home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Погоня

Пирога ждала их у причала – низкого пологого берега со спуском к воде.

В ней сидели гребцы-индейцы. Их кожаную одежду и мокасины покрывала вышивка крашеными иглами иглошерста с бисером – симметричный узор из прямых линий и спиралей. Индейцы были живописны, но нашим героям было сейчас не до их одежд. Они торопливо сели в пирогу, и та отчалила: высокий краснокожий кормчий, стоя прямо, словно под ногами у него была палуба большого корабля, а не утлый чёлн из древесной коры, упёрся шестом в чёрный камень и вытолкнул пирогу на середину реки.

Путешествие по реке прошло быстро и без происшествий. Белое Облако причалил в условленном месте, где их уже дожидался Боб Стамп с лошадьми. Англичане простились с индейцами, сели на коней и поспешили за проводником. Тот вывел их на почтовую дорогу.

Погоню они заметили не сразу: Боб Стамп придержал коня, резко обернулся назад и увидел позади густой поток пыли, который взвихривался к небу и, вмиг изгибаясь, стелился к земле чуть в стороне. Поток был широкий и быстро перемещался. Это могла быть только погоня – обычные верховые так быстро не ездили. Стамп вскрикнул и хлестнул своего коня. Место, по которому сейчас проходила дорога, было открытое и низинное, но впереди виднелся лес, хвойный лес с густым смешанным подлеском. Он манил к себе, звал, обещая безопасность.

Отряд помчался к лесу. Капитан с беспокойством посматривал на Норму: та не отставала, держась с мужчинами наравне, только губы её вытянулись в одну напряжённую нить. Капитан понимал, что они поднимают на дороге такую же густую пыль, и что их тоже хорошо видно издали. Доскакав до опушки, они резко свернули на обочину и въехали в лес друг за другом.

– Если с Аэртоном индейцы, они нас быстро отыщут, – крикнул доктор Легг, натягивая поводья.

– Конечно с ним индейцы, а кто же ещё, – ответил капитан, спешиваясь. – Индейцы и белые охотники-следопыты.

Он хотел взять лошадь Нормы под уздцы, чтобы повести её в лесу в поводу, но девушка посмотрела на капитана и решительно ударила хлыстом свою лошадь. Раздвинув ветки, она первая двинулась за лошадью Боба Стампа. Капитан поспешил опять сесть на коня. Какое-то время они двигались друг за другом по еле заметной тропе, которая вскоре пропала. Кони пошли медленнее. Мистер Трелони сломал ветку и помахивал ею, прогоняя назойливых насекомых. Завершал кавалькаду Платон, который уже снял свой кудрявый парик.

– Боб, а мы сможем потом опять выйти на дорогу? – сказала Норма в спину проводнику.

Тот придержал коня, обернулся назад и бросил коротко:

– Я сначала потеряю зрение, малышка, а только потом заблужусь.

Солнце стало садиться, но с другой стороны неба уже появилась луна. Эти два небесных светила словно соперничали друг с другом в красоте, которую сейчас никто не замечал. Все просто обрадовались, что хоть что-то видно вокруг и можно продолжать двигаться дальше. Отряд долгое время медленно пробирался за Бобом Стампом по лесу, а потом тот взял в сторону, и они опять выехали на дорогу в Бостон. Здесь ехать стало гораздо светлее. Капитан всё время держался рядом с Нормой, лошадь которой явно устала и начала отставать.

Вдруг они услышали позади протяжный крик:

– Сто-о-ой!

Стамп стегнул своего коня, и все бросились за ним вперёд. Томительные секунды они слышали только удары копыт своих лошадей, потом сзади вспышки огня пронзили наступающую темноту, и громом ударил раскатистый залп. Капитан услышал свист пуль и лихорадочно глянул на Норму.

Норма валилась набок, запрокидываясь, натягивая поводья, правая рука её цеплялась за гриву коня. Капитан едва успел подхватить её, иначе она бы упала. Мертвея от ужаса, понимая, что случилось самое страшное, он хрипло вскричал:

– Умоляю, скажи, что с тобой? Господи, не молчи!.. Скажи же хоть слово!

