home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Разговор — Награда — Уста Всеобщей Души — Фрей видит будущее — Выхода нет


— Кто-то идет!

Шипение Джез заставило их пробежать обратно по коридору и нырнуть в боковую дверь. За ней оказался маленький лазарет, сияющий и стерильный; лазарет Малвери никогда не был таким. Они сгрудились внутри. Фрей оставил дверь приоткрытой и сейчас прижал к щели глаз.

Голоса приближались. Два человека, разговаривают.

— И какой предел досягаемости?

— Десять километров.

— Теоретически.

— Основано на измерениях, которые самми провели на таком же устройстве.

— То есть ты вообще его не проверял на дальность.

Голоса стали громче, и Фрей услышал шаги ног, идущих быстро и целенаправленно. Он оглянулся, чтобы проверить свой экипаж. Ашуа стояла близко к двери и тоже слушала; рядом с ней сгорбился Пинн.

Джез ждала, в кошачьей позе, готовая к прыжку. Пелару без малейшего страха стоял рядом с ней, сложив руки на груди; черт побери, даже сутана стражника выглядела на нем хорошо. Малвери уже воровал лекарства из медицинского шкафчика.

— Сам знаешь, с кем мы имеем дело, — сказал первый голос. — Они хотят сохранить тайну. Как нам проверить его параметры, если это место стало убежищем для каждого пробужденца в Вардии? Нам нужно больше времени.

— У нас есть возможность, вот и все, что я говорю. И если мы ошибемся, полетят наши головы.

Фрей увидел их, когда они прошли мимо двери и пошли дальше по коридору. Два человека средних лет, один из них лысый, в очках, другой с взъерошенными волосами и неопрятной бородой. Оба в стандартных сутанах пробужденцев, но, необычно, их сутаны были коричневыми. Фрей не понял, что это означает. Он хотел, чтобы здесь был Крейк, который мог бы это объяснить, и не хотел спрашивать Пелару.

— Эффективный радиус десять километров, — сказал лысый. — Это все, что ты должен сказать. А теперь приведи себя в порядок. Они повесят тебя, если ты предстанешь перед Лордом высшим шифровальщиком в таком виде. Где твое уважение?

— Уважение? Я здесь только ради науки. Ради возможности поработать с тем, чего еще никто не видел. Ты знаешь, что я не верю во всю эту пробужденческую чушь.

— Поверишь, когда увидишь его, — сказал лысый, и они ушли так далеко, что их стало не слышно.

— Похоже, кэп, мы должны разобраться в этом, — предположила Ашуа.

— Ага, похоже, — согласился Фрей.

Как только берег очистился, они подняли паруса и отправились в ту сторону, откуда пришли собеседники. Интерьер здания был выполнен в индустриальном стиле — ничего лишнего, стальные полы и стерильные серые стены. Это место не должно было никого впечатлять, это место предназначалось для созидания. И вопрос был: для созидания чего?

Фрей опять прикрыл ухо и прислушался к серьге, но только разочаровался. Случайные искаженные голоса, какие-то обрывки, ничего не понять. Однажды, ненадолго, раздался голос Триники, спокойный и расслабленный. Он почувствовал себя немного лучше. Вероятно, они все были в порядке, пробужденцы льстили капитанам и обещали им золотые горы, лишь бы те оставались на их стороне. Но Фрей хотел знать точно; он хотел знать, о чем они говорят. А тут эти чертовы помехи — он никогда не слышал ни о чем похожем.

Благодаря невероятным чувствам Джез они смогли ни на кого не наткнуться, блуждая по коридорам, но Фрей был уверен, что рано или поздно удача их подведет. Он уже начал думать, что вся затея была не самой удачной мыслью. Он должен был рискнуть и довериться Тринике — она бы рассказала ему все, что узнала. Но он не мог пройти мимо возможности поглядеть на базу пробужденцев. Ему нужна козырная карта в руках на случай, если Рыцарская Центурия сядет ему на хвост или кто-нибудь назначит награду за его голову. Пока события развиваются так, что это неизвестное знание может оказаться единственной преградой между ним и петлей.

