home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Работа мастера — Пленница — Смертельное противостояние — Фрей разрабатывает план


Фрей мог сделать только одно — не нестись сломя голову по коридору. Он слышал ее через серьгу; по мере того, как он приближался, ее голос становился громче. Он слышал, как она кричит — гной и сопли, настоящий крик боли, — и это почти сломало его. Но он не полностью забыл про опасное положение, в котором находился. Его маскировка не выдержит любой проверки, а бег во весь дух насторожит любого, идущего мимо.

Что эти сукины сыны с ней делают? Ему нужно найти ее, и найти прямо сейчас.

Навстречу шли две женщины в сутанах спикеров. Он сбавил шаг и, проходя мимо, быстро кивнул им. Они, без тени подозрения, кивнули в ответ. Как только они исчезли, он опять пошел быстрее.

Он был уверен, что может ее чувствовать. То ли какой-нибудь трюк серьги, то ли его воображение, но он примерно представлял, где она находится. Голоса других капитанов уже исчезли, остались только испуганные протесты Триники, приглушенные помехами.

Пробужденцы собрали вместе всех капитанов фрегатов и устроили для них какую-то ловушку. Что они надеются выиграть? Захватить их корабли, присоединить к своему флоту и поставить во главе лояльных пробужденцам капитанов? А что с экипажами?

Неважно. Важен только тон голоса Триники. Он очень редко слышал страх в ее голосе, особенно с того времени, как она стала пиратом. Но он слышал его сейчас. И не просто страх, а ужас, самый настоящий смертельный ужас.

«Клянусь, если они тронут хотя бы волосок на ее голове, я убью их всех до единого».

Он завернул за угол и опять пошел ровным шагом. Там была дверь, которую охранял страж, державший винтовку вертикально и рядом с собой, как гвардеец. Больше никого не было видно.

Страж взглянул на него и заметил его интерес.

— Брат, тебе придется подождать, — сказал он. — Никто не должен входить, пока они не закончат.

Фрей спокойно подошел к нему:

— Хорошо, брат. Просто я хочу спросить тебя кое о чем. — И он изо всех сил ударил коленом между ног ничего не подозревающего человека. Страж согнулся, глаза выпучились, из его носа вырвался слабый свист, как из кипящего чайника. Фрей схватил его за волосы, вздернул голову и ударил в лицо. Страж повалился на пол, его глаза остекленели, из носа текла кровь.

Фрей услышал торопливые шаги и обернулся. Экипаж последовал за ним. Увидев его, они побежали.

Малвери посмотрел на стража, потом на Джез.

— Учись, — сказал он. — Работа мастера. — Она посмотрела на него так, словно он был с другой планеты.

— Оружие, — коротко сказал Фрей. Все достали из-под сутан оружие. Все они выглядели смехотворно, особенно Малвери и Пинн: толстяки в слишком маленьких сутанах, на лбу нарисован Шифр. Но их мрачные лица без слов говорили: мы готовы сделать все, что надо.

Да, ему достался хороший экипаж. Когда он нуждался в них, они всегда приходили на помощь.

Он распахнул дверь и шагнул внутрь.

Комната оказалась совсем маленькой, одну из ее стен покрывал выпуклый Шифр; над всем доминировало большое окно, лицом к которому сидела на стульях дюжина пробужденцев самых разных рангов. Некоторые повернули голову, когда Фрей ворвался внутрь. Он вихрем пронесся между ними, стаскивая их со стульев раньше, чем они успели поднять тревогу. За ним вошли Малвери, Пинн и остальные, сбивая пробужденцев на пол и переворачивая столики с бокалами вина. Только Пелару остался сзади, спокойно наблюдая за происходящим.

Через несколько мгновений экипаж овладел комнатой, всех пробужденцев согнали в угол и взяли на мушку. Джез притащила снаружи потрясенного стража, почти потерявшего сознание, и Пелару закрыл за ними дверь.

— Ну, вот и конец нашему прикрытию, — сказал Пинн. — Он направил дробовик на сжавшихся пробужденцев. — Эй, вы, глядите сюда, — сказал он. — У этой штуки есть спусковой крючок.

Фрей подошел к окну. Ага, они в еще одной комнате для наблюдения, и глядят на помещение, очень похожее на зал с устройством азриксов. Он посмотрел вниз, и кровь отхлынула у него от лица.