Но Норма молчала, и только с каждой минутой всё больше наваливалась на руку капитана. Так они скакали бок о бок следом за первыми всадниками, пока те не спустились в лощину. Тут Стамп резко натянул поводья, и за ним, как по команде, остановились остальные.

Доктор спрыгнул с коня и бросился к капитану, чтобы помочь ему снять Норму с седла. Голова девушки висела у капитана на плече безвольно, как подрубленная. Он слышал её свистящее дыхание и чувствовал, как тёплая кровь из её рта, булькая в горле, льётся к нему на грудь. Вдвоём с доктором они положили Норму на траву. Платон подал доктору его сумку и тут же начал разводить огонь, отыскав сучья. Боб Стамп быстро и молча ему помогал, бросая кругом настороженные взгляды.

Доктор рывком вывалил содержимое сумки на землю, нашёл перевязочный материал. Капитан приподнял девушку, срывая с неё жюстокор. Доктор почти ощупью отыскал рану: у Нормы была раздроблена левая лопатка и правая ключица, через которую наискось вышла пуля. Он стал перевязывать рану, пытаясь унять кровь, но бинт и корпия намокали, быстро чернея, и расползались у него в руках. Мистер Трелони снял с себя рубашку и, скомкав, протянул доктору…

****

Норма умерла на руках капитана перед рассветом, в сознание она так и не пришла.

– Она умерла, – сказал доктор, вставая с колен: всё это время он сидел рядом капитаном, который держал Норму в объятиях.

– Нет!.. Ты ничего не понимаешь! Посмотри! Посмотри ещё! – крикнул капитан, поднимая к нему искажённое, страшное лицо, залитое слезами.

– Дэниэл, она умерла! – закричал доктор, кулаки его были стиснуты. – Я ничего не могу сделать! Всё кончено…

Последние слова доктор прорычал сквозь зубы. Он стал вытирать свои руки, красные и липкие от крови, о листья кустарника. Он рвал с озлоблением эти несчастные листья и тёр ими руки, потом отбрасывал в сторону, снова рвал, снова тёр и не мог остановиться. Мистер Трелони и Боб Стамп угрюмо молчали. Платон упал на колени и закрыл лицо руками.

Затеплился рассвет. Где-то наверху пискнула первая птица, ей другим голосом ответила вторая. И скоро птицы загомонили вовсю: им не было никакого дела до того, что случилось внизу у этих людей, сидящих на земле.

– Её надо похоронить. Здесь, – сказал сквайр.

– Я убью его, – отозвался капитан едва слышно.

– Кого? – устало отозвался сквайр.

– Я убью этого Аэртона, – уже громче сказал капитан.

– Мы не знаем, кто стрелял, – ответил сквайр. – Мы даже не знаем, кто за нами гнался… А если это не он?.. И потом, не надо забывать, Дэниэл. Вас разыскивает полиция.

– Нас всех разыскивает полиция, – сказал доктор. – И нам всем надо убираться отсюда подобру-поздорову.

Он подошёл к капитану, взял Норму из его рук и положил на землю. Капитан молчал, глядя прямо перед собой. Потом, не вставая с колен, он вытянул из ножен лежащую рядом саблю и стал ею рыть могилу. Джентльмены ему помогали.

Земля была влажная и рыхлая, хорошая мягкая лесная земля. Она пахла прелыми листьями и тленом. Они, торопясь, не отдыхая ни минуты и вычерпывая землю своими треуголками и шляпами, вырыли могилу глубиной по пояс, опустили туда Норму, и капитан накрыл её своим камзолом, тщательно укутав им лицо девушки. Ему почему-то было невыносимо, что к ней на лицо попадёт земля. Боб Стамп, сбиваясь и путаясь, прочитал молитву. Все вместе они засыпали могилу и тщательно примяли холмик ладонями.

Солнце уже взошло. Наступал новый день.

****

В Бостонском порту джентльмены простились с Бобом Стампом и сели в шлюпку с «Архистар».

Стамп, который не взял денег, несмотря на настойчивые просьбы, проводил их тусклым собачьим взглядом и махнул на прощанье рукой. Ему надо было идти продавать лошадей – он неожиданно для себя решил налегке вернуться в Йорк, тихо собрать свои вещи, какие остались, и уйти на Святое озеро. Там строился военный форт Уильям-Генри, и туда его давно настойчиво приглашал сержант Мунро – проводником. Боб Стамп хотел начать новую жизнь… «Это в который уже раз», – подумал он, надевая шляпу.

