home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Оптимист — Скачка через шторм — Джез отвлеклась — Женская интуиция — Величественное падение


Капитан Дариан Фрей привык к неравным шансам; всю жизнь у него были ничтожные шансы. Неспособный выиграть в честном бою, он выживал благодаря хитрости и лишенному всякой логики оптимизму, свойственному игрокам и пьяницам; это чувство заставляло самый рискованный план на мгновение показаться хорошей идеей.

Именно таким образом он обнаружил, что летит через сердце урагана, преследуя цель, которую даже не мог видеть.

«Кэтти Джей» вздрагивала и брыкалась, боковые ветры мотали ее туда и сюда, пока Фрей сражался со штурвалом. Переборки стонали, приборы дребезжали, ходовые двигатели засасывали воздух. Клочья облаков хлопали по ветровому стеклу как злые черные призраки.

Фрей, сжав зубы, заставлял «Кэтти Джей» лететь вперед. Где-то сверкнула молния — слабая вспышка, приглушенная окружавшей мглой, — на мгновение осветив темную кабину. Фрей поморщился, предвидя гром, и сжался, когда тот ударил. В ушах все еще звенело, когда он почувствовал, как желудок подкатил к горлу — «Кэтти Джей» провалилась в воздушную яму.

Обычно он оставлял такие полеты Джез. У нее было удивительное ночное зрение, а ветер она читала так, что становилось жутко. Но все это было раньше. Сейчас он вообще не доверял ей штурвал

— Почему бы тебе не сдаться? — в отчаянии заорал он буре, когда так сильно налег на штурвал, что плечевой сустав хрустнул.

Облако, словно по его команде, унеслось прочь, и «Кэтти Джей» вырвалась в ясное небо. Последний свет сумерек раскрасил ночь в нежно-кровавый цвет. Полная луна освещала гористый ландшафт надвигающихся грозовых облаков, огромные массы которых скользили мимо, увлекаемые невидимым потоком.

Фрэй расслабил руки на штурвале и с подозрением прислушался к двигателям, вернувшимся к своему обычному реву. Мир воцарился настолько внезапно, что он заподозрил какой-то обман.

Но, поскольку ничего катастрофического не произошло, он откинулся на спинку сидения и разрешил себе на мгновение расслабиться. Последние несколько часов прошли на нервах. Он знал, что должен быть начеку, но ему нужна была передышка.

Глаза капитана пробежали по массивным облачным каньонам и уступам в поисках признаков цели. Как и ожидалось, он ничего не нашел. Они спрятались внутри урагана, влетели в него настолько далеко, настолько осмелились. Молния зажгла далекое облако; по небу прокатилось трескучее ворчание.

Фрей поискал Пинна и Харкинса, но не нашел и их.

— Эй, парни, вы в поряде? — спросил он.

— Скучища, — немедленно ответил Пинн, серебряная клипса передала голос пилота в самое ухо Фрея. — Ты их еще не нашел?

— Мне… э… на самом деле здесь нравится, — робко сказал Харкинс. — Ну… здесь… э… вроде как приятно. Тихо.

— Тихо? — оскалился Пинн.

— Я просто говорю… Ну, я имею в виду, почему я не должен…

Фрей отцепил клипсу прежде, чем они начали ссорится, оборвав связь с файтерами эскорта.

— Джез, ты слышишь меня? Джез?

Ответа не последовало, так что он повернул голову и посмотрел через плечо. Помимо него в кабине находилась только штурман, сидевшая в тени, у своих приборов. Маленькая женщина в бесформенном комбинезоне, черные волосы связаны в хвост. Она уставилась на карты, лежавшие на металлическом столе перед ней, но не видела их.

— Джез! — рявкнул он.

Она вскинула голову, и на нем остановился ее взгляд. Лунный свет отразился от широких зрачков, блестящих белых дисков, похожих на глаза ночного хищника. Глаза волка. Фрей почувствовал, как по спине пробежал ледяной холодок. Начиная с Самарлы, он чувствовал себя неуютно, находясь рядом с ней. Она изменилась. Иногда он боялся оставаться с ней в кабине.