Там находилась дюжина пробужденцев, включая Лорда высшего шифровальщика и его свиту, а также двух императоров. Все они стояли у края зала, за кругом из металлических мачт, которые были соединены кабелями с центральной консолью, за которой работали три человека. Еще больше кабелей бежало к генераторам и другим большим медным машинам, назначения которых он не знал.

Он уже видел такое, только размером поменьше — в задней части грузового трюма «Кэтти Джей». Святилище демониста, только индустриального размера. Без всякого сомнения, источник помех, которые сбивали с толку демонов, заключенных в клипсах.

Посреди святилища находилась большая клепаная сфера, поддерживаемая подпорками, — полый шар, разделенный горизонтально на две половины. В его стенки были вделаны пузыри из толстого стекла — окна, которые позволяли видеть, что происходит внутри. Нижняя полусфера опиралась на пол; верхняя, висевшая в нескольких метрах над ней, медленно опускалась под воздействием механической руки с гидроприводом.

Между ними находилась Триника.

Они привязали ее к решетке и положили на спину, сковав запястья и лодыжки. Большие черные глаза, сверкавшие на мертвенно-бледном лице, с ужасом глядели на верхнюю полусферу, опускавшуюся на нее. Она уже не боролась: ужас парализовал ее, кролик обмяк в челюстях лисы.

Фрей, неспособный ничего сделать, с ужасом смотрел, как верхняя полусфера встретилась с нижней. Послышалось шипение, и запоры встали на место, запечатав Тринику внутри. Через один из иллюминаторов Фрей мог видеть лицо Триники, искаженное и размазанное стеклянным куполом. Она лежала неподвижно, глядя вдаль.

Он повернулся к заложникам, схватил одного из них и вытащил из группы. Предсказатель, в черной сутане, самый высший ранг из всех них. Тощий, бритая голова, щетинистая борода и нездоровый вид. Фрею даже захотелось поменять его на кого-нибудь другого, поздоровее, ради него самого.

— Как нам попасть внутрь? — спросил он.

— Никак, — ответил предсказатель, съеживаясь под дулом револьвера, который Фрей сунул ему в лицо. — Вход — этажом ниже.

— Стражи?

— Да, да, много! Это место только для наблюдения.

— Наблюдения за чем?

— Отсюда юные члены ордена могут видеть, как слава Всеобщей Души входит в плоть. Верные настраиваются для приобщения к великому Коду через знание. Так что Всеобщая Душа может войти в них и преобразовать в…

— Приятель, на твоем месте я пошел бы в актеры, — сказал Малвери, заметив жажду убийства в глазах Фрея.

— Что. Они. Делают. С ней? — сказал Фрей через сжатые зубы, его пальцы трепетали на спусковом крючке.

Предсказатель открыл было рот, но тут же закрыл его, боясь сказать что-нибудь не то.

— Последняя возможность.

Предсказатель сглотнул:

— Ее превращают в императора.

Фрей почувствовал, как из его мира выбили дно. Ноги ослабели, он покачнулся. Нет. Этого не может быть. Этого не может быть!

Голова закружилась, по коже побежали мурашки. В комнату ворвалось ощущение силы, наполнившей здание. Джез завыла, негромкий вой вырвался из ее горла. Оскалив зубы, она отступила от окна. Из комнаты снизу донеслась усилившаяся пульсация генераторов.

Он почувствовал себя загнанным в ловушку и связанным. Огромный безумный гнев наполнил его, но никак не мог излиться. Он должен что-то сделать, он должен спасти ее! Она нуждается в нем!

Он схватил предсказателя за воротник и прижал дуло револьвера ко лбу.

Остальные заложники закричала от ужаса.

— Останови это! — проорал он.

— Я не могу, — пробормотал предсказатель.

— Тогда я убью тебя, — сказал Фрей. — Клянусь всеми чертями, я убью вас всех.

— Они уже начали! Если ты вмешаешься, это убьет ее. — Фрей взвел курок, и предсказатель зажмурился. — Я говорю тебе правду! — пролепетал он.

Фрей от разочарования выругался и ударил предсказателя револьвером по лицу. Тот мешком рухнул на пол, и Фрей, тяжело дыша, отступил назад. Его лицо покраснело. Внезапно ему показалось, что экипаж как-то странно смотрит на него, их лица были полны подозрениями и заговорами. Они наблюдали за ним, видя, что он потерял контроль над событиями, и критиковали его за глупое преследование Триники. И он заметил злобную радость в глазах пробужденцев, словно они наслаждались его страданиями, зная, что их окончательная победа вот-вот наступит.

