home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Признание Фрея — Засада — Выбор стороны — Крейк поворачивает назад


Они опять прошли через канализацию и вернулись на насосную станцию. Фрей ждал, стоя на верхней площадке винтовой лестницы, пока остаток группы поднимется к нему. Старые механические насосы неясно вырисовывались в свете фонаря, осуждающие стражи, наполовину погруженные в темноту.

Он нервно постучал ногой. Он был на грани срыва. Ром дока помог, но не намного. Он чувствовал себя так, словно что-то давило на него изнутри, причем давление постоянно росло и он удерживал его в себе только благодаря силе воли.

Демон испугал его до смерти. Бег через темноту был еще хуже. Но добила его пропасть, над которой он висел. Это произошло с ним, когда он висел на веревке над кошмарной пустотой и только слабеющие мышцы рук стояли между ним и концом.

Он посмотрел на руки. Они тряслись.

К нему подошел Малвери, и они вместе смотрели, как Пелару пронес Джез мимо них. Такиец даже не взглянул в их сторону.

— Оно того стоило? — спросил Малвери.

Тон его голоса заставил Фрея ощетинится:

— Нет. Но давай поговорим об этом попозже.

— А я считаю, что сейчас самое время, — упрямо сказал Малвери. — До того, как она проснется, и ты опять все забудешь. Посмотри на нее сейчас. Посмотри, как близко мы подошли.

— Я вижу ее, Малвери. Не слепой.

— И когда все это прекратится? Когда один из нас на самом деле умрет? — пробасил Малвери. — Сколько еще сокровищ тебе надо?

— Речь идет не об этих долбанных сокровищах! — крикнул Фрей, его голос эхом прокатился по насосной станции. Слишком громко, и все посмотрели на него. Внезапно он обнаружил, что его аудитория расширилась.

— А о чем, кэп? Зачем ты притащил нас сюда? Кажись, ты должен нам это сказать, по меньшей мере.

Экипаж смотрел на него, ожидая ответа. Он почувствовал себя одиноким и загнанным, обвиняемым. В нем мгновенно вскипел гнев. Хрупкий самоконтроль разбился вдребезги, и он повернулся к Пелару.

— Это ты натворил, а не я, — рявкнул он торговцу слухами. — Ты притащил нас сюда! Ты убедил меня заняться этим. Скажи им, черт побери! Давай! Скажи им, почему мы здесь.

Обвинение показалось слабым, даже ему, и он еще больше расстроился. Но ему надо было сорвать на ком-то злость. Он был по горло сыт тайнами; это сделало его безрассудным, и плевать он хотел на последствия. Если команда хочет знать, он даст им то, что они желают. И даже если им это не понравится, им придется смириться.

Пелару спокойно посмотрел на него. Он не стал обращаться к экипажу, а заговорил, глядя на Фрея.

— Триника Дракен находится с пробужденцами, — сказал он. — Она работает на них наемником с самого начала конфликта. Скорее всего, ее прошлые связи и смертный приговор, вынесенный ей Коалицией, позволил ей легко выбрать сторону.

Фрей осознал молчание экипажа. Внезапно он засомневался, что вообще поступил правильно. Но сделанного не вернешь.

— Где она сейчас? — спросил он.

— У пробужденцев есть база в Дельте Барабака. Она спрятана в обширном заболоченном рукаве реки, шириной где-то в сто миль, без дорог и троп. Триника там. Но ты не найдешь ее, капитан Фрей. Никто не знает, где в точности находится эта база. Вся область наполнена противокорабельными пушками. Даже Флот Коалиции не осмеливается летать над ней. — Он поправил тело Джез, лежавшее у него на плечах. — На этом, как мне кажется, наша сделка завершена.

— Ничего не завершено, — сказал капитан. — Предполагалось, что ты найдешь ее.

— Я так и сделал, — спокойно возразил Пелару. — И сказал тебе, где она. А как ты ее оттуда достанешь, твое…

Он еще не закончил фразу, когда Фрей выхватил револьвер и наставил ему на лоб:

— Я не в том настроении, приятель.

— Подожди-ка, — сказал Малвери, не обращая внимания на то, что Фрей приставил револьвер к голове другого человека. — Неужели я правильно расслышал его? Неужели он сказал, что ты приволок нас на поле боя и рискнул жизнями всей команды ради твоих безнадежных романтических бредней? Кэп, скажи мне, что это вранье. Скажи мне, что ты по-настоящему уважаешь нас и не мог сделать такую хрень.

