home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 37

Вардиец против вардийца — Конец сказки — Солдат Харкинс — Секретное оружие


К тому времени, когда они добрались до посадочной площадки, пробужденцы уже бомбили город.

Малвери фыркал, пыхтел и ругался, когда хватало дыхания. Если бы он был помоложе; помоложе, здоровее и не таким горьким пьяницей. Но город нуждался в нем. Страна нуждалась в нем. Он подтянул ремень и, шатаясь, поспешил за остальными.

На посадочной площадке царил хаос. Дождь заливал сцену. Экипажи кораблей носились взад и вперед, мокрые серые призраки под ливнем. Многие ничего не знали о секретном оружии пробужденцев, и понятия не имели, почему Флот упал с неба. Сейчас они бешено роились вокруг кораблей, проверяя панели управления или кнопки запуска, неспособные понять, почему двигатели не хотят работать.

За высокими стенами, которые окружали посадочную площадку, за приземистой башней с балконами из кованого железа и медным куполом, Малвери мог видеть, как флот пробужденцев расползается над городом, как огромная черная рука. И он видел бомбы, маленькие смертельные шарики, сыпавшиеся от животов фрегатов на улицы под ними.

«Они бомбят нас, — с яростью подумал он. — Бомбят свой собственный народ!»

Издалека донеслось глухое бум взрыва, и его кровь вскипела. Вардиец против вардийца. Соотечественник против соотечественника. Все они недавно сражались бок о бок против самми. Это не укладывалось у него в голове. Такого не случалось со времен восстания герцогов, которое было сто пятьдесят лет назад. И именно тогда, когда та гражданская война закончилась, были посеяны семена новой. Последователи свергнутого короля, ставшие первыми пробужденцами, объявили его безумные каракули пророчествами. Это и привело их сюда.

Малвери был человеком, который, скорее, давал жизни управлять собой, чем пытался повлиять на нее. Тем не менее, это было слишком, даже для него. Хорошие мужчины и женщины, ни о чем не подозревающие, сражались на стороне демонов, чтобы свергнуть их эрцгерцога. Это было безумие, которое необходимо остановить.

Они пробежали через посадочную площадку к «Кэтти Джей». Никто не обратил на них внимание. Рядом с ним бежала Ашуа, и он поймал ее взгляд, в котором был страх и что-то вроде надежды. Она казалась виноватым щенком и отчаянно молила его о прощении. Но он отвернулся. Она слишком сильно его ранила.

Он начал думать о ней, как о дочери. И ничего не мог с этим поделать. Даже татуировка на левой половине ее лица выглядела для Малвери знаком мечущейся молодой девушки, ищущей свое место в жизни. Он прижал ее к груди, а она его укусила.

«Знала ли ты, что делала, — подумал он. — Что все время работала на самми?»

Он едва мог выносить ее вид. И, тем не менее, каждый раз, когда он ранил ее своим презрением, его самого жалило так же сильно. Потому что он — мягкосердечный старый дурак.

Фрей подбежал к панели на одной из посадочных стоек «Кэтти Джей» и набрал код. Грузовая рампа зашипела, открываясь, и они поторопились укрыться от дождя. Малвери поднимался последним. Он был на полпути к трюму, когда за облаками замелькали вспышки молний, освещая огромный черный фрегат, скользивший по небу. Над головами прокатился раскат грома.

Он знал это судно. «Делириум Триггер».

— Малвери! — крикнул Фрей. — Быстрее!

Малвери смахнул капельки дождя с мокрых усов и поторопился внутрь.

Бесс неподвижно стояла в углу трюма; Крейк погрузил ее в сон на время путешествия в Теск, и ничто, кроме свистка самого Крейка, не могло ее разбудить. Сило подошел к сундуку и достал оружие. Они сложили его там еще до прибытия, в знак мирных намерений.

Фрей стал подниматься по металлической лестнице, ведущей на главную палубу.

