home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая. Навещательная

Несправедливость – это когда ты маленькая, слабая рагра, а от тебя требуют то, что не сильно хочет делать и боевой маг. Если судить, например, по лицам кадетов, стоявших перед своей аудиторией, ждала их жуть жуткая.

– Им хуже, – утешала себя Атави, – у них правила боя, у нас только защита. К тому же всего полсеместра.

– За это время нам несколько раз все кости перекрутят и переломают, – пессимистично одернули ее.

Наша группа снова приуныла.

Первый курс боевиков, расположившихся напротив соседней аудитории, выглядел таким же подавленным.

Я почти не волновалась, Илис обещал, что – лекарей сильно бить никто не будет. Что нам достаточно просто уметь быстро бегать – а я это умела просто замечательно, – так как в нас нет никакой магии, и упокоить умертвие или отбиться от сильной нечисти без – заряженных специальных амулетов мы не – сможем. Нам и обычный хищник не всем по – зубам.

Но идти на защиту все равно очень не хотелось, потому что даже лекарей пусть не сильно, но бить будут. Не сразу, конечно. Сначала в расписании стояла лекция, которую мы и ждали без особого энтузиазма.

Преподаватель показался только со звонком.

Нашим истязателем оказался совсем молодой, светло улыбающийся, легко располагающий к себе боевой маг. На профессора он походил мало, но прикрепленный к груди знак говорил сам за себя. Стилизованный значок – открытая книга с пером, поверх которой тонкими линиями значился символ боевой магии.

Мальни Тарек – милый молодой человек, недавний аспирант – легко и весело провел первую часть пары. Лекция закончилась быстро, улыбочки тоже.

– А теперь, – недобро сверкая серыми глазами, он резко захлопнул папку, закрыв свои записи, которые так дружелюбно нам надиктовывал, – прогуляемся на полигон.

– Но… – С первой парты неуверенно подняли руку. Мне, затаившейся на самом верху, в темном углу, было не видно, кто это, а голос в большой, гулкой аудитории отражался от стен и до неузнаваемости менялся, отдаваясь едва заметным эхом. – Первые три занятия должны быть лекционными.

– Да, учебный план, – равнодушно кивнул Мальни. – Но разве это интересно? Сидеть и писать, когда можно все опробовать на практике?

Возразить ему больше никто не решился. Да и что тут возразишь, когда преподаватель утверждает, что материал лучше всего усваивать на полигоне? Спокойный, чуть скучающий взгляд как бы намекал, что каждый, кто попытается оспорить его идею, пойдет на истязания в первых рядах.

Самоубийц среди нас не было. Мы не безбашенные боевики, которым родная шкура не дорога – мы осторожные целители, а я ко всему прочему еще и трусливая рагра.

Мы молчали.

– Закрываем тетради, – велел Мальни, – оставляем сумки здесь, идем за мной.

Пятьдесят минут до конца занятия. Если вычесть из них десять на путь от аудитории до полигона по холодным, темным коридорам, остается еще сорок, чтобы в полной мере разочароваться во взгляде профессора на правильный учебный процесс.

Лестница, выход в светлую, но все равно холодную галерею, еще одна лестница, и я невольно повыше подняла ворот куртки. Мальни привел нас к неприметной, совершенно обычной двери. Через нее Илис часто бегал в виварий, так было ближе.

Путь до полигона так тоже был значительно ближе. Если бы мы отправились по центральной лестнице, то потратили бы все двадцать минут. Не знаю как остальных, но лично меня очень печалило, что мы пошли не длинным путем.

– Сейчас, проверим ваши физические возможности и скорость реакции, – пообещал Мальни, обходя полупрозрачный, надежный купол полигона и ведя нас к линии препятствий.

Я была полностью уверена в своей скорости и даже расслабилась. Самоуверенность сгубила не одну рагру, да и хищники, в общем-то, тоже часто от этого страдают…

Скинув верхнюю одежду, я закатала рукава простого свитера. Некоторые из студенток с грустью смотрели на грязь, злорадно булькавшую под навесом, и теребили рукава своих платьев. Но высказать возмущение почему-то решилась только одна.

