home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Новый рекрут — Под обстрелом — Незначительная операция — Купол — Хороший выстрел


Фрей вздрогнул, когда небо над ним взорвалось с грохотом, громче любого грома. Пригнувшись, он быстро пошел по улице, держась ближе к стенам, для укрытия, но готовый сбежать в любую секунду, если что-то начнет валиться ему на голову. Противокорабельные орудия опять начали стрелять всерьез. Он увидел, как в нескольких улицах от него старый «Вестингли» поднялся над разрушенными парапетами древнего города.

Пробужденцы отступали, прикрываясь огнем зениток. Если «Кэтти Джей» очень скоро не последует им во след, они потеряют возможность проникнуть во флот пробужденцев.

«Черт тебя побери, Крейк. Почему ты сбежал именно сейчас?»

Улица внезапно закончилась, и Фрей очутился на краю разлома, огромной щели в земле, шириной около двадцати метров. Куски зданий все еще угрожающе нависали над пропастью. Фрей решил, что Крейк сюда не пошел, если только втайне не научился летать. Он отступил, и попробовал пройти по переулку, но там дорогу преградил рухнувший дом.

Фрей сплюнул. Тупик. Значит, на перекрестке он выбрал неправильную дорогу. А это означает, что Крейк может быть где угодно и искать его бессмысленно.

Но он не сдастся. Еще нет. Его вина, что Крейк сорвался с катушек. Экипаж всегда становился неуравновешенным, когда один из них исчезал. Они были командой, и нуждались друг в друге. А что будет с Бесс? Ему даже не хотелось думать о том, как она отреагирует, когда поймет, что ее хозяин не вернулся домой.

Его взгляд упал на серебряное кольцо, надетое на мизинец. В экспедициях Крейк обычно носил с собой компас, на случай, если Фрею удастся потеряться. Взял ли он его сегодня? Фрей не был уверен. Но компас означал, что Крейк всегда может его найти, если захочет.

Но в том-то и дело, что демонист может не захотеть.

Из одного из переулков послышались шаги. Фрей резко повернул, чтобы его не заметили, но опоздал. В поле зрения появились три человека — двое стражей в мантиях, с винтовками в руках, и третий, бородатый человек средних лет с плоским лицом и деформированным ухом.

Один из стражей остановился перед Фреем, пропустив других мимо себя. Сзади подходило еще человек десять-двенадцать, по меньшей мере. Трое из них несли разные части пулемета.

— Быстрее, — поторопил Фрея страж. — Войска Коалиции прямо за нами!

Фрей не задумался ни на секунду, он всегда был ловким лжецом:

— Слава Всеобщей Душе, брат! Потеряв свое подразделения, я решил, что уже помер!

— Да иди уже, наконец! — сказал ему страж, и Фрей побежал с остальными пробужденцами, которые, очень кстати, торопились в направлении «Кэтти Джей».

Судя по одежде, рекруты были, главным образом, деревенскими парнями. На плащах некоторых был вышит Шифр, у других — нет. Некоторые были мрачными и сосредоточенными, некоторые выглядели испуганными. В целом армия пробужденцев казалась разношерстой толпой необученных рекрутов. Никакого сравнения с дисциплинированными войсками Коалиции. Люди эрцгерцога могли размазать этих парней по стенке без помощи таких людей, как Фрей.

Он шел рядом с ними, ожидая возможности бросить их и дать деру. Ему пришло в голову, что он может остаться с ними и, таким образом, добраться до Триники, но оставить «Кэтти Джей»… нет, это невозможно. Никто не знает, что произойдет, если за штурвал возьмется Джез, а ведь она единственная из всего экипажа, кто может вести корабль.

Улица, по которой они шли, закончилась маленькой площадью с декоративным, давно высохшим фонтаном в центре. Дома по обе стороны лежали в развалинах со времени землетрясения. Разбитые плитки и груды сломанного кирпича обильно заросли бурьяном. Вспышки зенитных снарядов на мгновение выхватывали из темноты руины, окружавшие группу.

