home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Болезнь Осгера — Метатель потока — Гламурная жизнь — Сломанная виселица


— Это и есть Осгер? — спросил Фрей, с трудом подавив свое неверие. — Тот самый, за которым мы пришли?

Пелару не ответил. Он медленно раскачивался взад и вперед, прижимая к себе разрубленное тело партнера, и содрогался всем телом, изо всех сил пытаясь не дать чувствам выйти наружу. Крейк не знал, потрясен он или тронут этим удивительным зрелищем, представшим перед ним в свете фонаря.

— Ну, — жизнерадостно сказала Ашуа. — Я полагаю, что спасательная миссия завершена.

Джез зашипела на нее, оскалив зубы, как дикий зверь; Ашуа от неожиданности подпрыгнула.

— Не время для шуток, — сказала Джез, внезапно став страшной и пугающей. — Посмотри на него!

— Ваш… э… партнер был полуманом? — спросил Фрей. Сейчас, глядя на такийца, Крейк решил, что Осгер был больше, чем бизнес-партнером.

— Да. И что с того? — ответил Пелару, не поднимая головы. — Как и ваш штурман.

«Ну конечно, — подумал Крейк. — Он знает признаки. Не удивительно, что он так заинтересовался ею».

— Неужели он всегда, э, выглядел вот так? — спросил Фрей.

— Конечно, нет, ты, болван! — рявкнул Пелару. Он, казалось, хотел еще что-то добавить, но опять восстановил самоконтроль. Его глаза стали печальными. — Это не он, — тихо сказал такиец. — Это его болезнь.

Он положил тело на землю. Смотреть на него было трудно, но уже не страшно. Демон исчез, осталась только груда искореженной плоти. Пелару, похоже, тоже подумал так, поскольку встал и больше не смотрел на своего бывшего партнера.

— Нужно забрать тело обратно, похоронить или что-то еще? — осторожно спросила Ашуа, испуганно косясь на Джез. Испугать Ашуа было не так то просто, но Джез делала это без труда.

— Нет необходимости, — ответил Пелару, внезапно холодно. — Но я должен найти его недостающую часть.

Он пошел по коридору вперед. Джез дернулась было за ним, но поймала взгляд Фрея и остановилась.

— Что теперь, кэп? — спросил Сило.

— А ты что думаешь?

— Мы, кажись, недалеко от храма. Надо бы посмотреть, раз уж мы здесь. Насколько я помню, добыча была частью сделки, верно? — Он пристально уставился на капитана. — Не могу придумать другую причину, по которой мы спустились сюда.

— Плюс один за грабеж, — сказала Ашуа, поднимая руку.

— Как вы решите, кэп, — безразлично сказала Джез.

— Крейк? — Фрей повернулся к демонисту.

Инстинкты Крейка советовали ему убираться отсюда так быстро, как только возможно. Он не обратил внимание на их совет. Мобилизовав всю свою волю, он сказал:

— Я хочу увидеть, что здесь спрятали пробужденцы.

Но это была только половина правды. В то время, когда остальные надеялись избежать твари, которая разорвала Осгера, Крейк надеялся повстречаться с ней.

Три месяца назад Фрей с Крейком встретились лицом к лицу с могущественным азрикским демоном, известным как Железный Шакал. При помощи йотрского исследователя Угрика и демона, заточенного в саблю Фрея, они поймали и уничтожили Железного Шакала. До этих событий Крейк имел дело с демонами только в святилищах, в контролируемой среде. Но для того, чтобы спасти жизнь Фрея, ему прошлось сразиться с Железным Шакалом в поле. И он победил.

Воодушевленный, он начал работать над техникой полевого демонизма. Вместо того, чтобы жаловаться на отсутствие хорошего святилища на борту «Кэтти Джей», он принял это. Больше он не будет прикован к громоздким машинам и продуманным логовам; больше он не будет прятаться во мраке, как много лет делали демонисты. Он будет проводить свои исследования снаружи, на открытой местности. К нему вернулась страсть к Искусству, и он себя чувствовал новым человеком.

Но не бывает хорошего исследования без проверки. А для этого ему нужны демоны. Да, он боялся, но упустить эту возможность не мог.

Он снял рюкзак и открыл его. Большую часть рюкзака занимала химическая батарея. Остальное было занято модифицированным резонатором, к которому он привинтил ряд цилиндров, с наваренными на них шишкообразными стержнями. Из бокового кармана рюкзака он вынул контроллер и подсоединил его проводами к резонатору. Контроллер — большой и неэлегантный — был настолько велик, что он с трудом держал его в руке. Потом он опять надел рюкзак, так что стержни стали торчать выше его головы. Не самое изящное устройство, но должно сработать.

— Готов, — сказал он.

— Выглядишь довольно смешно, — заметил Фрей.

— А что это за штука, которую ты таскаешь с собой? — спросил Ашуа, поднимая бровь.

