home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 42

Дредноуты и «Блэкхоуки» — Трейт и Кром — Ползун — Кабина Триники — Брюхо зверя


Мало кто не слышал рассказы о Саккане или о манах, живущих на северных берегах и опустошающих целые города, когда приходит туман. Но слухи не могли сравниться с видом первых дредноутов, вынырнувших из воронки. Огромные, черные и потрепанные; большие наковальни из кованого металла, грязные и уродливые, ощетинившиеся шипами и увешанные цепями. Темные фрегаты манов.

Город охватил сверхъестественный страх. И они боялись налетчиков не только из-за их репутации; казалось, сами дредноуты излучали ужас. Одного их присутствия было достаточно, чтобы все жители впали в еще большую панику. Дредноуты прибывали один за другим, пока они не усеяли все небо, как черви гниющую плоть. Из их корпусов вылетали «Блэкхоуки», роившиеся словно мухи над гнилым мясом. Вопреки всем законам аэродинамики, крылья «Блэкхоуков» были направлены вперед, как зубья у вилки, и они летели звеньями — три или шесть кораблей в звене, — так близко друг к другу, что чуть ли на соприкасались крыльями. Тем не менее, их пилоты двигались как один, зная курс другого, и никогда не сталкивались.

Пушки дредноутов открыли огонь, и «Блэкхоуки» бросились в атаку.

Небо наполнилось пламенем. Всюду, насколько мог видеть глаз, поднимался вверх дым и вспыхивали взрывы, большие и маленькие. Подбитые корабли валились сверху на город, вызывая пожары и уничтожая здания и улицы там, где они ударялись о землю. Все это походило на мифическую битву, титаническое сражение между старыми богами, пока смертные мчались, как мыши, в укрытие, стараясь сохранить свои ничтожные жизни.

— Может ли быть еще хуже, черт возьми? — раздраженно проревел Малвери, скорчившийся в укрытии и одним глазом глядевший на развертывавшийся в облаках бой.

Ашуа подняла руку, ладонью вверх.

— По меньшей мере, дождь ослабел, — оптимистично сказала она.

Сило выскочил из-за их щита из разбитых камней с дробовиком наготове, но потом опять пригнулся, не выстрелив.

— Похоже, чисто, — сказал он.

Полдюжины солдат Коалиции пробежали мимо, сгорбившись и шлепая по лужам мощеной дороги. Сило выбежал из-за укрытия и последовал за ними; остальные держались близко к нему. Они передвигались быстрее и беспечнее, чем он бы хотел, но сейчас все решало время. Кэп, если ему повезет, очень скоро выключит устройство азриксов. К этому времени они должны захватить как можно больше противокорабельных пушек города.

«Конечно, если кэп не сумеет выключить устройство, все наши усилия не стоят и выеденного яйца», — подумал Сило. Но он считал, что кэп сделает свою часть. Трудно остановить человека, вроде него, когда ему что-то взбрело на ум.

На бегу он продолжал высматривать засаду. Он заметил движение за сломанными стенами, какие-то фигуры мелькнули на перекрестке, но было очень трудно отличить врагов от жителей города с одного взгляда. У многих пробужденцев не было их традиционной униформы, только Шифр, нарисованный или вышитый где-нибудь на одежде. И все они были вардийцами, отличались только атрибуты.

Когда-то здесь проходила гордая и богатая улица, находившаяся совсем рядом с Народным парком, в тени Великого утеса. Сейчас окна всех домов были выбиты, крыши накренились и провалились, за нетвердо стоявшими фасадами сверкали языки пламени. Вся улица была завалена обломками, оставленными бомбами. Среди развалин скрывались тела, показывая миру то руку, то голову, то пустые глаза и окровавленные волосы. Некоторые лежали у всех на виду, изрешеченные пулями. Сило бездумно перепрыгивал через них; они стали декорацией.