Фрей яростно повернулся к нему:

— Тебе заплатили, разве нет? В промежутке между этими реликвиями и последним грабежом, мы сбили транспортник и добыли круглую сумму! Разве это не то, что ты хочешь? Разве я сделал это не для вас всех? Так в чем же чертова проблема?

В глазах Малвери появилось что-то вроде жалости:

— Ты что, думаешь, что я завис здесь ради денег?

— Я здесь только поэтому, — встрял Пинн.

— Заткни хлебало, — сказал Малвери. — Никто тебя не спрашивал.

— Ну, я сам спросил себя, — вернул Пинн.

— Нельзя ли обсудить эту маленькую семейную ссору попозже, как вы считаете? — влезла Ашуа. — Прямо сейчас нам надо вернуться на «Кэтти Джей».

И тут началась атака, настолько неожиданная, что Фрей не сразу сообразил, что на них напали. Он услышал сухой треск, Крейк резко дернулся вперед и упал на землю.

— Засада! — крикнула Ашуа, и все стало ясно.

Все задвигались. Малвери схватил Крейка и потащил по полу. Остальные рассеялись в поисках укрытия. Сам Фрей отскочил за угол насоса, Сило оказался рядом с ним. Они всмотрелись в зал, выискивая врага.

— Здесь! Они здесь! — закричал тонкий голос с другого конца зала. Фрей заметил темную фигуру, бегущую между насосами. Он быстро прицелился и выстрелил. Раздался крик, похожий на юношеский, фигура споткнулась, упала и перекатилась в укрытие.

— Только одно я ненавижу больше демонов, и это шпики, — сказал Фрей. — Док? Как там Крейк?

— В порядке! — отозвался Малвери. — Пуля пробила батарею!

Эта новость, и шутливый тон Малвери заставили Фрея почувствовать себя лучше. Как только началась перестрелка, сразу вернулись дух товарищества и привычные шутки. Когда им угрожала опасность, они быстро забывали все разногласия. Фрей умел заметать сор под ковер.

Послышались приближающиеся шаги. Ашуа швырнула в зал фонарь. Красный цветок распустился с шипением искр, окрасив комнату в красно-кровавый цвет. Фрей уловил движение: страж в мантии с винтовкой и пара седых стариков. Он указал на них Сило, когда те укрывались за трубой.

— Та самая банда, с которой мы уже дрались, — пробормотал Сило. — Наверно искали нас.

— Они ничему не научились, а? — сказал Фрей. Он высунулся из-за угла и пару раз выстрелил. Пули отлетели от труб. И мгновенно отдернулся, когда по нему начали стрелять.

— Сило, — сказал он, ожидая конца огня. — То, что я только что сказал…

— Я принимаю, кэп, — ответил Сило. Вот за что он любил муртианина. Человек понимал его.

— А экипаж, как думаешь?

— Кэп, большинство из нас здесь потому, что нам некуда идти. Они пойдут за тобой. Может быть их ранило, что ты не был с ними до конца откровенным, но они это переживут. — Он какое-то время думал. — Ашуа, она тебе не предана, но она счастлива, покуда ты ее не гонишь. А вот за доком и Крейком тебе стоит присмотреть. У них угрызения совести, тут ты не поможешь.

— А у тебя?

Сило высунулся из-за укрытия, прицелился из дробовика и выстрелил. Полголовы стража взорвалось, превратившись в кровавый туман и обломки костей.

— У меня нет, — сказал он. — Это не мой народ убивает друг друга.

— Эй вы, там! — громко крикнул Фрей. — Мы не из Коалиции! Ваш бой — не с нами. Почему бы вам не пойти домой, пока вы не кончили, как ваш дружбан?

Фрей подождал ответа, но не получил его. Вместо него он услышал шорох ног — два старика побежали к выходу из насосной станции и исчезли.

Фрей очень удивился, что они послушались его.

— Ну, — сказал он, — это совсем не плохо.

Невдалеке послышался приглушенный стон: словно кто-то пытался подавить свою боль и проиграл. Когда стало ясно, что все враги сбежали, они отправились туда и нашли юношу, лежавшего, скорчившись, за трубопроводом; вокруг бедра он обмотал жгут, наскоро сделанный из оторванного рукава его тонкого плаща. Переполненный болью, он не слышал, как они подходили к нему. Зато услышав, потянулся к пистолету, лежавшему рядом. Сило поставил ботинок на пистолет, со щелчком перезарядил свое помповое ружье и направил его на лоб человека.

— Не-а, — сказал он.

Юноша отдернул руку. Он был испуган до смерти, но делал вид, что нет. Деревенское свежее лицо, покрытое грязью, белокурые волосы, надо лбом челка. Ему не могло быть больше двадцати.