В конце коридора находилась стальная раздвижная дверь, такая, какие они использовали на «Кэтти Джей», только значительно чище. Джез прислушалась, потом кивнула Фрею. Он открыл ее.

За дверью находилась маленькая комната со стальными стенами, наполненная ошеломляющим количеством инструментов и приборов с датчиками и с верньерами. На столе лежала открытая тетрадь, полная небрежно написанных расчетов. Рядом с ней стояли две чашки кофе, наполовину пустые. Фрей пересек комнату, проходя мимо странных научных устройств из меди и стекла. Он мог только гадать, для чего предназначена половина из них, но это его не волновало. За приборами находилось окно, и он подошел к нему.

— Вот это мы и искали, — сказал он.

Они стояли в комнате наблюдения, сверху и сбоку от большого круглого зала. По краям зала стояло множество инструментов: шкафы, которые звенели и дребезжали, кузнечные меха, поднимавшиеся и опускавшиеся, гироскопы, стрелки которых наклонялись во все стороны. Ничто из этого не заинтересовало Фрея. Нет, его награда стояла в центре, на пьедестале, окруженная стержнями, сенсорами и еще хрен знает чем.

Высокий цилиндр, в два человеческих роста, заключенный в массу труб и отростков, которые выглядели вырезанными из желтой кости. Внутри цилиндра извивался цветной газ, вспыхивали и мерцали искорки искусственной молнии. В четырех углах стояли приземистые толстые башенки из незнакомого материала, похожего на медь. Их поверхности были изрыты тем, что могло быть символами незнакомого языка или формой утонченного оборудования.

Он уже видел такое раньше. Это была технология азриксов.

— Вау, — сказала Ашуа, которая подошла и встала рядом с ним. Одно присутствие непонятного предмета искажало мир вокруг него. — Это и есть то, что мешает тебе, кэп? — Она щелкнула по серьге, что очень не понравилось Фрею.

— Может быть, — сказал он, отводя ее руку в сторону.

— Нет, — сказала Джез, стоявшая позади их. — Не это. Что-то другое.

— Неужели в этом здании есть что-то более странное, чем это? — скептически спросил Пинн.

К ним присоединился Малвери.

— Вот это самми и продали пробужденцам, — пробормотал он. — Что бы эти засранцы не задумали, это ключ ко всему, что происходит здесь.

Фрей посмотрел на Пелару, который глядел вниз, на машину, совершенно непроницаемым взглядом:

— Какие-нибудь мысли, торговец слухами? Какие-то факты, которыми вы могли бы с нами поделиться?

Глаза Пелару сверкнули, он высокомерно взглянул на Фрея, потом опять перевел взгляд на устройство азриксов.

— Лады. Мне надо поглядеть на него поближе. Док, ты со мной?

— Черт меня побери, если я не пойду, — ответил Малвери.

Фрей снял серьгу и швырнул ее Ашуа.

— Сохрани это, лады? Я не могу говорить через нее, когда бегаю, как заяц. Все остальные, оставайтесь здесь. Если появятся эти ученые, ну… — Он неопределенно махнул рукой. — Вы сможете справиться с парой ученых, а?

В углу комнаты обнаружился люк. Они открыли его и увидели прикрепленную к стене металлическую лестницу, ведущую в нижний зал. Фрей и Малвери спустились по ней и пошли среди приборов, настороженно поглядывая по сторонам, словно кто-то мог здесь прятаться, поджидая их в засаде. В зале была большая дверь, через которую могла бы проехать повозка, но она была надежно закрыта, и никого не было поблизости.

Убедившись, что они в безопасности, Фрей и Малвери подошли к машине азриксов, стараясь не смотреть слишком долго на цветной газ в цилиндре, иначе перед глазами начинало все кружиться. Отдельные части машины намекали на знакомые технологии, но это только делало все остальное еще более странным. Фрей видел сохранившиеся тела азриксов и знал, что они были людьми, хотя и непостижимо чужими. Их творения вселяли в него страх. После того, как Фрей увидел джаггернаута и его действия, было трудно не бояться того, что они могли сделать.