— Забудь о них, — сказал он Сило, и добавил: — Док, ты мне нужен у автопушки.

Только через мгновение Малвери понял, чего от него хотят. Он предполагал, что «Кэтти Джей» вышла из строя и они вернулись только за оружием.

— Док, мы взлетаем, — нетерпеливо сказал Фрей. — Помнишь те штуки, которые пробужденцы присобачили к нашим моторам еще в лагере? Они не дают действовал устройству азриксов. Именно благодаря им пробужденцы все еще летают по воздуху.

— А что мы собираемся делать? — спросил Харкинс.

Фрей настолько удивился, что даже ответил на вопрос.

— Убираться отсюда, — сказал он.

И опять Малвери не сразу понял смысл слов Фрея, но по другой причине. Он просто не мог постичь, что они бегут от чего-то настолько важного, как то, что происходит сейчас в Теске.

— Кэп, — сказал он. — Если «Кэтти Джей» может лететь… Кэп, мы не можем просто так взять ее и улететь! Мы должны…

— Мы никому ничего не должны! — рявкнул Фрей. — Мы попытались предупредить их, и они, в благодарность, попытались убить нас. Эрцгерцог, генералы, каждая зажравшаяся жопа с ручкой в этом чертовом городе может тонуть в своем дерьме. Мне-то что. За исключением присутствующих, — добавил он, кивнув Крейку.

— Слишком добрый, — неопределенно сказал Крейк.

— Кэп, ты не можешь! — в ужасе воскликнул Малвери. — Они уничтожат Коалицию, сечешь! Разве ты не понимаешь? Страной будут править демоны!

— Чего ты хочешь? — крикнул Фрей. — Добавить наши трупы к этой куче? Послушай, док, я понимаю тебя. Ты благородный человек. Ты, Крейк и Харкинс, вы все очень благородные. Но сказка уже кончилась. Я рискнул своей шкурой ради ваших принципов, и эти ублюдки едва не повесили меня. Ну, у меня тоже есть принципы, и они хранят меня живым немного дольше, чем ваши желания. Так что я ухожу. Вы можете идти со мной или валить отсюда.

Команда обменялась неопределенными взглядами. Они не в первый раз слышали тирады кэпа, но он редко говорил с такими горечью и злостью.

— А что с Триникой? — спросил Крейк.

Имя чуть не послало Фрея в нокаут, на мгновение вышибив из него воздух. Гнев исчез из его глаз, сменившись чем-то худшим.

— Все кончено, — тихо сказал он. — Все позади. Все потеряно. С меня хватит.

Малвери подошел к сундуку, рядом с которым стоял Сило.

— Дай мне дробовик, — сказал он, протягивая руку. Сило вложил оружие ему в ладонь. — Патроны, — добавил он, и Сило повесил ему на плечо мешок, в котором что-то звякнуло. Малвери вставил патрон в казенник и с хрустом закрыл ствол.

— Док, ты не идешь? — спросил Фрей.

Тон его голоса заставил Малвери остановиться. Отставка. Этот человек был его другом. Они вместе прошли через черт знает что. Без «Кэтти Джей» он бы допился до смерти. Он знал Фрея, знал в точности, почему он так поступает. Он хотел бы остаться, хотел бы поддержать его, помочь ему справиться со всем этим.

Но здесь, сейчас, были вещи поважнее Фрея.

— Я не иду, — ответил он.

Фрей воспринял новость без эмоций. Он повернулся к Крейку:

— Ты?

— Фрей, — сказал Крейк. — Не делай этого.

— Я улетаю, Крейк. Ты остаешься или идешь со мной?

Крейк невозмутимо встретил его взгляд:

— Я не могу уйти.

— Ты решил, — сказал Фрей. — Твоя женщина, а?

— Не только, — ответил Крейк. — И, если я остаюсь, Бесс тоже остается.

— Естественно, — сказал Фрей. — А ты, Харкинс?

Харкинс выглядел расстроенным.

