home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

Грубое пробуждение — Гнев — Собрание — Разделенная верность — Сило говорит


Фрею снилось, что он лежит в металлической коробке, и кто-то яростно бьет по ней снаружи. Он проснулся, и оказалось, что это правда.

— Кэп! Вставай, ты, спящий идиот! — проорал Малвери, колотя в дверь каюты. Фрей спрыгнул с койки, пытаясь встать, и ноги подвели его. Он упал на пол посреди разбросанных чемоданов, врезавшись локтем в угол кровати. И выругался изо всех сил. День начался не слишком хорошо.

Он отпер дверь и распахнул ее. Там стоял Малвери с дробовиком в руках, одетый в грязную пижаму, в которой он спал, на ногах тяжелые ботинки. В первое мгновение вид доктора в нижнем белье смутил Фрея. Однако потом он вспомнил, что сам в длинных кальсонах, и сообразил, что Малвери только что выскочил из кровати, как и он сам.

— Они нашли нас! — проорал док. Последние волосы, которые у него еще оставались, торчали во все стороны, в глазах плескалось тяжелое похмелье. — Коалиция здесь! — добавил он и вылетел в коридор. Он застегнул только одну кнопку на заднем клапане пижамы. И Фрей увидел то, что ему, он знал, никогда больше не захочется увидеть.

Какое-то время он стоял и сонно тер голову. Вчера он принял слишком много шайна, и сейчас все было слегка сумбурным. Потребовалось время, чтобы новость проникла в голову.

Зато когда она там оказалась, он широко раскрыл глаза и полетел в кабину.

Звук работающих пропановых двигателей стал громче, он ворвался в кабину и посмотрел наружу через ветровое стекло. Увидев же, что находится там, он опять выругался. «Ярость Табингтона», тяжелый рыцарский файтер, примерно наполовину меньше «Кэтти Джей», но в три раза лучше вооруженный. Брусок из темного металла, громоздкий и смертельный. Он опускался на землю, держа нос направленным на «Кэтти Джей», орудия были готовы стрелять. Фрей не мог оторваться от земли — его тут же разнесли бы на куски. И у Малвери не было времени даже забраться в купол с автопушкой и повернуть ее.

Но он не мог просто стоять и смотреть. Дрейв вздернет его, если поймает. Необходимость выживать смыла летаргию, в которую завела его тоска.

«Наружу. Буду сражаться, если потребуется. Убегу, если получится. Но здесь не останусь».

Он выбежал из кабины и встретил Сило, который ждал в коридоре. Муртианин был одет в инженерный комбинезон. Ни слова не говоря, он сунул Фрею револьвер, и они вместе направились в трюм.

Кто-то открыл рампу трюма. Внутрь залетали порывы ледяного ветра и сочился серый свет. Джез, с винтовкой в руке, уже вышла наружу; за ней следовал Малвери. Когда Фрей спустился на пол трюма, из святилища вышла Бесс, решившая посмотреть, что означает вся эта суматоха.

Фрей заметил Ашуа, которая колебалась, то ли ей выйти наружу, то ли остаться. Она увидела его взгляд, с презрение отвернулась и последовала за остальными.

Фрей побежал за ней. У него не было плана. У него не было ничего. Импульс просто вынес его из «Кэтти Джей». Стрелковое оружие не поможет против «Ярости Табингтона», но будь он проклят, если останется внутри своего корабля. Он чувствовал себя глупым и безрассудным. И хотел кого-нибудь убить.

Харкинс и Пелару тоже присоединись к остальным. Холод ударил по нему сквозь длинные кальсоны, голые ноги погружались в холодную мокрую землю, трава была покрыта утренней росой. Экипаж укрылся везде, где мог: за посадочными стойками «Кэтти Джей», за «Файеркроу», за черными вулканическими камнями. Притопала Бесс; она слишком долго ничего не делала. «Ярость» спускалась с мрачного неба, собираясь приземлиться рядом с ними.