— Вы не Коалиция, — вызывающе сказал он.

— Как я и сказал, — ответил Фрей. — А ты не пробужденец. Как тебя зовут?

— Эбли, — сказал юноша, не видя смысла что-то скрывать.

— Я — капитан Фрей с «Кэтти Джей». Что ты делаешь в Коррене?

Эбли недоверчиво посмотрел на него.

— Я пилот, — ответил он. — Перевожу урожай между Лапином и пшеничным поясом.

— Как ты спутался с пробужденцами?

— Я не спутался ни с кем! Просто я верю во Всеобщую Душу. — Весь остальной экипаж собрался вокруг, глядя на него сверху вниз. Он обратился к Ашуа, единственной здесь женщине, которая была в сознании. — Пожалуйста, мне нужна помощь.

— А разве ты не стрелял в моего друга? — напомнила она ему, указывая на Крейка. Рюкзак демониста стоял на полу рядом с ним, из дыры в батарее сочилась жидкость.

Эбли пришел в отчаяние. Кровь капала через жгут, ногу невыносимо жгло.

— Они пришли в мою деревню, смекаешь? И собрали всех верующих. Они сказали, что в городах их мало, зато деревни все их. И спикеры начали требовать, чтобы каждый пошел на войну. Я не хотел идти, большинство из нас не хотели, но ты не можешь сказать нет, не тогда, когда вокруг зависли императоры. Они сказали, что ты либо с нами, либо против нас. Выбирай сторону.

— Похоже ты получил очень плохую рану, — сказал Фрей. — Малвери?

Малвери устроил представление, разглядывая рану.

— Если мы его бросим, он долго не протянет, — сказал он. — Рана загноится. Он потеряет ногу, даже если его найдут кореша.

— Ммм, — протянул Фрей. — Мне жаль. Но ему сказали выбрать сторону. И он выбрал. — Он пожал плечами. — Пошли, ребята.

— Погодите, вы не можете! — крикнул Эбли как можно громче. — Никто не будет меня искать!

— Но пробужденцы заботятся о своих верующих, разве нет? — сказал Крейк с неприятной ехидцей в голосе.

— Они отступают! Так они сказали! Никто не пойдет меня искать!

— Пробужденцы отступают из Коррена? — Фрей внезапно заинтересовался. — Сегодня ночью?

Эбли сжал зубы, когда его накрыла новая волна воли. Холодный пот струйками потек с волос.

— Ага. Им крепко досталось. Прошел слух… ааа… слух, что они собираются это сделать в любом случае, а тут еще эта атака…

— Похоже, они решили, что иметь дело с Коалицией из-за той штуки, которую они искали здесь, — себе дороже, — высказала свое мнение Ашуа.

— Машина, — сказал Крейк. — Они хотели увериться, что никто не найдет ее. Она — доказательство того, что они вселяли демонов в людей, чтобы делать императоров. А это такое доказательство, что засомневаются даже ограниченные идиоты, сражающиеся за них.

— Я не идиот! — рявкнул Эбли. — По меньшей мере, я во что-то верю!

— Как и я, — заметил Крейк. — А я верю, что мы оставим тебя здесь гнить.

Фрей не знал, говорит ли Крейк серьезно или нет. Он вообще не слишком разбирался во всем, связанном с пробужденцами. Но информация Эбли подсказала ему идею.

— Пробужденцы. Мы знаем, что у них есть база в Дельте Барабака. Ты можешь сказать нам, где именно?

— Я не знаю! Как я могу сказать то, что не знаю?

— Потому что я не вижу другой причины для того, чтобы тратить на твое излечение время моего врача и лекарства.

— Ты врач? — Эшли умоляюще поглядел на Малвери.

— Прости, приятель, — сказал Малвери, поддерживая игру Фрея. — Я могу делать только то, что кэп разрешает мне. В следующий раз выбери сторону получше, идет?

Сило подобрал револьвер Эшли, и они пошли к выходу. Фрей мысленно считал число шагов.

— Стойте! — крикнул Эшли вслед им, как раз вовремя.

Фрей оглянулся. Он скорчил отчаянное лицо, в темноте обманув раненого.

— Я знаю! — крикнул Эбли. — Я знаю, куда они собираются! Куда мы отступим, когда покинем Коррен.

— Ты знаешь? — спросил Фрей, в упор глядя на него. На лице Эбли появилось выражение человека, изо всех сил стремящегося угодить. — Ты врешь.