– Простите… – Заправив за ухо прядь темных, чуть вьющихся волос и двумя пальцами, ухватившись за подол своего платья, Амери с нажимом произнесла: – Нас никто не предупреждал насчет практики. Мы не готовы.

Окинув студентку оценивающим взглядом, Малек кивнул:

– Все, кто по каким-то причинам не хочет участвовать в практической части, свободны, – буднично и совершенно равнодушно разрешил он, – но на следующее занятие прошу прийти в соответствующей одежде. Вас будет ждать особое задание.

К полосе препятствий я бросилась с ненормальным энтузиазмом. Лучше отмучиться сейчас, чем ждать следующего занятия, гадая, что за особое задание он там придумает.

На самом деле это оказалось не так уж и сложно. Да, в человеческом виде я была не такой легкой и цепкой как рагра, да и в скорости серьезно проигрывала, но все равно оказалась значительно быстрее своих одногруппников. Пока они в тепле и уюте отживали свои года, я носилась по лесам и многое могла.

Наверное, смогла бы даже без особых потерь пройти всю полосу, лишь раз скатившись в грязь по скользкому бревну – я была намного чище и целее многих. Чище меня оставались лишь четыре человека, мужественно решивших, что «особое задание» предпочтительнее этого унизительного барахтанья в грязи.

Утром здесь купался второй курс боевиков, а сейчас вот мы.

– Морра! – взвизгнули за спиной истеричным голосом, и я почувствовала, как Атави, неудачно забравшаяся на стену, с которой только спрыгнула я, тяжелым грузом свалилась мне на спину. Знала бы, что так выйдет, ни за что не стала бы помогать на нее подняться.

Спастись я уже не успевала. Расслабилась, не следила за спиной, уверенная, что ничего страшного там нет. А оказалось, что есть. Еще как есть.

Меня вдавило в землю, впечатало в грязь лицом и, судя по ощущениям, оторвало напрочь ступню, которой я зацепилась за высовывающуюся из земли скобу. Хруста я не услышала, хотя ощущения были такие, словно я ногу сломала. Но размазывание слез по грязному лицу уже ничто не могло остановить.

– Прости меня, пожалуйста! – Совсем белая, непривычно тихая Атави сидела рядом со мной и смотрела такими глазами… словно я тут при смерти лежу, а всего в паре шагов от нас уже роют могилу. – Я не хотела.

Лодыжка распухла, слезы так и продолжали катиться по грязным щекам, которые Мальни лично пришлось протирать своим чистым платочком, собирая грязь на белый батист. Дорогая и так безнадежно испорченная вещь.

Пока профессор осматривал мою ногу, вручив платок и велев довытирать то, что не вытер он, я умудрилась не только окончательно вымазать тонкую ткань, но и немного ее погрызть. К тому времени, как стало ясно, что с ногой моей все не так уж страшно, платочек был слегка пожеван, а у меня на зубах скрипел песок.

– Я отнесу ее в лазарет, – предложил Тэваль, сверкая предупредительной улыбкой на грязном лице.

Мальни лишь согласно кивнул.

– Пошли, увечная.

Счастливый от осознания того, что может свалить с пары на целых пятнадцать минут раньше, Тэваль поднял меня на руки. И вот вроде на плечо не забросил и держал вполне аккуратно, но я себя в его руках мешком с камнями почувствовала.

Помяв немного платок в руках, я попыталась вернуть его законному владельцу.

– Выкинешь где-нибудь, – велел Мальни, даже не думая его брать.

В лазарет меня тащили с таким радостным видом, от которого становилось безотчетно обидно. Щиколотка пульсировала болью, я прямо чувствовала, как она с каждой секундой все больше распухает, а Тэваль шел, улыбался и вообще не думал сочувствовать.

– Морка, ты просто молодец, – наконец выдал он, когда мы взбирались по лестнице. – Хотя ногу могла бы и пораньше подвернуть…

– Тэваль, – тихо перебила я, недобрым взглядом буравя его щеку; взгляд зацепился за бледную родинку под скулой и уже не хотел отцепляться, – я ведь и разозлиться могу.

