home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


32

— Фиона, пожалуйста! — голос Сэма на другом конце линии казался усталым. — Мне нужно поговорить с дядей, причем срочно.

— Я же вам уже сказала, что мистера Каннингема здесь нет.

Секретарша дяди Арчибальда иногда превращалась в непробиваемую стену.

— Фиона, пожалуйста!!! — Сэм уже с трудом держал себя в руках. — Пойми, это очень срочно. Мне необходимо поговорить со своим дядей. Скажи мне, где я могу его найти?

На другом конце линии послышался вздох.

— Мне строго-настрого приказано никому не сообщать подобные сведения…

— Фиона! — заорал Сэм. — Я — его племянник!

Черт побери! Он не выдержал и вышел из себя, а это отнюдь не самая лучшая манера разговора с человеком, от которого хочешь чего-то добиться. Тем не менее вспышка гнева дала положительный результат: после паузы, которая, как показалось Сэму, длилась целую вечность, Фиона сказала:

— Мистер Каннингем собирался провести пятницу, субботу и воскресенье за пределами Лондона. Думаю, он поехал туда, где сейчас находится ваша мать, — в Кентербери.

Ага, Арчи сейчас в Кентербери. Не иначе как в доме у старой и слегка чокнутой тети Шарлотты… Сэм облегченно вздохнул:

— Спасибо, Фиона. Большое спасибо.


— Ви! Какой сюрприз!

Виолетта, услышав эти слова, едва не онемела от удивления. Визгливый голос ее невестки заставил ее побледнеть.

— Алисон?

— Да, это я. Как поживаете? Как прошло ваше путешествие по Франции с малышкой Одри?

Виолетта слышала в телефонной трубке шум воды, как будто Алисон находилась в ванной и открыла краны, а еще — доносившуюся словно откуда-то издалека песню, написанную на стихи «О Фортуна» из сборника «Carmina Burana»[15]. Алисон разговаривала с Виолеттой преувеличенно-восторженным голосом, растягивая гласные. Виолетта решила пропустить мимо ушей реплику относительно «малышки Одри».


Sors immanis et inanis…[16]


— Хорошо, очень даже хорошо. Нам там чрезвычайно понравилось.

Алисон разразилась пронзительным смехом и надрывным голосом сказала:

— Замечательно! Как я рада!

В телефонной трубке снова послышался пронзительный смех.


… rota tu volubilis…


— А как дела у тебя и у твоих детей? — спросила Виолетта.

— Замечательно! — передразнила сама себя шутливым тоном Алисон. — Они сейчас находятся в Девоншире, у моих родителей. Проведут там субботу и воскресенье.


…status malus, vana salus…


Алисон, похоже, сидела пьяная в ванне. Доносившаяся откуда-то издалека песня была похожа на навязчивый шепот.


… semper dissolubilis…


— Я рада. А где сейчас Сэм? — спросила Виолетта. — Мне хотелось бы с ним поговорить.

Алисон снова засмеялась.


… obumbrata et velata…


— Его здесь нет.


… michi quoque niteris…


— А когда он появится? Мне хотелось бы с ним поговорить… Я уже несколько дней все никак не соберусь это сделать.

Виолетта решила высказываться очень осторожно, чтобы не встревожить свою невестку.


…пипс per ludum dorsum nudum…


— Я… — Алисон снова заговорила с надрывом. — …Я не имею ни малейшего понятия о том, где он сейчас находится.

Виолетта слегка растерялась от ее слов.


…fero tui sceleris.


— Алисон, ты хорошо себя чувствуешь?

Дурацкий вопрос.

— Ха-ха-ха! — послышалось в трубке. Затем последовала пауза, после которой снова раздался голос Алисон: — Я еще никогда не чувствовала себя так хорошо!


Sors salutis et virtutis…


Песня теперь звучала намного громче.

— Алисон, дорогая… — Виолетта не знала, что сказать. — Ты заставляешь меня волноваться. Ты и вправду хорошо себя чувствуешь?

На другом конце линии по-прежнему звучала песня.


…michi пипс contraria…


— Какая же вы добрая, Виолетта! — Алисон вдруг заговорила с горечью в голосе, снова растягивая слова. — И всегда такая заботливая!..


…est affectus et defectus…


— Алисон, может…

— Поверьте мне, Ви, — перебила ее Алисон, — наступило замечательное время. — Виолетта снова услышала в трубке пронзительный смех, а затем Алисон — уже более резким тоном сказала: — Замечательное, разумеется, для меня. У каждого из нас когда-нибудь наступает в жизни такое время.


…semper in angaria…


«О чем, черт возьми, говорит моя невестка?»


…hac in hora sine mora…


— А я могу связаться с Сэмом каким-нибудь другим способом? Ты знаешь номер его мобильного телефона?

Этот вопрос вызвал у Алисон еще один приступ смеха — почти истерического.


…corde pulsum tangite…


— Сэм никогда мне не сообщает, где и как его можно найти. И номер своего мобильного телефона он держит от меня в тайне.

Сэм держит номер своего мобильного в тайне от жены?! Виолетте захотелось прекратить этот странный разговор, но ее тревожило состояние невестки.

— Ты действительно хорошо себя чувствуешь, Алисон? Я не могу оставить тебя одну в… таком состоянии, — последние слова Виолетта произнесла почти шепотом.


