home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Харкинс преодолевает огонь зенитки — Зона военных действий — «Вот теперь у нас неприятности» — Динамит — Джез дает себе волю


Харкинс закричал, когда небо перед ним взорвалось. Он отвернул в сторону, уходя от взрыва, «Файеркроу» дребезжал и содрогался, как контуженный. Шрапнель оставила отметину на фонаре кабины, в дюймах от его головы.

Ночь, простершаяся над Корреном, осветилась вспышками. Противокорабельные орудия выплевывали разрывные снаряды на почти невидимые фигуры, скользившие на небольшой высоте над улицами города. Трассирующие очереди били вверх из колоссальных автоматических пушек. Суда коалиции, не зажигая огней, взлетали из безопасной передовой базы, направляясь в сердце разрушенного города. Они несли сотни солдат к стратегически важным точкам выброски. Действуя оттуда, отряды Коалиции собирались окружить пробужденцев и отправить их к праотцам.

Харкинсу не было дела до их великого плана. У него была только одна забота — дожить до завтра.

Еще один снаряд взорвался около «Файеркроу», жестоко тряхнув его. Харкинс опять закричал.

— Эй, ты, гавнозадый педик, ты можешь заткнуться? — заорал на него Пинн через клипсы. — Я не могу нормально думать, когда ты воешь у меня в ухе.

«Ты вообще не можешь думать, ты, жирный мудак». Харкинс представил, как говорит это, и физиономия Пинна перекашивается от удивления. Быть может он так разозлится, что подавится своими пухлыми щеками и влетит в дом. Вот был бы класс!

Но Харкинс этого не сказал. В ответ Пинн обматерил бы его и удвоил бы его унижение. Харкинс давным-давно усвоил, что вызов — дорога в никуда.

Зенитка ослабила огонь, ее дула нашли другую цель, и они опять стали невидимыми. Харкинс нашел взглядом «Кэтти Джей», тут же потерял ее и опять нашел по свечению ее двигателей в темноте. «Скайланс» Пинна летел где-то недалеко, идя по следу более крупного корабля, как и он сам.

Харкинс попытался не обращать внимание на взрывы и сосредоточился на том, чтобы следовать за кэпом. Он не знал, куда они летят — его никогда не заботили такие вещи, — но ему не слишком нравилось, что торговец слухами послал их под выстрелы. Даже в самые лучшие времена он не любил новичков, а особенно иностранцев, которым, конечно, нельзя доверять. Даже Сило, которого он знал много лет, тревожил его, потому что был муртианином.

Да, большинство людей тревожило его, по той причине или по этой. А больше всех — Джез. Он даже не мог поверить, что когда-то всерьез увлекся ею.

Еще одна вспышка высветила бугристый громоздкий силуэт «Кэтти Джей». Судно повернуло налево, и Харкинс последовал за ним, изо всех сил сжав зубы, чтобы молчать. Он летал через намного более сильный огонь, но, тем не менее, и этот тревожил его. В рукопашной ты, по меньшей мере, можешь видеть врага. А с этими чертовыми зенитками ты только и ждешь, как снаряд вынырнет ниоткуда и разорвет тебя на части. Ужасное напряжение.

Он попытался успокоиться. «Не все так плохо. Просто выглядят хуже, чем есть».

И это было правдой. Вспышки от выстрелов зажигали маленькие пятна в море разрушенных зданий под ними, но орудий было не так много и они стреляли наугад. Он уже видел, как некоторые корабли Коалиции снижаются к улицам и, оказываясь ниже видимости зениток, зажигают огни на брюхе и садятся в назначенные им места приземления.

«Как такое цыплячье дерьмо может быть таким хорошим пилотом?» Слова, сказанные Ашуа прошлой ночью. Он подумал, что она, вероятно, пыталась быть доброй, но показала это весьма своеобразным способом, который ему не понравился.

«Ты бы тоже боялась, если бы видела то же, что и я», мысленно сказал он ей. Две войны. Застреленные друзья, подающие вниз. А потом еще друзья. И еще. Он столько раз сталкивался со смертью, что сбился со счета. Но вполне достаточно, чтобы сломать человека, и он сломался.

