home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33

Держать позицию — Рука к руке — Последняя позиция — П-12


Сило отступал через разрушенную комнату, Малвери шел рядом, оба держали дробовики наготове. Вокруг них летали звуки: звякало стекло, под чьими-то ногами скрипел пол. Через дверной проем в комнату ввалился пробужденец в толстом коричневом пальто с винтовкой в руках. Малвери выстрелил и пробужденец крутанулся; из него ударил фонтан крови, в воздух взлетели куски ткани.

Ноги хрустели на осколках, ступни соскальзывали, норовя подвернуть лодыжки. Секция потолка обвалилась, сверху свисали балки. Слева от них чернели зазубренные оконные рамы, которые когда-то держали стекла. Они находились на цокольном этаже, так что через окна Сило видел только склон, ведущий в луга. И человека, взбиравшегося по нему.

Пробужденец был застигнут врасплох на полпути. Он за что-то зацепился и отчаянно пытался высвободить руку. Он смотрел вверх, когда Сило навел на него дуло своего оружия, и Сило успел заметить растрепанные черные волосы и юные испуганные глаза. Потом волосы и глаза исчезли, сокрушенные грохотом дробовика.

— Они кишат как тараканы, и все на нас! — сказал Малвери, все еще отступая.

Сило подошел к дверному проему на другой стороне комнаты и выглянул через него. В конце короткого коридора находилась открытая дверь во двор; вокруг нее скопился снег. Малвери был прав. Им придется оставить дома на юге деревни, выходившие на луга, туда, где сел транспортник. Джез и Пелару исчезли, Ашуа бросила свой пост. Он послал Харкинса наблюдать за деревьями на севере. Им все равно не удержать южную часть, только не против такого числа врагов.

— Пробужденцы хотят увидеть наши трупы, это чертовски верно, — сказал он.

— Ну, мы заставили их побеспокоиться, — с мрачной усмешкой ответил Малвери.

— Пошли. К остальным. По меньшей мере, мы должны удержать тот дом.

Они на мгновение остановились в дверях во двор, проверяя, что все чисто. Деревня превратилась в поле боя. Здания, пробитые пулями, покосившиеся крыши, разбитые окна. Снег радостно врывался в них, собираясь в унылых гостиных и гаражах. Фонтан посреди двора упал, заваленный грудой металла, из которой сочился черный дым: остатки штурмовика, которого сбил Грудж.

Ветер опять набрал силу. Сило сузил глаза и побежал сквозь жалящий поток снега. Самое подходящее время.

Где-то слева, за горящими остатками штурмовика, находился мост, провал и особняк за ним. Сейчас все затерялось в снежной буре. Справа была щель между зданиями, откуда начиналась дорога, ведущая на посадочную площадку. Пробужденцы захватили ее и перекрыли дорогу, но не осмеливались войти во двор, пока защитники держали обе стороны деревни.

Где-то над головой глухо ревели моторы, невидимое напоминание о другом штурмовике, затаившемся вверху. Грудж заставил пилота быть поосторожнее, а его автопушка была еще одной причиной, по которой пехотинцы боялись сунуться во двор. Он прятался на первом этаже в одном из зданий на северной стороне, и со своей позиции мог накрыть всю область. Сило одобрял его тактику. Грудж держал врагов в постоянном напряжении, и угроза, которую он представлял, сдерживала их более эффективно, чем дюжина дробовиков.

Кто-то выстрелил по ним с дороги, но пули пролетели мимо и исчезли прежде, чем они услышали выстрелы, так что они не обратили на них внимание. Они промчались через дверной проем крепкого каменного дома, который выдержал атаку лучше, чем соседи, и оказались в коротком темном коридоре. Слева виднелась дверь, узкая лестница вела наверх.

Малвери пошел налево, а Сило задержался и посмотрел назад, в поисках штурмовика. Над зданиями в южной стороне двора стояла колонна черного дыма. Взорвались баки с топливом для генератора. Дело рук Джез? Возможно. Он надеялся, она займет их, на какое-то время.