Впереди шли големы и солдаты, среди них бежали рыцари Центурии. Мачты электрогелиографа, стоявшие по всему городу, были повалены, так что приходилось посылать гонцов, чтобы связаться с более отдаленными очагами сопротивления; тем временем часть армии, находившаяся во дворце, захватывала ближайшие орудия. Многие противокорабельные батареи находились около дворца, чтобы получше защитить сердце Теска. Возможно, некоторые — сильно укрепленные и легко защищаемые — так и остались под контролем Коалиции. Но было слишком много других, не так хорошо защищенных. Пока три врага рвали друг друга на куски в небе, концентрированная атака снизу могла бы уничтожить их всех.

«Если они смогут вернуть себе орудия. Если кэп пробьется к устройству».

Впереди послышался пулеметный огонь, за ним последовал залп из винтовок. Сило припал к земле на конце улицы, там, где она переходила в площадь. Еще вчера в центре площади стояла высокая каменная колонна, но сейчас она сломалась на середине и обрушилась. Груда обломков, словно тень от солнечных часов, протянулась на запад от основания колонны, отмечая час своего уничтожения.

Там окопались пробужденцы — стражи, наемники и крестьяне-добровольцы, все вперемешку. Отчаявшиеся испуганные люди, собравшиеся за горами упавших камней и стрелявшие в любого, кто подойдет поближе. Сначала засада самми, а теперь еще и маны. Они видели, как великая революция рушится у них глазах, и у них не было плана отступления.

Сило пригнулся, когда когда пуля чиркнула по камню у него над головой. Он махнул Малвери и Ашуа, приказывая держаться пониже; он хорошо помнил, что пообещал кэпу вернуть их назад целыми и невредимыми. В руинах прятались снайперы, кончики их винтовок виднелись через разбитые оконные рамы.

Но ни снайперы, ни пулеметы не могли остановить големов эрцгерцога. Они притопали на площадь и врезались прямо в баррикады. Пулеметы бесполезно били по их броне, пули, отлетая, выбивали искры на камнях. Тогда из-за баррикад начали бросать динамит. Один из големов потерял ногу, другой закачался, потрясенный.

Сило услышал сверху постукивание: твип-твип-твип. Он взглянул наверх и на мгновение заметил на крыше стройную темную фигурку.

Она была одета в броню, которая покрывала все тело и туго облегала ее формы, и носила изысканно декорированную винтовку с длинным стволом. Он видел ее только одно мгновение и потом опять потерял: цвет ее брони изменился, слился с фоном, маскируя ее, делая неразличимой.

Только это он и увидел от Залексы Кром, печально знаменитой убийце, рыцаре Центурии. Но там, где раньше торчали винтовки снайперов пробужденцев, сейчас лежали мертвые люди, их руки свешивались с подоконников.

Солдаты побежали за големами. С ними пошел Граниэл Трейт, сам выглядевший наполовину големом из-за массивной зачарованной брони, черной металлической кувалды в одной руке и огромного револьвера в другой. Пули летели вперед и назад через площадь, пока солдаты Коалиции пытались штурмовать позиции врага.

Послышался низкий гул, и камни баррикады перед носом Сило задрожали и затанцевали. Рыча моторами, на площадь ворвалась бронированная повозка, приземистая и квадратная, толкая перед собой россыпь обломков. На ее спине горбилась широкая пушечная турель, и она ехала на огромных металлических гусеницах.

— О, черт! — воскликнула Ашуа. — Ползун! Милиция использовал их против нас в Раббане, когда дела были совсем плохи.

Ползун начал стрелять из пушки, и взрыв бросил ее вниз. Все закрыли головы и припали к земле, а каменные осколки задавали им перца. В ушах у Сило звенело, когда он опять встал на ноги. Через поднявшуюся пыль он видел искалеченные остатки голема, лежащие посреди площади; их окружали тела солдат.