— Это, — гордо сказал он, — метатель потока.

— Метатель потока? — удивилась Ашуа. — Не тот ли это поток, который, э, шел из тебя, когда ты подцепил водянистую диарею?

Крейк покраснел:

— Это другой тип потока. Звуковой поток! Видишь ли, частоты постоянно изменяются и это вызывает…

— Я только хочу сказать, — прервала его Ашуа, и ее голос задрожал от подавленного удовольствия. — В трущобах из детей все время текут эти потоки. Что-то в воде.

— Я тебе уже сказал, что есть много разных потоков! Этот дает мне сузить основные частоты демона и вытянуть их из зоны досягаемости наших чувств; на самом деле я посылаю их обратно в эфир и…

— Просто я хочу быть уверена, лады? Если эта штука действительно бросает диарею во все стороны, я заторчу сзади.

Фрей тихо заплакал от смеха. Крейк с треском закрыл рот. Он бросил на Ашуа взгляд, передавший ей насколько преданным он себя чувствовал. «Вот зловредная баба. Она издевается надо мной. Надо мной!»

В коридоре внезапно появился пыхтящий Пинн. Очевидно он решил, что не хочет оставаться позади. Крейк с разочарованием увидел, что пилот не упал в разлом.

— Вы все подонки, — мрачно сказал Пинн.

— Док не придет? — спросил Сило.

— Разве похоже? — ответил Пинн и повернулся к Крейку: — А что у тебя на спине?

— Это мой дерьмомет, — чопорно ответил Крейк прежде, чем кто-нибудь другой успел раньше. Ашуа и Фрей покатились от смеха. Пинн озадаченно посмотрел на них.

Вернулся Пелару, волоча нижнюю половина тела Осгера. Он бросил ее рядом с верхней, и выражение его лица убило весь смех. Пинн открыл было рот, чтобы спросить, что он пропустил, но решил, что это его не волнует.

— Мы идем дальше, — сказал Фрей Пелару.

— Хорошо, — ответил торговец слухами.

— А потом поговорим о плате, — добавил Фрей. Крейк увидел взгляд, которым они обменялись; было ясно, что здесь скрыта какая-то тайна. Потом Пелару кивнул. Он казался побежденным.

Какие-то личные дела кэпа, несомненно. Но Крейк не был слишком любопытным. У него чересчур много своих личных дел, например шакльморцы, которых он видел в лагере.

«Наступит утро, все кончится. Только сохрани себя до утра, слышишь?»

Да. Как только они закончат, он отправится к Самандре. Мысль об этом наполнила его дрожью предвкушения.

Наступит утро. А до этого у него есть работа.

Пелару повел их по коридору, и они нашли еще тела. Люди, и, в отличие от Осгера, из них текла кровь. Коридор заполняла их вонь, повсюду валялись оторванные части мертвых тел. Крейк хотел бы, чтобы его стошнило, но в канализации он изверг из себя все.

«Что за гламурную жизнь я веду», — подумал он, и рыгнул.

— Можно подумать, что он видел в жизни немало трупов, — сказал Фрей Сило, когда они переступали через очередное разорванное тело.

— О, лично я лучше всего чувствую себя с теми, на ком еще есть кожа, — встрял Крейк.

К коридору присоединилась лестница, ведущая наверх; Пелару пошел по ней. На верхней площадке они нашли арочный дверной проем, который раньше закрывала тяжелая деревянная дверь. Сейчас от нее остались только гниющие обломки — ее расколотили много лет назад. Над дверью еще оставался символ, вырезанный на камне: взаимосвязанные линии и сферы Шифра.

— Ого, — сказал Фрей. — Похоже, этот исследователь не соврал.

Они вошли в храм и добавили газа в фонари, чтобы лучше видеть. Перед ними открылся разрушенный зал, сохранивший намеки на былое величие — здесь часть карниза, там изогнутый свод, — но катастрофа похитила его. Здание над храмом обрушилось, местами проломив потолок. Огромные куски кладки провалились вниз и разбили пол. Груды битого кирпича поднимались выше их голов. Одна стена разрушилась, обнажив часть фундамента. Пахло плесенью, разложением и чем-то еще, чем-то утонченным и коварным; по коже Крейка пробежали мурашки.

Крейк никогда не был в храме пробужденцев. Только они могли входить в них. Только они были посвящены во внутренние тайны ордена, одинокие хранители тайного знания. Только они могли истолковывать волю Всеобщей Души. Поэтому верующие всегда нуждались в них.

Он ненавидел их. Ненавидел все, за что они боролись. Демонизм был наукой — плохо понимаемой и опасной, но, тем не менее, наукой, — а целью каждой науки, с точки зрения Крейка, было распространение знания всему человечеству, а не только избранному меньшинству. Пробужденцы же прятали знание, добиваясь собственной выгоды, и ревниво уничтожали соперников. Возможно они боялись того, что случится, если люди посмотрят за их вуаль. И не было лучшего примера, чем императоры.

