home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Зара не видела Андреса уже минут пятнадцать. Должно быть, он выскользнул из зала в тот момент, когда она отвлеклась. В зале было полно народу, но она знала, что его здесь нет.

Она чувствовала его присутствие, когда они находились в одном помещении. Должно быть, так бывает, когда между людьми устанавливается незримая связь.

Когда напряжение стало невыносимым, она глубоко вдохнула, поднялась из-за стола и пошла искать Андреса. Она была уверена, что он ей солгал. Его чувства к ней определенно глубже, чем он утверждает.

Пересекая зал, она, к своему удивлению, обнаружила, что толпа расступается перед ней. Она действительно стала частью этого места. Частью королевской семьи. Но она не может радоваться этому открытию, пока не убедит Андреса в том, что он лучше, чем о себе думает.

Выйдя из зала через заднюю дверь, она, сама не зная почему, направилась в то место, где они с Андресом впервые занимались любовью. Похоже, внутреннее чутье ее не подвело. Завернув за угол, она услышала шорохи и приглушенные голоса.

Остановившись, она прислушалась, и у нее возникла страшная догадка. Ее грудь словно сдавил железный обруч, но она не стала поворачивать назад, а продолжила идти.

Сделав несколько шагов, она еще раз повернула и застыла на месте как вкопанная. В нише за лестницей был Андрес. Он крепко сжимал в объятиях блондинку в ярко-красном платье. Они целовались.

Вскрикнув, Зара накрыла рот ладонью. Блондинка дернулась как ошпаренная. Андрес неохотно разомкнул объятия и поднял голову.

– Зара. – В его голосе не было ни удивления, ни сожаления. – Я тебя не ждал.

– Это очевидно, – произнесла она, кипя от гнева.

– Мне стало скучно на празднике.

– Ты всегда это делаешь, когда тебе становится скучно на вечеринке? Приводишь сюда женщину и овладеваешь ею?

– Не надо излишне драматизировать. Я ею не овладел. Пока.

Блондинка кашлянула.

– Я не соглашалась на участие в драме, – произнесла она с нескрываемым раздражением. – Только на маленькое приключение с принцем.

– Простите, – цинично ответила Зара. – Но в комплект с этим принцем входит драма в виде меня.

– В таком случае я пошла.

Когда блондинка проходила мимо Зары, та заметила, что у нее по щеке размазалась помада. Должно быть, их с Андресом поцелуй был глубоким и страстным.

Зара думала, что после того, что сказал ей Андрес на танцполе, больнее ей уже не будет, но она ошиблась. Сцена, свидетелем которой она стала, разбила ей сердце.

Подождав, когда женщина в красном платье исчезнет за углом, Зара произнесла дрожащим голосом:

– Ты мне солгал.

– Я всегда лгу. Я же предупреждал тебя о том, что я эгоистичный плейбой, который думает лишь о собственном удовольствии. Мне жаль, но, когда я вижу такую шикарную женщину, я не могу себя контролировать. Я сделал это не для того, чтобы причинить тебе боль.

– Это неправда! – бросила Зара, которой гнев неожиданно придал сил. – Ты преследовал именно эту цель.

– Никакой цели у меня не было. Мне просто стало скучно, и я решил немного развлечься. Все, как обычно, произошло само собой.

– Нет! Ты сделал это специально!

– Какая разница?

Зара подошла ближе к нему. Она готова к финальной схватке. Ей нечего терять.

– Большая! Ты не находишься во власти обстоятельств. Ты сам их создаешь, поэтому можешь винить только себя.

– Я не могу винить мать, которая бросила меня, и отца, который поставил на мне крест? – произнес он ровным, спокойным тоном.

Ей захотелось сделать ему как можно больнее.

– Нет. Это не они сделали тебя таким. Ты сам сделал себя таким. Ты придумал себе историю и прикрываешься ею, когда тебе это выгодно. На самом деле ты не роковой мужчина, а несчастный мальчик, который хочет, чтобы мамочка вернулась и обняла его. Мне тебя нисколько не жаль. Твоя мать ушла много лет назад. Да, это причинило тебе боль, но с тех пор ты только и делаешь, что сам наносишь себе раны. Ты больше не можешь ее винить.