Он прикинул возможные варианты действий, и решил, что их немного. Это лишь вопрос времени, когда враг займет позиции в домах напротив и начнет стрелять оттуда. Один из домов внезапно вспыхнул, то ли из-за взрыва внутри, то ли в суматохе горящее полено вывалилось из камина. Если огонь быстро распространится, это создаст более эффективный барьер из домов, чем в том случае, если бы в них сидели вооруженные защитники. Но Сило не думал, что они продержатся достаточно долго, чтобы это произошло. Только Грудж удерживал пробужденцев так долго, но, судя по звукам стрельбы в доме за ним, атакующие добрались до деревьев на севере.

Они окружены, у них остался только единственный дом. Им нужна помощь, и быстро.

Он закрыл дверь и повернул ключ, запирая ее на замок; затем последовал за Малвери. Дом был устроен так же, как и все остальные в деревне. В цокольном этаже было две комнаты. Сначала маленькая гостиная с плитой и столом; в ее задней стене была дверь, ведущая в спальню. Наверху находилась квартира побольше, с кухней, гостиной и спальнями над ними. Простое жилье для слуг и персонала.

— Отсюда пора сваливать! — крикнула Ашуа, когда он вошел. Она находилась в задней комнате, стреляя через окно.

— Мы не валим никуда! — рявкнул он. — Ты уже бросила один пост, и не бросишь второй!

Она ничего не сказала, но Сило чувствовал ее недовольство, на которое ему было наплевать: он и так разозлился, когда она сбежала с поста. Он голосовал за нее, когда кэп хотел вышвырнуть ее за борт в Самарле, и какая-то часть его чувствовал себя ответственным за ее поведение. Но хотя она и настаивала на том, чтобы остаться, у него создалось впечатление, что она бросит экипаж, если это будет ей выгодно. Она не имела и капли лояльности к кэпу, в отличие от остальных. И это делало ее ненадежной.

— Идут по дороге, — крикнул Малвери, который сидел на корточках у окна, наблюдая за двором.

Сило занял позицию рядом с ним. То, что защитники бросили дома на южной стороне, приободрило пробужденцев. Их расплывчатые силуэты подвинулись ближе, прикрываясь сугробами по обе стороны дороги. Оттуда прилетело несколько проверочных выстрелов.

— Берегите патроны, — сказал Сило. — С такого расстояния ни в кого не попадешь.

— Есть, — сказал Малвери и хлопнул по карманам пальто, проверяя, есть ли еще обоймы. Сило опять посмотрел на Ашуа, которая прикрывала тыл дома вместе с Харкинсом. Между ними стоял маленький ящик с патронами. Насколько его хватит, если пробужденцы попрут на них всей толпой?

— Что-то от кэпа? — спросил он у Малвери.

— Он не вставил клипсу, естественно, — сказал Малвери и пригнулся, когда пуля срикошетила об камень около его головы. — Может быть у него в кармане, но я не слышу ни хрена из-за ветра и этих назойливых ублюдков, пытающихся убить нас. — Он высунулся в окно и выстрелил.

— Патроны, док, — напомнил Сило.

— Извини, — сказал Малвери. — Просто там собралась целая пачка.

Сило выругался по-муртиански. Где же кэп? Он мог понять, что Фрей с неохотой использует клипсу — как и кэп, Сило не любил, когда его отвлекали во время перестрелки, хотя Малвери, например, это вообще не волновало — но прямо сейчас ему нужно было знать, когда придет помощь, и придет ли вообще.

«С другой стороны, это не важно, — сказал он себе. — В любом случае бежать некуда. Будем держать этот дом, пока сможем, и надеяться, что это будет достаточно долго».

Из спальни донеслись звуки выстрелов. Харкинс и Ашуа.

— Смотри за дорогой, — сказал он Малвери и поторопился туда.

— Что мы здесь делаем, во имя тлена? — крикнула Ашуа. Она держала револьвер обеими руками и стреляла по деревьям. — Нам нужно отступать!

Сило прижался к стене по другую сторону окна, высунулся и выстрелил в призрачную тень, вынырнувшую из белого мира.

— Ты будешь держать эту чертову позицию, пока я не скажу иначе, — сказал он.

— Я присоединилась к этому гребаному экипажу не для того, чтобы подохнуть в какой-то замерзшей горной дыре!

— И я. Но вот мы здесь.

Наступило затишье. Никто из них не видел цель и не стрелял. Ашуа открыла было рот, чтобы запротестовать, но Сило успел первым:

— И куда это ты пойдешь, а? Особняк? Там императоры. И это в том случае, если штурмовик не разорвет нас на куски, когда будем пересекать мост. Кэп скоро появится. Ты можешь в это не верить, но я верю. Так что оставайся здесь.