Ползун двинулся вперед, его гусеницы давили тела, попадавшие под них. Пули отскакивали от его брони, пушечная турель поворачивалась. Солдаты Коалиции обратились в паническое бегство. Потом пушка грохотнула опять, и солдаты полетели, некоторые — кусками.

Пробужденцы оживились и засыпали площадь пулями. Силы Коалиции подались обратно, не в силах сражаться с бронированным ползуном. Сило и остальные прикрывали их отход, стреляя по врагу, чтобы держать их занятыми.

— Нам надо попасть на другую сторону площади! — крикнул Малвери. — Там — противокорабельная пушка. Раньше я проезжал мимо нее на трамвае по дороге в свой медицинской кабинет.

— Никто не пройдет, пока здесь ползун, — сказал Сило, а потом увидел, как кто-то встал из-за укрытия. Граниэл Трейт, гигантские доспехи которого были крошечными по сравнению с головой, побежал через площадь к ползуну. Тот стал поворачивать пушку, но слишком медленно. Трейт врезался плечом в бок ползуна с силой паровоза, и, к изумлению Сило, сделал в нем большую вмятину, разрушив колесную опору. Гусеница на этой стороне бесполезно крутилась, ползун попятился назад и заскользил по плитам мостовой. Он ударился о низкую стену и немного наклонился, его гусеницы приподнялись от земли. Трейт мгновенно схватился за них снизу и, напрягая все мускулы, толкнул ползуна вверх. Тот перевалился через стену, с катастрофическим металлическим криком обрушился на свою турель и остался неподвижно лежать.

Ашуа глядела на это, разинув рот. Даже Сило поразился. Трудно было себе представить, что, имея таких воинов, Коалиция завела себя в нынешнее бедственное положение.

— Это, — сказал Малвери, поправляя очки, — было очень впечатляюще.

— В атаку! — крикнул один из командиров Коалиции, и его отряд опять рванулся вперед. На этот раз Сило, Малвери и Ашуа присоединились к ним.

Теперь пришла очередь пробужденцев бежать. Они задрали хвосты и полетели, пока оставшиеся големы крушили баррикады. Граниэл Трейт шел среди них, махая своей кувалдой направо и налево; сломанные люди отлетали от него как тряпичные куклы. Другие падали мертвыми с чистыми ранами в головах — работа невидимой Залексы Кром, находившейся где-то на крышах.

Сило, Малвери и Ашуа бежали вместе с солдатами, выбирая себе цели, какие могли. Сило увидел бородатого наемника, охваченного самоубийственным отчаянием последнего боя, который выскочил из-за укрытия и начал беспорядочно стрелять. Он хотел умереть. Сило исполнил его желание.

В одно мгновение поток омыл площадь, и враг исчез. Они остановились на секунду, чтобы передохнуть и посмотреть на резню и разрушения, окружавшие их. Вокруг стояли здания, когда-то великолепные и элегантные, ныне сожженные и разбитые. Вся изысканность этого большого города исчезла, сменилась кровью и огнем. Сило увидел боль в глазах Малвери. Большую часть жизни Теск был его домом.

Войска Коалиции преследовали пробужденцев за площадью, в направлении противокорабельного орудия. Малвери посмотрел на лежащих людей, выискивая раненых.

— Позже, док, — сказал Сило, указывая на отступающие войска. — Сейчас твой дробовик нужен нам здесь.

— Есть люди, которым я смогу помочь, — слабо запротестовал Малвери.

— Ты не сможешь спасти всех, — сказал Сило.

И тогда Ашуа закричала.

Сило знал, что дело плохо еще до того, как увидел это. Ашуа не кричала по пустякам. Он посмотрел вокруг, и мир замедлился, все стало двигаться в замедленном темпе.

Не просто плохо. Хуже некуда.