… quod per sortem sternit fortem…


— Какая вы добрая, Виолетта! — сказала Алисон притворно-ласковым голосом, а затем — уже совсем другим тоном — добавила: — Не беспокойтесь обо мне. Я себя чувствую очень хорошо — именно так, как мне хочется себя чувствовать.


…тесит omnes plangite.


Больше ничего не говоря, Алисон нажала на кнопку «отбой». Услышав в телефонной трубке гудки, Виолетта с удивлением посмотрела на нее, недоумевая по поводу странного разговора, который только что состоялся между ней и ее занудной невесткой.


Сэм ехал на автомобиле с большой скоростью, уставившись на дорогу и крепко сжимая руль. Ему только что позвонил Сесл, и то, что он сказал, подтвердило недавно возникшие у Сэма подозрения. Сегодня утром был представлен второй проект по переоборудованию «Виллоу-Хауса» — проект, охватывающий не только дом, но и прилегающую к нему землю. Почти ничего конкретного Сеслу выяснить не удалось, однако речь шла о шикарном гостевом доме категории «Ночлег и завтрак», обеспечивающем клиентам покой, тишину, чистый воздух и чудесные пейзажи, а также возможность переночевать в красивом доме XVII века — полностью отреставрированном и украшенном в традиционном английском стиле. Сесл связался с архитектурной студией через одного из своих приятелей, когда-то проходившего там практику: эта студия получила заказ от закрытого акционерного общества «Отдых на природе». Заглянув в реестр компаний, Сэм выяснил, что это акционерное общество было создано Салливаном, Кроуфордом и Лонингемом. Теперь все стало понятно. Они, эти трое, всего лишь использовали в своих целях и Сэма, и архитектурную студию, в которой работал Сесл. Сэма — чтобы прибрать к рукам дом и землю, архитектурную студию — чтобы она послужила им ширмой до того момента, когда они добьются поставленных целей.

А тут еще Алисон предъявила ему иск о расторжении брака и разделе имущества в тот самый день, когда мир вокруг него начал рушиться. Вспомнив о жене, Сэм подумал, что она далеко не самое главное, что должно беспокоить его в данный момент. О детях он, конечно же, беспокоился, однако ему было понятно, что если суду будут представлены компрометирующие его фотографии — что, скорее всего, и будет сделано, — судья вынесет решение отнюдь не в его пользу. Вот ведь истеричная ведьма! Сэм сильнее надавил на педаль газа, заставляя пейзаж еще быстрее мелькать за окнами его БМВ.

Приходилось признать, что он совершил большую ошибку и тем самым чуть не оставил себя ни с чем. Если Алисон будет настаивать на иске, у него отнимут даже дом. Подумав о своем дорогостоящем автомобиле, Сэм еще сильнее вцепился в руль. Алисон не сможет так поступить… Хотя нет, сможет. Еще как сможет! Черт бы ее побрал!

Впрочем, он еще мог попытаться кое-что предпринять. Для этого ему придется поговорить с дядей. А еще лучше — и с матерью. Они уладят все сегодня же вечером. Одно дело — допустить ошибку, и совсем другое — вообще пойти ко дну. Он ко дну не пойдет. У него хватит силы воли начать все сначала. Кроме того, Сэму даже нравилась мысль о том, что он начнет все с нуля, потому что в ней чувствовался вызов, который он с удовольствием примет. Он начнет все сначала в каком-нибудь маленьком городке неподалеку от Лондона… Да-да, ему нравилась мысль о том, что он… что он будет сам себе хозяин и ему больше не придется на кого-то горбатиться. Сэму хотелось выяснить, на что он окажется способен, если будет работать в одиночку, хотелось выработать собственный адвокатский стиль, однако для этого сначала придется вернуть хотя бы часть средств, вложенных в затеянную им авантюру с «Виллоу-Хаусом». Без денег у него ничего не получится.

Выехав на нужное ему шоссе, Сэм снизил скорость: шоссе было узким и очень извилистым. Уже стемнело, и он не мог видеть далеко. На небе красовалась луна — почти полная, бело-желтая, удивительно яркая на фоне синевато-черного бархатного неба. Казалось, ее кто-то взял да и прицепил прямо посреди неба, добравшись туда по длинной-предлинной лестнице. Лунный свет вырывал из темноты контуры растущих вдоль шоссе деревьев. Скоро Сэм приедет в «Роуз-Гарден», хотя он и не очень хорошо себе представлял, где именно в Кентербери находится сказочный домик его чудаковатой тети. Ему, возможно, придется расспросить прохожих, но он был уверен, что в Кентербери все знают, где живет Шарлотта О’Брейди. Она, наверное, даже пользуется там большой популярностью.

Полчаса спустя Сэм уже шел твердым шагом по покрытой гравием дорожке, ведущей к дому тети Шарлотты. Ничуточки не колеблясь, он надавил на звонок. Вскоре послышались чьи-то приближающиеся шаги, дверь отворилась, Сэма ослепил яркий свет, и из дома на него пахнуло приятным теплом. А еще до него донесся чудесный запах какого-то — видимо, очень вкусного — блюда. Сэму вдруг нестерпимо захотелось есть.

— Мама!.. У вас там еще осталось хоть немножко того, что так вкусно пахнет?


* * * | Одинокие сердца | cледующая глава







Loading...