Ашуа посмотрела на него, с мрачным пламенем в глазах. Ее вызов не обманул его. Она боится. Она, может быть, жесткая баба, но никогда не была на войне, никогда не была так долго под прицельным огнем. Никогда не знаешь, как отреагирует человек, когда он прикован к земле, когда нет выхода и любая следующая пуля может попасть тебе в голову. Она на грани и способна выкинуть какую-нибудь глупость.

Он посмотрел на Харкинса, скорчившегося у следующего окна и яростно сконцентрировавшегося на своей задаче. Надо что-то большее, чем приказы, чтобы успокоиться Ашуа. Сило решил рискнуть.

— А ты, Харкинс? — спросил он. — Ты тоже хочешь бежать?

— Никак нет, сэр! — ответил Харкинс, не отрывая взгляд от деревьев. Ашуа удивленно посмотрела на него.

— Почему? — спросил Сило.

Харкинс повернул голову. Он обращался к Сило, но глядел прямо на Ашуа.

— Потому что я не цыплячье дерьмо, — ровным голосом сказал он. — Сэр.

Ашуа сплюнула пол и опять сгорбилась, наблюдая за деревьями. Стыд удержит ее на месте. Сило уважительно кивнул Харкинсу и направился обратно к Малвери.

За последние несколько дней с Харкинсом что-то произошло. Новая уверенность во взгляде, твердость в глазах. Он привлекал внимание, когда говорил, он не чесал языком и не ворчал, как остальные, пока работал. Он нашел способ поддерживать свое мужество и, черт побери, не был бесполезным в последней перестрелке. Да, он все еще не мог попасть в цель из револьвера, но пробужденцы об этом не знали.

Сило присел на корточки рядом с Малвери, который, сузив глаза, глядел на дорогу. Сило видел несколько фигур, двигающихся за окнами стоявшего напротив дома.

— Мне это не нравится, — сказал Малвери. — Они чего-то ждут. Нельзя ли заставить Груджа пару раз выстрелить по ним, чтобы они не прохлаждались?

— Этот парень не выполняет моих приказов, — ответил Сило.

Малвери посмотрел на него.

— Слышал, как ты поцапался с Ашуа, — сказал он. — Кэп поступил мудро, назначив тебя старшим помощником. В моменты вроде этого мы не стали бы подчиняться никому другому из экипажа.

Сило пожал плечами.

— Вы — мои люди, — сказал он.

Рев моторов предупредил их за мгновение до того, как штурмовик вынырнул из метели, его пулеметы глядели прямо на них. Сило и Малвери отскочили от окон и метнулись в укрытие, когда фасад дома взорвался. Щепки, обломки камня и штукатурка наполнили воздух; грохот многоствольных пулеметов ударил по ушам. Сило сгорбился за плитой; Малвери, не имевший других вариантов, нырнул за диван и постарался сделаться как можно меньше, насколько позволял его щедрый каркас.

Атака закончилась также быстро, как и началась. Штурмовик отвернул в сторону и затерялся в метели, провожаемый автопушкой Груджа. Быстрая атака, которая должна была застать их врасплох.

«Черт побери, почти застала».

— Они идут сзади! — крикнула Ашуа. — Пачка! — Она открыла огонь, Харкинс последовал за ней.

Сило хотел было побежать назад, но Малвери скользнул к передней стене дома и посмотрел через зазубренную дыру, которая раньше была окном.

— У нас тоже неприятности, — сказал он.

— Держитесь! — бросил Сило Ашуа через дверной проем.

— Ага, я знала, что ты так и скажешь, — пробормотала Ашуа достаточно громко, пока он бежал к Малвери. Доктор уже стрелял. Полдюжины человек вылетели из зданий с южной стороны и бежали через двор, прикрываясь обломками штурмовика. Еще человек восемь или девять бежало с дороги. Сило начал стрелять.

Атака штурмовика послужила сигналом к наступлению на дом с двух сторон. И, судя по тому, как они использовали оружие и неумело прикрывались, это были не наемники. Стражи, наверняка. Наемники не полезут на защищенную позицию после таких потерь. Они не самоубийцы.