Они уже были рядом с фонтаном, когда на площадь из улицы слева выбежала дюжина солдат Коалиции. Солдаты и пробужденцы были настолько ошарашены, что какое-то мгновение только смотрели друг на друга. Но не Фрей, который бросился к фонтану и прыгнул в каменную чашу за долю секунды до того, обе стороны начали стрелять.

Рявкали винтовки и пистолеты, кричали люди, причем некоторые так, словно в них попали. Фрей держал голову пониже, пока остальные пробужденцы бежали к нему в поисках укрытия. Некоторые были уже ранены, причем один человек получил пулю в спину, пытаясь помочь другому.

Страж, который первым заговорил с Фреем, оказался рядом с ним.

— Соберите пулемет и стреляйте! — крикнул он группе людей, залегших дальше. Те начали торопливо собирать его. Потом он посмотрел на Фрея: — А ты чего ждешь? — С этими словами он прицелился из своей винтовки и начал стрелять.

Фрей вытащил револьвер, который он разрядил в демона еще в храме, и начал заряжать его. У него был полный патронташ за поясом, но он хотел подумать. Он не жаждал стрелять в солдат Коалиции. Такие вещи всегда грозят неприятностями. Но у него так и не возникло никакой другой мысли, и, закончив перезаряжать револьвер, он вскочил и пару раз выстрелил; получилось убедительно. Но, конечно, он специально плохо прицелился. Страж, слишком занятый, этого не заметил.

«Я ни за что не умру с этими неудачниками», подумал он и поглядел вокруг, выискивая возможность сбежать. Солдаты Коалиции отступили, укрывшись за краем площади. Справа от него, за грудой щебня, чернел пролом, возможно старый переулок или что-то в этом роде. Надо было карабкаться, чтобы добраться до него, но это был выход и, более важно, укрытый от пуль Коалиции рухнувшим домом.

«Это и есть мой путь побега, — подумал он. — Надо только добраться туда».

Да, не очень далеко, но достаточно далеко. Если он покинет укрытие, он сразу станет целью для солдат Коалиции. И Фрей не сомневался, что пробужденцы, увидев, как он дезертирует, выстрелят ему прямо в задницу.

Он опять присел на корточки. Пули отскакивали от каменного фонтана, осыпая его мелкими кусочками гравия. Черт побери, он должен добраться до Триники! У него нет времени на эту перестрелку!

Страж, находившийся рядом с ним, воспользовался перерывом в стрельбе, высунул голову и прицелился. Фрей услышал, как он резко вдохнул, и увидел, как его глаза расширились.

— Клянусь Кодом! — крикнул он. — Это же…

Его грубо прервали — его голова взорвалась, осыпав Фрея кровью и полосками студенистой массы, которая раньше была его мозгом.

— Фуууу, — простонал Фрей. Быть осыпанным кусочками другого человека… брр, хуже не придумаешь. Он спросил себя, что увидел страж перед смертью, но был не настолько любопытен, чтобы высунуть голову из-за укрытия и посмотреть.

— Люди, сражающиеся за пробужденцев! — проревел командирский голос. — Положите оружие и сдавайтесь!

Стрельба прекратилась. Фрей в отчаянии закрыл глаза. Он знал этот голос, и это означало, что он вляпался по-крупному

Он обнаружил щель в фонтане, достаточно широкую, чтобы посмотреть сквозь нее, и прильнул к ней. Увы, это только подтвердило то, о чем он уже знал. Кедмунд Дрейв, собственной персоной, храбро стоял впереди своего отряда, в его руке дымился пистолет.

Фрей проклял свое невезение. Если Дрейв схватит его в компании пробужденцев, рыцарь Центурии тут же его вздернет.

— Это ваш последний шанс! — крикнул Дрейв. — Другого не будет!

Выстрел из винтовки, за ним, почти в ту же секунду, второй. Два стрелка из пробужденцев решили попытать счастья. Дрейв вытянул открытую руку, ладонью вперед. Ладонь дернулась с невероятной скоростью, и первая пуля срикошетила от его бронированной перчатки; вторая, завизжав, тоже отлетела от нее. Появился пистолет, дважды выстрелил и оба стрелка упали мертвыми.

