home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. Образ мира и образ жизни шамана

Воспользуемся теперь изложенными моделями для описания специфики образа мира и образа жизни шамана.

Используя двухслойную и трехслойную модели образа мира (рис. 1 и 2) для описания ядерного слоя образа мира (целемотивационный комплекс), мы можем указать на следующие особенности мотивации и личностных черт шамана:

В обыденном образе мира центральной точкой всех систем ориентации человек считает «центр собственного тела», что характеризует становление самосознания нашего современника через отделение своего «Я» от внешнего мира. Вопрос о центре Вселенной ни у кого, кроме астрономов, при этом не возникает. Ориентируясь в обыденном мире, как все современники, шаман одновременно знает, что центром Вселенной (трех или более миров) является проявляющееся во всех мирах (например, Верхний, Средний и Нижний миры) Мировое Дерево (Древо Жизни). Для многих шаманов разделенность собственного центра в обыденном представлении и центра Вселенной является лишь условным осознаванием проявления в физическом мире (строка 1 табл. 2). На этой основе шаман может в другом инфернальном мире мгновенно перенестись к реальному центру (Древу Жизни), обычно используя его символ (столб, дерево, костер и т. п.), и уже от него (или по нему) отправиться в Верхний или Нижний миры или в любую точка пространства-времени (включая прошлое и будущее).

Мотивация и система ценностей шамана значительно отличаются от мотивации и иерархии ценностей субъекта социальной адаптации (социального индивида)[125] и даже от мотивации и системы ценностей развитой личности. Шаман совершенно естественно не считает существующий при его этой жизни общественный строй основным: его космогония включает в себя несколько миров. Временное правительство одного из государств Среднего мира мало что значит (реально – ничего не значит) в мире предков или тем более в мире Духов, а временная перспектива многих перерождений (не у всех шаманов) делает всю эту социальную суету еще менее значимой.

Таким образом, некоторая асоциальность шамана не является позой или особой социальной позицией, а является естественным следствием стремления к гармоничной жизни в своих мирах без преувеличения роли одного из них. Шаман обычно старается не вступать в конфликтующие отношения с властями ни при каком устройстве общества: даже в период агрессивного преследования шаманов властями (примерно с 1923 года по 1973 год) большинство шаманов спасались просто путем ухода в труднодоступные и, соответственно, трудно контролируемые районы и путем сокрытия своей деятельности и мировоззрения. Деятельность и мотивация шамана обычно направлена на сотрудничество с Духами, с окружающими людьми, с животными и другими сущностями. Тот факт, что все шаманы считают Верховных Духов более значимыми, чем любого светского правителя, не является исключительным, а наоборот, характерен для любых политеистических и монотеистических религиозных представлений.

В большинстве источников [5, 11, 19, 27, 31 и др.], описывающих становление шаманов, указывается на присущее им с детских лет или с подросткового возраста стремление к уединению, одиноким прогулкам, походам и пребыванию в различных состояниях сосредоточения. Высокий уровень интравертированности в данном случае может рассматриваться как личностная характеристика, способствующая сосредоточению на собственных впечатлениях, снах и на первоначально тонких, едва ощутимых переживаниях, впоследствии интерпретируемых как знаки контакта или прямые контакты с духами и другими сущностями, без которых шаманское посвящение будет невозможным.

Основные функции образа мира [20] – прогностические, иерархизация мотивации, рефлексия и др. – и шамана, и обычного человека сохраняются, но понятно, что наполнение этих функций у шамана будет качественно другим. Существует множество свидетельств, например, успешного прогноза или предсказания, сделанного шаманом. Это говорит не только об усилении прогностической функции образа мира шамана, но и, возможно, качественно иной структуре ее функционирования на основе иного мировоззрения и взаимодействия.

Обращение к семантическому слою трехслойной модели образа мира (рис. 2) позволяет обсуждать особую наполненность образ мира шамана значениями и символами [22]. Шаман живет в сложном мире, где каждый предмет и каждое действие имеют помимо обыденного еще и символическое значение. Одной из важнейших сторон такого символизма является типичная для шаманизма вера во всеобщую одушевленность (панпсихизм), отголоски которой мы находим в гораздо более поздние временные эпохи у древних греков, египтян и индусов, в африканской, европейской или американской магии. Именно одушевленность зверя, рыбы или дерева придают охоте, рыбалке или заготовке леса особое значение, связанное с необходимостью соблюдения ритуалов убийства живого существа, просьб о прощении и возвращении [22].

Предметы (до акта означивания) в обыденной реальности неосознанно «вписываются» в обыденный образ мира у обычного человека [12]. И так же неосознанно они «вписываются» шаманом в его шаманский образ мира с другой космогонией, приобретая в чем-то сходные, а в чем-то совершенно другие характеристики значения. В общей семантике (неопозитивизм) при исследовании соотношения реальной и языковой картины мира предполагается (как и в необихевиоризме, и в когнитивной психологии), что действование (поведение) зависит от значений слова. При другом восприятии реальности и значение, казалось бы, общепонятных слов будет несколько иным, и в свою очередь реальность, описываемая «теми же» словами, будет другой.