— Трахни меня в зад, если я знаю, что это такое, — заявил Малвери, быстро оглядев устройство. — Мы должны разбить его или что-то в этом роде.

— Не-а, — сказал Фрей. — Помнишь, что случилось в последний раз, когда мы попытались испортить частицу технологии азриксов? Дюжину километров как корова языком слизнула.

Малвери вопросительно посмотрел на него.

— Ну, до нас меньше дюжины километров, — уточнил Фрей, измерив расстояние от Малвери до машины руками.

— Никогда не думал, кэп, что услышу, как ты возражаешь против бессмысленного разрушения чьей-то собственности, — сказал доктор.

— Меня смягчила старость, — ответил Фрей. Как приятно было опять услышать поддразнивание Малвери. Настроение дока существенно улучшилось с того момента, как Фрей решил проникнуть на базу пробужденцев. Фрей мысленно дружески похлопал себя по спине, подумав о том, как изумительно он управляется с экипажем; потом вспомнил о Джез и Крейке и перестал себя хлопать.

Малвери возобновил изучение устройства.

— Как ты думаешь, самми дали им инструкцию к этой штуке? — спросил он.

Фрей оглядел помещение, стараясь найти хоть что-нибудь, что могло бы объяснить предназначение устройства. Привычка заставила его проверить экипаж, и он посмотрел на окно комнаты наблюдения. Джез яростно махала ему рукой. Он спросил себя, какого черта она так делает. Когда он сообразил, тревожные колокольчики уже звенели по всему телу.

— Док! — рявкнул он, рванувшись к батарее приборов, стоявшей у края комнаты. Малвери попыхтел за ним, и они оба спрятались среди тикающих шкафов и крутящихся гироскопов. Буквально в следующее мгновение дверь зала зашипела и скользнула в сторону, и внутрь вошли четверо пробужденцев.

Они не походили ни на одного из тех, которых видел Фрей, и носили не традиционные сутаны своего ордена, но красные плащи с капюшоном, украшенные Шифром, и облегающие серебристые доспехи, такие же изысканные, как и у Рыцарской Центурии. В руках они держали отполированные первоклассные винтовки, красные шелковые маски закрывали нижнюю половину лица до глаз. На лбу каждого был вытатуирован Шифр, символ их веры.

Фрею не нужен был Крейк, чтобы понять, кто это такие. Почетная стража Лорда высшего шифровальщика. В комнату сейчас войдет верховный лидер пробужденцев.

Вошло полдюжины стражей, толкователь в красной сутане и двое ученых, которых Фрей видел раньше. Вместе с ними появилась высокая дама в красно-черной сутане с капюшоном; рядом с ней шел сам Лорд высший шифровальщик.

Выделить его оказалось совсем не трудно. Как правило, пробужденцы одевались достаточно аскетично, но это не относилось к их предводителю. Вся его одежда была красной или золотой, сделанной из тонкого шелка. Маленький и согнутый от возраста, он, казалось, светился в дымном свете зала. С его плеч свисала вышитая красная мантия, большой золотой воротник которой заставлял его голову казаться маленькой. Сама голова была обтянута белой шелковой маской, полностью скрывавшей лицо; глаза закрывала протянувшаяся от уха до уха странная решетчая полоса, похожая на забрало, — она придавала ему обескураживающе механический вид.

— Этот ублюдок стоит за всем, — прошептал Малвери, сжимая кулак. — Дайте мне этого дряхлого сукина сына на десять минут, и я выбью его задницей всю пыль из этой комнаты.

— Полегче, приятель, — отозвался Фрей. — Здесь слишком много винтовок. Лично я собираюсь еще пожить, чтобы увидеть, как победят хорошие парни.