«Пленный демон, — подумал Фрей. — В его перчатках демон, плененный демонистом, в точности, как в моей сабле. Ничего удивительного, что с подобными трюками рыцари Центурии кажутся сверхлюдьми».

Перестрелка возобновилась так же быстро, как и прекратилась. Дрейв прыгнул в укрытие: даже он не мог отразить так много пуль. Фрей скорчился рядом с мертвым телом стража, пули так и свистели вокруг него. Он пришел в отчаяние. Быть может он все-таки сможет добраться до пролома. А если нет, лучше уж кончить так, чем попасть в лапы Дрейва. Но путь между проломом и фонтаном казался ужасно длинным.

Он убрал пистолет и глубоко вздохнул. Потом вздохнул еще раз.

«Готов», неубедительно сказал он себе.

Но тут где-то недалеко, вдоль фонтана, раздался звук, принесший надежду в его сердце. Грубый треск пулемета. Пробужденцы, наконец-то, собрали свою хрень.

Солдаты коалиции попрятались в укрытия, когда пули из «Гатлинга» веером понеслись через площадь. Фрей сжал руки в кулаки. Это его лучший шанс, другого не будет. Ну, пока они опустили головы.

«Сейчас!»

Он прыгнул на ноги, низко пригнулся, обежал фонтан и перемахнул через его чашу раньше, чем пробужденцы успели отреагировать. И помчался по открытому месту — ноги колотят по плиткам, руки работают как поршни, дикие испуганные глаза. До укрытия было всего несколько секунд, но это были очень-очень длинные секунды, и он мог надеяться только на то, что все слишком заняты и им не до него.

— Фрей! — проорал Дрейв. Фрей посмотрел через плечо и с ужасом увидел, что рыцарь Центурии встал из-за укрытия и, не обращая внимания на летавшие вокруг него пули, наставил ствол своего револьвера на Фрея. Рыцари Центурии не промахивались.

Фрей не остановился. Но его рука протянулась к поясу и в нее прыгнула сабля. Она руководила его рукой, двигаясь быстрее, чем он когда-либо мог. В то мгновение, когда пистолет Дрейва выстрелил, Фрей повернулся посреди прыжка и выставил саблю между ними.

Сабля приняла на себя большую часть удара, но не весь. Руку тряхнуло, из глаз посыпался дождь искр, и Фрей упал. Однако он сумел сделать кувырок через плечо, опять вскочить на ноги и промчаться последние несколько метров до укрытия, пока Дрейв остолбенело глядел на него, не понимая, почему его цель еще жива.

«Не только ты можешь отражать пули», — злорадно подумал Фрей.

Прикрытый от солдат Коалиции, не обращая внимания на пробужденцев, которым хватало своих забот, Фрей пробрался через пролом в кирпичах и оказался на улице за площадью.

— Фрей! — проорал Дрейв где-то за ним. — Я еще увижу твой труп, ты, чертов предатель!


— Держись, — сказал Малвери своему пациенту. — Тебе будет больно, как ублюдку.

Эбли кивнул, с его бледного лица сочился пот. Он лежал на животе на операционном столе грязного лазарета «Кэтти Джей», зажав зубами сложенный ремень. Окровавленная штанина валялась на полу неподалёку.

Пуля вошла в икру и застряла в мышце. Это было не так плохо, как ощущалось, но Малвери сказал чистую правду: рана загноится, если ее не обработать. Хирург крепко схватил лодыжку Эбли, прицелился, навел щипцы и погрузил их в рану. Эшли заорал и вырубился.

— Не такой деликатный, как был раньше, — извиняясь пробормотал Малвери, бросая пулю в кастрюлю. Он прочистил рану клочками ткани, обработал антисептиком и наложил пару швов. Эбли пришел в сознание и начал что-то неразборчиво бормотать, пока Малвери бинтовал его.

