home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Отчаянное бегство

Страх и напряжение, которые копились у Макса внутри весь день, звенели болью в каждом нерве.

«Надо бежать! – кричал его мозг. – Защищай своих друзей!»

Молнии больше не сверкали, и гром стих. Теперь Макс видел только темноту, да ещё перед глазами, ослеплёнными молнией, искрились светящиеся точки. В ушах звучал какой-то тихий гул – отзвук грома. Пёс попятился от наступающих монстров, задние лапы оказались на краю просевшего дорожного полотна. Ещё шаг – и он скатится в яму, полную грязи.

Макс моргал, пытаясь вернуть глазам способность видеть в темноте. Крепыш и Гизмо прижались друг к другу рядом с ним и дрожали, не издавая никаких звуков.

Гул в ушах Макса прекратился, и пёс услышал громкий топот тяжёлых лап. Вода заливала ему глаза, но он снова стал видеть. Они оказались в западне: сзади – карстовая воронка, впереди – страшные чудовища. Спрятаться было негде.

– Стойте спокойно, – прошептал Макс друзьям.

– Я стараюсь, – тихо отозвалась Гизмо.

А тем временем к ним приближались три чёрные фигуры. Две выползли на дорогу перед упавшим деревом, а предполагаемый главарь шайки вышел из тени и остановился под тускло светившим фонарём.

Это создание было длиной с легковую машину, тело плоское, широкое и низкое, на четырёх коротких, крепких когтистых лапах. Морда у чудища тоже была плоская и длинная, пасть насмешливо приоткрылась, и в ней сверкнули острые зубы.

Кожа зверя была тёмной, в зелёных, коричневых и чёрных пятнах, она слегка поблёскивала под светом фонаря в грозовой ночи. Вода стекала по кожистым гребням вдоль спины монстра и сливалась с кончика толстого хвоста.

Это была огромная ящерица, мутировавшая копия крошечных созданий, которые сновали по стенке сарая на ферме, где жил Макс. Один раз ему удалось схватить ящерку зубами за хвост, но, к удивлению пса, она отбросила хвост, а сама убежала в укромное место и там отрастила себе новый.



Почему-то Макс догадывался, что с этой её гигантской родственницей ничего такого не произойдёт.

Предводитель монстров сделал шаг вперёд, и Макс попытался убедить самого себя, что это всего лишь животное – болотный зверь, который не прошёл вторую стадию воздействия вирусом «Праксис». А значит, каким бы большим и ужасным он ни был, они с Крепышом и Гизмо смогут обхитрить его. По крайней мере, пёс на это надеялся.

– Ах, милые собачки!

Голос чудовища был глухим и низким, но с неожиданно тёплыми нотками. Он напомнил Максу о Мадам Кюри, как будто болотный монстр отчасти обладал её мудростью.

Зверь медленно моргнул тёмными глазами.

– Что вы делаете тут под дождём? – осведомился он. – Мы надеялись, вы заглянете к нам на вечеринку. Наш приятель Хэнк должен был передать вам приглашение.

– Он передал! – тявкнула Гизмо, смело шагнув вперёд. – Он заманил нас в болото на съедение диким зверям, как вы и хотели. Но мы убежали от этих чудовищ и от вас тоже сбежим.

Главарь монстров прищурился, резко дёрнул хвостом и посмотрел на своих приятелей:

– Вы пытались съесть этих милых пёсиков?

– Конечно нет, – ответил один из ящеров.

– Мы просто хотели привести их на пирушку, – добавил другой. – А они убежали.

Оба чудовища едва слышно хохотнули в темноте, шум дождя заглушал все звуки. Максу показалось, что он слышит в глубине леса ещё какие-то смешки, но не мог точно сказать, было ли это эхо, или там прятались другие монстры.

Главарь повернулся к Максу и его друзьям.

– Видите, псинки? – Он приподнял когтистую переднюю лапу и шагнул вперёд. – Мы не так плохи. Вы должны дать нам шанс. Это самое меньшее, что вы можете сделать: бежать-то вам всё равно некуда.

Макс сжал челюсти. Он не позволит этим тварям радоваться при виде того, как он напуган. Но их троих действительно загнали в угол.