— Кэп… Я хочу сказать… А не можем ли мы остаться?

— Я не останусь, — сказал Фрей. Он был непреклонен. — А ты?

Харкинс повернулся к Малвери и Крейку, словно они могли помочь ему выйти из трудного положения. Но они ничем не могли помочь ему. На мгновение он заколебался, потом его лицо затвердело, он выпрямился и поднял голову. Он посмотрел Фрею в глаза и отдал честь.

— Для меня было честью служить на твоем корабле, кэп, — сказал он.

Фрей вяло кивнул, словно себе самому. Наступило мучительное молчание. Все, стоявшие там, жалели его. Фрей всегда был человеком, который рисковал на слабой руке и продолжал рисковать еще больше, чтобы выкарабкаться из опасной ситуации. Они уже теряли членов экипажа, но ничего похожего на это не было. Это разлучит их навсегда. Никто не хотел видеть распад экипажа «Кэтти Джей», но Кэп форсировал ход событий. Он уперся как бык и заставил их выбирать между верностью к нему и верностью к их стране. Может быть, если бы он знал, к чему это приведет, он не стал бы настаивать. Но сейчас было слишком поздно дать задний ход.

— Лады, — пренебрежительно сказал он, отворачиваясь, чтобы подняться по лестнице. — Хватайте ваше оружие и убирайтесь с моего корабля. Остальные…

— Я не иду, — сказала Ашуа.

Фрей остановился, плечи взбугрились от напряжения.

— Ты тоже?

— Я тоже.

— Ты предательница, — сказал он, стиснув зубы. — Ты дитя трущоб и провела почти всю жизнь в Самарле. Они, вероятно, повесят тебя, если ты выживешь. Во имя тлена, что ты им должна?

— Я ничего не должна им, — сказала она. Он перевела взгляд на Крейка, а потом на Малвери, на которого посмотрела с неожиданным вызовом: — Я не предательница, — сказала она ему. — Да, я сделала ошибку. А ты никогда не делал ошибок?

Она сказала это так, словно знала. Знала о его друге, Хенвиде Клэке, о той ночи, когда Малвери оперировал пьяным, и о смерти, которую он не забудет никогда в жизни. Он посмотрел на нее, на ее грязно-рыжие волосы, колючие от дождя, и она показалась ему чертовски юной. Просто девочка, на самом деле. Которая прожила всю жизнь, сражаясь на своей стороне. И все, кого она знала, в конце концов, бросали ее. И ему стало стыдно, очень стыдно, что он едва не сделал то же самое.

— Ага, — сказал он. — Я делал ошибки.

— Я думала, что это такийцы, — сказала она. — Я передавала им информацию сначала о самми, а потом о пробужденцах. Но не о Вардии. Это не делает мой поступок правильным, но делает его лучше. — Она дрожала; он мог это видеть. Мало что могло напугать ее, но вытолкнуть слова наружу было потяжелее, чем убить. — Я сделаю это для тебя. Я буду сражаться вместе с тобой. Если ты захочешь.

Малвери сглотнул. Горло сжало, на глаза навернулись слезы. Он отвернулся, чтобы скрыть их.

— Малвери? — спросил Крейк. — Что ты хочешь сделать? Тебе решать.

Малвери махнул рукой.

— Угу, — хрипло сказал он. — С ней все в порядке.

Фрей повернулся на лестнице и уставился на них. Он казался человеком, который получил слишком много ударов и ждет последний, который должен положить конец его страданиям.

— А ты, Сило?

Муртианин смотрел на происходящее без видимых эмоций. Взвешивая все, как всегда. Кто знает, что таится за этими глазами?

«Иди с ним, — подумал Малвери. — Черт тебя побери, иди с ним. Не оставляй его одного после всего, что он сделал для нас».

Сило потребовалось много времени, чтобы принять решение. Никто не торопил его. Его нельзя было торопить. Наконец он зашевелился и открыл рот.