В шаманских призываниях Духов-помощников или обращениях к могущественным Духам значение имеет не только значение и смысл текста, но и форма обращения, и подарки (жертвоприношения) с учетом того, что предпочитают призываемые Духи. Практически все авторы, пишущие о шаманизме, отмечают как особое необходимое профессионально важное качество шамана (строка 9 табл. 3) умение «видеть» другие (инфернальные, параллельные, верхние и нижние и др.) миры и населяющих их сущностей, умение правильно (профессионально, по этикету, по ритуалу, когда нужно – с почтением, просьбой и подарками, когда нужно – с угрозой и пр.) коммуницировать с ними.

Наиболее ярко особые системы значений шамана проявлены и описаны выше при диагностике и лечении различных заболеваний.

Перцептивный мир (внешний слой, рис. 2) шамана в буквальном смысле слова объединяет три мира (Верхний, Средний, Нижний), при этом для многих шаманов (не для всех) эти миры являются инфернальными (существующими параллельно, как, например, три кинофильма, проецируемые одновременно на один экран) и отчасти влияющими друг на друга. Дерево жизни является не метафорой единства взаимопроникающих миров, а, говоря терминами К. Кастанеды [9], «точкой сборки», или я бы сказал – «точкой сотворения» всех миров (космоса).

Восприятие шамана можно интерпретировать как культурно-специфичное восприятие профессионала (см. рис. 3). Точно так же как восприятие профессионала в нашем (Среднем) мире «настроено» на выделение стуков двигателя у механика, неровностей поверхности у шлифовщика, хрипов дыхания у врача, гармоник пульса у врача тибетской медицины и пр., восприятие шамана «настроено» на проявление тонких сущностей и инфернальных миров. Как уже отмечено выше, при выполнении многих шаманских практик восприятие (чувствительное тело) является осознанно регулируемым.

Вопрос о «здравомыслии» при этом не ставится в силу культурной относительности такого понятия: современный деловой человек западной культуры может считать странным буддиста, «теряющего время» в ежедневных медитациях, а буддист может считать странным этого делового человека, «теряющего время» драгоценного человеческого воплощения на суету, вместо того чтобы стремиться к просветлению или лучшему перерождению.

Диагностические и практические действия профессионала могут показаться нам «чудесными или магическими» (рис. 4 и 5) в силу освоения им малознакомой нам деятельности [22] и формирования соответствующих деятельностных апперцептивных подсистем (как особых психических функциональных органов), которых у нас просто нет (но есть другие – для нашей профессии). Тем более магическими могут показаться нам диагностические и практические действия шамана в силу освоения им совсем незнакомой в нашей культуре деятельности и формирования совсем пока невообразимых для нас деятельностных функциональных подструктур (рис. 3).

Человек, являясь членом сообщества, является одновременно и представителем его культуры. Предположим, что человек (Ч1 на рис. 4), включенный в культуру 1 (К1), имеет представление о пяти деятельностях (Д1… Д5) или знает, как получить продукты (П1… П5) этих деятельностей.

Звезды Шамана. Философия Шамана

Другой человек (Ч2 на рис. 5), включенный в другую культуру 2 (К2), имеет представление о тех же пяти деятельностях и еще об одной, шестой (Д1… Д5, Д6), или знает, как получить продукты (П1… П5, П6) этих деятельностей (строка 3 табл. 2).

Звезды Шамана. Философия Шамана

Представитель первой культуры (Ч1) не знает и представить себе не может деятельности (Д6), при реализации которой можно получить продукт (П6). Для него П6 – продукт, полученный неизвестным и невообразимым путем, то есть магический продукт, а Д6 – неизвестная и невообразимая практика, то есть магия. Такое описание позволяет понять, почему взрослый иногда выступает перед ребенком как маг. Человек может быть магом и для группы людей, и для целого сообщества. «Личная история деятельностей» каждого человека уникальна, но факт существования одинаковых в одной и той культуре для всех практик на определенных возрастных этапах развития позволяет говорить о существовании возрастных структур культурного сообщества. Эти структуры определяют истинное различие культур как различие практик в разные периоды жизни человека.

Необходимо также отметить тот факт, что шаман часто работает с другой невидимой нами и неизвестной для нас реальностью, а наблюдатель (в том числе и добросовестный исследователь) видит лишь результаты этой иногда трудной, сложной и длительной работы. Кроме того, существует уникальная для шамана специфика действования в реальном практическом мире (строка 3 табл. 2), которая включает в себя:

а) обычные физические действия;

б) ритуальные действия;

в) действование в состоянии транса;

г) действование под влиянием духов;

е) магические действия (как составляющие пока неизвестной нам деятельности);

д) действование (воздействие) намерением.

