home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2

– Тимо вернется.

– Тимо вернется, и они узнают.

– Они не хотят знать, но Тимо заставит их признать очевидное.

– За этой землей есть другая земля, а за той — еще одна…

– А за ними — еще и еще…

– Что вы там бормочете, придурки?

Луч прожектора выхватил из темноты пригорок, деревянные тотемы, кусты, под которыми сидели и лежали с десяток человек. В ярком электрическом свете они казались застывшими, как на фотографии.

– Я же вам сказал, старшина, это всего-навсего друзья Безумца.

В круг света вступил детина в каске. За ним, в темноте, поблескивали стволы нескольких лучеметов.

– Друзья Безумца или честные граждане — все равно нечего вам делать в парке после выключения.

Властно ступая, он подошел вплотную к сидящим на траве людям, в глазах которых, прищуренных от яркого света, таилась насмешка.

– И нечего смеяться надо мной, — прорычал старшина. — Знаю, что вы находитесь под покровительством Досточтимого. Не советую только слишком долго испытывать его терпение.

Он остановился посреди сидящих людей и презрительно покачал головой.

– Ну и сброд! Дикарь из Болот, три чокнутых, пришедших с Кормы, и вся городская шваль… Вот ты! Кто такой?

– Меня зовут Шонн, старшина. Я служащий на фабрике удобрений. Класс «4А».

– Ладно. А ты?

– Проков, архивариус центральной библиотеки. Класс «2Б».

– Ты что, тоже ждешь Безумца?

– Да.

– Следует говорить: да, старшина.

– Да, старшина.

– Ты тоже, значит, считаешь, что миров много?

– Не совсем так, старшина. Не много миров, а один бескрайний мир — а мы лишь часть его.

– Чушь собачья!

– Вам придется в это поверить, когда Тимо вернется.

– Грубить еще вздумали, куча идиотов! А пока — вон из парка, лодыри, болтуны зловредные! Ну-ка, подъем!

– На вашем месте, старшина, я бы этого не делал, — сказал человек, державшийся до этого незаметно, стоя за замшелым фонтанчиком, из которого била слабая струйка воды.

В бешенстве сжав зубы, старшина сделал к нему несколько шагов, но внезапно остановился в полной растерянности.

– Ну? — произнес тот.

– Извините меня, офицер, я… я вас не заметил. Я не думал, что… Я и вообразить не мог…

– Не перетруждайте ваш интеллект. Вполне достаточно, если вы будете придерживаться закона. Пребывание в парке разрешено как до, так и после выключения, так?

– Так точно, офицер.

– В таком случае, вы свободны вместе с вашим дозором.

Когда шаги стражников затихли вдали, во вновь наступившей темноте раздался смех Жока.

– А здорово вы ему вставили, Ахерн. Офицер среди друзей Безумца… От такого он не скоро оправится.

– Не рассчитывайте, что я постоянно буду вас оберегать. Как только Досточтимый оставит вас…

– Вы нас тоже бросите?

– Трудно сказать. Мое мнение о Тимо вам известно. Но люди настроены против него.

– Не все. В конце концов, это в основном ваши старейшины подогревают такие настроения.

Роб отошел в сторону и, улегшись на траву, рассеянно глядел на россыпь светящихся точек высоко над ним.

В джунглях, при выключении, темнота была полной. Только иногда удавалось увидеть слабо мерцающие огоньки очень высоко над головой, и Роб понимал тогда, что это стойбище одной из Орд или просто охотники разожгли костер на поляне. Здесь, в земле Амеров, эти яркие светлячки представлялись огнями города. Закинув руки за голову, Роб лежал и представлял себе тысячи мужчин и женщин, живущих там, высоко, в своих домах без крыш.

Его губы тронула улыбка. «Если бы я рассказал все это Мудрецам, они приказали бы Орде забросать меня камнями».