Паранойя. Бред. Просто появился демон.

И они засовывают его в Тринику.

Больше он не мог сдерживать свою ярость. Он подбежал к окну, направил револьвер на Лорда высшего шифровальщика, и нажал на спусковой крючок.

Окно взорвалось и обрушилось вниз. Фрей стрелял, пока не кончились патроны, осыпая пулями рассыпавшуюся в поисках укрытия толпу. Лорда высшего шифровальщика утащили в укрытие люди, окружившие его. Один из вооруженных гвардейцев лежал на земле; одетый в красную сутану толкователь получил пулю в голову. Когда патроны в первом револьвере Фрея кончились, он сунул его за пояс и вытащил запасной.

Он посмотрел на эхо-камеру, внутри которой была запечатана Триника. Он видел как ее лицо — увеличенное окном, раздутое и искаженное — повернулось к нему, и на него посмотрел огромный черный глаз. Эти взглядом она буквально приковала его к месту. Он даже не знал, что видит в нем — Печаль? Смирение? Любовь? Холодные глаза демона? — но в это мгновение время застыло и на него обрушился невыносимый ужас того, что сейчас произойдет.

Но тут Малвери схватил его за руку и потащил обратно в комнату, а в следующее мгновение залп разорвал воздух в том месте, где он только что стоял.

— Идем! — заорал доктор. — Ты не можешь этого сделать. Пошли!

Они бросились в открытую дверь и побежали, а за ними по коридору несся крик демона, наполовину Триники, наполовину кого-то другого. Для Фрея этот звук знаменовал конец мира.

Малвери, с помповым дробовиком в руках, протискивался мимо испуганных спикеров, прокладывая дорогу по коридору. Остальные шли позади: Джез, с сумасшедшими глазами, на волосок от превращения; Фрей, потрясенный, с растерянным взглядом на лице; Ашуа, наготове, упивающаяся опасностью; Пелару, загадочный и ненадежный, ни один волосок не выбился из прически; Пинн, необычно спокойный, что беспокоило Фрея. Пинн закрывал рот только тогда, когда собирался сделать что-то глупое.


Малвери хотел быть частью войны. Он хотел твердо выступать на стороне Коалиции. Но не стоило волноваться. В конце концов кэп, всегда умевший находить неприятности на свою задницу, втянул их в нее.

«И вот мы все в ней по уши, нравится нам это или нет».

На шум из-за угла прибежала пара стражей. Но на близком расстоянии винтовки слишком громоздки, да и сами стражи слишком медленно соображали. Малвери застрелил одного, не сбиваясь с шага, а Пелару выстрелил второму между глаз.

Малвери не почувствовал ничего при виде мертвых тел. После того, что он увидел здесь, ему было наплевать на всех пробужденцев. Любой, кто присоединился к команде пробужденцев, стал законной добычей. Ими управляли демоны. Они вселяли демонов в невинных людей. И они собирались уничтожить Коалицию, причем их план очень даже мог сработать.

Кто-то должен добраться до Коалиции и рассказать им. Любой ценой. Он почувствовал решимость и целеустремленность, которых не ощущал с молодости.

Они нашли лестницу, ведущую вниз, и пошли по ней. Тревога уже охватила все здание. Отовсюду слышались крики и топот бегущих ног. Пока внезапность на их стороне, но долго это не продлится. Они должны убираться отсюда, и побыстрее.

На нижней площадке лестницы появился страж и выстрелил. Пуля миновала Малвери и должна была влететь прямо в грудь Джез, но та мелькнула и каким-то образом прошла через нее, словно пули и не было. Карабин Малвери проделал дыру в груди стража, ноги прошлись по упавшему телу, и Малвери оказался в коридоре нижнего этажа здания.

Здесь их уже ждала группа стражей, которые сразу начали стрелять по ним из винтовок. Пришлось отступить, в поисках укрытия, и, в конце концов, они укрылись за дверными проемами и углами, обмениваясь выстрелами со стражами, пока невооруженные спикеры бежали со всех ног, спасая свою жизнь.

Ашуа сидела на корточках рядом с ним, иногда стреляя.

— Не самое лучшее место для обороны, — пробормотала она.

Она была права. Они застряли рядом с нижней площадкой лестницы, на стыке трех коридоров. Слишком много направлений, по которым может подойти враг. Нужна Бесс, чтобы убраться отсюда, но она на «Кэтти Джей».