— Ты слышишь его? — спросил он, стараясь говорить твердым голосом.

Она безучастно поглядела на него. Фрей потерял терпение:

— Транспортник, Джез! Да что с тобой?

Только тут на ее лице появилось понимание, и она пристыженно посмотрела на него:

— Прости, кэп. Я… — Она тряхнула головой и махнула рукой. — Подожди минутку. — Она закрыла глаза и прислушалась. — Мы близко, но нас сносит. Опустись до девяти тысяч, курс ноль-пятнадцать. Они где-то в двадцати километрах от нас.

— Ты уверена?

— Я слышу моторы, — ответила она. — Грузовое судно и… пять-шесть файтеров эскорта. Они не должны были лететь через эту мясорубку на таком маленьком корабле, но… — Она пожала плечами.

— Но они пробужденцы, — закончил за нее Фрей. Она сумела выдавить слабую улыбку. Шутка, популярная среди экипажа: «Пробужденцы — безумцы. И ты бы таким был, с маньяком за мессию».

Джез быстро проверила свои вычисления.

— Через пару минут мы будем над болотами, — сказала она. — Время делать ход.

— Для этого мне нужна ты, — сказал Фрей. — Соберись.

Она поглядела на него с выражением, которое он не понял, потом решительно кивнула. Фрей надеялся, что его напоминания хватит, чтобы заставить ее сосредоточиться на работе.

Она может слышать моторы. В двадцати километрах, в грозу, через рев двигателей «Кэтти Джей». Да, у нее хороший слух, но здесь что-то другое.

«Что еще ты слышишь, когда уходишь в себя? — подумал Фрей. — Что вообще происходит с тобой, Джез? К чему ты прислушиваешься?»

— Док! — крикнул он через плечо в открытую дверь кабины. — Мы приближаемся! Будь наготове!

— Готов! — отозвался Малвери. Он сидел за автоматической пушкой в орудийном куполе — пузыре на горбатой спине «Кэтти Джей», — располагавшимся над главным коридором, шедшим вдоль ее позвоночника. И, вероятно, грелся бутылкой рома. Док целился лучше, когда был пьян, но Фрей никогда не видел, как Малвери стреляет трезвым, так что сравнивать было не с чем.

Фрей выпустил немного сверхлегкого аэрума из балластных цистерн, чтобы опуститься пониже. Над ним висела грозовая туча, по форме похожая на наковальню. Он направил «Кэтти Джей» к ней и позволил туче проглотить их.

Вернувшись во мрак, Фрей почувствовал, как им опять овладело напряжение. Пальцы нервно сжались на штурвале. Впереди он видел только собственное лицо, отраженное на ветровом стекле и подсвеченное сиянием датчиков. Черные волосы, волевой подбородок, приятные черты лица, которые он считал единственным благословением, полученным от родителей. Не то, чтобы Фрей не был знаком со своим отражением, но сегодня оно удивило его. Он выглядел поджарым и сильным. Охотник.

«Ты можешь это сделать, — сказал он себе. — Один грузовик и несколько убогих файтеров. Даже не профессиональные пилоты. И на этом можно хорошо нажиться».

За информацию о курсе цели и ее грузе, купленную у уважаемого торговца слухами, пришлось раскошелиться. На этот раз, решил он, не должно быть никаких неожиданностей. В последнее время он все делал правильно. Никаких сомнительных советов или работ, которые казались слишком хорошими, чтобы быть правдой. Хватит с него легких путей, хватит с него косяков.

И у него есть причины чувствовать себя уверенно. Последние две операции прошли как по маслу. Неважно, что это были маленькие корабли с минимальным эскортом, пробиравшиеся через вулканические ущелья над Кривой Западней. Неважно, что они несли мало груза, и украденного у них хватило главным образом на то, чтобы купить информацию для этого грабежа. Важно то, как экипаж выполнил его планы. Они действовали дисциплинированно, эффективно и, несмотря на постоянные жалобы, работали как команда.

Воодушевленный этим, он решил, что пришло время поохотиться на добычу побольше.