Без всякого хвастовства Роб чувствовал себя мудрее всех лесных Мудрецов. Он преодолел страх перед Чужаками; он пошел вместе с ними; он знал теперь, что все поучения были лишь набором путаных легенд и что Тимо подвел его гораздо ближе к истине. Теперь он был уверен, что Вышины и Трясины были совсем не границами Мира, а всего лишь ничтожным препятствием, казавшимся непреодолимым только из-за невежества и страха.

Он сожалел только об одном — что Тимо не взял никого с собой и один спустился в подземелье.

– Куда ты идешь, Тимо, и почему ты не хочешь взять нас с собой?

– До сих пор я видел, куда я вас веду, и все наши открытия — какими бы удивительными они ни были — не противоречили Скрижалям. Сейчас — другое дело. Я не имею права вести вас под землю.

– У тебя нет права и самому туда идти! — истерически вскричал Непо. — Скрижали запрещают это: «Не спускайся в подземелье, ибо там владычествуют Ходячие Мертвецы». И еще там сказано: «Если установить — даже случайно — связь между верхом и низом, наступит конец всего».

При этих словах Роба обуял атавистический страх — так же, как Карела, и Жока, и их друзей Амеров, стоявших тут же, — но он не сделал попытки удержать Тимо. Стоя в подвале заброшенного здания, построенного еще Предками, он молча смотрел, как при свете фонарей Шонн и Проков начали вращать тяжелый чугунный маховик. Когда массивная крышка люка со скрипом повернулась на своих петлях, из таинственных глубин пахнуло запахом ржавчины, плесени и озона.

С рюкзаком на плечах Тимо переступил порог и влез в люк.

– Не стойте с таким похоронным видом, — сказал он. — А ты, Непо, перестань дрожать. Поблагодари лучше наших друзей Амеров, что приютили нас и научили своему языку. Поблагодари тех из них, что поверили в то, во что верим мы, и дали нам возможность продолжить наш путь. Поблагодари Шонна, открывшего нам существование колодцев, и Прокова, давшего нам древнюю книгу с планом подземных галерей. Не бойтесь, друзья, я вернусь.

Он открыл рот, словно собираясь что-то добавить, но передумал и стал спускаться по металлической лестнице, чьи узкие ступеньки слегка вибрировали в темноте бездны.

Долго они стояли и смотрели в черную дыру люка, пока, наконец, Шонн не закрыл осторожно крышку с выгравированной на ней надписью:

«Колодец № 16. Проход к галереям № 21–40».

Что это значит, Роб не знал.

– Если Тимо когда-нибудь вернется… — говорил теперь Ахерн.

Роб привстал.

– А с чего это он не вернется?

– Никто еще не спускался в подземелье.

– Но никто и не переходил ни через Вышины, ни через джунгли, — возразил Карел. — Однако мы это сделали и нашли вас, таких же людей, как и мы. Мы сообщили вам то, что знаем мы, а вы научили нас тому, что неизвестно нам. И мы увидели, что когда-то, в очень далекие времена, этот мир был един, и в нем все вместе жили Франки, Латы, Амеры, Рюссы и многие другие. И мы знаем теперь, что настало время, когда, все люди должны объединиться и вновь определить свою Миссию.

– Красиво говоришь, брат проповедник, — насмешливо заметил Жок. — Пойди-ка повтори все это старейшинам.

– Именно об этом я и хотел сказать, — вновь вступил в разговор Ахерн. — Если Тимо вернется, у него могут быть очень крупные неприятности. Было собрание Совета, и они попытались нажать на Досточтимого. Вы же знаете, что ваше появление в земле Мериканов — которую вы почему-то упорно продолжаете называть землей Амеров — вызвало немало волнений. Ваши рассказы, само ваше существование перевернули устоявшиеся представления. И не стройте иллюзий: вас терпят — и не более того.

– Но не все же против нас, — сказал Карел. — Вы сами, Ахерн, Офицер Великого Дома, вы поддерживаете нас. Шонн и Проков примкнули к нам, а также Пол, Гриша, Таббс, Олдисс, Садко…

– Все так, но последний поступок Тимо нанес сильный удар по общественному мнению. Спуск в подземелье — это святотатство…

– В земле Франков мы забыли даже о самом существовании колодцев. Разве вспомнить что-то забытое — это святотатство? Я этого не понимаю.