Он услышал, как справа взревели моторы и заметил, как военный транспортник проскользнул в двадцати метрах от его крыла. Далекая вспышка осветила его бок, высветив эмблему Флота Коалиции. На мгновение Харкинс вернулся туда, вернулся на войну, вернулся в свой взвод. Он летел на битву против самми, хотя и со знакомым холодом в животе, но и с силой, которая шла от товарищей, со знанием, что он часть чего-то большего, и с гордостью, что он сражается вместе с товарищами за правое дело. В том мире не было двусмысленности, неопределенности и никаких вопросов. У него была цель, у него было место.

При этом воспоминании его грудь наполнилась теплотой. Он не всегда был цыплячьим дерьмом. Когда-то он был храбрецом. И может опять им стать.

«Кэтти Джей» отвернула налево, удаляясь от судна Коалиции. Харкинс последовал за ней, и военный транспортник растаял в темноте.

Он видел эмблему Коалиции только одно мгновение, но нахлынувшему из-за этого чувству потребовались долгие минуты, чтобы растаять.


Кэп посадил «Кэтти Джей» во дворе наполовину уничтоженного особняка. Стены двора были по большей части разрушены и превратились в груды кирпича и камня, но, тем не менее, оказались достаточно высокими и защищали корабль с трех сторон. Когда они приблизились к земле, кэп зажег огни на брюхе, затопив светом неровный квадрат суровой белизны. Они быстро спускались и приземлились с режущем ухо грохотом.

— Все наружу! — заорал Сило, открыв грузовую рампу. Экипаж, подчиняясь его команде, побежал вниз, выскочил во двор и занял оборону; дыхание заклубилось в холодном воздухе. Сило вышел вместе с ними, озираясь по сторонам в поисках врага. Как только Пинн и Харкинс приземлились, кэп потушил огни и заглушил моторы; наступила тишина. Сило прислушался, и услышал далекий ружейный огонь, перекрывавший выстрелы зениток и автоматических пушек. Ничто не двигалась в тенях. Они были хорошо спрятаны — удачное место.

Фрей, Джез и Пелару неторопливо спустились по рампе. Кое-кто из экипажа нес рюкзаки, пустые, если не считать боеприпасов. Предполагалась, что обратно в них понесут добычу. Рюкзак Крейка, наполненный оборудованием демониста, был потяжелее. Бесс топала и клацала рядом с ним. Она казалось возбужденной; звуки далекого боя волновали ее.

Пелару бросил на нее взгляд, но и только. Сило пристально посмотрел на торговца слухами. Большинство людей были бы больше, чем слегка обеспокоены, в первый раз увидев восьмифутового металлического голема. Значит, либо он уже знал о ней, либо привык к еще более странным вещам.

«Хотя насчет последнего не уверен, — подумал он. — Вообще ни в чем не уверен. Но есть что-то между ним и кэпом, это точно. И между ним и Джез».

Харкинс и Пинн выбрались из их кабин и присоединились к команде.

— Харкинс, — сказал кэп. — Ты остаешься вместе с Бесс. Позаботься о том, чтобы около «Кэтти Джей» не было никого. Она — наш единственный путь отсюда, и я не собираюсь застрять на этой свалке.

— Так точно, сэр! — отдал честь Харкинс. Фрей бросил на него странный взгляд. Если бы это был кто-нибудь другой, а не Харкинс, он мог бы заподозрить, что тот насмехается. Никто не отдавал честь на «Кэтти Джей».

— Мы не берем с собой Бесс? — удивленно пожаловался Пинн.

— Ты, что, думаешь, она может на это взобраться? — ответил Фрей, указывая на груды щебня, окружавшие их. — Для этого она слишком неуклюжая. Она задержит нас, и надолго. Кроме того, я вообще не собираюсь сражаться.

— Тогда ты выбрал ужасно странное место, — сказал Крейк, наблюдавший за далекими взрывами.