Ящер снова раскрыл пасть и с насмешливой ухмылкой произнёс успокаивающим, дружелюбным тоном:

– Всё будет хорошо, собачки. Я знаю, что у вас выдался очень длинный и трудный день.

Интонации зверя странным образом успокаивали. На мгновение Максу почудилось, будто он находится в тепле и сухости у себя на ферме, а вожаки стаи говорят ему, какой он хороший мальчик.

Сердцебиение пса стало замедляться. А вот удары дождевых капель по шкуре он продолжал ощущать, хотя теперь это его не беспокоило.

– Болото – такое опасное место, – продолжил монстр и придвинулся ещё на шаг. – Оно бесконечно – собакам вроде вас отсюда не выбраться. Вы же и сами это чувствуете, верно?

Крепыш выступил вперёд и прошептал в ответ:

– Да, я это чувствую. Ты прав.

– Крепыш! – крикнула Гизмо. – Не слушай их! Они пытаются обмануть тебя! Думай о чём-нибудь другом, только не об их словах! – Она пролезла у Макса под животом и куснула такса за зад. Тот мотнул головой и замер. Сердито протопав мимо него, Гизмо взглянула на предводителя монстров: – Мы знаем: вам нужно только одно – слопать нас. Этого не будет, так что лучше просто идите прочь!

Из темноты снова раздался смех; на этот раз главарь вторил своим сообщникам. Он лупил толстым хвостом по земле, обдавая всё вокруг брызгами воды.

– И куда же вы намерены идти, пёсики? – спросило одно из невидимых чудищ.

– Трясине нет конца! – прокричало другое. – Если вас поймаем не мы, это сделает кто-нибудь из наших родичей. У нас шпионы повсюду.

– Вроде опоссума.

– И змея на мосту, которого вы очень сильно рассердили.

Новый взрыв злобного хохота.

Теперь Макс уже не сомневался, что в темноте притаились и другие чудовища, а болотные звери наблюдали за ними из зарослей.

Но он не успел отреагировать. Главарь монстров снова заговорил, и его убаюкивающий, мудрый голос стал завораживать пса.

– Ох, мои друзья дразнят вас, псинки. – Ящер подполз ближе к собакам. – Но в их словах есть правда. Если нет способа убежать, зачем пытаться? Идите. Будьте самыми желанными гостями на нашем пиру.

– Нет! – гавкнула Гизмо и, привстав на задние лапы, шлёпнула Макса лапой по морде. – Верно, Макс? Мы не сдадимся!

В голове лабрадора раздался голос: «Никогда не сдавайся!» Но он не мог оторвать взгляд от блестящих чёрных глаз монстра.

– Одни собаки, как и вы, тоже искали своих людей. – Главарь сделал ещё шаг к троице друзей. – Другие поняли, что надежды нет. – Новый тяжёлый шаг. – Людям вы не нужны. – Тёмное чешуйчатое тело приподнялось и опустилось. – Даже если вы найдёте своих людей, они вас больше не любят. У вас ничего не осталось.

Эти слова разрушили гипнотизм речи монстра.

Он заговорил о том, чего Макс боялся больше всего: вдруг Чарли и Эмма больше никогда не захотят его видеть?

Но пёс знал: вожаки стаи никогда бы не оставили его, если бы у них был выбор. Он дал слово найти их и родных своих друзей тоже.

А Макс всегда держал слово.

В мире существует любовь, напомнил себе пёс. Он видел её проявления, когда животные вставали на защиту друг друга и боролись с теми, кто выбрал тёмный путь. Он видел её, когда Мадам Кюри, Рауль и Босс отдавали свои жизни, чтобы сохранить жизнь другим и поддержать в животных надежду на то, что в один прекрасный день всё станет нормальным, как прежде. Он видел её каждый день, когда двое его маленьких друзей проявляли храбрость и сострадание, которые в десять раз превышали их физические возможности и размеры.

И он чувствовал её каждый миг, который проводил с вожаками своей стаи. Чарли и Эмма не перестали любить его – этого не могло случиться никогда.

Дождь поливал спины троих друзей, дул ветер, ночь наполняли голоса страшных зверей, но Макса это больше не тревожило. Он зарычал, оскалился и решительно шагнул вперёд.