– Не исключено, что Тимо узнает что-то новое. А все новое представляет опасность для существующего порядка. Хотите еще яснее? Популярность Тимо и распространяемых им идей страшно раздражает старейшин. У них появляется отличный повод избавиться от него.

– Они не посмеют. Досточтимый…

– Досточтимый не филантроп, а всего-навсего политик.

Роб вновь повалился на спину, разглядывая далекие огни, мерцающие высоко над ним. Эта болтовня не интересовала его. Единственно важным было то, что говорил или делал Тимо.

Поэтому он был вне себя от радости, когда услышал голос Тимо, зовущий их из темноты.

– Но я же говорю вам, что это правда, что я сам видел…

Старейшина Кертинс поднялся, надвинул старую полотняную фуражку на свою обильную седую шевелюру.

– Не могу больше выслушивать это, Досточтимый. Этими сказками, которые чужеземец распространяет среди нашего народа и которые он осмеливается повторять даже здесь, он оскорбляет вас, Досточтимый, Совет и весь наш народ. Или он немедленно признается во лжи, или…

Досточтимый подергал готовую оторваться пуговицу своей куртки, сделал вид, что изучает какие-то бумаги на своем столе, а затем повернулся к Тимо.

– Признаете ли вы…

– Нет, не признаю! — взорвался Тимо, стоя между двумя стражниками. — Я ничего не признаю. Вчера вы меня выслушали с вниманием, Досточтимый. Почему же сегодня…

– Он богохульствовал против Обера, — прервал его Кертинс.

– Он признался, что общался с Тенями, — воскликнул другой старейшина.

– Те, кого вы называете Тенями, — это роботы, — не выдержал Тимо, — обыкновенные машины. И Обер был обыкновенным человеком, таким же как вы и я, только умер он более двух тысяч лет тому назад.

С трудом он обуздал свой гнев. Его взгляд медленно окинул грязноватый зал, набитый людьми, которых сдерживали стражники. Роб был в первом ряду, а рядом с ним Карел, Жок, Шонн, Гриша…

– Послушайте, — сказал он, сдерживая себя и ища взглядом избегавшие его глаза Досточтимого. — Послушайте, я говорю только о том, что видел и что знаю. Мир — то, что вы называете Миром, — всего лишь корабль…

– Кощунство! — взвизгнул Кертинс.

– Это корабль, — повысив голос, продолжал Тимо. — Судно, построенное руками человека…

Он услышал, как в зале раздались смешки.

– Корабль, судно — как Мир не называй, он все равно останется Миром, — заметил Досточтимый примирительным тоном.

– Вы не хотите меня понять. Этот корабль — всего лишь пылинка в настоящем мире. Я, Тимо, видел это. Я был в наблюдательной башне: ставни открылись предо мной и моим глазам предстал настоящий мир.

– Ну и как же он выглядит? — вкрадчивым голосом спросил Кертинс.

– Я не смогу его описать, — задумчиво ответил Тимо. — Это… это что-то бескрайнее. Когда я увидел это в первый раз, я упал на колени и закрыл глаза руками. Я вопил от страха и плакал перед открывшейся мне красотой…

Среди публики многие открыто смеялись. Только Роб, Жок и их товарищи смотрели на него серьезно, но и в глазах некоторых из них он увидел непонимание.

– Как объяснить слепому, что такое свет! — воскликнул Тимо. — Как, скажите мне, описать мир пленникам металлического цилиндра!

В зале уже вовсю хохотали. Стражникам пришлось вывести троих особенно буйных нарушителей порядка.

– Цилиндр? Я что-то вас не понимаю, — со снисходительной усмешкой заметил Досточтимый.

– Мир… точнее, тот мир, внутри которого мы живем, — всего лишь цилиндр, металлическая оболочка, построенная Предками…

– А где же они были, эти Предки, до того, как построили Мир? — с хитрым видом спросил Досточтимый.