Пробужденцы летали через бури со времен официального объявления гражданской войны, и эрцгерцог открыл сезон охоты на их корабли. Большинству флибустьеров требовались большое упорство и здоровая доза удачи, чтобы поймать транспортник, в зимнюю бурю пробиравшийся над Вардией. Но у большинства флибустьеров не было штурмана-полудемона…

Даже зная дорогу цели, пришлось как следует порыскать, прежде чем Джез обнаружила след. Но теперь они почуяли добычу и быстро приближаются к ней.

«Кэтти Джей» слабо затряслась, когда ветры опять схватили ее. Фрей приготовился к еще одному сражению со штурвалом, но ожидаемая битва так и не произошла. Корабль просто трясся, все сильнее и сильнее. Фрей посмотрел через свое отражение, страстно желая, чтобы облака разошлись. Они отказались. А тряска возросла еще больше.

— Джез? Один из двигателей разболтался или что-то в этом роде? — спросил он. Тряска на корабле, по его опыту, не к добру.

Джез не ответила. Он тихо выругался, повернулся в кресле и обнаружил, что она опять глядит на стену, ничего не видя. Такой плохой, как сегодня, она еще не была.

— Черт побери, Джез! — рявкнул он. — Проснись!

Она вышла из транса, посмотрела на него, посмотрела мимо него. И на ее лице появилось выражение ужаса, когда кабину затопил свет.

— Фрей! — крикнула она.

Капитан крутанулся обратно и увидел, что темное облако превратилось в блестящий туман — дюжина горящих солнц освещали его изнутри.

— О, дерьмо, — пробормотал он.

Прожектора.

Он толкнул штурвал вперед и дернул рычаг, выполняя аварийный сброс аэрума из цистерн. «Кэтти Джей» нырнула, облака окончательно разошлись, и через них стал виден огромный тупой нос грузовика, несшегося прямо на них, как какой-то титанический бог урагана. Увидел его, Фрей заорал и заработал штурвалом, наклоняя корабль на нос и вкладывая каждую унцию своей силы в нырок.

Только не так, он не может умереть вот так, пока он не сделал то, что должен сделать, что поклялся сделать!

К нему неслась стена черного металла. Моторы ревели, заставляя «Кэтти Джей» лететь вниз. Малвери добавил собственный панический вопль из купола.

«Давай давай давай!»

А потом они оказались под ним, огромное брюхо транспортника прогрохотало над ними, тяжело тряхнув «Кэтти Джей». Корабль быстро прошел мимо, еще несколько секунд, и крошечные огоньки, метавшиеся по облаку, словно светлячки, исчезли, проглоченные мраком.

Облегченно выдохнув, Фрей накачал аэрум обратно в цистерны, выровнял «Кэтти Джей» и начал подниматься. Он не останется в этом чертовом облаке ни одного лишнего мгновения. На мгновение приборы потемнели и двигатели запнулись — в них попала молния. Фрей не обратил на это внимания и даже не вздрогнул, когда ударил гром. Он остановился только тогда, когда они пробили верх грозовой тучи и оказались в чистом небе.

— Кэп, — слабым голосом сказала Джез. — Кэп, я извиняюсь, я…

— Заткнись, Джез. Мы должны доделать работу. — Он был зол и испуган, но, самое главное, полон решимости. Они видели грузовой корабль и не могли дать ему уйти просто так.

— Док? — громко крикнул Фрей в сторону купола. — Что там происходит?

— Происходит то, что я недостаточно пьян для этого дерьма! — отозвался Малвери. — И у нас на хвосте файтеры — они проломились через облако вслед за нами. Эскорт начал охоту. Один… два… а, твою мать, мне нужно пострелять по ним. — Дальнейшие его слова утонули в грохоте автоматической пушки; Малвери взялся за дело.

Итак, эскорт бросил транспортник, чтобы разобраться с угрозой. Отлично. Они сделали именно то, что хотел Фрей. Здесь, в открытом небе, он с ними разберется.

— Похоже, мы пугаем их не меньше, чем они пугают нас, — сказал Фрей, чувствуя, как вернулась крошечная толика бравады. — Пинн! Харкинс! Давайте сюда!

