home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Насосная станция — Выдумки — Крейк теряет достоинство — Поспешный переход — Обереги


Как только они убедились, что поблизости нет никаких солдат, Пелару повел их через перекресток. Фрей и все остальные поторопились за ним. Он хотел как можно скорее убраться с улицы. Если они задержатся, пробужденцы, которые сражались с командой Сило, могут сесть им на хвост.

Дверь открывалась в высокое узкое здание, стоявшее на пересечении двух улиц. Крыша упала, от фасада отвалились куски, но само здание в целом не пострадало. На ходу Фрей взглянул на герб. Вроде бы герцогский, возможно символ герцогства Банбарр, у границы которого лежал Коррен. Здание не выглядело величественным и, скорее всего, принадлежало муниципалитету. На фасаде были вырезаны какие-то буквы, но камень так раскрошился, что угадать слова было невозможно.

Добротная дверь был сделана из крепкого дерева и обита железом, но сгнила, перекосилась и стояла полуоткрытой, качаясь на ржавых петлях. Они протиснулись внутрь и оказались в холодном коридоре, усеянном разбитыми плитками и кусками камня, упавшими с треснувшего потолка.

— Что это за место? — спросил Фрей торговца слухами.

— Старая насосная станция, — сказал Пелару.

— И здесь хранятся реликвии? — с сомнением спросил Фрей.

— Если бы это было так просто, разве их бы уже не нашли? — ответил Пелару. Он выглядел беспокойным, наверно торопился найти своего партнера. Фрей разрешил ему вести их.

«Лучше бы тебе знать, что ты делаешь».

Они пошли по пустому коридору. Было настолько темно, что пришлось вынуть газовые лампы из рюкзака Крейка. Близкий взрыв заставил здание содрогнуться, с потолка посыпалась пыль. Фрей с тревогой посмотрел на трещины в стене и спросил себя, сколько еще простоит это здание.

Коридор провел их мимо маленьких комнат со сгнившей офисной мебелью и складских помещений, забитых облупившимися трубами с рычагами и поворотными колесами.

— Я пытался остановить его, — пробормотал Пелару, практически сам себе.

— Вашего партнера, Осгера? — помог ему Фрей. Он хотел бы заставить Пелару разговориться. Такиец выдавал очень мало драгоценной информации, но сейчас у Фрея возникло ощущение, что Пелару хочет облегчить душу. Торговцы слухами славились безжалостностью сделок; они действовали без эмоций, уважали только деньги и не принимали ничью сторону. Но, несмотря на невозмутимый вид, Пелару был возбужден и расстроен. Даже Фрей чувствовал его душевное состояние.

— Осгер был одержим реликвиями пробужденцев, — объяснил Пелару. — Как только он услышал об этом месте, с ним стало невозможно договориться. И вы можете быть уверены, что я пытался.

— И он отправился в этот храм? Что в нем такого особого?

Пелару посмотрел на него с таким надменным выражением на скульптурном лице, что Фрей почувствовал — на него смотрят свысока.

«Такийцы, — подумал он. — Так и хочется разукрасить ему морду».

— Если эта история не выдумка, храм был спрятан столетие назад. Но, даже до землетрясения, это был только слух. А после все о нем забыли, словно его и не существовало.

— И что же изменилось?

— Путешественник, — сказал Пелару. — Годбер Блинн. Он утверждал, что нашел храм и даже показывал реликвию, как доказательство. Никто не поверил ему: реликвия могла быть откуда угодно. Но об этом услышал Осгер, он заставил меня найти путешественника, и тот рассказал нам свою историю. А потом потребовал невероятную сумму за описание точного местоположения.

— Мне кажется, что это мошенник, — сказал Фрей.

— Я сказал в точности то же самое. Хотя, насколько я сумел определить, во всех прошлых сделках он ни разу не соврал. Не имеет значения, Осгер поверил ему. В конце разговора мы позаботились о том, чтобы вся информация досталась только нам.

— Неужели? И как?