— Это не совсем то богатство, на которое я надеялась, — заметила Ашуа, оглядев комнату.

— Давайте разделимся и покопаемся, — предложил Фрей. — Черт меня побери, если я уйду с пустыми руками.

Все разбрелись между грудами, размахивая револьверами и фонарями, по камням заскользили беспокойные тени. Крейк увидел, как его товарищи начали доставать из-под разбитых кирпичей самые разные вещи: когда-то прекрасную одежду, сейчас грязную и изорванную; сломанные иконы; золотые кубки, покореженные, но достаточно хорошие в качестве добычи.

Они нашли и кости, и куски скелета. Некоторые были похоронены под завалами, другие нет, но те и другие были сломаны. Крейк спросил себя, что произошло с ними — быть может, то же самое, что произошло с Осгером много десятилетий спустя?

Сам он не стал искать ничего. Деньги его не интересовали. Он родился с ними, и, в конце концов, они не принесли ему ничего хорошего. Он хотел найти кое-что другое, то, что мог использовать против своих врагов. Что-то такое, что могло убивать их.

И нашел машину.

Огромное устройство занимало самый конец зала, прячась в темноте. Половина его была разрушена, раздавлена упавшими сверху глыбами, но осталось достаточно, чтобы получить предствление о нем. Большой аппарат из труб, проводов и диодов, цистерн с клапанами и множества верньеров и датчиков. Грубый дизайн и большая масса частей сказала ему, что устройство сделали достаточно давно, возможна за тридцать-сорок лет до того, как землетрясение его уничтожило.

«Значит, они построили эту машину где-то восемьдесят-девяносто лет назад. — Он начал складывать части головоломки, его научный ум собирал и проверял доказательства. — А потом они запечатали храм оберегами демонистов, и его открыло только землетрясение. Но реликвии все еще здесь; они не забрали их с собой. Значит, они убегали в спешке».

Он посмотрел на машину. В середине была узкая клетка-виселица, внутри которой мог поместиться только один человек. Прутья на одной из сторон были согнуты и искорежены какой-то огромной силой.

И тогда он понял.

«Кровь и сопли. Императоры. Здесь они создавали императоров».

Все сошлось. Время, тайное местоположение. Много лет назад группа демонистов, полных гордыни, попыталась призвать что-то огромное и, случайно, создала манов. Об этом услышали пробужденцы, похитили выживших и узнали, как они это сделали. Пробужденцы усовершенствовали технику, и вскоре появились первые императоры. Пробужденцы брали самых верных слуг и поселяли внутри них демонов. И для этого они использовали устройства вроде этого.

Он изучил машину и мысленно кое-что подсчитал. Нет, это не первоначальное устройство. Оно слишком усовершенствовано. Императоры появились за двадцать-тридцать лет до его создания, хотя, по современным меркам, их сила была довольно грубой. Но этот храм был очень важным местом, судя по его размеру и местоположению. Возможно, у них было другое намерение, еще более амбициозное, чем обычное создание одного из этих ужасных созданий.

Он посмотрел на сломанную клетку.

«И тогда что-то произошло, все пошло совсем не так».

Оживившись, он стал искать еще больше доказательств, одновременно настороженно поглядывая на темноту за светом фонаря. Что-то убежало из клетки, и он бы поставил на то, что это та самая тварь, чей вой они слышали раньше. Возможно она неподалеку, возможно она как раз сейчас разглядывает их.

Он обогнул огромный камень, больше его самого, и увидел Пелару. Похоже, торговец слухами что-то нашел среди обломков. Он поставил на пол фонарь и хмуро разглядывал серую металлическую шкатулку, которую держал в руках. Пока Крейк глядел на него, лицо такийца прояснилось, на нем появилось выражение узнавания. Потом он повернул голову и увидел, что за ним наблюдают. И когда он встретил взгляд Крейка, на нем опять была тщательно сделанная маска.

«Он узнал шкатулку, — подумал Крейк. — Черт меня побери, если он не узнал то, что нашел».

Но мысль мгновенно исчезла, ее стерла новое ощущение. Он сразу узнал это чувство, этот слабый отзвук отрешенности и нереальности, увеличившуюся паранойю и беспокойство. Он много раз испытывал его, в присутствии демонов.

Он неистово оглянулся.

— Он здесь! — крикнул демонист, и эхо его голоса отразилось от крыши зала.

— Что случилось? — откуда-то отозвался Фрей, настолько громко, что Крейк вздрогнул. — Крейк, ты что-то сказал?

— Он здесь! — опять крикнул Крейк. — Демон! Он здесь.

Из темноты кто-то завыл.


Глава 7 | Туз Черепов | Глава 9