Ашуа посмотрела на Фрея, который скорчился в дверном проеме на другой стороне коридора, вместе с Пинном. Он механически стрелял, тупо глядя перед собой.

— Кэпу плохо, — сказала она.

— Нам всем будет еще хуже, если кто-нибудь что-нибудь не сделает, и быстро, — отозвался Малвери.

И тут на них накатила волна страха и потащила на дно. Он больше не мог нажимать на спусковой крючок; он едва не падал с ног. По коридору шли два человека в масках, одетые в черное. Они не были высокими, но заполнили собой его сознание, и страх волнами тек из них.

Стражи перестали стрелять, уступая им место. Стражи были верующими и не пострадали. Но Малвери, Ашуа и весь остальной экипаж скорчились на полу, охваченные нерассуждающим страхом перед императорами.

Он хотел бежать, но не мог. Он хотел, чтобы его вырвало, но из него ничего не вышло. Он увидел лицо Ашуа, перекошенное от ужаса, и кэпа, с такой силой прижавшегося к дверному косяку, словно он мог вжаться в стену и исчезнуть. Малвери отполз назад, повернулся, словно мог сбежать и… столкнулся носом к носу с Джез.

Или, по меньшей мере, с тем, кто раньше был Джез.

Он закричал. Он ничего не мог с собой поделать. Она была прямо перед ним, на вид полный ман: на лице первозданная ужасающая дикость, острые зубы оскалены, как у рычащей собаки. Она сама испускала потусторонний страх, не такой сильный, как у императоров, но такой же ужасный. Оказавшийся между двух огней Малвери крутанулся в сторону, и наткнулся на Пелару.

Или, по меньшей мере, на того, кто раньше был Пелару.

Симпатичное скульптурное лицо, оливковая кожа и темные глаза остались на месте. Но сейчас они казались накидкой из кожи на каком-то невыразимо опасном существе, на чудовищном кощунстве над миром разума и реальности. Он сгорбился, в глазах сверкало сумасшествие, у основания шеи выступили вены.

— В этом экипаже есть кто-нибудь, кто не является полуманом? — пропищал Малвери.

Они смазанным пятном пронеслись мимо него, прямо в коридор. Некоторые стражи быстро сориентировались и открыли огонь, но Джез, казалось, была в трех местах одновременно, а Пелару тек как змея. Они прыгнули на императоров, повалили их на землю и вгрызлись в них, как дикие звери. Малвери увидел, как Пелару вырвал одетую в черное руку из плечевого сустава; Джез била в грудь другого императора до тех пор, пока ребра не треснули и кулак не вышел из спины.

И тут же страх исчез. Фрей отреагировал первым: он рванулся укрытия и, не обращая внимания на собственную безопасность, стал стрелять. В его глазах плескалась ярость, которая не имела никакого отношения к стражам, зато имела прямое отношение к Тринике.

Сам Малвери не был таким быстрым. Он подошел к Ашуа и помог ей подняться на ноги. К тому времени, когда он был готов сражаться, часть стражей лежала на полу мертвыми, а остальные сбежали. Джез и Пелару, завывая, гнались за ними.

Пинн вышел в коридор и подошел к кэпу, он выглядел оглушенным. К ним подошла Ашуа, затем и сам Малвери, и все четверо какое-то время стояли посреди пола боя. Императоров разорвали на куски, как кукол. Кровь была повсюду, главным образом там, где сражались неудачливые стражи, с которыми поступили так же. Издалека слышались крики и выстрелы.

— Куда теперь? — спросил Малвери, и, похоже, его вопрос привел их в себя. Решили отправиться за Пелару и Джез, потому что других направлений не было.

Главные двери здания находились дальше по коридору. Полуманы очистили дорогу, обильно полив ее кровью. Малвери видел ужасные раны от пуль и когтей, которые заставили бы менее привычного человека упасть в обморок; солдаты глотали воздух и молили о помощи, пытаясь засунуть свои беспощадно вырванные кишки обратно в тело. Но в первобытной дикости манов было что-то такое, что пугало его больше, чем поставленная на поток смерть, которую люди приносят друг другу. Маны были берсерками, упивавшимися яростью и насилием; за собой они оставляли только растерзанные трупы.

