидая, когда вернутся люди.

– Полагаю, ты прав, – согласился Джорджи, – любому наскучит сидеть на куче грязи посреди болота.

– Значит, решено, – заявил Макс. – Сегодня отоспимся и наберёмся сил, а завтра тронемся в путь.

Четыре собаки устроились поудобнее на прохладном покатом кафельном полу и закрыли глаза, прислушиваясь к стуку дождя по крыше.

– Знаешь, Джорджи, мне кажется, тебе нужно искупаться, – услышал Макс слова Гизмо, прежде чем погрузился в сон. – Мы сами не в лучшей форме, но ты больше грязь, чем собака!

– Эй, – сонно тявкнул Крепыш, – ты вроде упоминал про автомойку?

Слишком утомлённый, чтобы разбираться, что имел в виду такс, Макс заснул.


Глава 9 Отчаянное бегство | Дорога чудес и невзгод | * * *