— Куда летим, кэп?

Малвери испустил маленьких вздох облегчения. Теперь он сможет обуздать волну эмоций, которая угрожала опозорить его. Он выудил очки с зелеными стеклами из кармана и водрузил на нос.

— Итак, мы все сделали свой выбор, — сказал Фрей голосом, который стал глухим от боли потери. — Я улетаю прямо сейчас, до того, как здесь появится флот пробужденцев. Я полечу на север, в Йортланд, на случай, если кто-нибудь из вас передумает. Я полагаю, что вы уйдете с «Кэтти Джей» пока еще можете. — Он повернулся к ним спиной, но заколебался. С некоторым усилием, проглотив гордость и желчь, он сказал: — Счастья, всем вам. У нас были времена, а?

— У нас были времена, — серьезно согласился Малвери.

— Фрей… — начал было Крейк. Он хотел умолять кэпа еще раз подумать, но Малвери положил ладонь ему на руку и остановил его. Оба знали, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Фрей повесил голову и тяжело поднялся по лестнице. Малвери смотрел ему вслед с чувством отчаяния. То, что было сделано здесь и сейчас, невозможно исправить.

Он кратко спросил себя, что делать с его скудными пожитками и медицинскими запасами — атрибутами его старой жизни. Не сказать ли «прощай» Джез, зашитой в мешок на операционном столе лазарета. И решил, что все это не имеет значения. Никакого. Прямо сейчас ничего из этого не имеет значения.

— Пошли, — сказал он всем. — Берите свои револьверы.

— Но мои книги… — тихо сказал Крейк. — Мое оборудование…

— Не думаю, что кэп в настроении кого-то ждать, — сказал Сило.

— Оставь их, — сказал Малвери. — Для тебя важно только одно — Бесс.

Крейк неохотно кивнул. Он приложил медный свисток к губам и выдул неслышную ноту. В темных пустых глубинах бронированного костюма, стоявшего в углу, вспыхнули две яркие точки-звездочки. Бесс потянулась, просыпаясь.

Пока Сило отдавал им оружие, они слушали, как Фрей прогревает моторы. Бомбы падали существенно ближе. Крейк, неохотно, взял револьвер и патроны к нему. Когда пришел черед Ашуа, Сило протянул ей револьвер и пристально посмотрел на нее.

— Было время, — сказал он, — когда кэп не хотел видеть тебя на борту. И ты осталась только потому, что я поручился за тебя. Не подведи меня.

Ашуа восприняла его слова так же серьезно, как они были сказаны.

— Я все сделаю правильно, — сказала она.

— Увидим, — сказал Сило и сунул револьвер ей в руку.

«Кэтти Джей» заскрипела под ними, и они почувствовали, как пол слегка поднялся. Время уходить. Малвери, Крейк, Харкинс, Ашуа и Бесс быстро пошли по рампе, чтобы покинуть «Кэтти Джей».

Снаружи все еще лил проливной дождь. Некоторые пилоты, привлеченные звуком моторов, направились через посадочную площадку к ним, очевидно желая узнать, почему корабль с символами пробужденцев может влететь, а они нет. Однако они стали наполовину менее любопытны, когда увидели восьмифутового металлического голема, идущего от него.

«Кэтти Джей» поднялась в воздух чуть ли не раньше, чем они спрыгнули вниз. Как только последний из них оказался на земле, Сило нажал на рычаг, закрывающий рампу. Малвери посмотрел на муртианина, их глаза встретились через закрывающуюся щель.

«Я никогда не увижу его снова, — подумал Малвери. — Его и кэпа».

Рампа закрылась, отгородив от него корабль.

Он почувствовал едкий запах аэрума — шасси «Кэтти Джей» отделилось от посадочной площадки. Они отошли назад, пока она дрейфовала в воздухе. Пилоты Коалиции подняли свои револьверы, не зная, стрелять или нет. Фрей не дал им такую возможность. Он включил маршевые двигатели, когда «Кэтти Джей» была еще безрассудно низко. Порыв горячего воздуха толкнул экипаж, развевая пальто и волосы.