Сило и Малвери положили одного, двоих, троих. Но те продолжали прибывать, а у Малвери кончились патроны. Он бросил дробовик на пол, вытащил динамитную шашку и чиркнул спичкой по стене. Сило прикрывал его, пока док зажигал фитиль и бросал динамит через окно.

Некоторые из наступавших пробужденцев увидели летящий динамит и попытались остановиться. Их товарищи врезались им в спины, заставив споткнуться и налететь друг на друга. Динамит взорвался, превратив живых людей в скрученные, перекошенные трупы.

Сило пригнулся, чтобы избежать взрыва; потом он опять выпрямился и высунул из окна свой дробовик, который тут же схватила рука пробужденца, умудрившего подойти к окну вдоль стены. Держа одной рукой ствол дробовика, пробужденец направил револьвер на лицо Сило. Сило отвел голову в сторону, одновременно дернув дробовик. Этого хватило, чтобы вывести пробужденца из равновесия. Револьвер громко выстрелил рядом с ухом Сило; его словно ударили, но пуля прошла мимо.

Сило сражался с пробужденцем, стараясь освободить дробовик. Враг оказался сильным человеком в тяжелом пальто с меховым капюшоном, задубленным лицом и стиснутыми зубами. Он пытался просунуть руку в окно и застрелить Сило в упор, но Сило находился слишком близко к нему. Периферийным зрением муртианин видел, что Малвери отчаянно пытается вставить патрон в дробовик, но док не сможет помочь ему вовремя. Так что Сило вместо этого прыгнул вперед и толкнул пробужденца, используя свой вес. Он застал врага врасплох и тот покачнулся. Махнув прикладом, Сило нанес ему скользящий удар в челюсть.

Пробужденец, с окровавленным ртом, отлетел от окна, но каким-то образом продолжал держать дробовик. Увеличившаяся дистанция дала ему возможность навести револьвер, но тут прогрохотал дробовик Малвери и все было кончено.

Внезапно булыжники двора стали разлетаться на куски, и люди разлетались на куски вместе с ними, их члены превращались в окровавленные мазки на снегу — Грудж открыл огонь из автопушки. Сило не знал, чего он так долго ждал — возможно, они заставили его не высовываться, когда он открыл свою позицию, обстреляв штурмовик — но вот он здесь, и как раз вовремя. У пробужденцев остались мгновения до того, кам их всех перестреляют сверху; они рассеялись и побежали, зная, что это безнадежно. Даже у фанатиков есть свои пределы.

Сило расстрелял свои последние патроны, убеждая тех, кто пытался забраться внутрь, что лучший способ остаться в живых — бегство. Пробужденцы с южной стороны отступили, но для него время передышки еще не пришло. Увидев, что за двор можно не волноваться, он набрал пригоршню патронов и бросился в заднюю комнату.

Перепрыгнув кровать, он скользнул за укрытие рядом с Ашуа, когда в стену врезался поток пуль. Замигав, чтобы избавиться от кирпичной пыли, он перезарядил дробовик и присоединил его к револьверу Ашуа. Пробужденцы хлынули из-за деревьев. Короткий склон, ведущий из заснеженного леса, был усеян трупами, но их это не удерживало.

«Им наплевать на потери. Прут и прут. Они хотят увидеть наши трупы. Черт побери, похоже, они получат, что хотят».

В глазах Ашуа пылал опасный лихорадочный огонек человека, загнанного в угол. Харкинс тоже боялся, но продолжал держать свой пост у окна. Оба знали, что это последняя позиция, отступать некуда. И оба решили умереть, сражаясь.

Один из пробужденцев скатился по склону и метнул динамитную шашку в окно. Он промазал: динамит ударился о стену, отскочил и упал на снег. Два его товарища попытались броситься наутек, но недостаточно быстро.

Харкинс закричал. Сило увидел, как он отшатнулся от окна. Его летная фуражка исчезла, кровь залила пол-лица. Он отступил назад и упал на пол.

— Док! — крикнул он, на четвереньках проползая под окнами.

— Занят! — ответил Малвери, и Сило услышал, как автопушка Груджа опять заработала. Пробужденцы перегруппировались и побежали через двор, не обращая внимания на автопушку.