– Они жили в их родном мире, на Земле. Это планета — огромный шар, плывущий в пространстве.

– Вы сказали «на Земле». Это, я полагаю, надо понимать — «внутри»?

– Нет. На поверхности.

– Вы хотите сказать, что Предки жили на поверхности шара, висящего в пространстве?

Тимо подавленно кивнул головой.

– Да, Досточтимый. Именно так.

Зал буквально взорвался смехом, тогда как старейшина Кертинс вновь вскочил, указывая пальцем на Тимо.

– По-моему, все уже ясно. Этот одержимый не щадит ни одного Завета и не отказывает себе в удовольствии поглумиться над каждым из них. Досточтимый, настало время потребовать от него, чтобы он признался во лжи. Его россказни были столь кощунственны, что даже один из его друзей сообщил нам об этом. Спросите у виновного — чтит ли он Обера!

Тимо устало пожал плечами.

– Я чту Обера как человека, придумавшего этот корабль. Что я могу еще сказать.

– В огонь его! — раздался истерический крик из глубины зала. — В огонь! Он чуть не погубил нас всех!

Тимо медленно повернулся и увидел искаженное лицо Непо с нервно трясущимися губами. Тот беспрерывно чертил в воздухе перед собой знак Бесконечности.


Быстро сбросив последний слой веток, Роб увидел плоты, наполовину увязшие в иле.

– Я знал, что они тут. Мы постарались хорошо запомнить это место, чтобы потом долго не искать.

Схватив длинный шест, он принялся освобождать из липкого плена одно из утлых суденышек. Глаза Шонна широко раскрылись от удивления.

– И вот на этом вы собираетесь плыть?

– А разве не на этом мы приплыли сюда? — ответил вопросом на вопрос Жок. — Теперь, к тому же, мы знаем дорогу.

– Нам бы хотелось, чтобы вы остались с нами, — продолжал Шонн.

– Вы же знаете, что это невозможно. Мы должны рассказать нашим о том, что открыл Тимо. Мы должны сообщить им, что Миссия вновь известна нам. Слова нашего друга столь необычайны, что не могут быть преданы забвению. И поскольку Досточтимый позволил убить его, мы будем говорить, мы будем кричать вместо него.

– Тимо мог бы остаться в живых, — сдавленно произнес Ахерн. — Достаточно было, чтобы он публично признал свои заблуждения и покаялся перед Советом.

– Но он не сделал этого! — страстно вступил в разговор Карел. — Непо отрекся от него и предал его, но он не дрогнул. Он видел, что и нас посетили сомнения и страх, но он не уступил. И когда они вели его к печи, если ему и было страшно, он не показал этого. А последнее, что он сказал: «Все, что я говорил, — чистая правда».

Карел закрыл лицо руками.

– Мы позволили убить его!

– Помешать этому было не в наших силах, — сказал Ахерн, положив руку ему на плечо. — А может быть, надо было, чтобы Непо предал нас; надо было, чтобы Тимо погиб, для того чтобы истина смогла восторжествовать. Ведь какое волнение вызвала его казнь! До этого люди смеялись над ним, но его смерть потрясла их. Они были согласны на комедию, но не были готовы к трагедии. Совет быстро это понял, и поэтому друзья Безумца были оставлены на свободе.

– Во всяком случае, Непо это счастья не принесло, — сквозь зубы заметил Жок.

– Вы действительно думаете, что Непо случайно свалился в мусородробилку? — спросил Ахерн.

– А что? Его кто-то подтолкнул?

– Бедняга Непо… Чужой помощи ему не понадобилось.

– Ну что ж, это лучшее, что он мог придумать, — проворчал Жок.

Его голос звучал язвительно, но чувствовалось, что он взволнован.

– Садись! — крикнул ему Карел, уже стоявший на плоту рядом с Робом. — Нам надо пересечь Трясины до выключения.

Они налегли на шесты и суденышко начало медленно удаляться от илистого берега, где, с трудом сдерживая свои чувства, неподвижно и безмолвно стояли Ахерн, Тонн, Проков и другие.