Пелару посмотрел на него долгим холодным взглядом рептилии. Тем самым взглядом, который говорил: «Не спрашивай. Тебе не надо этого знать». Фрей спросил себя, не недооценил ли он этого человека? «Или он блефует, или, может быть, он чертовски холоднее, чем я считал».

— Почему этот Блинн просто не ограбил храм и не продал сокровища сам? — спросил Фрей.

— Он испугался.

— Ого! И чего?

Лицо Пелару слегка затвердело:

— Вымыслов, — ответил он и больше не сказал ни слова.

Коридор закончился в просторном прямоугольном зале, в котором возвышалось несколько огромных насосов; свет фонаря вырвал из тьмы их поршни и винты, покрытые серой пылью и тенями. Большая часть потолка упала, пол был усеян обломками.

— Ищите путь вниз, — сказал Пелару. — Он должен быть где-то здесь.

Они разделились на три группы и стали обшаривать зал.

Ашуа пошла с Фреем и Пелару. Фрей заметил, что Пелару посмотрел в направлении Джез, когда та присоединилась к другой группе.

«Ну, вот опять, — подумал он. — У этого мужика слишком много секретов».

В темноте все инстинктивно замолчали и старались двигаться бесшумно. Снаружи по-прежнему доносился треск винтовок и, время от времени, грохот взрывов. Недалеко шел бой.

— Я разобралась, — сказала Ашуа Пелару. — Откуда здесь взялись пробужденцы. Коррен мертв, верно? Никакого стратегического значения, никаких ресурсов, и даже не особенно хорошее место для опорного пункта. Есть только одна причина, по которой они решили израсходовать здесь так много сил. Они ищут ту самую штуку, которую нашел Осгер. Верно?

Фрей внимательно посмотрел на Пелару. И ему пришла в голову та же самая мысль.

— Я могу только гадать об их намерениях, — сказал такиец. — Но, да, это кажется вероятным. До того, как мы нашли Блинна, он рассказал множеству людей о том, что он нашел в Коррене. Но точное место он рассказал только нам.

— И они проехали сюда чтобы найти ее, — сказал Фрей. — Но Коалиция отследила перемещение их армии и перехватила их. Теперь они стараются продержаться достаточно долго, чтобы найти храм.

— Похоже они действительно очень хотят эти реликвии, а? — спросила Ашуа.

— Возможно, — сказал Пелару. — Но, возможно, они хотят быть уверены, что реликвии не попадут ни к кому другому.

Фрей схватил Пелару за руку, грубо повернул себе и уставился тяжелым взглядом прямо в глаза торговца слухами.

— Меня тошнит от этих игр, Пелару. Что в храме?

Пелару выдержал его взгляд и совершенно не испугался.

— Понятия не имею, да меня это и не интересует, — спокойно сказал он. — Осгер воодушевился, но не сказал мне, почему. Только добавил, что это будет сюрпризом. Он интересовался реликвиями, не я. — Он стряхнул руку Фрея и вгляделся в темноту. — Я хочу найти его. Вот и все.

— Эй! — крикнул Малвери. — Сюда!

Все собрались вокруг доктора, который стоял на верхней площадке винтовой лестницы, заключенной в клетку и уходившей далеко вниз. Фрей пошел первым. После того, как он приволок свой многострадальный экипаж прямо на поле боя, идти первым — меньшее, что он мог сделать. Это немного смягчало его вину.

«Пока я не злоупотребляю их преданностью, я могу смело смотреть на свое отражение в зеркале. Иначе я утрачу право возглавлять их. То же самое относится и к тебе».

Слова Триники, которые она сказала во время той восхитительной ночи в ресторане в Самарле. Она говорила о своем экипаже, экипаже того гнилого чертового фрегата, к которому она была прикована. И, в конце концов, она выбрала экипаж, а не его. Потому что ее чувство к нему подвергло их опасности. В точности то же самое, что он делает сейчас, со своим экипажем, ради нее.