— Откуда они узнали, что мы здесь? — Ашуа перекрикнула даже рев моторов.

— Какая разница? — прокричал в ответ Фрей, хотя вопрос был обращен не к нему. — Если они попробуют угостить нас дерьмом, мы перестреляем ублюдков!

Малвери посмотрел на него, не веря собственным ушам.

— Это же войска Коалиции! — сказал он, ткнув рукой в садящийся корабль.

— Я не собираюсь безропотно идти в петлю, — ответил Фрей.

— Смотрите! — сказала Ашуа.

На «Ярости» заработал электрогелиограф. Фрей пытался — безнадежно — прочитать сообщение, пока не вспомнил, что здесь Джез.

— Джез! — крикнул он.

— Я все поняла, кэп, — ответила штурман. — Они не хотят сражаться. Они говорят, что в оружии нет необходимости.

— Это уж нам решать, — сказал Фрей.

— Не стрелять, пока они спускаются! — крикнул Сило. Фрей на мгновение удивился, услышав, как Сило отдает приказ. Иногда ему приходилось напоминать себе, что муртианин — его первый помощник. Сило получил должность всего несколько месяцев назад, и Фрей никак не мог привыкнуть к его внезапно проявившейся решительности.

«Ярость» села на поляну рядом с «Кэтти Джей» и опустила пассажирский трап. Фрей замигал, пытаясь избавиться от затяжного тумана в голове и навел револьвер на дверной проем. Если Кедмунд Дрейв высунет голову из двери…

— Стоп! Стоп! Не стреляйте! — послышался голос изнутри. И наружу вышел Крейк, с руками поднятыми к небу, и с широкой улыбкой на лице.

Напряжение исчезло. Все засмеялись и с облегчением закричали. Они выскочили из-за укрытий и побежали к Крейку.

— Погодите! — крикнул Крейк, но его никто не слушал. — Это же… Я хочу сказать, это же корабль Коалиции… Пушки… О, неважно… — И он сам побежал.

Но первой, тяжело топая по земле, до Крейка добралась Бесс. Крейку пришлось помешать ей обнять себя, из страха, что после этого в нем не останется ни одной целой косточки. Он обнял ее раньше всех, прижал лицо к ее лицевой плате и прошептал что-то, что могло быть только извинением.

Закончив с Бесс, он поздоровался с остальными. Ашуа просияла при виде его. Малвери громко рассмеялся и дружески ударил кулаком в плечо. Остальные улыбались, за исключением Пелару, который стоял в стороне. Даже Джез радостно обняла его, и Крейк, к его чести, не вздрогнул, когда коснулся ее. Сило крепко стиснул руку. Последним через толкучку пробился Фрей, и глаза Крейка встретились с его.

При виде друга Фрей почувствовал, как его охватывает тепло новой надежды. Крейк пробудил его, несмотря на мрачное отчаяние, лежавшее на плечах Фрея. Он вернулся. Команда Фрея являлась одной из немногих хороших вещей, которые капитан «Кэтти Джей» нашел в этом мире, и Крейк был важной ее частью. Потеряв Крейка в Коррене, в глубине души он опасался самого худшего и ругал себя за это. Но по меньшей мере теперь эта тяжесть больше не будет давить на его совесть.

Они посмотрели друг на друга, пытаясь найти нужные слова. В конце концов, слова не понадобились. Они обнялись, и этого хватило.

— Чертовски хорошо, что ты вернулся, приятель, — сказал Фрей, вложив в слова все свои чувства.

— Капитан Фрей, вам, похоже, не хватало вашего демониста, — сказал чей-то голос. На трапе стояла Самандра Бри, державшая одну руку на отставленном в сторону бедре и весело глядевшая на них из-под треуголки.

— Ну, он никогда не пропадает надолго, — громыхнул Малвери.