– Ты ошибаешься, – заявил пёс, – и всегда будешь ошибаться. Даже если я не добьюсь своего, я не перестану надеяться, что могу найти свою семью, и не перестану любить друзей до последнего вздоха.

Гизмо подпрыгнула и закричала:

– Верно!

– Да, – поддержал её Крепыш. – Хорошо сказано, верзила!

Главарь монстров раздражённо вздохнул – воздух вылетел из его пасти с шипящим свистом – и злобно поглядел на трёх собак.

– Отлично! – прорычал он. – Я надеялся, что вы не создадите проблем, но раз уж вы..

Гигантская пасть чудовища резко распахнулась, верхняя челюсть взлетела вверх, обнажив ряды острых зубов. Сильные лапы заработали, и монстр, изгибаясь всем телом, двинулся по гладкому асфальту.

– Бежим! – крикнул Макс и отскочил в сторону.

Гизмо рванула за ним. Спустя секунду раздался громкий щелчок – это монстр схватил зубами пустоту.

– За ними! – бешено взвизгнул он вслед удирающим сквозь ливень псам. – Самый здоровый – мой!

С дороги послышался топот шлёпающих по лужам лап, потом треск веток и всплески воды. Мрачные твари бросились в погоню, к ним присоединились таившиеся в лесу приятели.

– Куда мы бежим? – протявкал Крепыш. – Этот монстр прав: нам негде скрыться!

– Ерунда, – отозвался Макс. – Есть одно место!

Они домчались до обочины шоссе, и Макс свернул влево, к краю ямы. Её осыпавшаяся стенка превратилась во влажное месиво из грязи и камней.

– Туда? – сглотнув, спросил Крепыш.

– Туда, – подтвердил Макс и мотнул головой в сторону развалившегося здания. Потом пёс оглянулся через плечо. Тёмные фигуры троих монстров находились всего в нескольких ярдах позади. В этот момент небо пронзила очередная змеистая молния; она осветила врагов так ярко, будто стоял ясный день.

Чёрные глаза главаря больше не казались старыми и мудрыми – они сузились и сверкали чистой, беспримесной ненавистью.

Свет молнии погас, сменившись раскатом грома, который едва не оглушил Макса.

– Пошли! – крикнул он, хотя сам себя почти не слышал и совсем не был уверен, что друзья поймут его.

Однако пёс верил: даже если его крик до них не донёсся, они всё равно последуют за вожаком. Он кинулся вперёд, и лапы его глубоко увязли в жидкой грязи. Она громко чавкнула, и, высвободив лапы, Макс вслепую побежал дальше.

– Они попадут к Таящемуся в Грязи! – крикнул один из монстров.

Другой не поверил:

– К Таящемуся в Грязи? Они спятили!

– К Таящемуся в Грязи! – раздался ещё один голос, приглушённый дождём.

Макс слышал, как это имя повторяли и другие чудовища, и, к своему удивлению, заметил, что голоса их звучали испуганно.

Но раздумывать об этом времени не было. Он споткнулся о твёрдый корень и подвернул передние лапы. Пёс старался не упасть, но скользкая грязь, собственный вес и проливной дождь не дали ему такой возможности. Он всё-таки упал и стал сползать в яму.

– Макс! – окликнула его сверху Гизмо.

Ответить он не мог. Уклон становился круче – подняться по такому вверх не представлялось возможным. Пса накрыло с головой потоком воды и грязи и несло всё дальше, ко дну воронки. Камни ударяли его по рёбрам, грязь забивалась в пасть, ноздри, глаза и уши. Снова раздался оглушительный удар грома.

Мир стал чёрным и беззвучным, Макс барахтался в грязной жиже. Потом он с громким всплеском свалился в глубокую лужу.

Пёс не сразу понял, что больше не падает. Он пролетел весь путь до дна ямы и плюхнулся в мутный пруд.

Макс барахтался изо всех сил и извивался. Задние лапы нашли опору на дне, лабрадор оттолкнулся и всплыл на поверхность. Голова вырвалась из воды, но тут было не легче: капли дождя падали в пруд и поднимали вокруг тысячи маленьких водяных фонтанчиков. Макс выплюнул изо рта грязь, встряхнулся и наконец смог снова что-то увидеть.