— Спокойно, — сказал Малвери. — Все кончится через мгновение, сынок.

Эбли выплюнул ремень изо рта и сглотнул накопившуюся мокроту.

— Спасибо, док, — прохрипел он. — Спасибо, что не бросил меня там.

— Только отблагодари кэпа и дай ему код, как и обещал, — строго сказал Малвери.

— Ага. Я же не дурак, — слабо ответил Эбли. — Если корабль грохнется, то и я вместе с ним.

Малвери закончил перевязку и ничего не сказал. В его груди было знакомое чувство, странная смесь гордости и печали, которое он обычно ощущал, перевязывая юных солдат на поле боя. Гордость — его большие руки помогли спасти жизнь или ногу. Печаль — они вообще понадобились.

Эбли был простым деревенским пареньком. Сильный, симпатичный, честный взгляд. В нормальном состоянии он, вероятно, источал ауру крепкого здоровья. В своей деревне он очаровывал девушек, занимался с ними плохими делами на старой водяной мельнице и съедал половину своего веса на фестивале в честь сбора урожая. Совершенно неправильно, что его втянули во все это дело.

Малвери никогда не волновало, кто во что верит, пока это не мешало другим. Но его волновала Вардия и ее народ. Этот парнишка никогда не хотел воевать. Несмотря на все его протесты, это было ясно, как день. Он просто хотел верить во что-то, что придавало немного смысла этому безумному миру. Но война заставила его пойти с пробужденцами. Его, и сотни тысяч таких же, как он. Ему повезло, что он попал в милосердные руки.

Малвери не мог сказать, оставил бы Фрей Эбли на насосной станции или нет. Кэп мог блефовать с лучшими из них. Но Малвери не бросил бы парнишку. И если бы кэп только попытался остановить его, он бы немедленно покинул экипаж. Хотя кэп и большинство остальных верили, что гражданская война — не их война, но Малвери точно знал, что это не так.

Он услышал, как завыла гидравлика, закрывая рампу; в коридоре послышались торопливые шаги и голоса. Сило и Ашуа.

— Кэп вернулся, — сказал он ей.

— Крейк с ним? — спросила она.

Малвери занялся делом, устраивая Эбли поудобнее, одновременно слушая гомон снаружи. Он должен проверить Джез, которая лежала в своей каюте. Он, однако, ничем не мог помочь ей. Он не знал, как лечить ее, когда она впадала в свою кому. Самое лучшее, что он мог сделать — оставить ее в покое и надеяться, что она очнется.


Фрей поднимался по лестнице, выкрикивая приказы, пока Ашуа задавала вопросы. Они улетают прямо сейчас. Нет, он не нашел Крейка. Нет, они не вернутся, чтобы поискать его. Потому что у него на хвосте Кедмунд Дрейв.

— Кедмунд Дрейв! — взвизгнула Ашуа. — Сейчас-то ты что натворил?

— Ну, он вроде как решил, что мы действительно присоединились к пробужденцам.

— Он что? Почему?

— Не имеет значения. Скажи доку сесть за автоматическую пушку. Мне нужно, чтобы кто-то глядел назад, когда мы взлетим.

И Фрей побежал к кабине. Ашуа появилась у двери лазарета.

— Я слышал, — сказал Малвери и махнул рукой на пациента. — Присмотри за ним, лады? И дай ему две таблетки, из тех, что лежат на столе. Иначе может развиться сепсис. — Он прошел мимо нее прежде, чем она успела возразить. В нескольких метрах по коридору находилась винтовая лестница, прикрепленная к стене. Он поднялся по ней.

Купол был тесноват для человека его размера. Потрепанное кожаное кресло висело в металлической колыбели, которая находилась у задней части большой автоматической пушки. Ствол пушки торчал наружу через полусферу ветрового стекла, усиленного стальной рамой. Вся конструкция могла поворачиваться, наклоняться и вести огонь по всем направлениям, хотя и не прямо вверх. Механические замки не давали нажать на гашетку в таких положениях, когда снаряды могли случайно попасть в хвост «Кэтти Джей».