Он был так захвачен битвой на земле, что временно забыл о битве в небе. Но сейчас ему в уши ворвался громкий звук моторов. В небе появился и стал быстро увеличиваться пылающий нос фрегата; он заполнил все поле зрения и летел прямо на них. Как колоссальный метеор, как кулак бога.

Он упал на город в дюжине улиц от них, ударившись под острым углом. В воздух взметнулось пламя. Он пробороздил камень и сталь и вырыл глубокую траншею, шедшую прямо через здания; звук становился все громче и громче, пока он угрожающе приближался к Сило, — гигантский зверь из дыма, пыли, ревущего металла и сокрушаемого камня.

Слишком большой, чтобы кто-нибудь мог избежать. Слишком быстрый, чтобы можно было что-то сделать. Они могли только стоять, мгновенно скованные ужасом и смирением.

«Мать, — подумал он. — Я иду домой».

Его мысли затерялись в оглушающем урагане из ветра и звука, и тут волна тепла и силы ударила его.

После чего все исчезло.


В черных металлических коридорах «Делириум Триггер» раздавались крики людей и звуки боя. Толпа солдат тащила с собой Фрея, его лицо превратилось в мрачную маску, ярко освещавшуюся только тогда, когда он стрелял из револьвера. Сейчас им двигала инерция. Мосты были сожжены. Возвращаться бессмысленно. Да и некуда возвращаться.

Самми. Маны. Пробужденцы. Предательство. Его жизнь полностью разрушена. И есть только одна возможность все исправить.

Для големов здесь было слишком тесно. Верхние палубы «Делириум Триггер» были лабиринтом из узких переходов, по которым не могли пройти два человека в ряд. Затхлый воздух пах порохом, потом, кровью и гавном из штанов мертвецов. Фрей застрелил пирата, выбежавшего из двери и, не посмотрев вниз, переступил через булькающее тело.

Он распахнул раздвижную дверь, просунул внутрь револьвер и обнаружил там только тишину. Вслед за ним теснились солдаты. Он вошел внутрь, освобождая им дорогу. Уши устали от выстрелов из дробовиков и револьверов, здесь же царил относительный мир, с далекими взрывами и криками раненых, приглушенными толстыми переборками.

Каюта Триники, в которую он направлялся с самого начала. Когда-то он посчитал ее гнетущей — темные деревянные панели, отделанные медью и железом, вычурные мрачные канделябры. Серьезная и печальная комната. Сейчас он пил ее глазами. Только здесь она оставила свой след. Единственное место в мире, которое несло на себе отпечаток ее личности.

И здесь находился книжный шкаф, полный академических томов и художественной литературы на вардийском и самарланском. Здесь же стоял ее стул и массивный стол, совсем рядом со скошенным иллюминатором. Наружные вспышки освещали карты, лежавшие на столе, и книгу, лежавшую на картах. Книгу с замысловатым тиснением на переплете.

Книгу, которую он узнал.

— Кэп! — сказал Крейк. Он стоял в дверном проеме, пошатываясь под тяжелым рюкзаком. Фрей вытянул руку и заставил его замолчать. Он знал, что надо торопиться. Но здесь было кое-что более важное.

Он медленно пошел через комнату. Дойдя до стола, он протянул руку и перевернул книгу, чтобы увидеть ее заглавие. Оно было на самарланском, но это не имело значения. Он узнал ее.

«Тихий поток».

Значит, это правда. Баломон Крунд не соврал. Триника носила книгу с собой, читала ее. Она делала это, несмотря на демона, который управлял ею. Крик о помощи. Послание из бутылки.

— Кэп? — опять неуверенно спросил Крейк.

Он оставил книгу, повернулся и поторопился к двери. Крейк отодвинулся в сторону и он протиснулся наружу.

— Пошли, — жестко сказал он. — Она нуждается во мне.

Они вышли наружу, где их ждали Кайн и Самандра. Остальные солдаты уже ушли вперед, где ввязались в новое сражение. Они уже собирались последовать за ними, когда взрыв сотряс «Делириум Триггер», бросив Крейка в стену.