Глаза Харкинса были закрыты, он не двигался. У Сило было время только на то, чтобы бросить на него беглый взгляд. Мужчины и женщины все время погибают в сражениях; Сило видел это больше, чем был готов рассказать. Он погорюет потом, если доживет.

Он занял позицию Харкинса у окна. Стражи бежали на него, и он стрелял, перезаряжал и опять стрелял. Он двигался как автоматон, а враги, лишенные лиц, из живых дышащих людей превратились в угрозы, которые надо было устранять. Он сражался, как во сне. Слух притупился, одно ухо вообще ничего не слышало после револьверного выстрела. Тело, невероятно уставшее, все равно было подвижным и сильным. Он убивал, уклонялся и опять убивал, и не было ничего, кроме этого мгновения, этого сражения. Не было ни прошлого, ни будущего. Только бой.

Находясь в таком состоянии, он не сразу сообразил, что за темная тень появилась среди деревьев на верхушке склона. И только когда она заревела, он узнал Бесс.

Ее рев потряс подоконники и заставил задребезжать трубы. Она бросилась на пробужденцев сзади, махая своими огромными руками во всех направлениях. Обнаженные деревья ломались, как спички. Люди разлетались в стороны и с такой силой ударялись о стволы деревья, что ломали кости. Она была похожа на мифическую великаншу, первобытную тьму, вызванную к жизни.

Пробужденцы в страхе разбежались, увидев ее. Некоторые бросились в стороны, а некоторые к окнам дома, подгоняемые страхом перед чудовищем, появившимся среди деревьев.

У Ашуа кончились патроны и она перезаряжала револьвер, когда из окна на нее бросился пробужденец. Он навел винтовку, пытаясь застрелить ее с близкого расстояния, но запутался в ногах и сцепился с ней. Сило навел на них дробовик, но не мог стрелять из-за страха попасть в Ашуа. Вместо этого он схватил револьвер Харкинса и бросил его через воздух. Ашуа ловко поймала его левой рукой, прижала к горлу пробужденца и нажала на спусковой крючок.

Пробужденец, захлебываясь кровью и хрипя, схватился за нее. Она вырвала винтовку из его руки, уперлась в ботинком в грудь и выбросила обратно на снег.

С винтовкой и револьвером в руках, она выглянула из окна, в поисках новой цели. Но тут ее глаза расширились и она отскочила за кровать. Сило повернулся к окну и увидел Бесс, которая вырвала дерево и летела к ним по склону. Он нырнул, уходя с ее пути, когда она со страшной силой врезалась в стену, раздавив тех нескольких пробужденцев, которые оказались между деревом и домом.

— Отступаем! Отступаем! — услышал он снаружи, пока сидел, сгорбившись и тяжело дыша, среди падающей с потолка пыли. Попав в ловушку между ружьями в доме и монстром за спиной, пробужденцы не выдержали и, наконец-то, прекратили атаку. Он слышал, как они бегут, и некоторые кричали громче, чем раненые, оставшиеся сзади. Бесс, ревя, кинулась за ними.

Ашуа, пошатываясь, встала на ноги. Она перебралась через кровать и уставилась на дерево, которое лежало поперек обоих окон. С подоконника бессильно свисала рука, ее искалеченного владельца было не видно. Она посмотрела на Сило, и на ее лице появилось безумное и недоверчивое выражение.

— Кэп пришел на помощь, — сказала она.

— Как всегда, а? — сказал Сило. Он встал на ноги. — Ты хорошо сражалась.

Слабая улыбка коснулась края ее рта. Потом она увидела Харкинса, и улыбка растаяла.

— Я знаю, — сказал он. — Оставайся здесь. Если кого-нибудь увидишь, кричи.

Он прошел в гостиную, где нашел Малвери, в полном истощении лежавшего у стены, его грудь ходила ходуном. В комнате воняло порохом. Тишина за окнами сказала Сило, что приказ об отступлении распространился на двор и вообще на все места, где закрепились пробужденцы.

— Мне показалось, что пару мгновений назад я услышал нежный голосок Бесс, — сказал Малвери и хихикнул. Он встал и через плечо посмотрел на двор через окно. — Похоже, они сбежали.

— Док, ты нужен в спальной, — сказал Сило. — Харкинс.

Малвери помрачнел, встал на ноги и, протолкнувшись мимо Сило, поспешил в спальню. Сило подошел к окну. Снаружи потрескивали и щелкали огни и падал снег, покрывая разбросанные по двору тела.