Раздвижные двери были приоткрыты на ширину в несколько футов. Очевидно, некоторые люди уже сбежали из здания. Малвери и Пинн выглянули наружу. «Это они», — крикнул кто-то и пираты тут же отшатнулись назад; по дверям защелкали пули, отражаясь от металла. Выход стерегла пара стражей. Наверняка скоро появится еще больше.

Фрей, тяжело дыша, подошел к ним. Малвери быстро высунулся, выстрелил из дробовика, и нырнул обратно, избегая ответного огня.

— Кэп, — сказал он. Фрей, похоже, его не услышал. — Кэп! — теперь уже рявкнул Малвери.

Фрей дернулся и посмотрел на него. Малвери даже представить себе не мог, что сейчас происходит в голове Фрея. Кэп только что увидел, как женщина, которую он любит, становится монстром. Малвери ни в коем случае не был фанатом Триники, но он знал о чувстве, которое питал к ней Фрей.

Не имеет значения. Им нужен предводитель. Капитан. Ни Малвери, ни Сило не годились на эту роль. Фрей должен придти в себя.

— Нам нужен план, — твердо сказал Малвери.

Фрей кивнул. Малвери и Пинн выскочили и начали стрелять, пока Фрей, выглянувший из дверей, изучал улицу. Потом они прыгнули обратно, уступив стражам очередь пострелять.

— Ашуа! — крикнул Фрей. Ашуа, стоявшая дальше по коридору, смотрела туда, где исчезли Джез и Пелару. Она немедленно подбежала к Фрею.

— Они возвращаются, — доложила она. — Джез без сознания; похоже, она опять перенапряглась. Пелару ее несет. — Она перевела взгляд на Малвери, потом опять в упор посмотрела на Фрея: — Вы оба знали, что он полуман и не сказали мне?

Малвери покачал головой:

— Хотя мы могли бы догадаться, если бы задумались.

— Ашуа, иди сюда, — сказал Фрей. Оставаясь вне линии огня, он указал на что-то на улице. — Ты сможешь вести один из них?

Малвери посмотрел туда. На той стороне улицы по-прежнему стояли два «Оверленда». Огромные шестиколесные внедорожники, тот самый конвой, который привез Тринику и остальных капитанов.

Ашуа пожала плечами:

— Не много осталось четырех колес, которые я не воровала бы время от времени. Не вижу, чем могут помешать мне лишние два.

— Тогда это и есть наш план, — сказал Фрей. — Готовы бежать к нему?

— Черт побери, почему нет? — отозвалась Ашуа. — Когда-нибудь все сдохнем.

Из-за угла выбежал Пелару, держа Джез на плечах, словно мешок картошки. Вместе с ним появилась и волна страха и инстинктивного отталкивания, которое маны вызывали в людях. Тот самый толчок, в котором они нуждались. Подгоняемые сзади, они широко распахнули двери и, непрерывно стреляя, бросились вперед.

Перед ними простиралась потная оживленная ночь, белые потоки света вырывали из темноты грязный лагерь. Из соседних палаток и зданий к ним бежали не меньше двух дюжин людей. Несколько стражей скорчилось за рядом ящиков, укрываясь от губительного залпа. Фрей выбрал мужчину, который неумно попытался высунуться, и застрелил его.

До повозок было совсем недалеко, секунд пять бега, но эти секунды тянулись очень долго. Стражников, по большей части, застали врасплох, но некоторые все-таки начали стрелять, ведь на открытом месте пиратов ничего не защищало. Возможно, их спасло присутствие Пелару. Он приковал к себе испуганные взгляды всех вокруг и выиграл для экипажа драгоценные секунды; они сумели добраться до повозок и укрыться за ними.

Фрей открыл водительскую дверь ближайшего «Оверленда». Ашуа скользнула внутрь, пока остальные стреляли из-за бока. Пули бились о металл вокруг них, заставляя пригибаться. Малвери распахнул пассажирскую дверь, и все ввалились в темное нутро вездехода, вдоль стенок которого шли металлические скамьи. Последней появилась Джез, закинутая внутрь Пелару, после чего он выпрыгнул наружу и бросился к врагам.

— Он идет? — спросил Малвери, держа на руках безжизненную фигуру Джез.

— Кого это волнует? — ответил Фрей и захлопнул дверь. По «Оверленду» уже стучали пули. — Вперед! — рявкнул он, и мотор заревел, просыпаясь к жизни.

— Держитесь! — крикнула Ашуа. Повозка рванула вперед и понеслась прочь.


Глава 20 | Туз Черепов | Глава 22