Когда Лорд высший шифровальщик прошаркал в комнату, все глаза обратились на него. В этой странной анонимной фигуре было что-то удивительное. Аура, за отсутствием лучшего слова. Он казался совершенным и хрупким, одновременно. Фрею хотелось защитить его, и он не знал, почему.

Лорд высший шифровальщик что-то прошептал закутанной даме, которая склонилась к нему, чтобы расслышать его слова.

— Лорд высший шифровальщик спрашивает, все ли готово, — объявила она звонким голосом.

— Все готово, — сказал лысый ученый, бросив предостерегающий взгляд на своего товарища. — Устройство тщательно проверено.

Лорд высший шифровальщик опять что-то прошептал, и закутанная дама сказала:

— Уста Всеобщей Души хотят знать, как быстро это великое оружие можно будет развернуть?

— Достопочтенный, мы можем погрузить его на борт в течение часа, — сказал толкователь, высокий худой человек с прилизанными черными волосами. — Оно будет в Вардии через два дня.

Лорд высший шифровальщик опять посоветовался со своей помощницей. Фрей почувствовал почти непреодолимое желание услышать голос старика. Сейчас он понимал, почему некоторые люди обречены учить: Лорд высший шифровальщик управлял комнатой, даже не показывая лицо. Даже бородатый ученый-скептик глядел на него с каким-то недоуменным почтением в глазах.

— Лорд высший шифровальщик напоминает вам, что время почти настало, — объявила дама. — Вскоре начнется наше триумфальное наступление, которое обрушится на врага, как молот судьбы. Лорд высший шифровальщик сам будет сопровождать флот на своем флагманском корабле, потому что верит в нашу победу. Согласно воле Всеобщей Души, мы должны победить тех, кто хочет заставить нас замолчать.

— Как требует Код, — пробормотали некоторые из собравшихся.

Фрей обменялся взглядом с Малвери. Обычно он закатывал глаза, слыша напыщенный возвышенный язык, который используют скучные люди, чтобы казаться важными, но этот разговор об ударах молота и триумфальных атаках встревожил его. Похоже, что пробужденцы действительно собирались сделать что-то большое, и очень скоро.

— Лорд высший шифровальщик может быть полностью уверен, — сказал толкователь, — что устройство будет работать именно так, как обещали наши самарланские друзья. Оружие наших врагов перестанет действовать, их огни погаснут и они низвергнутся с небес.

Сердце Фрея превратилось в лед. Теперь он знал в точности, что делает машина азриксов. Он попробовал на себе ее силу в самарланской пустыне, когда точно такое же устройство испортило все оборудование на «Кэтти Джей» и заставило ее рухнуть вниз. То устройство было уничтожено, когда взорвался весь город азриксов, но оно было не единственным. Самарланцы сумели прибрать одно из них к рукам, и потом продали пробужденцам.

Он представил себе, что произойдет, если активировать устройство посреди флота. Фрегаты, файтеры и канонерки, все они выйдут из-под контроля или безостановочно устремятся к земле, когда пробьют их аэрумные цистерны. А те, которые не упадут, просто повиснут в воздухе, легкая добыча для вражеских орудий.

Сотни кораблей. Тысячи жизней. Тлен и проклятье, это будет бойня!

Он был согласен дрейфовать через гражданскую войну и дать ей идти, не помогая хорошим парням, при условии, что Коалиция сможет позаботиться о себе. Но сейчас, внезапно, ситуация стала критической. Он никогда не думал, что пробужденцы могут на самом деле победить.

— Лорд высший шифровальщик желает посмотреть на устройство собственными глазами, — объявила закутанная дама. — Всем покинуть зал.

Вначале ультимативное требование вызвало колебание и замешательство. Потом толкователь хлопнул в ладоши; все, кроме свиты, поклонились и вышли из комнаты. Дверь скользнула и закрылась за ними. Остались только помощница и личная стража. Фрей и Малвери схоронились поглубже и смотрели, как закутанная дама снимает забрало с глаз Лорда высшего шифровальщика. Фрей с разочарованием увидел, что маска полностью покрывает лицо, даже те части, которые прятало забрало. Рот и глазные впадины казались углублениями в шелке; нос вообще отсутствовал. Лицо было пустым — лицо призрачного манекена.