«Я должен сдаться, — подумал он. — Я получил здесь хороший урок. Хорошие друзья, хорошие времена. Мы можем с шиком переждать войну и все еще будем на плаву в ее конце. Забыть Пелару, забыть Тринику. Повернуть сейчас назад, улететь в закат и радоваться всю остальную жизнь».

Но он не мог. Просто не мог.

Спускаясь, он обратил внимание на ужасный запах, усиливавшийся с каждым шагом. Вонь мокрой гнили, слизи, дерьма и чего-то еще, невообразимо худшего. К тому времени, когда он добрался до низа, у него уже слезились глаза. Сверху доносились стоны отвращения остальных.

— Вперед, ребята, — сказал он, изображая оживление. — Все не так плохо.

— Кэп, — уверенно сказал Малвери. — Пахнет так, словно я сунул лицо в проход между ягодицами гигантской задницы Пинна.

В ответ Пинн демонстративно и злобно пукнул — значительно красноречивее всего, что он мог сказать. Ашуа зашлась от смеха.

Пелару угрюмо посмотрел на Фрея: «Это и есть твоя команда?» Фрей усмехнулся и пожал плечами.

В конце короткого коридора находилась тяжелая железная дверь, открытая. Вонь шла оттуда. Фрей сунул в дверь фонарь и увидел вход в канализацию.

Они стояли в самом конце узкого туннеля. Свет из фонаря Фрея отражался от мокрых кирпичей; сверкали капли, падавшие с протекавшего потолка. Вдоль ближней стены шла каменная дорожка, слегка приподнятая над уровнем грязной и зловонной воды. Она простояла здесь пятьдесят лет, и вонь была просто ужасающей. Заросли неизвестной дряни вспучились около заплесневелого тела массивной крысы. Чуть дальше по туннелю, белые шарики слипшегося жира образовали маленький белый остров.

Фрей оглянулся на Пелару.

— Вы уверены, что это и есть путь? — спросил он, надеясь на отрицательный ответ.

Пелару махнул в воздухе еще одним куском материи с еще одной картой, нарисованной на нем — на этот раз планом канализационной сети.

— Абсолютно уверен, — ответил он.

Они пошли по канализации, держась дорожки. Крейк не прошел и десяти метров, как остановился, и его стало рвать в воду. Когда рвота закончилась, он еще какое-то время простоял, опираясь о колени, хрипя и вытирая рот носовым платком.

— Как ты? — спросил его Фрей.

Крейк посмотрел на него обвиняющим взглядом.

— Я думал, что отказался от своего достоинства давным-давно, когда присоединился к этой команде, — сказал он. — Но это? Фрей, это новый уровень падения.

— Это формирование личности, — сказал Фрей. — Иногда вам, аристократам, неплохо окунуться в дерьмо, в котором мы, все остальные, находимся постоянно. — И он дружески шлепнул Крейка по рюкзаку, в результате чего демонист изверг наружу то малое, что еще оставалось в желудке.

Пелару вел их все глубже и глубже в канализацию. Они прошли через несколько перекрестков и по маленьким арочным мостам, которые пересекали неподвижную воду. Темнота подавляла, но не пугала Фрея, который видел в жизни кое-что похуже. Крысы грызлись между собой и с плеском носились по воде. Сюда не долетал шум далекого сражения, шедшего на улицах над их головами. Как-то раз Фрей увидел пару сияющих глаз, наблюдающих за ними из темноты, из-за пределов света фонаря, и его сердце подпрыгнуло в груди; но это оказалась только Джез, которая отстала и шла позади.

Сомнения Фрея в удачном исходе миссии начали таять. Здесь, внизу, не было ни следа пробужденцев. Если им надо бояться только темноты и вони, тогда, действительно, все не так плохо.

Он уже собирался сказать об этом, как по канализации пронесся ужасный вой. Он становился то громче, то тише, как аварийная сирена; пробиравший до мозга костей, смертельный крик, который бил по нервам и заставлял сжимать зубы.