Потом «Кэтти Джей» рванула, поднялась в облака, дождь и бурю, и стала резко уменьшаться, пока не исчезла полностью.

Пилоты, все еще непонимающие, что происходит, направили свои револьверы на оставшихся.

— Вы, пачка идиотов! — проревел Малвери. — Цельтесь к кого-нибудь другого. Мы на вашей стороне! — Он впечатлил их своей внушительностью. — Ваши корабли не могут летать, пока пробужденцы в воздухе, а они в любую минуту могут начать высаживать десант, нравится вам это или нет. Почему бы вам не сделать что-нибудь более полезное?

Пилоты не стали спорить. Они рассеялись, бросая нервные взгляды на Бесс, которая беспокойно топала поблизости. Страх, разлившийся в воздухе, заставлял ее нервничать.

— Нужно найти Самандру, — сказал Крейк.

— Похоже на план, для меня, — ответил Малвери. — Если кто-нибудь и находится в центре событий, так это она.

— Но не для меня, — внезапно сказал Харкинс. — Мне бы хотелось быть в другом месте.

Малвери удивился. Лицо под залатанной летной фуражкой было твердым и мрачным.

— Куда ты собираешься?

Харкинс указал на «Файеркроу», который молча стоял под шипящим дождем:

— Есть еще один корабль, который может летать.

Крейк разинул рот:

— Харкинс! Ты же не собираешься туда?

— А хочу сказать… Я не думаю, что буду полезен внизу, верно?

— Один против сотен! Это самоубийство!

Харкинс оглянулся вокруг, как человек, идущий по замерзшему льду. Только тонкий лед дисциплины стоял между ним и замерзшей бездной ужаса. Но он решился; Малвери это видел. И Малвери знал, сколько мужества надо найти человеку вроде Харкинса, чтобы противостоять этой бездне.

— Малвери! — сказал Крейк. — Прикажи ему! Он не сможет сражаться в одиночку в таком маленьком файтере!

Харкинс нервно посмотрел на Малвери. «Может быть, он передумает, если я начну убеждать его, — подумал Малвери. — Но если он сейчас отступит, чего ему это будет стоить? Что лучше: жить трусом или умереть героем? Я знаю, что сказал бы кэп. Но его здесь нет».

Вспомнив свою службу в армии во время Первой аэрумной войны, Малвери встал по стойке смирно, свел каблуки вместе и энергично отдал честь рукой.

— Сделай так, чтобы твоя страна гордилась тобой, солдат, — сказал он.

Харкинс ожидал спора, и неожиданная поддержка доктора укрепила его решимость. Он отсалютовал Малвери в ответ, быстро и благодарно улыбнулся и побежал к «Файеркроу». Ошеломленный Крейк посмотрел на Малвери.

— Человек делает то, что он должен делать, — сказал Малвери. — Похоже, сегодня именно такой день.

— Оказывается, он действительно не цыплячье дерьмо, — сказала Ашуа, почти самой себе.

Малвери посмотрел на нее. Это оказалось достаточно больно. Прощать не так то легко: надо разбавить так много разочарования и гнева. Но она осталась с ним, и подошла так близко, как могла к тому, чтобы заслужить прошение. Она хотела загладить свою вину. Он должен разрешить ей попытаться.

— Нас осталось четверо, — сказал он и поднял свой дробовик. — Пошли.

В конце концов, Самандра нашла их, а не они ее. Их держали на мушке прицела солдаты, окружившие их в одном из мощеных двориков под искусно сделанными часами.

— Неужели я не могу оставить вас в одиночестве на пару минут? — сказала она, шагнув в круг, образованный солдатами Коалиции, дождь лил на ее треуголку. — Опустите ружья, парни. Иначе Бесс разнервничается.