Помощница осторожно скользнула пальцами под нижний край маски, закатала ее наверх и сняла.

Лорд высший шифровальщик оказался очень старым. Его тощая дряблая шея вытянулась, как у стервятника, когда он наклонился вперед и уставился на устройство азриксов с выражением идиотской жадности. Его глаза сияли красным и желтым, радужные оболочки казались усеянными брызгами крови и гноя. Лысая голова была покрыта печеночными пятнами, нос полностью сгнил. А когда его искривленный рот с изумленным вздохом открылся, они увидели похожие на иглы зубы — длинные, тонкие и острые.

Увидев его без маски, Фрей начал обожать его, и это наполнило его ужасом. Он никогда не представлял себе, что может испытывать два этих противоположных чувства одновременно. Тело и голова с отвращением отвергали лорда, но сердце наполнилось чем-то, отвратительно похожим на любовь. Он хотел верить. Он никогда не был настроен против догмы пробужденцев и сейчас был готов обратиться в их веру. В ней есть что-то такое, верно? Все эти люди, они же не могут ошибаться? Как же еще можно объяснить чувство справедливости, которое исходит от этого человека, от этого великого человека, от этого

демона

Он сказал себе это слово, и оно вогнало стальной стержень в его спину. Он видел лицо императора, видел манов и знал, что они не слишком отличаются. Он видел, как демон изменяет тело своего хозяина. И в лице Лорда высшего шифровальщика он увидел то же самое.

Когда-то тот был человеком. Но не сейчас. Как и у императоров, внутри его сидел демон. Возможно, он добровольно пошел на это, чтобы таким образом приобрести силу. Возможно, он считал, что его вера преодолеет все последствия. Или, возможно — хотя и более ужасно, — собственные императоры заставили его это сделать, предали своего предводителя и сделали одним из них.

Фрей не знал. Не мог догадаться. Но одно он знал точно. Пробужденцы, используя демонизм, создали могучих существ, и это позволило им уничтожить старые религии. Но, каким-то образом, через много лет, эти существа вышли из-под контроля. И сейчас ими правят демоны.

Если в гражданской войне победят пробужденцы, Вардией будут править не фанатики. Нет, ей будут править демоны. Он посмотрел на лицо Лорда высшего шифровальщика и увидел будущее, в высшей степени ужасное будущее.

Тварь негромко ворковала, пока глядела на устройство азриксов. Она уже видела победу и наслаждалась ей. И в ее ворковании было такое сладострастное желание, что Фрею захотелось выхватить револьвер и застрелить чертово создание прямо сейчас.

Но стрелять было бы самоубийством, да и в любом случае он бы этого не сумел сделать. Императоры источали страх, но этот демон был хуже. Он источал любовь.

Фрей видел, что Малвери борется с теми же чувствами. Лоб дока прорезала напряженная морщина, он тяжело дышал. Фрей спросил себя, сможет ли Малвери вытащить дробовик, плюнуть на последствия и уничтожить монстра вместе с машиной? Проявить тот самый глупый героический патриотизм, к которому был склонен?

Но Малвери не стал стрелять, и лицо демона опять скрылось под маской. Когда все было готово, помощница опять открыла дверь зала. Все остальные ждали снаружи. Пробужденцы обменялись тихими словами, которые Фрей с Малвери не смогли услышать, и Лорд высший шифровальщик вместе со свитой вышли из зала, сопровождаемые толкователем. Ученые вместе со стражами стояли за дверью, что-то обсуждая.

— Мы должны что-то сделать, — заявил Малвери.

— Мы должны отсюда убраться, — ответил Фрей, указывая на винтовую лестницу, которая вела в комнату наблюдения. Сейчас пробужденцы не смотрели на зал, но если они войдут внутрь, Фрей и Малвери не сумеют добраться до лестницы — их обязательно заметят.