— Ого, — сказала Ашуа, когда вернулась тишина. — Что это было?

— Ветер? — неуверенно предложил Фрей. Самое желательное для них предположение.

— Нет, не ветер, — твердо сказал Крейк.

Фрей посмотрел Пелару.

— Вы говорили что-то о «выдумках»? — подсказал он.

— Рассказы, — ответил Пелару. — Слухи. Больше ничего.

— Просветите нас, — сказал Крейк.

— После землетрясения люди рассказывали истории об этом месте. Призрачный город должны населять призраки.

— Но Блинн верил в них, — заметил Фрей.

— Блинн верил много во что. И далеко не все из этого существует на самом деле, — неожиданно грубо рявкнул Пелару.

— Может быть, вы должны были подумать об этом раньше, — сказал Сило, его низкий бас эхом отдался в туннеле. — Может быть, вы ошибались.

Пелару бросил на него ядовитый взгляд, но промолчал.

— Смотреть в оба, каждый, — сказал Фрей, и они пошли дальше.

Они прошли не очень далеко, когда в стене туннеля появилась трещина, достаточно широкая, чтобы можно было войти в нее друг за другом. Пелару без объяснений направился внутрь, и Фрей пошел за ним, подняв фонарь повыше. Он слышал, как звякнул рюкзак — через трещину продрался Крейк; за ним, с ворчанием, протиснулся Малвери.

— По меньшей мере мы избавились от проклятого запаха, — сказал доктор, раздраженно разгладив усы.

Трещина быстро расширилась, превратившись в подземный грот. Когда внутри оказались все фонари и стало сравнительно светло, они увидели разлом, пересекавший грот от края до края, метров десять в самой узкой точке.

Пелару радостно вскрикнул, и Фрей махнул фонарем, чтобы увидеть, что возбудило такийца. Через разлом были натянуты две веревки, одна над другой. Первая, шедшая на высоте плеч, была привязана к крючьям, вбитым в стены грота. Вторая, шедшая на уровне земли, надежно удерживалась шипами, вбитыми в каменный пол.

— Они были здесь! — сказал Пелару. Он поторопился проверить крючья. — Да, да. Это металл из Йорта; у него был целый набор. Это он!

Малвери подошел к краю разлома и с сомнением посмотрел вниз. Сило проверил веревки, изо всех сил дернув их, потом встал на нижнюю.

— Выглядит надежным, кэп, — сказал Сило.

Но Малвери покачал головой:

— Не-а. На эту штуку вы меня не заманите. Ни за что.

— Ты высоты боишься или как? — ухмыльнулся Пинн.

— Нет, — сказал Малвери и посмотрел на Фрея. — Просто не собираюсь доверять собственную жизнь куску веревки. Особенно, когда не вижу в этом смысла.

Фрей увидел вызов в его глазах. На «Кэтти Джей» не было жесткой дисциплины; только верность капитану заставляла их работать вместе, а не страх наказания. Но в последнее время верность Малвери слегка размылась, из-за гражданской войны и всего такого. Док толкнул его, и хочет увидеть, что он сделает в ответ.

Фрей узнал в нем человека, который ищет сражения. Но Малвери собирался сражаться не с ним, а с самим собой. И Фрей не собирался заставлять кого-нибудь делать то, чего тот не хочет.

— Прекрасно, — сказал Фрей. — Оставайся. Так может сделать каждый, кто не хочет идти. Мы заберем вас на обратном пути.

— Погоди, он остается? — пожаловался Пинн. — Лады. Я тоже остаюсь.

— Боишься высоты? — ласково спросила Ашуа.

Фрей хмыкнул, показывая, что ему все равно — идет Пинн или нет:

— Кто-нибудь еще?

Ашуа поглядела на веревочный мост и пожала плечами:

— Мне он кажется безопасным.

— Не слишком надежная штука, — заметил Сило.

— Верная смерть или разговор с Пинном? — язвительно заметил Крейк. — Я точно знаю, что бы выбрал.