Малвери влез в кресло и устроился поудобнее. Маленький орудийный купол был его территорией, возможно даже больше, чем лазарет, потому что сюда не поднимался никто. Здесь было холодно, пахло плесенью и им самим. Полупустые бутылки рома, старые плакаты и потрепанные книги, запихнутые в щели в переборке. Он порылся в них, пока не нашел на четверть полную бутылку, отпустил ограничитель и поднял ствол пушки в ночное небо, освещенное оглушительными разрывами зенитных снарядов.

— Береги себя, приятель, — сказал он Крейку и сделал глубокий глоток.

Им овладело сентиментальное настроение. Крейк ушел. Просто так. Он, без сомнения, способен позаботиться о себе, но все-таки… Выбрал свой путь. В отличие от него. И теперь они вынуждены оставить его здесь.

«Тем не менее, мне нравится этот парень». Мужик не предал то, во что верил. Это больше, чем сделал сам Малвери. И теперь он должен присоединиться к пробужденцам, чертовым пробужденцам, и, с точки зрения Коалиции, тоже стать настоящим предателем. Он хотел воевать на стороне Коалиции, но теперь уже поздно, слишком поздно. Все мосты сожжены. Они никогда не дадут ему присоединиться к ним, даже если он попросит, да и кому нужен старый жирный алкоголик, с Герцогским Крестом или без него?

При мысли об этом ром в животе прокис. Он выпил еще немного, чтобы прогнать кислый привкус.

«Нужно было что-то сделать, — сказал он себе. — Нужно было отстоять свою позицию».

Но Эбли нуждается в нем и, как только он увидел своего пациента, возможность пропала. Приступ обиды в пещере с подземным разломом сейчас показался ему детским вызовом, который только позволил ему почувствовать себя лучше. Он мог протестовать сколько угодно, но в конце концов ничего не мог с этим поделать. Он всегда тек вместе с потоком, быть может, немного чаще, чем следовало.

Он еще раз глотнул рома. Это помогало отвлечься.

Включились моторы корабля, и «Кэтти Джей» вздрогнула. Корпус слегка загудел — электромагниты взялись за работу, извлекая газ из жидкого аэрума и накачивая его в цистерны балласта. «Кэтти Джей» заскрипела, становясь легче. Она привстала на шасси и неуверенно оторвалась от земли.

— Док? Ты на месте? — послышался снизу слабый голос кэпа.

— Я здесь, — громко ответил Малвери. Потом, тише, для себя: — Как всегда.

Вспышки раскалывали и освещали небо, через ночь скользили трассирующие очереди. «Виндблейды» Коалиции стреляли в корабли пробужденцев, которые поднимались из укрытий по всему Коррену. Справа от «Кэтти Джей» в воздух взлетел «Файеркроу», в кабине которого сидел Харкинс, сосредоточившийся на управлении файтером: летная фуражка глубоко натянута на голову, через прозрачное ветровое стекло на носу видны ноги, как у пугала. Пинн поднимался рядом с ним, его пухлое лицо было подсвечено приборной панелью элегантного «Скайланса». Малвери, внутри купола, чувствовал себя изолированным от всего этого, словно это было происходящее вдали от него шоу, которое никак не могло повлиять на него, и на которое он тоже никак не мог повлиять.

Близкий взрыв встряхнул «Кэтти Джей» и заставил доктора пролить ром на промежность. Внезапно он почувствовал себя намного менее обособленным.

Включились тяговые двигатели «Кэтти Джей», и она резко рванула вперед. Файтеры держались вровень с нею. Фрей летел низко над городом, чтобы избежать огня зениток, но Малвери все равно казалось, что снаряды рвутся слишком близко к нему.

Вокруг кишели корабли Коалиции. Они решили нанести как можно больший урон рассеявшимся пробужденцам. Сейчас, когда «Кэтти Джей» находилась в воздухе, Малвери понял, что противокорабельный огонь был намного слабее, чем тогда, когда они прилетели в город. В некоторых районах он вообще почти сошел на нет, зенитчики присоединились к бегству.