Пёс грёб лапами и осматривался. Рядом с ним виднелся капот машины, окна едва возвышались над водой. В затопленной грязной жижей кабине было пусто.

Позади машины – гора каких-то обломков. Наверное, тут когда-то была парковка, предположил Макс, потому что из наклонной стенки воронки торчали бетонные плиты.

Грязево-бетонная возвышенность вела к дверям слегка покосившегося придорожного магазина, который стоял наверху.

Макс прищурился и с трудом различил перед стеклянными дверями магазина две фигурки какихто маленьких животных. Пёс понятия не имел, как его друзьям удалось добраться туда целыми и невредимыми. Главное, что монстров нигде поблизости не было видно.

Пока.

– Макс! – гавкнула Гизмо, завидев лабрадора. – Макс, ты в порядке?

– Да! – отозвался он. – Оставайтесь там! Я иду к вам!

Он полупошёл, полупоплыл к холму, бывшему когда-то парковочной площадкой. Позади и наверху раздавались фырканье и злобное шипение.

Монстры.

Пёс глянул вверх, на зубчатый край разрушенной дороги, где, сердито виляя хвостами, застыли тёмные фигуры, похожие на призрачные тени, размытые ливнем. Макс двигался дальше, а наверху тем временем собиралось всё больше монстров. Ни один не приближался к зданию, у которого дожидались Макса Крепыш и Гизмо; несмотря на то что все они умели плавать, ни один не спешил спуститься в воронку.

Всего несколько мгновений назад чудовища были озабочены только одним – поимкой Макса и его друзей, а теперь они просто следили за происходящим и шипящим шёпотом повторяли одно и то же:

– Таящийся в Грязи.

Макс понятия не имел, кто это такой. И не хотел знать. Его сейчас интересовало лишь то, что за ним никто не гонится, и он намеревался воспользоваться этим обстоятельством.

Добравшись до кромки воды, Макс попытался взобраться на холм. Однако всякий раз соскальзывал вниз по размытому водой откосу и плюхался в воду.

– Ты в порядке, приятель?! – выкрикнул Крепыш. – Ты выберешься?

Макс с рычанием подплыл к торчавшей из земли бетонной плите, поставил на неё передние лапы и оттолкнулся задними. Край бетона был сырой и неровный, зубчатый, но пёс не сдавался. Упираясь в раскисшее дно задними лапами, он потянулся всем телом и осторожно взобрался на глыбу.

Пёс сидел там и тяжело дышал. Сверху послышались голоса.

– Не сдавайся, Макс! – пролаяла Гизмо сквозь шум дождя.

– Ты сможешь! – подбодрил друга Крепыш.

– Я иду, ребята! – гавкнул в ответ Макс. – Не успеете оглянуться – я буду с вами.

Потоки дождя обрушивались вниз мутными водопадами и заливали крутой склон. Тяжёлые капли падали на пса. Путь наверх был скользким, опасным и невероятно трудным.

Макс напрягся изо всех сил и перескочил на следующий торчавший из земли обломок бетонной плиты. В отличие от того склона, по которому пёс съехал вниз, эта сторона воронки всё-таки была доступной для подъёма. Макс немного передохнул и снова прыгнул.

Пёс медленно, но верно приближался к верху склона. Тем временем главарь монстров, не способный – или не желавший – лезть через воронку к магазину, завопил с дороги:

– Йу-ху-у!

Макс не отреагировал – он полностью сосредоточился на своих лапах: главное, чтобы они не дрогнули в самый ответственный момент.

– О пёсик! Макс, мой дорогой мальчик!

– Оставь его в покое! – прорычал от дверей магазина Крепыш.

Однако монстр не унимался:

– Бедный пёсик. Думаешь, ты сбежал от нас и теперь всё хорошо. Ничего, скоро ты встретишься с Таящимся в Грязи. И тогда поймёшь, что я был прав и лучше бы ты пошёл со мной. – Он засмеялся, остальные чудища подхватили хохот главаря.

Прямо над Максом находилась бетонная плита, примыкавшая к фасаду магазина. Она выступала вперёд, образуя наверху нечто вроде скального навеса. Крепыш и Гизмо стояли на его краю и виляли хвостами.

– Нет. – Макс скакнул на зубчатый край плиты. – Я, – добавил он, когда его передние лапы коснулись опоры. – Не пойму! – прорычал пёс, взобравшись на уступ здания.