Обращаясь к модели структуры образа мира профессионала по Е.А. Климову (табл. 1), можно сразу выделить различие обыденного (сегодня во многом опирающегося на научные данные) дальнего плана (строка 1 табл. 1) и дальнего плана шамана как космогонической картины трех или более миров. Различие дальнего плана делает радикально различными общий и средний планы образа мира (строки 2 и 3 табл. 1). Значимые для профессиональной деятельности системные целостности (строка 4 табл. 1) и совокупность оперативных образов (строка 5 табл. 1) включают, кроме представлений о других мирах, представления о всеобщей одушевленности, о времени за пределами жизни в физическом теле, о Духах и энергиях, которых вообще нет (или вообще не учитываются) в профессиональной деятельности современного человека. План деталей и оперативный план неизвестной нашему современнику деятельности (рис. 4 и 5; строки 6 и 7 табл. 1) ведет к выделению таких деталей проблемной ситуации (заболевания и лечения, пропажи и поиска, осуществления инициации и др.) и, соответственно, реализаций такой деятельности и таких действий (например, шаманский полет, переговоры или схватка с вредящим духом), логика которых иногда мало доступна пониманию (и адекватному описанию) даже жителя одного с шаманом поселения, не говоря уже о приезжем, пусть старательном и непредвзятом, исследователе.

Широко известно, что многие шаманы осуществляют свою профессиональную деятельность не в любое время и не в любом месте (строки 1 и 6 табл. 3). В этом нет ничего таинственного: все профессионалы (и читатели, и автор) в своей деятельности поступают так же, да еще и часто ждут подходящего состояния, настроения, «куража» и пр. (строка 7 табл. 3). Специфика профессиональной деятельности шамана обусловлена временными особенностями активности тех сущностей, с которыми он вступает взаимодействие: выбор места и времени не всегда зависит от шамана. Часто посещаемые людьми места необходимо очистить (не только прибраться, но и окурить, например, можжевельником), иногда необходимо найти особое место (например, место силы по К. Кастанеде или жилище соответствующего духа). Для общения с очень сильными и значимыми Духами, для поиска потерявшейся части души и многих других действий шаман не выбирает место сам, а отправляется в шаманское путешествие, соответственно, к месту жизни этих Духов (Верхний или Нижний миры), к местам обитания умерших (Нижний мир), к месту обитания души (любой из миров) и т. д.

Специфика профессионального общения шамана (строка 2 табл. 2; строки 5 и 8 табл. 3) характеризуется тем, что круг его коммуникаций необычайно широк (панпсихизм) с точки зрения нашего современника, так как он общается не только с людьми, но и с многими другими сущностями. Этот аспект шаманской деятельности я постарался наиболее подробно передать в своей книге «Хохот Шамана» [22] («Свобода Шамана», 2013).

Профессионально важные качества (строка 9 табл. 3) деятельности шамана описаны многими «внешними» наблюдателями и даже людьми, попытавшимися освоить некоторые элементы шаманских практик. Я должен сказать, что и такие исследователи являются «внешними» по отношению к образу жизни шамана, который может быть освоен (наверное) лишь предрасположенным к этому человеком не менее чем за несколько лет. Пока же можно ограничиться замечанием о том, что для исполнения многих шаманских ритуалов (например, длительных танцев или схватки со злыми духами) необходимы хорошее физическое здоровье, бесстрашие и высокий уровень психологический устойчивости.

Mircea Eliade [31] отмечает, что для выполнения шаманской деятельности необходимо владеть практиками контролируемого транса (не транс бесконтрольно владеет шаманом, а шаман контролируемо использует состояние транса), что предполагает высокий уровень психологической регуляции. Еще более высокий уровень бесстрашия и психологической саморегуляции необходим для контроля своего состояния при работе с различными Духами-помощниками и союзниками и тем более при взаимодействии враждебными Духами. Необходимо отметить, что наличие таких состояний (временной одержимости) пугает и отталкивает многих наших современников. При этом нужно отметить, что и в русских народных и авторских сказках (Иван-Царевич и Серый Волк, Сивка-Бурка, Царевна-лягушка и др.) главный герой часто доверяет решение жизненно важных вопросов своему Духу-союзнику или животному-союзнику, и это никого не пугает и не отталкивает. С другой стороны, такая настороженность, в общем, является правильной, так как вне культурных рамок практикование необычных состояний может привести к довольно тяжелым психическим и физическим расстройствам.

Особенно необычной для многих исследователей является референтная для шамана группа общения (строка 11 табл. 3). Как уже отмечено выше, круг коммуникаций шамана шире круга обычного человеческого общения (строка 2 табл. 2), и наиболее значимую информацию (а иногда рекомендации или даже команды) шаман получает не от людей, а от Духов или других сущностей. Таким образом, во многих ситуациях люди не являются для шамана самой референтной выборкой, что выводит его за рамки привычного нам понятия социальности.


4.  Парадигмы шаманского лечения (специфика одной из деятельностей) | Звезды Шамана. Философия Шамана | Литература