— Док! Что делается сзади? Ты не спишь? — крикнул Фрей. У него была привычка ворчать посреди сражения. Он не мог видеть, что делается позади корабля и беспокоился.

— Кроме всех этих гребаных зениток? — крикнул в ответ Малвери. — Все в порядке. — Внезапно он замолчал, потому что увидел что-то движущееся в темноте, и тут же проорал: — На восемь часов, кэп! Выше нас! Файтер! Атакует!

Фрей отреагировал мгновенно. Мир за куполом Малвери закачался и накренился. Пылающая трассирующая очередь прошла мимо него и улетела к земле, чтобы быть проглоченной улицами города. Малвери сунул бутылку рома в щель в переборке, чтобы она не выпала в коридор под ним.

— Где он сейчас? — спросил Фрей, выполняя маневр уклонения и яростно крутя «Кэтти Джей». Харкинс и его «Файеркроу» мелькнули в поле зрения и пропали. Малвери вытянул шею пытаясь в темноте разглядеть файтер. Вспышка зенитного снаряда осветила его в то мгновение, когда он выпустил еще одну очередь. На этот раз пули хлестнули «Кэтти Джей», дырявя металлический корпус. Что-то застонало глубоко внутри корабля. Взорвалась труба, в коридоре под ним зашипел пар. Он услышал, как Сило побежал чинить протечку.

— Кэп, он на шесть часов! Прямо над нами! — прокричал Малвери, перекрикивая шум.

— Тогда стреляй в него, черт побери! — в ответ проорал Фрей.

— Это же «Виндблейд»! — запротестовал доктор.

— Я, что, похож на человека, которого волнует эта хрень? — крикнул Фрей.

— Я не хочу стрелять по Коалиции!

— Она напали на нас! Хочешь умереть ради своего чертового патриотизма?

— Почему нет? — проревел Малвери. — Разве ты не хочешь умереть ради своей чертовой бабы?

Кэп на мгновение замолчал, побежденный. Воцарилось молчание, пока он формулировал ответ, но тут файтер дал новый залп, оставив еще несколько дырок на их крыле, и Фрей сдался, больше не пытаясь быть остроумным.

— Просто стреляй! — крикнул он.

Малвери, вне себя, схватился за рукоятки автоматической пушки и повернул купол с торчащим стволом.

— Держи ее прямо, — крикнул он. Фрей перестал маневрировать, и Малвери поймал цель в перекрестье прицела.

Это будет хороший выстрел. «Виндблейд» подстраивался над ними, ободренный отсутствием ответного огня. Пилот, думая только об убийстве, даже не пытался уклоняться. Они оба держали друг друга в поле зрения.

— Малвери! — опять заорал Фрей.

Первый, кто выстрелит уничтожит другого.

— Малвери! Стреляй!

Палец Малвери завис над гашеткой. Он подумал о всех людях на «Кэтти Джей». О кэпе, Сило и, особенно, об Ашуа, которую чрезмерно любил. Скорее всего, все эти люди умрут, если он не выстрелит.

— Малвери! — заорал Фрей настолько громко, что ему угрожал неминуемый пролапс. — Ты, проклятый жирный ублюдок! Огонь!

Малвери убрал палец, сел в потрепанное кожаное кресло и вздохнул с чем-то вроде удовлетворения. Что будет, то и будет. Но он скорее умрет, чем собьет судно Коалиции.

Мгновением позже из темноты вылетела трассирующая очередь и «Виндблейд» взорвался, разлетевшись на куски. «Скайланс» Пинна пронесся по воздуху и исчез.

Малвери смотрел, как пылающие обломки «Виндблейда» падали на город. Они оторвались и от зениток. Насколько он видел, преследователей больше не было.

Он вытащил бутылку рома и опустошил ее. Потом вытащил себя из кресла и спустился в наполненный дымом коридор за другой. Сегодня ночью он собирался как следует напиться.

«Кто сказал, что я не могу отстаивать свою позицию?»


Глава 10 | Туз Черепов | Глава 12