– Еще как могу, черт побери!

– Ты сам превращаешь свою жизнь в ад. Ты не веришь в то, что кто-то может полюбить тебя и остаться с тобой навсегда, поэтому ты прогоняешь всех, кому ты дорог, причиняя им боль. Почему? Потому что одна-единственная женщина не любила тебя?

– Единственная женщина, которая должна была меня любить просто потому, что произвела меня на свет, – уточнил он. – Это большая разница. И мой отец тоже меня не любил.

– И ты, основываясь на этом, решил, что не достоин любви? Решил доказать это всем тем, кто тебя любит, совершая поступки, которые причиняют боль как им, так и тебе самому?

– Я хорошо себя знаю. Не нужно пытаться убедить меня, что я являюсь тем, кем я на самом деле не являюсь.

– Проведя с тобой эти несколько недель, я поняла, что ты намного лучше, чем хочешь казаться. Что ты достоин моей любви и подходишь мне. По крайней мере, я так думала до тех пор, пока не увидела тебя с другой женщиной. – К горлу подкатился комок, и она тяжело сглотнула. – Ты сказал, что я буду единственной. Что ты не будешь спать с другими женщинами.

– Да, я сказал тебе это. В тот момент я хотел, чтобы это действительно было так. Но желания со временем меняются. По крайней мере, мои. Я не держу свое слово.

– Ты лжешь.

– Нет! – бросил он. – Я никогда его не держал. Даже не пытался. Накануне Рождества я пообещал матери, что буду хорошо себя вести. Заверил ее в том, что она может выпустить меня из комнаты, где меня запирали, когда во дворце проходили балы и приемы. Когда-то я тоже на них присутствовал. Я не мог спокойно сидеть. Я ерзал на стуле и ронял столовые приборы. Я игнорировал замечания, которые делала мне мать. В общем, я был плохим мальчиком. Головной болью для родителей. Паршивой овцой. Моя мать считала, что я позорю всю семью. Однажды она сказала мне, что жалеет о том, что произвела меня на свет. Что им с отцом следовало ограничиться Кайросом. В последний раз я даже не пытался хорошо себя вести. Я разбил тарелку, чтобы расстроить мать, чтобы наказать ее за все те часы, что я провел взаперти. Я был так зол на нее. Когда она ушла, я был рад, потому что мне больше не нужно было пытаться ей угодить. Мне нравится быть неисправимым.

– Андрес…

– Не нужно смотреть на меня с жалостью, Зара. Что ты можешь об этом знать? Я долго пытался заслужить ее одобрение, но всякий раз оказывался недостаточно хорошим для нее. Тогда я перестал пытаться. Более того, я начал вести себя как можно хуже. Я был рад уходу матери, потому что меня некому стало контролировать и я мог делать все, что хотел. Если хочешь, стань завтра моей женой, Зара. Но знай, что я никогда тебя не полюблю. Ты никогда не сможешь рассчитывать на мою верность. Я не намерен противостоять своим желаниям. Я не пошел на это ради матери, не пойду и ради тебя.

– Ты мерзавец. Я оказалась в ловушке. Оказалась связанной с тобой. Ты заставил меня полюбить тебя. Ты убедил меня в том, что у меня нет другого выбора, кроме как стать твоей женой, а теперь, когда я к тебе привязалась, говоришь мне, что не можешь быть моим.

– Неправда. Я такого не говорил. Я сказал, что не буду принадлежать тебе одной.

– В таком случае ты мне совсем не нужен.

– Я могу предоставить тебе определенную свободу, Зара. Я позабочусь о том, чтобы у тебя было все необходимое и…

– Нет.

– Все уже решено. Ты в любом случае станешь моей женой. Но тебе не обязательно жить со мной. Любить меня.

– Нет. Я не могу стать твоей женой.

Андрес стиснул зубы:

– Я обещал Кайросу, что женюсь на тебе.