— Не смысла стоять здесь и молоть языками. Вы слышали кэпа. Вперед! — рявкнул Сило, показывая на разрушенные стены.

— Пожалуй, он мне нравился больше, когда не разговаривал, — пробормотал Пинн Крейку, поспешно шагая к стене.

Они взобрались на опасную груду, поцарапавшись и наставив себе синяков. На другой стороне оказалась узкая улица, еще больше суженная упавшими на нее обломками и завалами кирпича. Поблизости никого не было, но Сило мог слышать неподалеку выстрелы из пистолетов и винтовок. В игру вступили наземные войска.

— Куда? — спросил Фрей у Пелару.

Торговец слухами достал маленькую полотняную карту и компас. Мгновение подумав, он указал направление.

— А это точная карта? — с сомнением спросил Фрей, когда они уже шли. — Похоже, она нарисована от руки.

— Копия той, которую использовал Осгер, — сказал Пелару. — Он верил, что она точная. Как и я.

Торговец слухами посмотрел на Джез и быстро отвел взгляд. Его невозмутимое лицо почти не изменилось, но муртиане тоже носили маски невозмутимости, и Сило умел находить самые маленькие знаки. Щека Пелару чуть-чуть порозовела, намек на гнев, а зрачки незначительно расширились.

«Кажись, он влюбился в нее, — подумал Сило и слегка удивился. — Кажись, он влюбился в нее, и ему это не нравится. Так что же все это значит?»

Они направились вверх по улице, с дробовиками и револьверами наготове. Стояла свежая и хрустящая ночь. По каждую сторону улицы поднимались черные сломанные здания, вспышки в небе выхватывали из тьмы их силуэты. Грохот автоматических пушек и ружейный огонь держал их всех на взводе. Они бежали сгорбившись, каждую секунду ожидая выстрела.

Сило не знал наверняка, что задумал кэп, приведя их в подобное место, но у него были подозрения. Кэп не упоминал Тринику с тех пор, как она бросила его в Самарле. Вполне достаточное доказательство того, что он жестоко страдает. Он охотился за этой женщиной вплоть до Северного полюса. Он спас ее от манов. Только дурак может подумать, что он сдался.

Сило его понимал. Он знал, что любовь может сделать с человеком. И лучше это, чем, следуя какой-нибудь патриотической мечте, присоединиться к войне на стороне Коалиции, как сделал бы Малвери. Гражданская война — не их сражение, в этом Сило и Фрей сходились. Может быть они и помогли начать ее, но это не означает, что они должны умереть на ней.

Тем не менее, они здесь. Кэп заверил экипаж, что тяжелый бой будет где-то там, далеко в городе, и, хотя предполагалось, что это будет спасательная операция, на самом деле речь шла о добыче, которую можно найти в храме. Но это только конфетка, чтобы подсластить риск, на который они идут. Можно найти поживу полегче, и все это знают. Тем не менее, они пришли сюда вместе с ним, значит они преданы кэпу.

На перекрестке Фрей поговорил с Пелару, и они повернули за угол, на широкую улицу. Сейчас они шли через более современную часть города, где камни были не такие древние, как в перекошенных извилистых улочках в сердце Коррена. Некоторые стены и здания даже бросили вызов последнему землетрясению и выжили, частично или полностью; они гордо стояли, увитые лианами. Однако сейчас взрывы в воздухе потревожили непрочные строения. От покосившейся башни, нависшей над улицей, отрывались огромные каменные плиты и подали вниз.

— Внимательнее, — спокойно сказал Фрей.

Они пошли дальше. Земля — расколотая, кучковатая, усеянная плитами — заставляла их выверять каждый шаг.

— Как дома, — пробормотала Ашуа, скользившая рядом с Сило; ее глаза обшаривали темноту.

— Кто-нибудь обязательно подвернет себе ногу, — пробурчал Малвери.

— Если это самое большее, чего мы должны опасаться, — сказал Крейк, — я бы…

Его оборвал ружейный залп. Камень заискрился и вспух. Сило почувствовал, как пуля пронеслась мимо.