— Да, пока у меня есть эта штука, — сказал Крейк, поднимая свой компас. Как и всегда, стрелка указывала прямо на серебряное кольцо, надетое на мизинец Фрея.

— Значит, ты направился на передовую база Коалиции после того, как мы потеряли тебя? — спросил Фрей у Крейка.

— Не совсем, — ответил тот. — Долгая история. Но что с вами? Что я пропустил? Ты нашел Тринику?

Имя убило настроение, как проклятие. Счастливое выражение соскользнуло с лица Фрея, оно стало мертвенно бледным.

— Ой, — сказал Крейк.

Самандра спустилась по трапу. Она положила руку на спину Крейка, для поддержки, ощущая трагедию, разлитую в воздухе. Ветер, пахший дождем, дул между ними.

— Мисс Бри, — веско сказал Малвери. — Мы должны поговорить. Есть кое-что, что Коалиция должна знать.

Она оглядела его снизу доверху.

— Ага, — сказала она. — Но это кое-что, оно может подождать, пока вы не переоденете свою пижаму, верно?


Они собрались в кают-компании «Кэтти Джей» над несколькими чашками крепкого кофе. Когда все втиснулись внутрь, места почти не осталось. Колден Грудж стоял, прислонясь к стене, около лестницы: огромный, бородатый, лицо, словно высеченное из камня. В уголке поместился Морбен Кайн, руки скрещены на груди, голова опущена, капюшон нависает над маской. Сило внимательно наблюдал за двумя рыцарями Центурии, стоя на другой стороне комнаты. Он знал Груджа и достаточно доверял ему, но никогда не видел Кайна.

Остальные расселись вокруг стола, стоявшего в середине комнаты. Появился даже Слаг, чувствуя важное событие. Духовку оставили открытой, и он устроился внутри. Он вылизывал лапу и, полузакрыв глаза, наблюдал за происходящим.

Они рассказали друг другу свои истории, Сило внимательно слушал. Историю Фрея он знал, Крейка — нет. То, что пробужденцы используют деревенский люд, чтобы выдавить аристократов из поместий или обратить на свою сторону, было неприятно, но едва ли неожиданно. Однако то, что они для этого использовали императоров, делало общую картину намного более серьезной.

Однако в рассказе демониста были явные нестыковки. Крейк рассказал, что его отец использовал шакльморцев, чтобы найти его и привести обратно — помочь Кондреду, — но все это очень походило на похищение. Остальные поверили ему, но муртиане хорошо умели читать по лицам, и Сило увидел боль, намного более глубокую, чем потеря отца или семейного особняка. Крейк искусно отредактировал свой рассказ, убрав из него то, о чем он не хотел говорить.

По меньшей мере Самандра, говорила только правду. Когда Крейк не вернулся, она начала спрашивать о нем. Похоже, у нее было трудное время — она не понимала, что могло заставить Крейка улизнуть, хотя они уже составили планы на отпуск. Быть может, эта женщина немного эгоистична, но она была права. И тут она вспомнила реакцию Крейка на шакльморцев, так что она пошла и спросила их, а те рассказали, куда увезли Крейка. Они не могли отказать рыцарю Центурии.

— Я слышал, что отец послал за мной охотников за головами, — сказал Крейк, — но я не знал, почему, и не хотел возвращаться назад. Поэтому я так и отреагировал. Вы бы сами поняли почему, если бы встретились с ним.

Чистой воды ложь! Сило это знал. И Джез, судя по ее лицу. Что бы там Крейк не думал о том, почему его схватили шакльморцы, он боялся не воссоединения с семьей. Но на «Кэтти Джей» люди могу хранить свои секреты от других, и Сило не собирался вырывать правду силой.

Рассказы закончились, и все какое-то время сидели в тишине, наступившей вслед за разоблачениями.

— И что мы теперь должны делать? — наконец спросил Малвери. — Рассказать эрцгерцогу, верно? — Он посмотрел на Бри. Похоже, теперь она стала его начальником. Сило придется внимательно приглядывать за ним, как и за Ашуа и Пелару.