– М-м-м?

Меня одарили любопытным и совершенно бесстрашным взглядом. В полумраке коридора, в который мы завернули, очень хорошо должно было различаться сверкание моих глаз, но Тэваля это почему-то не впечатляло.

– Ты сейчас самостоятельно стоять не можешь, что ты мне сделаешь? – фыркнул он.

– А что она должна сделать?

Нам навстречу, из коридорного ответвления, ведущего к лазарету, вышел хозяин.

– Илис, – непонятно чему образовалась я, – а ты что здесь делаешь?

Он поднял перебинтованную руку.

– Не успел поставить блок.

– А мы вот в лазарет, – все с той же придурковатой радостью сообщила я, гордо поболтав в воздухе пострадавшей ногой. – У меня тоже боевое ранение.

– У вас по плану лекция…

Дорогой хозяин мой учебный план знал лучше меня. Раньше это сильно раздражало, но в последнее время начинало все больше умилять.

– Лекция, – охотно согласилась я, пока Тэваль изображал из себя смирный бессловесный транспорт, – плавно перешедшая в практику.

– Мальни с ума сошел? – возмутился Илис, ни к кому конкретно не обращаясь, после чего велел чуть подвисшему Тэвалю: – Ты… сейчас несешь ее в лазарет, потом туда, куда она скажет, ясно?

– Но, вообще-то… – попытался возмутиться тот.

– Я все сказал, – нахмурился Илис. – А мне нужно поговорить с вашим преподавателем. Он там совсем страх потерял…

Бросив нас одних, Илис целеустремленным борцом за справедливость и учебный план понесся вниз, только раз обернувшись, чтобы уточнить у ошалевшего Тэваля, где именно сейчас находится его жертва.

– Ты что больше хочешь: в лазарет или посмотреть, как твой боевик будет нашего профессора прессовать? – тихо спросил мой любопытный одногруппник, продолжая смотреть вслед убежавшему Илису.

– Пошли обратно на полигон, – так же тихо предложила я.

Такое зрелище пропускать нельзя.

Когда мы добежали до места действия, Тэваль едва дышал, а Илис уже вовсю что-то втолковывал хмурящемуся Мальни, который как раз первым и заметил наше возвращение.

Студенты, которых вроде как отпустили, но которым было очень интересно, что не поделили два мага, топтались поблизости и смотрели исключительно на боевиков. Наше появление осталось незамеченным.

– Драгхар, – возмутился Мальни, – я тебя вроде в лазарет отправил, а ты куда пошла?

– Куда? – растерянно переспросила я, не совсем понимая, какие могут быть претензии к бедной, несчастной жертве. Я же не сама шла, меня несли. Так чего он на меня наезжает, а не на Тэваля?

Илис оглянулся, смерил нас взглядом и присоединился к допросу.

– Морра, я тебе куда велел идти?

Вот это наглость, вот это возмутительно! Да он мне вообще ничего не говорил! Все претензии к Тэвалю, к которому претензий как раз почему-то и не было.

Задохнувшись от возмущения, я злобно велела:

– Пошли отсюда.

– Но мы же посмотреть хотели, – слабо возмутился мой подельник.

– На что ты смотреть собираешься? На то, как на меня тут сейчас с двух сторон наезжать будут?

Возражений не последовало, и мы гордо удалились под взглядами боевиков и одногруппников. Одно меня определенно радовало: пока я буду торчать в лазарете и отмываться от грязи, последняя пара пройдет.

Далеко уйти нам не позволила физическая подготовка Тэваля, не привыкшего столько времени таскать такие тяжести, и нагнавший нас уже в дверях Илис.

– Давай ее сюда, – ворчливо велел он, буквально вырвав меня из рук ошалелого студента.

Тот облегченно выдохнул и ощутимо расслабился, с благодарностью глядя на Илиса.