И вот — как будто и не было их странствия. Несколько часов тому назад Карел и Жок отправились в путь к Вышинам, за которыми — их земля, а он вновь стал лесным охотником по прозвищу Роб-Одинец.

Опустив одно колено на землю и опираясь левой рукой на стреломет, он смотрел с высоты холма на костры Орды, слабо мерцающие сквозь плотную темень джунглей. Он боялся — впервые в своей жизни — встречи со своими.

Длинные тени Мудрецов перемещались по поляне перед сидящими на корточках лесными людьми. Робу не были слышны их слова, но он и так знал их наизусть:

«Мир круглый. То, что наверху, то и внизу. А то, что внизу, то и наверху».

– Глупцы, — пробормотал Роб, — невежды, учащие невежд. Как объяснить вам то, что говорил Тимо? Как сделать, чтобы вы поняли, что если наверху то же самое, что и внизу, и наоборот, то это потому что вы живете в пустотелом мире, в гигантском цилиндре, созданном руками людей, и что это куда чудесней, чем все ваши заклинания.

«Только в Мире есть жизнь, а Мир окружен Вышинами и Трясинами. За ними же — Земля Мертвых и Зомбов».

– Все ложь! — злился Роб. — За Вышинами и за Трясинами есть другие земли, где живут другие люди…

До него донесся приглушенный рокот ритуальных барабанов.

– Как им это сказать?.. С чего начать?.. Они убьют меня раньше, чем я закончу говорить. Но я должен сделать это. Такова была воля Тимо.

В его ушах, смешиваясь с отдаленным боем барабанов, звучал голос Тимо:

«Никаких загадок нет. И никаких чудес нет. Я смотрел микрофильмы и слушал звукозаписи, сделанные десятки поколений тому назад. Роботы-хранители объяснили мне, кто был тот, кого мы называем Великий Обер. В действительности его звали Герман Оберт. Он был не богом, а обыкновенным человеком — ученым, чья мысль двигала вперед весь человеческий род. Именно он придумал „обитаемые цилиндры“ и развил идею создания искусственного жизненного пространства, чтобы человек прочно обосновался в космосе. И поэтому его именем был назван первый искусственный мир — наш мир, от создателей которого нас отделяет более ста поколений».

– Как объяснить им это, в то время как я сам и половины не понимаю? — в отчаянии спрашивал себя Роб.

Старательно, как урок, он принялся повторять то, что рассказал им Тимо, вернувшись из подземелья: «Запомните раз и навсегда, что вы живете внутри искусственного мира. Представьте себе, если сможете, огромную трубу — длиной сто и диаметром восемь километров (для Роба эти единицы измерения ничего не значили), — летящую в бескрайнем пространстве. Этот цилиндр вращается вокруг своей оси, тем самым создавая на внутренней поверхности искусственную силу тяжести. Представьте себе, что вдоль этой оси, в области нулевого давления, установлены в ряд, одна за другой, дуговые лампы, ток на которые подается с атомных и тепловых полностью автоматизированных станций, а температура дуги достигает четырехсот градусов. Представьте себе, что именно это и есть ваше солнце, автоматически выключающееся на восемь часов через каждые шестнадцать. Так решили строители этого мира, для того чтобы воссоздать суточный ритм своей родной планеты».

На поляне Мудрецы начали Танец масок, изгоняющий Зомбов — духов подземелья. В свете костров Робу было видно, как шаманы, на плечах которых возвышались огромные маски, подражают скованным и прерывистым движениям Злых Духов. В такт ритуальным барабанам Орда нараспев повторяла Заветы.

Как им сказать?.. С чего начать?.. «Никаких загадок нет. Никакой магии нет». Так говорил Тимо.

«В этом гигантском цилиндре, строившемся в течение трехсот лет, разместили миллионы тонн земли и песка, из которых были созданы холмы, долины и луга. А потом луга засеяли, а в долины выпустили различные виды животных… И тогда тысячи мужчин и женщин Земли вошли в этот искусственный мир и отправились в путь…

Но одно поколение сменялось другим, и обитатели „Оберта“, забывшие о величии соединившей их миссии, впали в безумство войны, которая чуть не стала роковой для корабля. Они использовали самые страшные виды оружия, включая атомное, которое хоть и положило конец войне, но на сотни лет заразило радиацией центральную часть корабля.