— Что б тебя вытошнило в бороду, — злобно вернул Пинн.

Джез разбежалась и одним прыжком перепрыгнула разлом. Все замолчали. Фрей дал рукам обхватить голову.

— Джез, — сказал он. — Помнишь, мы договорились держать в тайне твое… э… состояние? — Он махнул рукой на Пелару, который с изумлением глядел на девушку.

— Прости, кэп, — сказала она, озорно блеснув глазами, в темноте ставшими белыми дисками. — Я хотела сэкономить немного времени.

Пелару открыл рот и опять закрыл его.

— Не спрашивайте, — сказал Фрей. — Пошли.

Он оставил свой фонарь Малвери и Пинну и подошел к веревочному мосту. Еще совсем недавно он разрешил бы кому-нибудь другому рисковать, идя первым, но в последнее время в нем развилось какое-то упрямство, удивлявшее даже его самого. Все, что стояло между ним и поисками Триники, являлось препятствием, которое надо преодолеть, и чем скорее он его преодолеет, тем лучше. Он должен выполнить обещание, наконец-то добратся до цели.

В конце концов это только веревочный мост. Учитывая то, через что он уже прошел, разве это так уж сложно, на самом деле?

Разлом был не таким уж широким, но черная пропасть у ног заставляла его казаться шире. Фрей взялся за верхнюю, туго натянутую веревку и попробовал ногой нижнюю. Вроде толстая и устойчивая, как он и надеялся. Аккуратно переставляя ноги, он пошел по ней, крепко держась за верхнюю веревку, на тот случай, если поскользнется.

— Не гляди вниз! — решил помочь Пинн.

Фрей, всегда поступавший наоборот, так и сделал. И немедленно пожалел об этом. Пропасть высосала из него всю храбрость. Он почувствовал, как из тела уходит тепло, вместе с силой. Внезапно он стал слабым и хрупким, а его положение — крайне ненадежным. Вплоть до этого мгновения можно было не обращать внимания на то, что у него нет права на ошибку. Зато сейчас он вспомнил, что один неверный шаг — и он свалится в разлом. И это будет очень-очень долгий полет вниз.

Он оторвал от пропасти глаза, стараясь сохранить лицо невозмутимым. Самое главное — не выглядеть испуганным в глазах остальных. Он знал, что они все глядят на него.

— Никаких проблем! — сказал он с наигранной веселостью, которая показалась фальшивой даже ему самому.

Шаги стали крошечными, он передвигал ботинки на считанные сантиметры за раз. Руки мертвой хваткой вцепились в веревку и отказывались ее отпускать, так что пришлось волочить их вдоль каната, обжигая ладони о пеньку. Ему было очень холодно, и, тем не менее, он вспотел.

Сантиметр за сантиметром. «Не гляди вниз», — сказал он себе, повторяя Пинна. И потом, просто из зловредности, он сделал это опять. Второй раз был еще хуже. Он сглотнул и посмотрел вперед.

— Кэп, вперед! — крикнул Пинн. — Ты уже почти на полпути!

туации?

Медленно, с бесконечной концентрацией, он двигался по веревкам. Они были крепкими и устойчивыми, но даже маленькая слабина заставит его задрожать от смертельного страха. Но пока он держит руки и ноги на веревке, он не упадет. Если только веревка не порвется…

Достигнув другой стороны пропасти, он удивился, по-настоящему. Он сошел с веревки и отошел на безопасное расстояние от края разлома. Внезапно он забыл все свои опасения, к нему вернулась обычная бравада. Чего он вообще боялся? Это так легко! Если бы веревка висела в полуметре над землей, а не над бездонной пропастью, он мог бы перебежать ее! Он вообще не рисковал упасть, ни одного мгновения!

Он улыбнулся Джез и махнул руками остальным.

— Вперед, ребята! — крикнул он. — Бояться нечего!