Вдалеке зазвучали маршевые двигатели. Хотя и плохо слышащий, он различил гул «Блэкморов П-12». «Кэтти Джей» на подлете.

«Я сделал все, что мог, кэп, — подумал он. — Остальное на тебе».


— Не вижу ни хрена! — проорала Самандра из купола.

— И я! — проорал в ответ Фрей. Это, впрочем, не остановило его, и он летел безрассудно быстро. Он и так потерял кучу времени.

«Кэтти Джей» не хотела просыпаться от холодного сна. Он добился своего только применив трюк из прошлого, который использовал до того, как инженеры Триники отремонтировали корабль и все стало работать, как положено. Его большой палец на ноге все еще болел от этого.

Под ним, с правого борта, лежала деревня. Половина заданий на южной стороне была в огне. Рядом ярко горели перепутанные остатки генератора, освещая мглу. Он узнал один из штурмовиков, разбитый. С опозданием он сообразил, что должен был узнать у Малвери, как идет бой, но серьга была глубоко в кармане, и он не мог тратить время на то, чтобы выудить ее оттуда.

«Как вы справляетесь? Как Крейк? Не опоздал ли я?»

Он полетел медленнее и сделал вираж влево, выискивая сквозь буран второй штурмовик. Сверху он заметил посадочную площадку, на которой стоял корабль Рыцарской центурии, закутанный в белую мантию. Пробужденцев было не видно, но они оставили после себя полосу взрыхленного снега. Он посмотрел в конец полосы и нашел Бесс; она упорно шла за пробужденцами через луг, оставляя за собой траншею в снегу. Перед ней, еле видимые, бежали и падали испуганные фигурки, торопящиеся к транспортнику, который привез их сюда.

«Они бегут, — подумал он, и надежда вспыхнула внутри него. — Неужели мы победили?»

— Фрей! — крикнула Самандра. — На десять часов!

С серого неба спускался второй «Стервятник», его пулеметы были направлены вниз. Он не собирался сражаться с «Кэтти Джей», пилот даже не видел ее. Пулеметы были направлены на Бесс.

Фрей врубил моторы на полную и понесся к «Стервятнику». Бесс достаточно хорошо выдерживала огонь из револьверов и винтовок, но эти крупнокалиберные пулеметы разнесут ее на куски. Пилот уже прицелился и летел прямо, собираясь стрелять, когда Фрей оказался поблизости.

«Держись, держись, еще секунду».

Но секунды не оказалось. Пилот открыл огонь, залп пронесся через воздух и Бесс исчезла в облаке испарившегося снега.

— Нет! — заорал Фрей и нажал на гашетку. Подвешенные под фюзеляжем пулеметы «Кэтти Джей» выплюнули трассирующую очередь, задев бок «Стервятника» и стерев в порошок его элероны. Корабль резко развернуло вправо, и его кабина оказалась прямо на линии огня. Ветровое стекло разлетелось вдребезги, пилота разрубило на куски. Все еще поворачивавший «Стервятник» накренился, его двигатели взвыли, и он носом врезался в землю. Он сложился и взорвался, выбросив из себя облако пламени.

Фрей замедлился и заложил крутой вираж, ведя «Кэтти Джей» по кругу. Он должен увидеть, что стало с Бесс. Он никогда не знал, как относится к ней — то ли как к живому существу, то ли как к полезному предмету, — но ее безопасность была очень важна для него. Он все еще не знал, что произошло с экипажем, и боялся столкнуться с потерями. Любой выживший был драгоценен. Даже голем.

«Давай, Бесс. Давай, старушка. Ты крепкая девица. С тобой все будет хорошо. Пожалуйста, будь в порядке».

Снег мешал смотреть, налипая на ветровое стекло. Луг заволок туман, выброшенный пулеметом «Стервятника». Он прищурился, вглядываясь в снег. Движение? Что за?..

Бесс!

Из-под облака неуклюже вынырнула Бесс, повернулась направо и налево, ища пробужденцев с тем озадаченным энтузиазмом, с которым ребенок ищет пропавшую игрушку. Но они исчезли, оставив ее сбитой с толку, но, похоже, невредимой. Штурмовик тоже исчез.

Фрей облегченно выдохнув, только сейчас сообразив, что затаил дыхание.