— Не самарланцы, — сказал Кайн. — Наверно прорвались маны. Похоже, что они явились за колонной пробужденцев. Сомневаюсь, что она продержится долго.

— Похоже на конец мира, — сказал Крейк.

— Вполне возможно, — прокомментировала Самандра.

— Сюда, — сказал Фрей. — Ступеньки. — Он указал на боковой коридор, на половине которого была слабо видна лестница вниз.

— Кэп, мы должны подождать солдат, — нервно сказал Крейк.

— Солдаты чертовски медленные, — сказал Фрей, поглядев вперед по коридору. Он оглянулся через плечо и взгляну на Кайна и Самандру. — Вы же рыцари Центурии, или как?

Самандра посмотрела на Крейка и пожала плечами:

— Я люблю жить безрассудно.

Пока они спускались, Фрей прижимал руку к груди. Амулет, который Крейк дал ему, холодил кожу. Амулет казался очень слабой защитой от того, что их ждало. Даже в лучшие времена Фрей не слишком верил в демонизм, но таланты Крейка хорошо послужили ему в прошлом и он доверял ему в куда более худших случаях.

Он должен доверять. Это все, что ему осталось.

На нижних палубах коридоры были пошире. Спустившись по лестнице, они не увидели никого, стояла жуткая тишина. Похоже, что большинство пиратов сражалось на палубе с захватчиками. Фрей, державший в одной руке саблю, а в другой револьвер, подозрительно посмотрел влево и вправо и прислушался. Лампы горели вполнакала, кипящая полумгла несла в себе горячую угрозу.

«Демон», — подумал он. Он почувствовал его, затаившегося на краю сознания и придававшего окружающему оттенок паранойи. Она близко.

Он оглянулся на Крейка, и тот утвердительно кивнул. Он тоже почувствовал ее.

Они осторожно пошли вперед, направляясь в трюм. «Делириум Триггер», казалось, дышал, как огромный дикий зверь. Он слышал звяканье его металлического сердца и шипение вентиляции и почувствовал, как зверь содрогнулся, когда в него попал еще один снаряд. Он ожидал атаки, в любое мгновение. Тем не менее, по пустым коридорам разносилось только эхо далеких взрывов и выстрелов из винтовок, и больше ничего. Ничего, пока…

— Фрей!

Он резко крутанулся, вытянул руку и прицелился. Выстрелил и заметил, как уродливое лицо, обрамленное грязной копной черных волос, мгновенно исчезло в дверном проеме. Звук выстрела пронесся по коридору, и мрак в углах, казалось, стал чернее, словно какая-то ужасная тварь только-то обратила на них свое внимание.

— Это же я, идиот! — проворчал голос из дверного проема. — Баломон Крунд!

Фрей тяжело вздохнул. Оказалось, что он более взвинчен, чем думал.

— Что ты хочешь? — спросил он.

Крунд показал пустые руки, потом опять высунул голову.

— Сюда! — сказал он и оглядел коридор. — Быстрее, они услышали тебя! Они ждут у двери в трюм!

Фрей заколебался. Крунд ему никогда не нравился, и они были скорее врагами, чем союзниками. Он настолько не доверял боцману «Делириум Триггер», что мог бы броситься на него.

— Я привел тебя сюда, верно? — прорычал Крунд, злясь на то, что Фрей не доверяет ему. — Есть другой путь в трюм! Боковая дверь!

Из коридора послышался топот бегущих ног.

— Похоже, он не соврал о своих корешах, по меньшей мере, — сказала Самандра и крутанула в руках дробовики; они хрустнули, заряжаясь. — Похоже, их до дури.

Тем не менее, Фрей не шевельнулся. Он все еще не был уверен. Триника и ее экипаж слишком часто предавали его.