Он прислушался, но ответа не было

— Харкинс! Пинн! Хоть кто-нибудь из экипажа не спит?

— Клипса, — напомнила ему Джез.

Фрей поглядел вниз и увидел клипсу, лежавшую в углублении на циферблате, там, куда он ее кинул. Он выругался и прицепил ее к уху.

— Пинн! Харкинс! Сюда, немедленно!

— На нас… э… я хочу сказать… Идем! — промямлил Харкинс.

Фрей взглянул на серебряное кольцо на своем мизинце. В нем был заточен демон, привязанный невидимой нитью к компасу в кабине Харкинса, очередной трюк демониста. Игла компаса всегда показывала на кольцо. Благодаря этому файтеры эскорта смогли найти его в бурю.

Он попытался не думать о том, что должно произойти с тем, кто носит такое кольцо. Сейчас не время.

Пробужденцы открыли огонь из пулеметов, и Фрей стал выполнять маневры уклонения. Даже если они действительно были зелеными новичками, как обещал торговец слухами, пять-шесть пилотов на хвосте — не шутки. Он не мог видеть их, для этого «Кэтти Джей» была слишком велика. Но он мог сделать из себя трудную цель, пока не подойдет помощь.

Его корабль был намного резвее, чем можно было судить по его корпусу, но даже и так он не мог полностью избежать огня. Пули царапнули по корпусу, и Фрей заложил вираж в другом направлении. Трассирующая очередь ушла в сторону и затерялась в ночи.

— Док! — крикнул он во время мгновенного затишья. — Сколько?

— Пять!

— Правильно, — сказал Фрей. — Давай поглядим, не сможем ли мы немного улучшить ситуацию. — Держись!

Фрей обрушил шквал ударов на педали, рычаги и клапаны, выдувая аэрум и ставя воздушные тормоза на максимум. Внезапное увеличение веса заставило «Кэтти Джей» резко упасть вниз, поскольку тормоза убили ее скорость. Ветер заревел так, словно они опять оказались в урагане. Фрея бросило вперед, к циферблату, но натянувшиеся ремни безопасности удержали его на месте. Джез вцепилась в карты, пришпиленные к столу перед ней.

Послышался стон моторов, и три из пяти файтеров проскочили над ними, захваченные врасплох внезапным замедлением цели.

Фрей отпустил воздушные тормоза, включил двигатели на полную катушку и закачал аэрум обратно в цистерны. «Кэтти Джей» рванулась вперед. Фрей нажал спусковой крючок на штурвале, и загрохотали подвесные пулеметы корабля. Он хорошо прицелился. Хвост его ближайшей цели разлетелся на куски, потом пуля попала в топливный бак, и крошечное суденышко взорвалось.

Оставшиеся два файтера запаниковали и повернули в разные стороны. Пока они делали виражи, он увидел эмблему на их крыльях и фюзеляже: маленькие круги, соединенные сложной системой линий. Шифр, символ пробужденцев.

Фрей не мог охотиться за обеими, так что выбрал самый большой, потрепанный и старый «Кедсон Штормлис», и погнался за ним. По меньшей мере, ему надо беспокоиться только о троих, висящих на хвосте. Быть может, теперь они будут немного осторожнее.

— Пинн! Харкинс! Где вы? — опять спросил он.

— Кэп, — сказала Джез за его спиной. — Они взяли нас на прицел. Поверни влево по моей команде… Сейчас!

Фрей резко повернул влево, и очередь из пулемета разорвала воздух там, где он был мгновение назад. Он посмотрел на нее через плечо.

— Откуда ты узнала? — спросил он, почти боясь ответа.

Она усмехнулась. Ее зубы выглядели немного острее обычных человеческих зубов.

— Женская интуиция, — ответила она.

— Ого-го-го! — заорал Пинн ему в ухо, когда он и Харкинс свалились сверху, треща пулеметными очередями. — Парни, умирать настало время!

Фрей поморщился. Пинн имел привычку читать подобные стихи по дороге на бой. Возможно, он думал, это делает из него героя низкопробного романа, но, на самом деле, это просто смущало.