— Вниз! — заорал Фрей, и все бросились на землю. Огонь продолжался. Они скорчились за ненадежными каменными щитами и поспешно выстроили баррикаду из заостренных блоков мостовой.

— Впереди, по улице! — крикнула Ашуа. Сило посмотрел вперед и увидел ружейные вспышки; темные силуэты с винтовками выглядывали из укрытия. Он прицелился и выстрелил из дробовика, заставив их на мгновение опустить головы.

— Вижу четверых! — сказала Ашуа.

— Пятерых, — поправила ее Джез.

Один из нападавших пригнулся и побежал через улицу, к лучшему укрытию. Ашуа высунулась из-за баррикады и выстрелила из пистолета. Из темноты донесся пронзительный вопль.

— Четверых, — сказала Ашуа.

— Кэп, — сказал Сило. — Они в укрытии. Плохо. Надо вернуться и обойти их.

Фрей какое-то время думал.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Разведай обстановку. Найди нам дорогу.

Сило хмыкнул и, пригнувшись, отправился обратно. Были времена, когда он просто промолчал бы. Тогда он был доволен, получая приказы и не беря на себя ответственность ни за что. Но те дни давно миновали. Кэп сделал его старшим помощником, и Сило серьезно относился к своему новому положению. Он уже не тот беглец, который, умирая от голода, оказался на борту «Кэтти Джей». И он был глубоко благодарен за это кэпу. Как и большинство остальных, по тем же причинам.

Коалиция — не его народ. Пробужденцы — не его народ. Даже свободные муртиане, жившие на родине, больше не хотели иметь с ним дело, особенно сейчас, когда их возглавила Эхри. Экипаж «Кэтти Джей» — вот его народ, и его работа — заботиться об их безопасности.

«Просто заботиться об их безопасности».

Он вернулся к перекрестку и заглянул за угол, чтобы проверить, все ли чисто. Оказалось, что нет. Около полудюжины людей осторожно шли по улице, без сомнения привлеченные посадкой «Кэтти Джей». Люди с винтовками, быстро приближаются. Если их зажмут между двумя силами, то разорвут на кусочки.

«Мать, — подумал он. — Похоже, у нас серьезные неприятности».


Малвери выскочил из укрытия и опять разрядил свой дробовик. Он не слишком надеялся попасть в кого-нибудь, не тогда, когда враги так хорошо укрылись. Но это его не останавливало.

Сило замахал руками от угла.

— Ашуа, Пинн, Крейк! — сказал Фрей. — На помощь Сило. Мне не нужны пробужденцы, ползающие на моей заднице.

Пока они бежали, ружейный огонь усилился. Малвери слышал свист и визг рикошетов. Просто тратят пули, очень много. Но сейчас их группу поймали в ловушку. Он, все равно выстрелил, пусть наугад, лишь бы что-то сделать. Надо как-то разрядить напряжение.

— Кэп, для чего мы здесь? — прорычал он, внезапно разозлившись. — Для чего мы здесь, на самом деле?

Фрей поглядел на него. И Пелару. Оба не сказали ничего.

— Лучше бы оно того стоило, черт побери, — прорычал он.

Он даже не злился на кэпа, на самом деле. Просто в последнее время у него все чаще и чаще случались маленькие приступы раздражения. Обычно Малвери радовался жизни, медленно обижался и быстро прощал — и очень не любил себя в таком настроении, как сейчас. Все дело в этой гребаной войне. Да, эта война и его участие в ней.

На углу разгорелось новое сражение: Сило и его команда схватились с пробужденцами, подходившими сзади. Малвери опять сосредоточился на том, что было перед ним. Он выглянул из укрытия, но не увидел на улице ничего, кроме груд поломанных плит. Артиллерийский огонь ослабел, ночь наполнили ружейные выстрелы. Значит большинство кораблей Коалиции уже внизу, солдаты штурмуют позиции пробужденцев.

Что-за запрыгало рядом с ним, покатилось и остановилась прямо у ног. Что-то яркое и шипящее. Динамит.