– Ты сам только что сказал, что никогда не держишь слово. Что тебе доставляет удовольствие быть неисправимым. Тебе следовало знать с самого начала, что, если ты меня обидишь, это не останется безнаказанным. Я тебе не позволю делать из меня идиотку.

– Ты не ушла от меня, когда мне тебя подарили, словно вещь, но готова уйти, когда я задел твою гордость?

– Да, – произнесла она уверенным тоном. – Потому что я уже не такая, какой была в начале нашего знакомства. Тогда я боялась. Боялась, что, если откажусь стать твоей женой и покину дворец, я замерзну где-нибудь в сугробе. Боялась сближаться с кем-то, думая, что утрата может меня убить. Но сейчас я знаю, что этого не произойдет. Что у меня достаточно сил, чтобы выдержать этот удар. Я сейчас уйду и сама построю свою жизнь. Потому что я могу. Могу учиться и меняться. Я себе это доказала. Я не останусь, чтобы терпеть обиды и унижения.

– Завтра мы поженимся, – как ни в чем не бывало сказал Андрес. – Сегодня мой брат объявит о нашей помолвке.

– Тебе следовало подумать об этом до того, как ты меня предал. Я не прощу тебе этого, Андрес. Последствия свадьбы, которая не состоится, – это твоя проблема.

С этими словами Зара повернулась и гордо удалилась, постукивая каблуками по мраморному полу. Завернув за угол, она увидела двустворчатую дверь и распахнула ее, впустив внутрь ледяной ветер. На улице валил снег. Вокруг все было белым-бело. Выйдя наружу, она подняла подол платья и побежала, не обращая внимания ни на холод, ни на катящиеся по щекам слезы.

Ее ноги тонули в снегу. В какой-то момент она оступилась и упала вперед, но не стала подниматься. Все ее тело тут же сковал холод, и она задрожала. Но физический дискомфорт не мог сравниться по силе с болью, которая переполняла ее сердце.

Она знала, что ей нужно вставать и бежать дальше. Что она не может умереть от холода, хотя в данный момент эта мысль казалась ей заманчивой.

Отругав себя за минутную слабость, Зара поднялась. Нет, она не собирается умирать. Не собирается прятаться от боли. Она пережила утрату родных, переживет и эту. Что касается одиночества, она давно научилась с ним справляться.

Полная решимости, она пошла в гараж, зная, что найдет там шофера, который до этого возил их с Андресом в город.

Она не ошиблась. Он стоял рядом с машиной, словно ждал кого-то.

Увидев ее, он выпрямился:

– Принцесса?

– Отвезите меня, пожалуйста, в город. Мне нужно встретиться с Джулией Шулер. Вы мне поможете ее найти?


Напиться перед собственной свадьбой не лучшая идея, но отчаяние оказалось сильнее здравого смысла. Не найдя Зару после вчерашней ссоры, Андрес пошел в кабинет Кайроса, где тот хранил скотч. Алкоголь позволил ему забыться на какое-то время.

Проснувшись на следующий день, он вместо головной боли испытал чувство стыда и отвращения к самому себе. Ему не следовало использовать ту женщину, чтобы причинить боль Заре. Он просто флиртовал с блондинкой и заключил ее в объятия, только когда услышал шаги в коридоре. Целуя ее, он не почувствовал ничего, хотя она была очень сексуальна.

Как он и рассчитывал, Зара их увидела. Такого сильного сожаления он не испытывал, даже когда переспал с невестой брата, но что-то исправлять было уже поздно. Он хотел избавить Зару от заблуждений на его счет и перестарался. Он не ожидал увидеть боль в ее глазах. Должно быть, она теперь ненавидит его всей душой. Неудивительно, что она передумала выходить за него замуж.

После его выходки на рождественском приеме его мать тихо покинула дворец. К отцовскому гневу он привык и не обращал на него особого внимания. После инцидента с Франческой Кайрос разозлился на него, но дал ему понять, что не отречется от него, потому что они братья.

Зара обрушилась на него с гневом, и причина этого было не только в обиде, которую он ей причинил. Она досадовала на него, потому что считала его лучше, чем он есть на самом деле. Потому что верила в него, а он ее разочаровал.