— Мне так кажется, — промямлит тот. — Они назначили нам точку встречи. Мы должны встретиться там и оттуда улететь. Были только слухи, вот и все, но слухи говорили…

— Что помешает любой старой посудине взлететь и последовать за вами? — прервала его Ашуа. — Откуда вы знаете, кто на вашей стороне? Пробужденцы насобирали хлам из любого бедлама.

— Бедлама? — спросил Фрей, никогда не слышавший этого слова. Откровенно говоря, его уже достало, что у половины команды словарный запас был больше, чем у него.

— Они дали нам код, — сказал Эбли. — Он изменяется каждый день. Если они потребуют, мы должны просигналить его на электрогелиографе. Таким образом они могут определить чужаков.

— И ты знаешь сегодняшний код? — спросил Фрей.

— Да! Да, знаю! — Лицо юноши осветилось, когда он увидел будущее, в котором ему не надо будет умирать в темноте от потери крови. — Я расскажу вам, если вы поможете мне!

Крейк подошел к Фрею:

— Даже не думай о том, о чем, как я думаю, ты думаешь.

Фей поднял бровь:

— Ты, что, не хочешь вдарить по ним ради Коалиции?

— Речь не об этом, и ты это знаешь! Речь идет о тебе и о ней!

Пинн выглядел растерянным:

— Что я упустил?

— Ничего, кроме твоих извилин, — сказал Малвери. — Мне кажется, кэп хочет присоединиться к пробужденцам.

— Ого, — сказал Пинн. — Ну, не вижу в этом ничего плохого.

— Нет, — сказал Крейк. — Нет, Фрей, это заходит чертовски далеко.

— Мы только сделаем вид, твою мать! — рявкнул Фрей. — Никто не просит тебя клясться в вечной преданности Всеобщей Душе.

— Нет, Фрей, нет, — взорвался Крейк. — Это уже не легкое пиратство и случайные кражи. Ты хочешь проникнуть к пробужденцам? Ты собираешься втянуть нас в эту войну?

— А ты? — ответил Фрей. — Разве ты не ненавидишь их и все, за что они борются?

— Но это не означает, что я собираюсь умереть, сражаясь с ними! — Крейк уже кричал. — Разве ты забыл, что я демонист? Ты знаешь, что они сделают со мной, если узнают? Я не хочу, чтобы император разорвал на клочки мое сознание, ради твоей обреченной гребаной связи! Отпусти ее, Фрей! Она не хочет тебя! Кровь и сопли, просто отпусти ее!

Фрей вскипел. Недавняя игра со смертью, расстройство от разрыва с Триникой, вина перед Джез; все это разожгло в нем гнев, и он больше не мог сдерживаться.

— Тогда оставайся! — заорал он. — Оставайся, если хочешь. Я не заставляю тебя лететь со мной! Но, насколько я помню, «Кэтти Джей» — моя шхуна, и она полетит туда, где Триника. Ты можешь лететь со мной или валить; мне все равно! Но пока ты на борту, заткни пасть!

Лицо Крейка покраснело от ярости и возмущения. Он открыл было рот для достойного ответа, но овладел собой и закрыл его опять. Он выпрямился с подчеркнутым достоинством аристократа и сказал, очень спокойно:

— До свидания, кэп. — Потом подобрал фонарь, повернулся и пошел к выходу из насосной станции.

— Прекрасно! — крикнул Фрей ему вслед, когда увидел, что демонист действительно собирается уйти. — Прекрасно! Иди! — Он повернулся к остальным членам экипажа: — Кто-нибудь еще?

Малвери подошел к нему поближе, его кустистые белые брови неодобрительно собрались над краем круглых очков с зелеными стеклами.

— Кэп, — строго сказал он. — Эта женщина превращает тебя в придурка. Остановись.

Фрей проглотил резкий ответ. По лицам команды он видел, что свалял дурака. Даже Эбли со страхом глядел на него. Крейк — его друг, и они множество раз спасли друг другу жизнь. Он не заслужил такой быстрой расправы. И, наверняка, он очень обиделся, что его выгнали прямо посреди поля боя.

— Я схожу за ним, — предложил Сило.

— Нет, — возразил Фрей, протянув руку. — Я схожу. Ты поведешь остальных на «Кэтти Джей». Малвери, присмотришь за парнишкой? Он нам нужен.

— Есть, кэп, — сказал Малвери. Остальные, без возражений, начали собирать рюкзаки и подбирать всякие мелочи, даже более подавленные, чем обычно. Фрей быстрым шагом вышел из насосной станции. Он был рад, что уходит от членов команды — ему хотелось спрятать лицо от их взглядов.