Когда капитан и джентльмены, оборванные и грязные, поднялись на корабль, штурман Пендайс даже не удивился: мало ли что могло произойти в наше неспокойное время. Он доложил капитану о состоянии дел на борту. Капитан был серьёзен, спокоен и казался смертельно усталым. Он приказал штурману немедленно заканчивать дела, собирать команду и сниматься с якоря, что было штурманом быстро исполнено – вскоре они вышли из Бостонской бухты.

Капитан ушёл в свою каюту и больше в тот день не показывался.

А кок Пиррет, когда принёс обед в каюту доктора Легга, застал того сидящим за столом раздетым по пояс и пьяным в стельку. От неожиданности кок обомлел, чуть не выронил поднос с обедом и, совершенно не к месту, спросил доктора:

– Чего изволите приказать?

Доктор задумался над ответом и вдруг, медленно выговаривая слова, спросил у кока:

– А вы знаете, мистер Пиррет, что человеческое существо – это мешок из тонкой кожи, наполненный костями и кровью?

Увидев, что кок отчаянно затряс головою, доктор продолжил, страшно ухмыляясь:

– И этот мешок очень легко разорвать. Раз!.. Зор!.. Вать!

Тут в каюту без стука вошёл сквайр, чистый, свежий, переодетый во всё новое, и движением руки отпустил кока – тот опрометью бросился вон из каюты со своим подносом. Увидев сквайра, доктор поднял над столом бутылку рома и воскликнул пьяным голосом:

– Мистер Трелони, дружище! Давайте выпьем!

– Вам уже достаточно, Джеймс, – сказал сквайр, подходя к доктору и отбирая бутылку и стакан из его рук. – Вам надо переодеться, помыться и спать.

– А я уже начал переодеваться, – пробормотал доктор Легг.

Он уронил голову на свою голую белую грудь, поросшую пушистым рыжим волосом, и рывком оглядел свои обнажённые руки – слева направо.

– Тогда – спать, – приказал мистер Трелони, поднимая доктора за локоть со стула.

Доктор приподнялся и, навалившись на сквайра всей тяжестью тела, вдруг зашептал ему горячечно, обжигая ухо пьяным дыханием, с каждым словом всё повышая и повышая голос:

– А вы знаете, что у каждого врача есть своё личное кладбище? Знаете?.. А знаете, какое моё уже большое? Очень большое! Огромное!

– Конечно, большое, Джеймс. Ведь вы же военный доктор. И хороший доктор, поверьте… Но вы же не чародей, – ответил ему мистер Трелони.

– Верю, – согласился доктор Легг и медленно закивал. – Я хороший доктор. И я не чародей.

Продолжая повторять «я не чародей», он растянулся на койке. И тут по всему кораблю раздались мощные и тоскливые звуки охотничьего рожка.

– О-о!.. Это – капитан! – вскрикнул доктор, приподнимаясь на локте. – Ах, как божественно он играет. Вы только послушайте, Джордж!

– Я слышу, – ответил мистер Трелони, глотая комок, подступивший к горлу.

У него на глаза навернулись слёзы, он заморгал, стараясь их прогнать.

– Сейчас мы пойдём к нему, – сказал доктор Легг решительно, спуская ноги с постели и порываясь встать.

– Лежите! – остановил его сквайр. – С ним Платон. А я посижу с вами, пока вы не уснёте.

– Да… Посидите со мною, Джордж, – пробормотал доктор жалобно, опять опускаясь на постель и закрывая глаза. – Иногда нам, врачам, так хочется, чтобы с нами кто-нибудь посидел.

Сквайр пристроился в ногах у доктора, неудобно привалившись плечом к переборке, откинул голову и закрыл глаза. Какое-то время он слушал звуки рожка, пока те не смолкли. Когда доктор уснул, он вышел и тихо закрыл за собой дверь.

****

Капитан стоял посреди большой Бедфордширской пустоши и держал в руках китайскую фарфоровую статуэтку. Черепок статуэтки отличался редкостной белизной и тонкостью. Он просвечивал на солнце и был из тех фарфоров, которые принято именовать «яичная скорлупа».