Бри откинулась на спинку стула и широко расставила пальцы на столе:

— Ребята, я буду честной. Лично я вам верю. Быть может, вы и правда кучка эгоистичных ублюдков, заботящихся только о безопасности своих драгоценных задниц, но даже вы не настолько глупы, чтобы присоединиться к пробужденцам на самом деле.

— Э… — протянула Ашуа. — Мы должны сказать спасибо за комплимент?

— Но проблема в том, что эта история не убедит эрцгерцога и его генералов, — продолжала Бри. — Вы не поверите, насколько упрямой может быть эта пачка старых придурков, обвешанных медалями. Когда мы рассказали им о том, что произошло в Самарле, клянусь, они бы назвали это пустынной лихорадкой или еще какой-нибудь чушью, не будь мы рыцарями Центурии. Но даже тогда они не поняли, почему им надо о чем-то беспокоиться, поскольку мы взорвали то место. И их убедила только маленькая коробка с распоряжениями на поставку, которую дал нам ты, док. Таким людям нужны доказательства перед тем, как они пошевелят своим задом.

— А что я тебе говорила, — заметила Ашуа Малвери и набрала полный рот кофе.

Малвери не обратил на нее внимание:

— Но им можешь сказать ты, верно? Тебе-то они поверят.

— Но я не видела того, что видели вы, — сказала Бри. — Я могу поручиться за вас, но я не могу им врать. И, без обид, эрцгерцог не слишком расположен к вам с тех пор, как вы убили его сына.

Ашуа поперхнулась, и все кофе из ее рта пронеслось над столом и оказалось на лице Крейка. Демонист вынул носовой платок и промокнул им щеки.

— Не в первый раз, — объяснил он Самандре.

— Вы убили его гребаного сына? — крикнула Ашуа. — Эрла Хенгара? Почему никто не сказал мне об этом прежде, чем я присоединилась к этой толпе толстозадых ублюдков?

— Вылетело из головы, — сказал Фрей и пристально посмотрел на Пелару. — Кроме того, это вообще была случайность. Нас подставили.

Сило тоже посмотрел на Пелару. Быть может, это была новая для него информация или, быть может, нет. В любом случае торговец слухами и так знал слишком много. Быть может, надо будет позаботиться, чтобы он не ушел с «Кэтти Джей». Никогда.

— Смотри, любые извинения не улучшат отношения эрцгерцога к тебе, — сказала Самандра. — Ты избежал смертного приговора только потому, что привел нас в Водопады Возмездия, но до прощения лежит долгий путь, и еще более долгий до того, чтобы тебе поверили. Особенно сейчас, когда Кедмунд Дрейв клянется, что видел собственными глазами, как ты сражался на стороне пробужденцев.

— О, кэп, — сказал Крейк тоном разочарованного родителя. — Скажи, что ты не делал этого.

— Я гнался за тобой через все поле боя после того, как ты разозлился на меня и сбежал! — крикнул Фрей. — Надо было или перейти на их сторону, или быть застреленным каким-нибудь мерзавцем в платье.

— Мне кажется, они называют его сутаной, — успокаивающе вставила Ашуа.

— Не имеет значения. — Фрей откинулся на спинку стула и скрестил руки.

— Поставь себя на их место, Фрей, — сказала Самандра. — Они отвечают за сотни тысяч солдат. Они ведут войну, в которой думают легко победить. И теперь они должны рвануть очертя голову за каким-то секретным оружием на основании слов кучки пиратов, когда-то предавших их? С их точки зрения это может быть ловушка пробужденцев. Они даже слушать не станут.

— И что же сможет убедить их? — спросил Малвери.

— Нам нужны доказательства, — сказала Самандра. — По меньшей мере один из нас должен увидеть это своими глазами. — И она указала на рыцарей Центурии, находившихся в столовой.