Выйдя наружу, он огляделся. Никого. Перекресток пяти улиц был пуст и тих, слышался только далекий рокот пулеметов. Он выключил фонарь и оставил его у двери, где его найдут остальные; потом осторожно вышел на перекресток.

Крейка нигде не было. Фрей тихо выругался.

Оставался только один выход. Здесь слишком опасно, чтобы выкрикивать его имя, поэтому он выбрал случайное направление и отправился на поиски.

«Крейк. Где же ты, черт побери?»


Грайзер Крейк, находившийся в нескольких улицах от перекрестка, уже пожалел о своем решении. Реальность быстро охладила жар его гнева. Он оказался один в разрушенном городе, где на одной стороне была Коалиция, на другой — пробужденцы, и все начинали стрелять, не задавая вопросов. Он даже не знал, куда идти, чтобы оказаться в безопасности.

«Ты дурак, Грайзер Крейк. Испуганный возгордившийся дурак».

Он уже стыдился своей вспышки перед кэпом — он не любил выходить из себя. Такое явное проявление своих чувств — не его стиль. Но происшествие с Джез расстроило его, вернуло ужасные воспоминания о Бесс, его красавице-племяннице, которую он, попав под управление демона, зарезал ножом для бумаг. К тому же, он был унижен последней неудачей. Искусство демониста выделяло его из высокомерной скучной элиты, к которой он принадлежал по рождению. А сейчас он сделал из себя посмешище. Он чувствовал себя злым и несчастным, и замечание Фрея стало последней соломинкой.

Куда идти? Кэп хочет, чтобы они присоединились к пробужденцам. Нет, он абсолютно не в состоянии это сделать. Даже для того, чтобы проникнуть к ним и как-то навредить. Он слишком ненавидит их, решительно выступает против них. Что, если они подвергнут его какому-то посвящению, и ему придется доказывать свою веру во Всеобщую Душу? Это будет самым настоящим предательством самого себя. У остальных, быть может, более гибкие моральные устои, чем у него, но он останется непоколебимым.

И, тем не менее, он спросил себя, действительно ли это настоящая причина? «Ты, что, не хочешь вдарить по ним ради Коалиции?», сказал Крейк. И он действительно хочет этого, он хочет ударить. Ради Коалиции, но, более важно, по пробужденцам. Как он может это сделать? И разве он только что не отказался от этого?

С тех пор, как началась гражданская война, его мучила мысль, должен ли он присоединиться к ней. И вот сейчас, когда возможность появилась, он осознал, что, на самом деле, не хочет в нее вмешиваться. И он с болью признался себе, что просто боится. Он хочет сидеть где-нибудь в сторонке и дать другим разделаться с пробужденцами. В конце концов он ничем не лучше Фрея или любого из остальных.

Он остановился, пытаясь выбрать дорогу. На него злорадно смотрели разбитые темные улицы. Страх змеей заполз ему в душу.

— Ты понятия не имеешь, куда идти, верно? — вслух спросил он себя.

И потом, с ужасом, вспомнил Бесс. Но не девочку, которую убил, но голема, которого из нее сделал. В своей эгоистичной ярости он совсем забыл, что на «Кэтти Джей» есть кое-кто, кто полагается на него. Кровь и сопли, ну какой же он эгоист! Если он думал не о себе, то о Самандре. И что будет с големом, находящимся на его попечении?

«Выбора нет, — сказал он себе. — Пошли обратно».

Он, естественно, не полетит ни в какое логово пробужденцев, но кэп может оставить его и Бесс на передовой базе. Или где-нибудь в более безопасном месте. Им обоим придется проглотить свою гордость, но уж в этом Фрей ему не откажет.

А потом он сможет пойти к Самандре. Он спросил себя, разбушевался бы он, если ли бы вспомнил, что она его ждет.

Глубоко вздохнув, он повернулся, чтобы идти обратно.

По улице шел человек, прямо к нему. Высокий человек в окопном плаще и черной шляпе, с дробовиком в руках. Сердце Крейка подпрыгнуло в груди. Он понятия не имел, кто этот человек и на какой он стороне, но точно знал, что не хочет встречаться с ним. Он повернулся, чтобы пойти в другую сторону.

И обнаружил, что смотрит прямо на дуло револьвера, рукоятку которого держал молодой чисто выбритый мужчина. Тот криво улыбнулся.

— Грайзер Крейк, — сказал он. — Мы из агентства «Шакльмор». И вы пойдете с нами.


Глава 9 | Туз Черепов | Глава 11