Он вдруг осознал, что родители никогда не ждали от него лучшего. Что он нарочно их расстраивал, потому что это соответствовало их ожиданиям. Зара была единственным человеком, которая искренне верила в то, что он может быть лучше.

«Она хочет от тебя того, что ты не можешь ей дать. Тебе будет лучше без нее», – посоветовал ему здравый смысл.

«Не лги себе», – сказало ему сердце, которое разрывалось от боли.

Когда он один подъехал к церкви, оттуда вышел Кайрос в элегантном смокинге.

– Где твоя невеста? Служба скоро закончится. После нее начнется свадебная церемония.

– Она придет.

– Что ты сделал?

– Ничего оригинального.

– Значит, что-то ужасное, – сказал Кайрос.

Андрес издал циничный смешок.

– Не имеет значения. Она будет здесь. Ей больше некуда идти. У нее нет выбора.

– Ты полный кретин, братец. Я много лет наблюдал за тем, как ты прожигаешь жизнь, надеясь, что однажды ты образумишься. Тебе представилась отличная возможность для этого, но ты ее упустил.

– Какая возможность? Вынужденный брак?

– Она тебя любит, – произнес Кайрос, не скрывая своего раздражения. – Это ясно как божий день. Неужели ты не видишь?

– Вижу, – ответил Андрес, чувствуя новый приступ сожаления.

– И все равно ее предал. – В голосе Кайроса слышался укор.

– Оставь меня в покое. Займись лучше своим браком, в котором нет любви.

Кайрос схватил его за лацканы смокинга и прижал к стене:

– Не смей говорить о моем браке. Ты ничего не знаешь.

– Но ты считаешь себя вправе критиковать меня.

– Да. Будь у меня жена, которая смотрела бы на меня так, как твоя смотрит на тебя…

– Что? Ты сделал бы все для того, чтобы она перестала так смотреть?

– Мы с Табисой не любим друг друга и никогда не любили.

– А мне почему-то кажется, что ты ее любишь.

– Сейчас речь идет не обо мне. Это не я должен жениться через десять минут в церкви, полной гостей. Это не моя невеста не приехала на собственную свадьбу.

– Она будет здесь.

– В противном случае тебе не поздоровится. – Повернувшись, Кайрос вошел внутрь церкви и закрыл двери, оставив Андреса одного на улице.

Андрес сделал глубокий вдох, и морозный воздух обжег его легкие. Он продолжил ждать Зару, хотя знал, что она не придет.

Разве ты не этого хотел?

Он думал, что испытает чувство облегчения, когда освободится от ее ожиданий, но вместо этого чувствовал опустошение.

«Ты сам превращаешь свою жизнь в ад», – сказала ему Зара.

Она права. Он действительно нацелен на саморазрушение. Он страдает, но продолжает наносить себе раны.

Но он устал. Устал хотеть чего-то, но не получать. Проще было вообще не желать этого. Не пытаться это получить. Но Зара заставила его хотеть. Заставила его думать, что у него может быть нормальная жизнь, любовь, семья.

Боль в груди была такой сильной, что он с трудом дышал. До сих пор он подавлял ее с помощью секса и алкоголя. Он окружал себя большим количеством людей, чтобы доказать себе, что он не одинок. Что он отличается от мальчика, запертого в комнате.

Впервые в жизни он признался себе в том, что очень одинок. Впервые в жизни он понял, что держал взаперти часть себя, чтобы не страдать и не быть отвергнутым.

Ослабив галстук и расстегнув воротник рубашки, Андрес отошел от церкви и направился в лес. Ему хотелось уйти подальше от людей и впервые побыть честным с самим собой.

Лес становился все гуще, но Андрес продолжал идти.

Не имеет значения, сколько женщин побывало в его постели и сколько вечеринок он посетил. Его считали беззаботным плейбоем, тогда как на самом деле он был несчастным маленьким мальчиком, запертым в комнате.

Так было до встречи с Зарой. Она предложила ему возможность стать счастливым, но он ее предал. После ее ухода чувство одиночества усилилось. Ему казалось, что оно вот-вот его поглотит и он не сможет ничего с этим поделать.