— Если не захотят выслушать нас — наплевать! — крикнул Фрей. — Мы вас предупредили. А теперь, что мы можем сделать, чтобы помочь Тринике?

Вокруг стола снова наступило молчание. Экипаж обменялся неловкими взглядами. Слаг, чувствуя поглотивший комнату вакуум, прыгнул из духовки на стол. Он с надеждой посидел какое-то время посреди стола, потом, поскольку его никто не погладил, подбежал к Джез и скользнул к ней на колени.

— Кэп, — сказал Сило. — Она ушла.

— Она не ушла! — рявкнул Фрей. — Она не ушла! До тех пор, пока еще жива!

— Кэп, они запихнули в нее демона, — тихо сказал Малвери.

— А он может выпихнуть его наружу! — крикнул Фрей, указывая на Крейка. — Ты можешь?

Крейк побледнел и сглотнул. «Ты хочешь сказать нет, — подумал Сило. — Ну, скажи».

— Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь раньше сумел обратить императора, — нерешительно начал Крейк.

— Зуб даю, слышал. Ты же сделал это для твоего брата, верно?

— Это не одно и то же. Там был другой тип демона. Даже наполовину не такой сильный…

Но с Фреем было трудно спорить:

— Ты и я, мы справились с Железным Шакалом! Неужели ты хочешь сказать, что этот сильнее? — недоверчиво крикнул он.

Крейк долго глядел на стол.

— Может быть, мы и сможем это сделать, — наконец сказал он. — Но я не могу оценить наши шансы.

— Любой шанс лучше, чем ничего.

— Нет, кэп, послушай. Нужно не просто выгнать демона. Я, например, не могу превратить Джез в обычного человека, потому что демон в ней — единственное, что держит ее в живых. Если я выгоню демона из нее, она умрет. Теперь. Если императоры убивают своих хозяев так же, как и маны…

— Маны не убивают своих хозяев, — раздался ясный голос с такийским акцентом. Пелару. — Я полуман, и я жив.

Фрей с удивлением услышал, что такиец встал на его сторону.

— Я замерзла до смерти после того, как получила Приглашение, — добавила Джез лишенных эмоций голосом. — Вот почему мое сердце остановилось. Вот почему я мертва. Только благодаря манам я вернулась обратно.

Фрей выжидательно посмотрел на Крейка. Тот не смог придумать других возражений.

— Может быть, — повторил он. — Но сначала нужно схватить ее. Ты знаешь, что такое императоры. Мы не можем даже находиться рядом с ними.

— Я могу, — сказала Джез.

— Я не хочу, чтобы ты оторвала ее чертову голову, — рявкнул Фрей.

— О, — сказала Джез. — Тогда забудь.

— У меня есть решение, — сказал голос, который они не слышали раньше. Морбен Кайн. Его слова прозвучали в оболочке странных гармоник: несомненно, какой-то эффект, созданный ротовым отверстием его маски. — Возможно, оно удовлетворит всех.

— Поделись, — сказала Самандра.

Кайн шагнул вперед. Из-под капюшона слабо сверкали зеленые искусственные глаза.

— Императоры полностью преданы ордену пробужденцев. Их верность ему не подлежит сомнениям. Наши шпионы предполагают, что они присутствуют на собраниях самого высокого уровня, как телохранители или наблюдатели. Шпионы также подозревают, что они могут общаться друг с другом на уровне, который не требует физической речи.

— Что очень хорошо, потому что пробужденцы отрезают им языки, — сказала Самандра.

Фрей подумал о Тринике. Нет, они не могли. Ей нужно командовать экипажем. Они не могли…

Или могли?

— Эта способность ограничена и не похожа на одновременное общение манов, — сказал Кайн. — Но, по нашей догадке, они все говорят друг с другом, в некотором смысле.

— И что ты хочешь этим сказать? — спросил Фрей.