— Оооооооооохерняхерняхерняхерня! — пролепетал он, шагнул к динамиту, нагнулся, схватил его мясистой рукой и отшвырнул от себя. Мгновением позже раздался глухой взрыв, что-то ударило его в правое ухо, и он оказался на коленях. Внезапно все вокруг затихло, остался только пронзительный свист, который продолжался и продолжался. Он посмотрел вокруг, пораженный, не понимая где находится, но тут Фрей схватил его за руку и потянул вниз.

— Док! Док! Ты жив?

Малвери сумел кивнуть. Он, смутно, слышал стрельбу. Похоже пробужденцы сумели подобраться ближе, чем он думал — на расстояние броска.

Пелару, находившийся позади Фрея, выстрелил через баррикаду в кого-то. Малвери нахмурился. Что-то не так. И через секунду он понял, что.

— Где Джез? — спросил он, собственный голос громко прокатился по черепу.

Фрей оглянулся:

— Где Джез?

Где-то недалеко послышался резкий треск, затем крик. Из-за укрытия, шатаясь, вышел пробужденец, держась за спину. Стражник, одетый в серое, в сутане с высоким воротником. Пелару мгновенно заметил его и аккуратно прострелил ему голову.

«Этот парень неплохо стреляет, для торговца слухами», подумал Малвери. Он понемногу приходил в себя, контузия от взрыва динамита проходила. К счастью он был не слишком близко, когда динамит взорвался. И его фитиль не был на полсантиметра короче.

Еще один треск: винтовка. Фрей куда-то посмотрел и Малвери последовал за ним взглядом.

— Вот она где, — сказал кэп, слегка улыбаясь.

Джез, забравшаяся на разрушенную башню, через дыру в стене глядела на улицу, лежавшую под ней. Малвери понятия не имел, как она смогла так быстро вскарабкаться туда, но сейчас она смотрела на пробужденцев сверху вниз, и все их укрытия стали бесполезны. Когда она давала себе волю, Джез становилась феноменальным стрелком. И этой ночью она дала себе волю. Еще один выстрел, и еще один крик из темноты.

— Вперед, — сказал Фрей. — Поможем девушке.

Они открыли огонь из всех стволов, паля по темной улице. Результатом был только хаос, зато Джез стреляла со снайперской точностью. Она достала еще одного стражника. Последний решил, что с него хватит и попытался сбежать. Фрей выстрелил ему в спину, как он предпочитал делать всегда, когда надо было кого-нибудь убить.

— Сило! — крикнул Фрей. — Как дела?

— Прижали их к земле, — пришел ответ.

— Черт с ними. Мы расчистили путь.

Джез спрыгнула с башни на край стены, а оттуда, с высоты метра в четыре, на землю, приземлившись, как кошка. Пелару изумленно посмотрел на нее. Она вернула ему взгляд и наклонила голову, как дикий зверь, изучающий интересную новую находку.

— Хорошая работа, Джез, — сказал Фрей.

— Ага, — согласился Малвери, пытаясь вызвать в себе чувство товарищества, которое на самом деле не ощущал. — Да, отличная работа. Он дружески хлопнул ее по плечу, и ее голова резко повернулась к нему. На мгновение Малвери показалось, что сейчас она бросится на него.

— Спасибо, — сказала она ровным, лишенным эмоций голосом.

Малвери, смущенный, убрал руку. Он фыркнул и направился за кэпом, страстно желая оказаться как можно дальше от нее. На самом деле он любил Джез, просто не знал, как долго сможет выдерживать ее присутствие на борту.

Сило и остальные догнали их, когда они уже добрались до конца улицы и нашли перекресток с пятью углами. Одна его сторона обвалилась, но большинство зданий все еще стояли. Пелару опять сверился с картой и внимательно огляделся.

— Вы действительно знаете, что ищите? — нетерпеливо спросил Фрей.

Лицо Пелару прояснилось, и он указал на дверной проем с древним гербом, все еще смутно видимым над ним.

— Вот это, — сказал он.


Глава 5 | Туз Черепов | Глава 7