– Я вообще-то грязная, – робко заметила, стараясь не очень сильно прижиматься к хозяину. Грязь, конечно, уже слегка подсохла, но все равно на руках у такого же грязного Тэваля мне было спокойнее.

– Я вообще-то заметил, – усмехнулся Илис. – Зачем вы вернулись?

– Посмотреть хотели, – призналась я, легко помахивая ногой. Пока она была в движении, пульсирующая нудная боль почти не ощущалась.

Хозяин тяжело вздохнул. В последнее время он часто так вздыхал. Словно я страшная беда, но бежать от меня поздно и некуда, потому что я наступила, окружила со всех сторон и теперь не выпущу.

– Илис, а что ты ему там говорил?

– Интересно? – усмехнулся он.

– Конечно. Мне у него еще полсеместра учиться. Не хотелось бы, чтобы это время превратилось в кошмар.

Хозяин только тряхнул головой.

– Ничего он тебе не сделает. И впредь будет осторожнее.

– Осторожнее?

– Не станет допускать неподготовленных студентов к практическим занятиям.

– Иначе что? – расслабилась я, только когда мы были на полпути к лазарету, и тут же устроила голову на хозяйском плече. Так было особенно замечательно. – Руку ему сломаешь?

Илис фыркнул:

– Хорошего же ты обо мне мнения.

А на вопрос так и не ответил.

Ясно, конечно, что ломать руки преподавателю он не будет, да и не факт, что сможет, но чем-то же он ему угрожал… не Арранушем ведь, в самом деле?

– Морра… – Пока я гадала, какова вероятность того, что Илис пугал Мальни злым директором, хозяин думал о другом. – Студент, который нес тебя в лазарет, он кто?

– Одногруппник мой.

– Очень заботливый одногруппник, – задумчиво подтвердил Илис.

– Вот уж не соглашусь. Когда они меня в парке потеряли, знаешь, что он на следующий день заявил? Что с моей стороны было очень безответственно бросить их одних и уйти. Они, мол, думали, что я перебрала и в одном из сугробов уснула, ты представляешь? – Потеревшись щекой о плечо Илиса, я оставила на его кителе хороший такой грязный след. Зато щека чесаться перестала. – Сами про меня забыли, а потом еще наругали!

– То есть ты с ним ходила.

Из всего сказанного хозяин услышал только то, что ему было интересно.

– И с ним тоже.

Кивнув своим мыслям, Илис не проронил больше ни слова, пока мы не добрались до лазарета.

Когда мою ногу осматривали, заботливо подстелив под меня тряпочку, чтобы не пачкать – казенную мебель, хозяин сосредоточенно, я бы даже сказала, вдумчиво, изучал меня. Взгляд скользил по волосам, лицу, соскальзывал на ногу, от каждого прикосновения к которой я непроизвольно дергалась, поднимался к рукам, где ненадолго зависал, чтобы потом вновь вернуться к волосам.

Меня это изрядно нервировало, но я мол-чала. Теребила в пальцах платок Мальни и молчала.

– Это что? – спросил Илис, в четвертый раз подзависнув и остановив взгляд на моих руках.

Целительница ненадолго отошла, чтобы внести что-то в журнал, потом напоила меня укрепляющим настоем и выпроводила нас из лазарета.

– Платочек, – выдала я очевидное. – Мальни пожертвовал, чтобы я лицо вытерла.

Под скептическим взглядом хозяина, поднявшего глаза на мое грязное лицо, гордо задрала нос.

– Ты просто не видел, что было до того, как меня вытерли.

– Дай сюда.

Отняв платок, Илис демонстративно выбросил его в мусорную урну, стоявшую рядом с дверью, и подошел ко мне.

Не отрывая взгляда, я следила за его передвижениями, выжидающе заглянув в синие глаза, когда дорогой хозяин присел передо мной на корточки. В гляделки мы играли минуты две, первой не выдержала я.

– Что?

– Понять не могу… – задумчиво протянул Илис, медленно коснувшись пальцами моей щеки. Потер, счищая грязь, и недовольно спросил: – Почему ты совсем не похожа на нечисть?


* * * | Морра | * * *