— Скорее всего, императоры знают все о планах пробужденцев. Место и время их атаки, и так далее. Даже те, которые не присутствуют на их собраниях, могут получить информацию от других.

— То есть ты предлагаешь схватить одного из них и допросить? — недоверчиво спросил Крейк.

— А разве ты не говорил, что мы не можем быть даже рядом с ними? — подала голос Ашуа.

— Да, не можем, — сказал Кайн. — Но, возможно, мы можем найти способ привести их к нам.

Крейк казался как устрашенным, так и возбужденным такой перспективой.

— Неужели мы в состоянии это сделать?

— Это будет опасно, но может быть сделано. Насколько я понимаю, в Самарле вы загнали в ловушку и уничтожили могущественного демона, не используя святилище. Так сказала мне мисс Бри. Это правда?

— Ну, да, я… — Крейк занервничал. Он посмотрел на Джез, несомненно вспомнив о балагане, который устроил в храме под Корреном. — На самом деле, полевой демонизм не является точной наукой.

— Тогда, может быть, мы поработаем над ним вместе? — предложил Кайн. — Мне было бы интересно познакомиться с вашими теориями.

Крейк постарался остаться вежливо-неопределенным:

— Э… я… Ну, да, если вы хотите. Вы хорошо знаете демонизм?

Самандра фыркнула:

— Дорогой, да он ползает с демонами. Каждая деталь его костюма зачарована. На самом деле половина оборудования, которое использует Рыцарская Центурия, сделана этим парнем. Не хочу тебя обидеть, лапочка, но он лучший демонист в Вардии и, быть может, во всем мире. Я очень рада, что он на нашей стороне.

Крейк разинул рот:

— Я… я даже не почувствовал их. Чтобы им быть такими… Ну, они должны быть исключительно хорошо сделаны! Сэр, для меня будет большой честью поработать с вами!

— Если вы уже закончили восхищаться задницами друг друга, — нетерпеливо влез Фрей, — как все это поможет Тринике?

Воодушевленный Крейк не обратил внимания на оскорбление:

— Когда мы получим императора, мы сможем прочитать демона, находящегося внутри него. Как только мы получим его частоты, мы узнаем частоты всех императоров, поскольку они одержимы тем же типом демонов.

— Как маны, — вставила Самандра.

— Нет, не совсем, — мягко возразил Крейк. — Маны одержимы одним демоном, который, образно говоря, запустил щупальце в каждого из них. Императоры одержимы по отдельности, но идентичными демонами. Когда пробужденцы попробовали скопировать демонический эксперимент, они не все сделали правильно. — Он опять повернулся к Фрею. — Это как найти ключ к коду. Как только мы расколем его, мы сможем создать устройства, чтобы противостоять им и тогда не будем корчиться от страха, когда они окажутся вблизи. И вот тогда мы сможем сражаться с ними. И тогда будет в сто раз легче извлечь демона из Триники.

Фрей уставился на свои стиснутые в кулак руки, лежавшие на столе. На его лице было написано разочарование.

— Похоже на чертовски обходной способ получить ее.

— Можешь попробовать свой собственный, если хочешь, — сказала Самандра. — Но я не собираюсь кончать с жизнью вместе с тобой. Дракен для меня никто и ничто. Насколько мне известно, она брала деньги пробужденцев и получила то, что заслужила. Я хочу только получить доказательства того, что ты сказал нам правду и вернуться к эрцгерцогу. А что ты сделаешь после этого — твое дело.

— Кэп, это можно сделать только таким способом, — сказал Крейк с намеком на дипломатичность. — Мы должны свести на нет ее силу — силу императора, — прежде, чем изгоним из нее демона. Это единственная надежда.

Фрей опустил голову на кулаки. Остальные глядели на него, ожидая ответа. Слаг, на коленях у Джез, глодал что-то между пальцами передней лапы.