Можно просто пойти в лес и покричать, пока не станет легче.

Вспомнив совет Зары, он поразился ее мудрости. Несмотря на свою юность и годы, проведенные в изоляции от внешнего мира, она многому его научила.

Ему нечего терять. Его бросила единственная женщина, которая когда-либо его любила. Когда новость о его несостоявшейся свадьбе появится в газетах, над ним будет смеяться вся страна. Это только его вина. Его страх разрушил все.

Андрес игнорировал этот страх, а он со временем становился только сильнее. Он говорил себе, что обрадовался, когда ушла его мать. На самом деле он просто испугался. Признаться в своей слабости для него было труднее всего.

Пока он верил в собственное бесстрашие и способность дистанцироваться от сильных чувств, он был неуязвим. На самом деле все это было иллюзией. Он любил свою мать. Именно поэтому ее постоянное недовольство им причиняло ему боль. Если бы он ее не любил, ему не было бы так тяжело.

То же самое он мог сказать о Заре.

Ему вдруг захотелось закричать, как делала она, когда ей было одиноко. Выпустить наружу несчастного мальчика, которого он спрятал глубоко внутри себя.

Он слишком долго ничего не чувствовал, и когда ему предложили стать счастливым, его парализовал страх.

Набрав воздуха в легкие, Андрес громко крикнул в пустоту. Он хотел освободиться от страха. От всего, что мешало ему жить.

Он кричал до тех пор, пока ему не стало легче дышать. Когда его эхо стихло вдалеке, он понял, что хочет провести остаток жизни с Зарой, чтобы они оба больше никогда не были одиноки. Возможно, она не захочет быть с ним, но он будет умолять ее, пока она не согласится. Ему больше нечего терять. Он предложит ей свое истерзанное сердце, и возможно, она сжалится над ним и исцелит его раны.


Зара лежала под одеялом в комнате для гостей в доме Джулии. Каждая клеточка ее тела звенела от боли. Как жаль, что она не может остаться навсегда в своем уютном укрытии. Джулия уехала на целый день к своим родителям, любезно позволив ей пользоваться всем, что есть в доме. Зара предпочла остаться в постели.

Сегодня Рождество, день ее свадьбы с Андресом, но она на нее не пойдет. Она любит его и понимает, что он предал ее из страха, но не собирается позволять ему продолжать ее мучить. Раз он не готов признать, что она его любит, и ответить на ее чувства, их отношения не могут продолжаться.

Она устала от одиночества. Ей хотелось измениться. Ей хотелось, чтобы ее любили и ценили. Во всей этой истории было два положительных момента. Похоже, она наконец обрела подругу, и у нее есть возможность устроиться на работу. Джулия сказала ей, что системе образования требуются люди, которые помогали бы детям учиться читать. Что для этого не нужно никаких дипломов. Что она сможет обрести необходимые педагогические навыки в процессе работы. Это ее очень обрадовало, поскольку она всегда любила общаться с детьми. Она начнет с работы в школе, а когда освоится и привыкнет к новой жизни, будет помогать детям, оставшимся без родителей и без крыши над головой.

При мысли о детях внутри у нее все сжалось. Что, если она беременна? Когда она вчера уходила от Андреса, ей это даже в голову не пришло. Он человек могущественный. Что, если он захочет отобрать у нее ребенка.

Ее охватил страх, но она тут же его подавила. Нужно решать проблемы по мере их поступления. Только через неделю будет ясно, беременна она или нет.

Во входную дверь постучали, и Зара инстинктивно прижала колени к груди и схватилась за края одеяла. Стук повторился, но она не собиралась принимать чужих гостей.

Затем к стуку добавился громкий мужской голос. Она его не узнала и слов не расслышала, но что-то заставило ее выбраться из постели, выйти из спальни и направиться к входной двери. Прежде чем она ее открыла, она уже знала, кто за ней стоит. Наверное, ее связь с Андресом никуда не исчезла. Она никогда его не забудет, но никогда не сможет его простить.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она.