Макс опрокинулся на бок между Крепышом и Гизмо, всего в нескольких футах от входа в магазин.

Поднявшись на ослабшие лапы, пёс уставился на стеклянную дверь. На ней ярко-красными буквами было написано: «ОТ СЕБЯ». Из-за того что здание слегка перекосилось, дверь собственной тяжестью сильно придавило к косяку.

– Я пытался открыть её, верзила, – пожаловался Крепыш, – но она оказалась слишком тяжёлой для меня.

– Ты пытался, – ответил Макс, – это главное. Теперь дай мне попробовать.

Пёс напряг все мышцы и толкнул дверь правым боком. Бетонная плита под лапами была, конечно, гораздо прочнее, чем жидкая грязь в воронке, однако устоять и не поскользнуться было трудно.

Всё тело ныло от беготни, которая продолжалась весь день, от падения в яму и прыжков по бетонным плитам. Но он должен был попасть внутрь и спрятать друзей от монстров.

Макс с рычанием навалился на дверь изо всех сил. Он услышал звон колокольчика, и дверь приоткрылась. Зазора хватило, чтобы Крепыш и Гизмо пролезли внутрь и укрылись наконец от дождя.

Собравшиеся на краю воронки монстры хором ахнули:

– Они и правда пошли туда!

– Собаки разбудят Таящегося в Грязи.

– Уносим ноги?

Однако для Макса эти слова были набором невнятных звуков. Ещё поднапрягшись, он открыл дверь на несколько дюймов шире и влетел внутрь. Когти клацнули по гладкой кафельной плитке.

Дверь захлопнулась, едва не прищемив Максу хвост; стекло в ней задребезжало от силы удара.

В перекошенном здании было темно, но тепло и сухо. Дождь тихо стучал по крыше. Макс сделал несколько несмелых шагов на дрожащих лапах и повалился на живот.

Пока он лежал, тяжело дыша, сзади орудовали Крепыш и Гизмо. Раздался металлический лязг. Макс оглянулся через плечо и увидел, что его приятели опрокинули металлическую стойку и забаррикадировали ею дверной проём.

– Отличная работа, – тихо проговорил пёс.

– О Макс, ты, похоже, совсем без сил! – воскликнула Гизмо и начала лизать языком ссадину у него на лбу, о существовании которой сам Макс даже не догадывался.

– Я так рад, что ты снова с нами, приятель, – проговорил Крепыш и свернулся клубком у него под боком. – Нам удалось удержаться на краю склона, добираясь до двери, но мы видели, как ты упал, и подумали, что тебе крышка.

– Ещё чего! – фыркнул Макс. – Даже не пытайтесь от меня отделаться – я вас ни за что не брошу.

Трое приятелей рассмеялись, счастливые и усталые, как никогда.

– Почему монстры отстали от нас? – полюбопытствовала Гизмо. – Боялись свалиться в яму?

– Может быть, – откликнулся Крепыш, – или испугались чего-то другого.

Вдруг в магазине раздался какой-то шум.

Макс вскинул голову и вгляделся во тьму. Рассмотреть что-нибудь без света за опрокинутыми полками и стеллажами было трудно. На полу рядом с разбитым кассовым аппаратом валялись консервные банки, журналы и пакетики с чипсами.

Пока собаки молча озирались по сторонам, из глубины магазина выкатилась банка с тунцом и, подскакивая и тихо постукивая, проделала путь до фасадной витрины, где остановилась.

Видимо, дверь захлопнулась с такой силой, что банка слетела с полки, заключил Макс. Она, наверное, много дней провисела на краю полки, и вибрации стен от удара хватило, чтобы она наконец сорвалась и упала.

Однако, говоря себе это, пёс не мог не вспомнить, что твердили испуганные монстры.

Таящийся в Грязи.

Макс, Крепыш и Гизмо, мокрые и измученные усталостью, тихо сидели в магазинчике, как в западне, насторожённо вглядывались во тьму и ждали.

А из темноты, из глубины магазина, за ними наблюдали внезапно распахнувшиеся, пронизанные кровавыми прожилками два огромных глаза.


* * * | Дорога чудес и невзгод | Глава 10 Таящийся в грязи