Сило знал, что мучило кэпа. Он знал этого человека лучше, чем кто-нибудь другой. Фрей хотел бежать за Триникой, спасать ее, потому что так говорило его сердце. Но она потеряна для него, быть может, навсегда. И в нем есть и другая часть, которая побеждала много раз; эта часть хотела бросить все, взлететь в воздух и сбежать. Послать к черту Коалицию, Тринику и все на свете.

Фрею было глубоко наплевать на свой мир и ответственность перед этим миром. Сило хорошо знал эту дорогу. По ней идти намного безопаснее. Но жизнь умеет вовлечь человека в дела побольше.

Фрей поднял голову и посмотрел на Сило.

— А что ты думаешь? — спросил он. Раньше он никогда не интересовался мнением Сило ни о чем. Даже не думал. Но все изменилось, и возврата к прошлому не будет.

Сило задумался. Как и всегда, он не торопился. Мужчина не должен говорить, если ему нечего сказать.

— Было время, когда я думал, что мне нет дела до всего этого, — наконец сказал он. — Ни до войны, ни до твоей женщины. Вардия — не моя страна, и вардийцы — не мой народ. Я навсегда останусь иностранцем, что бы я ни сделал. Тогда почему я должен быть на чьей-то стороне? — Он опустил голову. — Но после той ночи я думаю иначе.

Он оттолкнулся от стены и пошел вокруг стола:

— Самми передали технологию азриксов пробужденцам, потому что хотят, чтобы те захватили власть и передали им аэрум. Держу пари, что, как только они наполнят аэрумом цистерны своего флота, они больше не будут никого спрашивать. Они считают, что могут завоевать эту страну, как завоевали мою; они считают, что пробужденцы — просто пачка священников, которые не смогут управлять страной, даже если от этого будет зависеть их жизнь.

Его охватило незнакомое возбуждение. Словно он говорил слова, подтвержденные глубокими размышлениями. Он начал говорить громче и быстрее, чувствуя, что сам загорается. Мать, это была правда!

— Но самми ошибаются! — сказал он. — Пробужденцы — демоны, черт их побери! И они думают не так, как мы. Они не собираются управлять этой страной, они собираются ее поработить. Они будут превращать ее предводителей, одного за другим, пока не останется никого, кто мог бы противостоять им, и к тому времени, когда самми поймут это, будет уже поздно. Невозможно сражаться с армией демонов. Так что они захватят не только Вардию, но и Самарлу, Такию и вообще любую гребаную страну, до которой смогут дотянуться. И не останется места, куда можно будет убежать. Если мы не остановим их сейчас, нас просто втопчут в грязь. Здесь мы сражаемся за весь мир. И будь я проклят, если позволю кому-нибудь опять сделать меня рабом!

Вся комната глядела на него. Даже кот перестал глодать лапу, засунутую в рот, и уставился на него с таким изумлением, словно он был чужаком. Через мгновение Фрей повернул голову к Малвери:

— Док?

— Присоединяюсь к его словам, — сказал Малвери, ткнув пальцем в Сило.

— Ашуа?

— Дерьмо, но я впечатлена, — сказала она с усмешкой. — Давай это сделаем.

— Джез?

— Остановить императоров? Только «за».

— Харкинс?

Харкинс отдал честь:

— Буду рад посражаться за Коалицию, кэп!

— Пелару? — сказал Фрей и тут же поймал себя. — О, подожди, мне плевать, что ты думаешь. Хорошо, мы идем ловить императора. Но после этого я отправляюсь за Триникой. И вам всем лучше поддержать меня в этом деле. Достаточно честно?

Члены экипажа пробормотали неохотное согласие.

— Теперь у нас осталась только одна проблема, — сказала Самандра. — Как мы заманим императора в ловушку?

Фрей, с мрачным лицом, наклонился вперед.

— Что до этого, — сказал он, — у меня есть идея.


Глава 24 | Туз Черепов | Глава 26