Прошло двадцать пять поколений, прежде чем исчезла радиация. Центральная часть превратилась в непроходимые джунгли, а по обе стороны от них, не зная о существовании друг друга, прозябали потомки переживших войну.

Постоянно регрессируя, эти малочисленные сообщества забыли о своем происхождении, и сегодняшняя их жизнь основана на легендах, мифах, привычках и предрассудках, глубоко укоренившихся в коллективном сознании».

Перед Робом встало суровое, но спокойное лицо Тимо.

«Теперь мы должны попытаться восстановить связь между двумя изолированными сообществами; мы должны соединить вместе потерявших друг друга братьев. Но запомните — это только первый шаг. Затем нам придется взять в свои руки управление этим миром, то есть кораблем.

Ибо ничто еще не потеряно. В своей великой мудрости конструкторы корабля предусмотрели полностью автоматическое функционирование „Оберта“. Люди ушли, но машины продолжали работать. Вдоль тысяч галерей по-прежнему ходили роботы-ремонтники, следя за работой подземных заводов и обеспечивая функционирование жизненно важных узлов, в том числе и наземного оборудования, как например, гидранты…

– Значит, Зомбы?.. — задал тогда вопрос Роб.

— Да. Зомбы, или Тени, или Зомби, или Ходячие Мертвецы, которые уже много столетий так пугают людей, на самом деле созданы человеком и для его же блага, — сказал Тимо. И продолжал: — Я увидел в подземелье мир из металла, где вот уже сто поколений роботы-ремонтники работают, чтобы сохранить наш наземный мир пригодным для жизни. А главное, я видел рулевую рубку, навигационный отсек, где находится настоящий мозг этого корабля и где, как и везде, машины заменили отсутствующих людей… Все это нам надо будет взять в свои руки, потому что все это создано человеком и для человека и потому что такова Миссия.

И пусть Совет Мериканов взрывает входы в колодцы, если есть у него такое намерение. Теперь, когда мы знаем, мы всегда найдем дорогу».

Рокот барабанов внезапно усилился. Несмотря на расстояние, Роб различил маленькую фигурку, связанную лианами, которую трое разукрашенных Мудрецов несли к центральному костру.

Наблюдая за церемонией с вершины холма, он понял, что семь дней подряд охота была плохой, что Орда проголодалась и что в жертву Злым Духам будет принесен ребенок согласно обычаю, установленному тысячи выключений тому назад.

Со стоном бессильного гнева он поднялся на ноги. Его губы беззвучно двигались, повторяя слова Тимо: «Разве Предки отправили корабль в небо для того, чтобы их дегенерировавшие потомки барахтались в болотах и погрязли в суевериях и варварстве? Запомните: вот уже две тысячи лет этот мир летит в космосе со скоростью пятьсот километров в секунду. Запомните также, что до цели ему лететь еще три тысячи лет.

Но знать это — недостаточно. Надо, чтобы ни мы, ни наши дети, ни дети наших детей не забыли эту цель. Так вот — слушайте главное, то, что должно стать смыслом вашей жизни, что никогда больше не должно исчезнуть из памяти людей: корабль держит путь к звезде, которую Предки называли Сириусом. Такова Миссия, возложенная ими на нас. Мы не дикари, заключенные неизвестно по какой причине в консервной банке, несущейся неизвестно куда. Мы — космонавты, отправившиеся к новым мирам, исследовать и заселять которые будут наши потомки. Мы — Люди Земли, покоряющие Вселенную!»

Роб-Одинец решительно сжал рукоятку стреломета и, выпрямившись во весь рост, твердо зашагал вниз по склону, туда, где все громче били барабаны.

Еще немного икры (Авторский сборник)


предыдущая глава | Еще немного икры (Авторский сборник) | Послесловие