Фрей открыл огонь из своих пулеметов по «Штормлису». Пилот уклонился, но только для того, чтобы повстречаться с Харкинсом. Пулеметы «Файеркроу» обстреляли бок «Штормлиса» и разбили навес кабины. «Штормлис» нырнул, оставляя после себя ужасный нарастающий вой летающего корабля, бесконтрольно несущегося к земле. Потом он исчез в буре и пропал.

— Кэп, преследователи рассеялись, — доложил Малвери.

— Мы сможем справиться с ними, — сказал ему Пинн через клипсу. — Займись транспортником.

— Я его перехвачу, — отозвался Фрей. Он направил нос «Кэтти Джей» вниз и сделал петлю, возвращаясь на прежний курс. Над ним его эскорт охотился на эскорт транспортника везде, где только возможно. Пинн в своем чайко крылом «Скайлансе», Харкинс в новом, хотя и подержанном «Файеркроу», который Фрей купил ему после того, как тот разбил вдребезги свой последний. Оба психически неуравновешенны, но исключительные пилоты. Учитывая качество их противника, расклад четыре к двум не должен доставить им много неприятностей.

Тьма опять сгустилась вокруг «Кэтти Джей», ветер начал ее трепать.

— Мне бы помогли некоторые указания, — предположил Фрей.

— Они над нами, — отозвалась Джез. — На ноль-тридцать пять. — Она нахмурилась, глядя в никуда отсутствующим взглядом и слушая то, что он не мог услышать. — Они пробили облако и направляются к другой грозовой туче. — Она опять сосредоточилась и оживилась. — Кэп, вверх. Мы можем настигнуть их в открытом небе, если поторопимся.

— Как, ко всем чертям, ты можешь это знать… — начал было Фрей, но оборвал себя. — Не имеет значения. Женская интуиция.

Он включил двигатели на полную мощность, и «Кэтти Джей» рванула вперед, в чистое небо. Вскоре они оказались в каньоне, образованном краями двух облаков; над ними была ночь, а под ними — далекая земля. Мелкие озера и речки заболоченных равнин Оссии сверкали в свете луны.

Впереди и слегка выше «Кэтти Джей» летел грузовой корабль, темное пятно на фоне бури; двигатели светились, толкая его через каньон к медленно поворачивающейся стене облаков на другом краю.

— Где располагаются цистерны с аэрумом на кораблях вроде этого? — спросил Фрей Джез, пока «Кэтти Джей» стремительно настигала цель. Девушка была дочерью кораблестроителя и обычно знала все такие вещи.

— На брюхе, центральная часть: один в десяти метрах от хвостового оперения, второй — рядом с носом.

Фрей измерил расстояние между собой и целью.

— Я смогу выстрелить только раз до того, как они опять уйдут в облако, — пробормотал он.

— Тогда не промажь, — любезно сказала Джез. Улыбка коснулась краешка рта Фрея. Сейчас она больше походила на того штурмана, которого он знал.

Трюк состоял в том, чтобы посадить грузовик, проделав дыру у него в цистернах балласта. Аэрум начнет вытекать, корабль станет слишком тяжелым и не сможет оставаться в небе. Если газ будет вытекать достаточно медленно, пилот сможет приземлиться. Но если дыра будет слишком большая, транспортник упадет настолько быстро, что от него не останется почти ничего. Фрею не было дела до людей на борту — в конце концов, они служат врагу, — но он очень хотел сохранить груз.

Он подлетал снизу, и щель между ними быстро сокращалось. То ли экипаж транспортника его не видел, то ли у них не было оружия, из которого имело смысл стрелять. Наверно у пробужденцов напряженка с деньгами, если они доверили свои сокровища такому слабому конвою.

Его коснулось сомнение. Слишком легко? Сейчас уже поздно.

Фрей выбрал место, нацелившись на кормовые цистерны. Ничто не выдавало уязвимую точку; сейчас он руководствовался только знаниями Джез.

Ближе, еще ближе, нос транспортника уже почти достиг облака.