Это был хороший совет. Бесс не любила ружья и, несмотря на все усилия Крейка, не хотела успокаиваться. Крейк не знал, сколько еще времени ему удастся сдерживать ее. Самандра появилась как раз вовремя.

— Они спрашивали о вас, — сказал сержант. — Мы не знали, кто это такие, они не в форме, так что…

— Не переживай, ты все сделал правильно, — сказала она ему, потом положила руки на бедра и перевела сердитый взгляд на своего любовника: — Ты думаешь, что можешь бегать по дворцу эрцгерцога с этой ходячей кучей хлама на буксире? — Она засмеялась, схватила его и отвороты рубашки и поцеловала.

Печаль и беспокойство, которые он чувствовал после отлета «Кэтти Джей» немедленно растаяли; теперь он точно знал, что поступил правильно, оставшись. Он должен быть здесь с ней, подумал он, пробуя дождевую воду на ее губах. Все, что случится потом, случится и с ним.

Но мгновение быстро прошло, и она отпустила его.

— Где остальные? — спросила она.

— Только мы, — ответил Крейк.

— Ага, — сказала Самандра. Ее лицо слегка вытянулось, когда она поняла, что произошло. — Тогда вам лучше торчать со мной, если не хотите, чтобы вас опять арестовали.

Она, очевидно, торопилась, и они быстрым шагом последовали за ней через территорию дворца. Группы солдат пробежали мимо них в другом направлении; офицеры выкрикивали приказы. Фот пробужденцев, видимый над стенами, приближался с востока. Уже были слышны вражеские моторы, взрывы раздавались настолько близко ко дворцу, что земля вздрагивала под их ногами.

— Ублюдки подбираются к нам, — крикнула Самандра, заглушив дождь и гром. — Они уже высадили войска во внешних районах. Скоро они займут стратегические точки вокруг города, перережут наши линии поставки и постараются заставить нас сдаться.

— Тогда почему, — пропыхтел Малвери, — мы бежим от битвы?

— Увидишь, — сказала Самандра.

Она провела их через лабиринт улиц, расползшихся вокруг дворца эрцгерцога, и они поднялись к огромному вулканическому пику, написавшему над Теском. Вскоре они оказались в отдаленной области, по виду совершенно запушенной. Она привела их во двор, три стороны которого были огорожены мрачными потрепанными стенами из черного камня. Последняя стена принадлежала зданию, выглядевшему как склад или фабрика.

Во дворе их ждал Кайн с несколькими солдатами. Кайн держал искусно сделанный посох из перекрученной меди, такой же высокий, как и он сам; верхушка посоха была украшена черным шаром.

— Крейк! — сказал человек в маске. — Я рад, что ты остался с нами. Ты бы не захотел пропустить это!

— Парень чертовски театрален, — сказала Самандра в сторону. — Кайн, давай!

Кайн повернулся к зданию и поднял посох в воздух. Крейк почувствовал, как его чувства встрепенулись, когда над ним прошла волна демонической энергии. Шестеренки заскрипели, и секция стены начала опускаться в землю.

«Посох — ключ, — подумал он, возбуждение поднималось в его груди по мере того, как щель расширялась. — Но ключ к чему?»

Внутри оказалась темнота. Стена полностью ушла вниз. Крейк уставился на пустоту, находящуюся внутри.

Замерцали молнии. Острые лучи света отражались от металла. Внутри что-то зашевелилось. Медленное, огромное движение, за ним последовало еще одно и еще. Он услышал приглушенный грохот. Шаги.

Они вышли из темноты в омытое дождем, бурное утро. Они звенели, скрипели и топали; от них шел пар. И их были дюжины. Дюжины и дюжины.

Рот Крейка открылся. Бесс заинтересованно заворковала.

— Леди и джентльмены, — сказала Самандра, энергично взмахнув рукой. — Встречайте наше секретное оружие. Армия големов эрцгерцога!


Глава 36 | Туз Черепов | Глава 38