— Ты же можешь спасти ее, а? — спросил Крунд, и в его взгляде было что-то умоляющее, что-то отчаявшееся. И, в конце концов, этот взгляд заставил Фрея решиться. Он увидел в Крунде себя: человека, пойманного привязанностью, беззащитного против нее. Человека, который готов на все. Готового даже предать свою госпожу, ради нее самой.

— Ага, — сказал Фрей. — Я могу спасти ее. — И он побежал за Крундом через дверной проем, с Крейком и Кайном на хвосте; их рюкзаки звякали и гремели. Самандра последовала за ними.

— Они увидели нас, — сказала она. — Быстрее.

Они пробежали через узкие темные комнаты, полные дымящихся труб. Оранжевый свет позволял увидеть мрачные темные лица, жесткие и решительные глаза. Пули стали отлетать от металлических конструкций, заставив их пригнуться. Самандра, прикрывавшая группу сзади, прыгнула за какую-то трубу и начала стрелять в преследователей.

— Бегите! — крикнула, не прекращая стрелять. — Я позабочусь о них.

— Самандра! — отчаянно крикнул Крейк и остановился, недовольный тем, что она осталась позади. Она улучила мгновение, и их взгляды встретились.

— Теперь твой выход, дорогой, — сказала она. — Сделай свое дело.

Кайн схватил его за руку и потащил за собой. Он услышал, как заговорили дробовики Самандры.

— Она — рыцарь Центурии, — сказал ему Кайн на бегу. — Не беспокойся о ней. Заботься лучше о своей голове.

Баломон, неуклюже шедший перед ними, как какой-то косматый тролль, внезапно остановился перед узкой металлической дверью.

— Сюда, — сказал он и набрал код на кодовом замке. Дверь скользнула в сторону, и они вошли внутрь.

Грузовой трюм «Делириум Триггер» представлял собой пещеру из темного мрачного металла, его крышу поддерживали невероятного размера балки, игравшие роль опор; они бежали через трюм вплоть до внешнего края. Здесь было холодно, вода капала с того места в потолке, где слабо различались очертания загрузочного люка. На стенах вполнакала горели электрические лампы, но они не могли осветить такое большое пространство.

Между колоннами и за ними было навалено головокружительное количество оборудования и связанной вместе добычи. Ящики с пулями, сундуки с дукатами и цистерны с жидким аэрумом. Темные повозки затаились за горами запчастей. Около задней стены стояла огромная бронзовая голова, большая как человек.

Но их внимание привлекло то, что находилось посреди трюма. Там, на освобожденном для него пространстве, стояло устройство азриксов, то самое, которое уничтожило Флот Коалиции.

Фрей почувствовал, как в него начал заползать страх. Здесь, в брюхе «Делириум Триггер», оно казалось намного более зловещим, чем тогда, когда он видел его в первый раз. Злой гипнотизирующий свет лился из высокого цилиндра, бывшего его сердцем. Молния, которая вспыхивала внутри крутящегося газа, образовывала узор, какой-то хихикающий код, издевавшийся над ним. Похожий на кость материал, заключавший в себе цилиндр, казалось, вырос из него; какие-то ужасные опухоли ползли вверх по похожему на стекло постаменту. В четырех углах стояли медные башенки, на поверхности которых были вырезаны предупреждения на древнем языке.

Дверь, через которую они вошли, закрылась за ними, приглушив звуки дробовиков Самандры. Они повернулись; Крейк подбежал к двери.

— Код! — потребовал он. Крунд набрал код на кодовом замке. Ничего не произошло. — Они заперли нас здесь!

Атмосфера в комнате стала еще более зловещей, вокруг закружились тени, температура упала. Фрей медленно повернул голову и посмотрел через плечо. Из-за устройства азриксов появилась стройная фигура, наполовину освещенная прерывистым свечением, лившимся из цилиндра.

— Привет, Триника, — сказал он.


Глава 41 | Туз Черепов | Глава 43