— Корабль! — крикнула Самандра.

Фрей напрягся. Транспортник! Как ему удалось так быстро взлететь? Наверняка, он уже собирался взлетать, когда появилась «Кэтти Джей». Наверняка, торопясь улететь, он бросил своих людей.

Фрей стал лихорадочно искать транспортник. Если тот уйдет, все их усилия окажутся напрасны. Пробужденцам даже в голову не могло прийти, что экипаж Фрея способен поймать императора и выбить из него информацию, но если в дело замешана Рыцарская центурия, может быть все. Стражи расскажут пробужденцам, что произошло; пробужденцы узнают, что их планы известны врагу и изменят их. Но если не вернется никто, пробужденцы просто предположат, что засада не удалась или по дороге произошло что-то непредвиденное, и не станут ничего изменять.

Резко нарастающий рев моторов. Из бурана над их головой вынырнул транспорт, темный кусок металла, летящий через серое небо.

— Стреляй! — крикнул Фрей, но автопушка уже грохотала. Он стал разворачивать «Кэтти Джей», зная, что уже слишком поздно ловить транспортник. Он не мог одновременно разворачиваться и ускоряться, а если он потеряет транспортник из вида, то в этом снегу уже никогда не найдет его.

В поле зрения появилась корма транспортника, свечение его маршевых двигателей уменьшалось с каждым мгновением. Пули из автопушки летели вслед за ним, но ни одна даже не коснулась корпуса.

— Ты даже хуже Малвери, — в отчаянии крикнул Фрей. Он нажал на педаль газа, но транспортник уже превратился в расплывчатое серое пятно, летящее над деревней. Фрей беспомощно смотрел, как он исчезает из вида.

И за секунду до того, как транспортник должен был полностью исчезнуть, его корма взорвалась.

Фрей, с раскрытыми от удивления глазами, смотрел, как огненный шар пожирал двигатели корабля. Транспортник замедлился, перешел в пологое падение, пролетел над деревней и исчез в провале за ней. Последовал сильнейший взрыв, и провал полностью осветился. После чего наступила тишина, только гудели П-12 «Кэтти Джей».

Фрей затормозил. Корабль повис над лугом, и Фрей упал в кресло.

— Хороший выстрел! — крикнул он в направлении купола.

— Я чертовски уверена, что не мой, — с усмешкой в голосе сказала Самандра. — Я даже не могу навести эту заразу. Но, похоже, мы можем быть уверены, что Колден Грудж еще жив.

Грудж. Грудж сбил его. Мысль о рыцаре Центурии привела за собой другую. Вполне возможно, что кто-то еще выжил. Он покопался в кармане, нашел клипсу и нацепил ее на ухо.

— Малвери! Крейк! Вы еще на этом свете?

— Почти, — сказал Крейк. — Ты когда-нибудь взрывал себя динамитом? Это нечто.

Фрей засмеялся, от облегчения у него закружилась голова.

— Вы их достали?

— Да. И получили почти всю инфу, которая нам нужна. Но она тебе не понравится.

— Расскажешь мне позже. Малвери?

— Я, Сило и Ашуа еще дрыгаем ногами, кэп, — ответил голос доктора. Фрей даже молча зааплодировал. — Однако Харкинс схлопотал удар.

Тихое празднование Фрея остановилось.

— Дело плохо?

— Получил пулю по черепу, вскользь. Кровь шла, как из зарезанной свиньи, и он потерял сознание, но сейчас очнулся. Думаю, он оклемается. У парня череп потолще, чем мы считали.

В голосе Малвери была теплота, которая согрела его. Все члены экипажа были связаны друг с другом невидимой нитью; вид дружбы, которой он больше нигде не видел. И Фрей был ужасно рад, что сегодня не потерял никого.

Тлен и проклятие, они на самом деле добились успеха. Попали в засаду пробужденцев и остались в живых. Он едва мог в это поверить.

«Вот тебе, Амалиция, — подумал он, с кружащейся от триумфа головой. — Отличная попытка, но ты проиграла».

Потом что-то заставило его перестать радоваться. Счет не сходился. Кого-то не было. И он постыдно долго вспоминал, кого именно.

— Эй, — сказал он. — Кто-нибудь видел Джез?


Глава 32 | Туз Черепов | Глава 34