Вместо ответа, Андрес схватил ее за талию, притянул к себе и накрыл ее губы своими. Он вложил в этот поцелуй все свои эмоции, и у нее не осталось никаких сомнений в том, что вчерашняя сцена в коридоре была подстроена им специально.

– Ты трус, – прошипела она, отстранившись. – Как ты мог это сделать со мной? С нами?

Убрав с ее лица прядь волос, он приложил ладонь к ее щеке.

– Я не только трус, но и последний идиот. Прости меня за то, что я сделал. Я искренне сожалею об этом.

– Твои сожаления ничего не изменят. Ты целовался с той женщиной. Ты сделал мне больно.

– Я знаю. Я был так нацелен на саморазрушение, что не подумал о том, что причиню боль и тебе. Я не поверил, что ты меня любишь, Зара. Нет, я вовсе не считал тебя лгуньей. Мне просто казалось, что меня невозможно любить. Что я не заслуживаю любви. Уход матери заставил меня сомневаться в людях, испытывать их. Мой брат чертовски упрям. Он выдержал испытания. С тобой я перегнул палку. Ты не могла остаться со мной после того, что я сделал.

Она часто заморгала:

– Андрес, я знаю, что такое терять близких людей и бояться новых потерь. Это одна из причин, по которой я чувствовала себя одинокой, когда жила в общине. До встречи с тобой я боялась сближаться с людьми. Ты заставил меня полюбить. Когда вчера я увидела тебя с другой женщиной, я словно заново пережила кошмар многолетней давности. Но я поняла, что каждый человек, которого я потеряла, что-то мне дал. Что утрата этих людей забрала у меня не больше, чем дало мне общение с ними. Моя любовь к тебе сделала меня сильнее. Что бы ни случалось дальше, я не буду жалеть о том, что между нами было.

– Даже если тебе придется провести со мной остаток жизни?

Ее сердце подпрыгнуло и тут же замерло.

– Это невозможно.

– Почему?

– Для того чтобы стать твоей женой, мне недостаточно одного твоего влечения ко мне. Мне нужна…

– Я люблю тебя, – неожиданно сказал он. – Я много лет никому не говорил этих слов. Я ни разу не признавался самому себе в том, что отчаянно хотел, чтобы меня кто-то любил, после того как моя мать… – Он тяжело сглотнул. – Я хотел, чтобы она меня любила, но никак не мог этого добиться. Тогда я сказал себе, что будет лучше, если она уйдет. Я ненавидел себя, но это было легче, чем признать, что я хочу любить и быть любимым. Для меня оказалось легче прекратить попытки исправиться и потерпеть провал. Но я признаю это сейчас. Потому что для меня намного страшнее потерять тебя, чем сделать себя уязвимым.

– Ты меня любишь, – прошептала она.

Он снова привлек ее к себе.

– Да. Я люблю тебя с самого первого дня, но не был готов это признать, пока не потерял тебя. Думаешь, я постоянно мою женщинам голову?

– Полагаю, нет.

– Раньше я никогда этого не делал. – Он легонько коснулся губами ее губ. – Ты не похожа ни на одну из женщин, которых я знал до этого. В отличие от них, ты хотела узнать меня настоящего. Ты не позволила мне притворяться. Ты сломала защитные барьеры вокруг моего сердца, поэтому представляла для меня опасность. Именно поэтому я тебя оттолкнул. Но когда я сегодня оказался у церкви и понял, что ты не придешь, я почувствовал себя очень одиноко и захотел все исправить. С потерей матери я смирился, но потерять тебя было бы для меня смерти подобно.

– Андрес… – Не зная, что сказать, Зара прижалась губами к его губам, выразив этим поцелуем все свои чувства.

– Выходи за меня замуж, – произнес он. – Я предлагаю тебе это не потому, что вынужден, а потому, что хочу провести с тобой остаток жизни.

– Да, – просто ответила она.

– Ты лучший рождественский подарок, который я когда-либо получал, – улыбнулся он. – Думаю, если мы поторопимся, то успеем пожениться сегодня.


Глава 10 | Клятва соблазнителя | Эпилог