Сейчас.

Затрещали пулеметы «Кэтти Джей», и трассирующая очередь протянулась через ночь. Пули ударили по брюху транспортника, но тот ускользнул в облако и исчез из вида.

Фрей сбавил скорость и отвернул. Больше он не будет охотиться на эту штуку, только не после того страха, который он испытал за последнее время.

— Я попал? — спросил он у Джез.

Она подняла руку, чтобы заставить его замолчать, и прислушалась. Фрей беспокойно ждал. Триумфальный вопль Пинна в клипсе сказал ему, что его файтеры расправились с эскортом.

— Джез? — опять спросил он, когда почувствовал, что больше не может терпеть.

— Он теряет высоту, — сказала Джез, и на ее лице появилась та же самая слегка пугающая усмешка. — Он идет вниз!

Фрей испустил небольшой смешок, наполовину торжествуя, наполовину удивляясь собственному торжеству.

— Парни, он садится, — сказал он своим файтерам. — Давайте сюда и посмотрим шоу. — И он перевел «Кэтти Джей» в пологий спуск, благодарный, что наконец вышел из бури..

Под облаками простирались заболоченные равнины Оссии, сверкающая путаница травы и воды, широких рек, мелких ручейков и островов, буйно усеянных деревьями. Далеко на востоке едва виднелся берег озера Аттен, протянувшегося от горизонта к горизонту. Процессия облаков, следовавшая над их головой по проложенному бурей каналу, вспыхивала и ворчала. Вдалеке в землю вонзались молнии.

Транспортник уже опустился сквозь границу бури и продолжал снижаться. Он был огромным и неловким, без крыльев, только короткие и толстые элероны для руления. Нечто такое, скорее похожее на кита, чем на воздушное судно, нечто такое, что, на вид, вообще не принадлежало небу. Фрей следил за его пологой и медленной траекторией, направленной к земле. Да, было что-то величественное в его падении.

— Вы только посмотрите на это, — сказал Фрей. После битвы он почувствовал подъем, по-новому оценив мир. — Да это просто прекрасно.

— Держу пари, те сто человек, которые сейчас сходят с ума от страха внутри, не думают, что это так прекрасно, — заметила Джез.

— Брось, мы обеспечили им мягкую посадку, — запротестовал Фрей, указывая на болота внизу. — Кроме того, они сами ошиблись, став пробужденцами. Это же гражданская война, сама знаешь.

— Гражданская война, которую мы, вроде как, начали.

Фрею не нужно было об этом напоминать.

— Она началась бы в любом случае, — сказал он, как говорил себе много раз за последние три месяца. — Мы просто сделали так, что хорошие парни не были застигнуты врасплох.

— Ответный удар наноси первым, — сказала Джез, цитируя одну из любимых максим Фрея.

— Чертовски верно.

Пинн и Харкинс присоединились к ним, и теперь они вместе спускались, следуя за транспортником — хищники, следящие за раненой добычей. Пилот пробужденцев сумел удержать свое судно горизонтально, вплоть до последнего мгновения. Фрей затаил дыхание, когда они достигли земли. «Сбереги его», мысленно сказал он пилоту.

Транспорт коснулся земли, приземлился на живот и заскользил через воду и дерн, поднимая чудовищные брызги с каждой стороны. Наконец он полностью опустился, погрузившись в землю еще глубже, корма торчала как рыбий хвост; медленное скольжение гигантской рыбы сопровождалось шипением воды и криком терзаемого металла. Даже сверху, далеко от хаоса, это внушало благоговение.

Когда вода перестала волноваться, транспортник уже спокойно лежал. Частично затопленный, лишившийся нескольких частей, но почти совершенно невредимый.

Он сработал. План сработал. Фрей едва мог поверить в это.

— Лады, парни и девушки, — сказал он. — Пришло время рукопашной. Давайте спустимся вниз и выгребем из него все это дерьмо. — Он плюхнулся обратно на сидение. — Кто-нибудь, разбудите Бесс.


Крис Вудинг ТУЗ ЧЕРЕПОВ | Туз Черепов | Глава 2