Через какое-то время все уже стояли в безопасности на другой стороне, причем Крейк, поправлявший рюкзак, выглядел так, словно сбросил гору с плеч. Фрей взглянул на Малвери и Пинна, сидевших в круге света.

— Стреляйте, если увидите гребаную ужасную тварь, которую мы слышали раньше, — крикнул он.

— Есть, кэп, — сказал Малвери, совершенно не озабоченный. — Вы тоже.

— Погодите, я совсем забыл об этом! — сказал Пинн. — Эй, кэп, подожди секунду! Я иду!

— Ты уже выбрал, Пинн! — сказал Фрей. — Увидимся позже. — Он повел их в новую трещину, все более яростные протесты Пинна звучали в его ушах.

Пелару, заметно взволнованный, торопил их, как только мог. Он чувствовал, что они почти пришли, и с него слетело такийское самообладание. Вскоре пролом в треснувшей стене вывел их в коридор из мокрого кирпича, очевидно какой-то подземный проход. Он был частично завален битым кирпичом, но путь был расчищен и в пыли виднелись свежие отпечатки следов.

— Идем, — почти прокричал Пелару. — Мы почти пришли. Это не…

— Подождите, — сказал Крейк, подняв руку. Он нахмурился.

— Что случилось? — спросил Фрей.

Крейк не сказал ничего. Вместо этого он взял у Сило фонарь и начал тыкать им в обломки. Потом выбрал кирпич и внимательно изучил его.

— Крейк? — опять спросил Фрей.

— Он прав, кэп, — сказал Джез. — Здесь что-то не так. Чувство. Вроде как… что-то ползет по коже.

Крейк показал кирпич Фрею. На одной из его сторон были вырезаны знаки.

— Что это такое? — озадаченно спросил Фрей.

— Ну, насколько я могу судить, они выглядят как обереги. Обереги демонистов.

Фрей почувствовал, как по его спине потекли ледяные струйки. В последнее время ему везло на демонов.

— И что это означает?

— Это означает, что стена была покрыта оберегами, — сказал Крейк. Он отбросил кирпич. — Могущественными оберегами. Я могу чувствовать их, даже сейчас. Вероятно, стена обрушилась во время землетрясения.

— И то, что они хранили, вышло наружу, — сказала Ашуа.

— Или наоборот, — добавил Сило.

Пелару побледнел. Фрей вспомнил вопль, который они слышали совсем недавно.

— Чудесно, — сказал он. — Это просто чертовски чудесно. Крейк?

— В моем рюкзаке есть пара штук, кэп, — сказал демонист. — Но нельзя быть уверенным, что они…

Его прервал крик Пелару. Торговец слухами протиснулся мимо них и пошел дальше по коридору, исчезнув за границей света фонаря. Фрей побежал за ним. Через несколько метров он догнал его и увидел, что Пелару стоит, уставившись на предмет, лежащий на земле.

Это было тело. Точнее, верхняя половина тела. Оно лежало лицом вниз поперек коридора, грубо разорванное пополам.

Пелару, с болью на лице, смотрел на него.

— Я… — начал было он, но тут его горло пересохло.

Фрей подошел к мертвецу.

— Успокойтесь, это не он, — сказал капитан. — Посмотрите, насколько он сморщился. Он мертв уже много лет. Нет даже следов крови. — Фрей поддел плечо трупа носком ботинка и перевернул его.

Теперь пришла очередь Фрея орать во всю глотку.

Тело перевернулось на спину. Голова откинулась. Истощенное лицо, застывшие в зевке острые изогнутые зубы. Сверкающие желтые глаза слепо посмотрели на Фрея.

Тот отбежал за Пелару и, во время поспешного отступления, едва не врезался в Сило.

— Это ман! — проорал он. — Здесь, внизу, маны!

Но Пелару шагнул вперед и опустился на колени рядом с телом. Он обнял руками нелепое тело на полу и прижал его голову к себе, словно тот был ребенком.

— Полуман, — прошептал он. — Он был только полуманом.


Глава 6 | Туз Черепов | Глава 8