Роспись статуэтки синим кобальтом называлась «Цветы сливы на фоне ломающегося льда». В ней причудливой формы медальоны сочетались с гибкой, каллиграфической линией рисунка. Капитан очень дорожил статуэткой. Так сильно дорожил, так боялся её уронить, что стискивал в руках всё сильнее и сильнее. Наконец, хрупкий фарфор не выдержал и распался в ладонях на маленькие осколки, и он зарыдал громко, навзрыд, как в детстве, немыслимо далёком детстве ему плакалось мальчишкой.

Потом земля стала проваливаться под ногами, словно ноги его утекали зыбучим песком на глубину. Мертвенным холодом веяло от этой глубины, могильной тяжестью давила она на тело. Когда капитан погрузился в песок по шею, то понял, что погибает, и проснулся…

Он лежал на спине с мокрым от слёз лицом, сжимая в руках рожок.

Потом поднялся с трудом и, чувствуя боль в голове и в теле, шагнул из каюты – как был, с рожком. Напротив двери, привалившись спиной к переборке, спал Платон. Его длинные ноги перегородили узкий проход. Капитан перебрался через них и вышел на палубу.

Было раннее утро, вставало солнце. Ветра не было, и «Архистар» едва тащилась на небольшой пологой волне. У капитана вдруг заложило уши – он перестал слышать плеск волн, хлопанье парусов и скрип снастей, те звуки, которые всегда есть на корабле. В уши словно давило. Он потряс головою и поискал глазами кого-то, чтобы заговорить и услышать ответ. Мимо него пробежал боцман Джонс с лицом, перекошенным, как от боли, перебросил через борт ноги, рывками, одну за другой, и беззвучно свалился в воду. И вслед за боцманом, так же беззвучно, мешком, повалился за борт Джон Скайнес.

И сразу в мозгу капитана с лихорадочной быстротой пронеслось: «голос моря», «мы пропали», «никто не узнает», а следом, одно за другим – названия кораблей, имена пропавших на них людей, которых он знал когда-то, любил и помнил, и вереница этих имён была так тяжела, так нестерпима, что он набрал воздуху в грудь и дунул что было сил в рожок. Звук рожка оглушил его, но боль в ушах прошла. Он захлебнулся, всхлипнул и дунул снова.

Он дул и дул, не переставая, с остервенением, исступлённо, он не играл, а именно дул, и скоро увидел страшные глаза Платона, потом белые лица матросов – к нему бежали, размахивали руками, смотрели в ужасе. И тогда он бросился к правому борту, перевесился вниз, не переставая дуть в рожок.

Там в волнах, уже отставая, барахтался боцман. Он как-то странно, рывками, плыл за кормой, уходил под воду и снова всплывал, а рядом с ним бился в воде рулевой, взмахивая руками и поднимая брызги. Мелькнула фигура Платона – он прыгнул в воду, поплыл. Уже спускали паруса, шлюпку, штурман что-то кричал, доктор метался с искажённым лицом – а капитан всё дул в свой рожок.

Потом боцман Джонс и рулевой Скайнес ничего не могли вспомнить. Они говорили, что очнулись в воде, слыша звуки рожка. То же самое твердила команда – все слышали только рожок и ничего больше.

– «Голос моря», – сказал капитан, он оглядел команду, вглядываясь в лица матросов. – Я один слышал «голос моря», теперь я знаю, какой он.

«Голос моря» сплотил и без того сплочённый экипаж – команда выполняла приказы капитана моментально, она только что их не угадывала. Особенно старался боцман Джонс. Тот пожирал капитана глазами, летал по палубе вместе с матросами – и его можно было понять.

До Бристоля шхуна дошла почти без приключений. Хотя приключения, конечно же, были, но рассказывать о них здесь не представляется возможным: к поискам сокровищ Диего де Альмагро они не имеют никакого отношения. В Бристоль «Архистар» прибыла несколько месяцев спустя, в ноябре – в самое противное время года, если судить по погоде.

Только этого никто не заметил, потому что все стремились домой.

****


Глава 5. Как Платона разыгрывали в лотерее | Мёртвая рука капитана Санчес | Глава 7. Весь мир – театр, в нём женщины, мужчины…