Недовольный Малвери сурово сжал губы. Ему не хотелось уходить, оставляя машину в руках пробужденцев.

— Док! — резко сказал Фрей. — Кто расскажет об этом Коалиции, если мы будем покойниками?

Малвери раздраженно выдохнул, Фрей достучался до него.

— Пошли, — сказал он.

Они проскользнули между приборов, не отводя взгляда с ученых и стражей, что-то горячо обсуждавших за дверью зала.

«Продолжайте говорить», — подумал Фрей. Он взглянул в окно комнаты наблюдения и увидел Ашуа, которая буквально прыгала на месте, зовя их.

Он, крадучись, пробежал последние несколько метров до лестницы и полез вверх по ступенькам. Малвери лез за ним, хотя и более медленно, от усилия раздувая усы. Фрей поднимался по лестнице, его мышцы ломило от напряжения. Несомненно, кто-нибудь обернется и увидит его. Несомненно, он настолько на виду, что они просто не в состоянии его не заметить.

Но вот он добрался верха лестницы, а тревога так и не поднялась. Ашуа протащила его через люк в комнату, потом отправилась за Малвери.

Фрей поднялся на ноги и проверил всех. Пинн озадаченно глядел в окно. Он выглядел даже более глупым, чем обычно. Джез, оскалив зубы, припала к полу в углу. Пелару, подняв руку, сидел на корточках перед ней с видом человека, успокаивавшего капризную собаку. Он через плечо посмотрел на Фрея

— Лорд высший шифровальщик, — сказал Пелару, и на этот раз на его лице было заметно волнение. — Он…

— Демон, — прервал его Фрей. — Я это заметил.

— Ей не слишком нравится, когда рядом другие демоны.

— И это я тоже заметил.

Из люка выбрался Малвери и уселся на пол, прислонившись к какому-то стенду и пытаясь отдышаться. Фрей подошел к окну и посмотрел в зал. Пробужденцы все еще стояли за дверью, они даже не вошли внутрь.

— Что они сказали? — спросила Ашуа у Малвери.

Малвери посмотрел на нее с таким отчаянием, которое тронуло даже Фрея. Непросто было сбить Малвери с ног, но это его покачнуло.

— Дай мне клипсу, — сказал Фрей Ашуа. Та порылась в кармане и бросила ее ему.

— Кэп, надо уходить, — сказал отдышавшийся Малвери. — Мы должны кому-то рассказать об этой машине.

— Док, мы уходим, — сказал Фрей, прикрепляя клипсу к уху. — Дай мне только проверить Тринику…

Его голос сорвался, когда ухо заполнили звуки. Смазанные и непонятные, но его обеспокоили не слова. Его обеспокоил тон.

Крики. Протесты. Тревога. Он услышал удар и шум падающего тела. Триника вскрикнула, ее крик пробился сквозь помехи и пронзил его насквозь.

Все увидели это на его лице.

— Кэп… — сказал Малвери с предостережением в голосе.

— Она в беде, — сказал Фрей и оглянулся, как безумный. — Она в беде!

— Кэп, мы должны идти! — настойчиво сказал Малвери.

— Идите, — ответил Фрей. — Все, убирайтесь. Я иду за ней.

— Это слишком важно! — запротестовал Малвери.

— Ага, — сказал Фрей. — Так оно и есть. — С этими словами он распахнул дверь и выскочил в коридор.

Малвери выругался. Ашуа оторвала взгляд от доктора и в замешательстве посмотрела на исчезающего капитана.

— Мы, чо, вот так дадим ему уйти? — спросила она.

— Я, знаешь ли, надеюсь, что он спасет ее, — прорычал Малвери, с некоторым трудом поднимаясь на ноги. — Тогда я смогу выставить на луну ее бледный зад и как следует врезать по нему.

Он выскочил из двери и погнался за капитаном; остальным ничего не оставалось, как последовать за ним.


Глава 18 | Туз Черепов | Глава 20