home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Он чертовски устал. Ему хотелось одного – лечь в постель и не вставать хотя бы три дня. Но он не хотел лежать в одиночестве. Ему хотелось, чтобы рядом с ним была Рэйчел. Хотелось прижаться к плавным изгибам ее тела и не отпускать его даже во сне.

Может, все дело – в разнице во времени?

На острове было утро, в Нью-Йорке – глубокая ночь. Ему нужно было выпить кофе, чтобы взбодриться. В конце концов, он был молод. Многие его ровесники веселятся ночь напролет, а утром идут на работу как ни в чем не бывало.

Но он почему-то ощущал себя стариком.

От этих мыслей его отвлекло пение. Звук шел из кухни. Ужасно фальшивя, женский голос пел что-то о любви и желании.

Он двинулся на звук. В кухне светловолосая девушка со спутанными волосами, кое-как собранными в пучок, в коротких пижамных штанишках, пританцовывала с пустой чашкой в руках.

– Доброе утро, – сказал он. – Кофе готов?

Рэйчел резко остановилась, изумленно раскинув руки:

– Ой!

– Извини, что помешал.

– Ты меня напугал. Я не знала, что ты сегодня возвращаешься.

– Я отправил тебе сообщение.

Именно так он общался с ней в последние пару недель – время от времени отправляя эсэмэски, чтобы узнать, что с ней все в порядке. Иногда она даже отвечала на них, не прибегая к оскорблениям.

– Я еще не проверяла телефон.

– Я страшно разочарован. Я-то надеялся, что ты трепетно ждешь меня!

– Прости, что разочаровала. – Подойдя к кофеварке, она налила полную чашку кофе.

– Спасибо!

– Это мне.

Алекс, мрачно взглянув на нее, достал из шкафа свою чашку и наполнил ее ароматным напитком.

– Ты даже не представляешь, как мне сейчас нужен кофеин.

– Мне вообще-то вредно злоупотреблять им. Но я не могу отказаться от утренней чашки кофе. Но доктор говорит, что я могу себе это позволить.

– Доктор?

– Да. Пока тебя не было, я устроила для себя тайный визит врача.

– И что?..

– Он подтвердил, что я беременна.

– И?..

– Пока еще слишком рано делать ультразвук или что-то в этом роде.

– Но с тобой все в порядке. И тебе можно пить кофе.

Рэйчел с наслаждением сжала чашку в пальцах.

– Да, мне можно пить кофе.

Глядя на Рэйчел, одетую в пижаму, босую, с покрытыми ярко-розовым лаком ногтями на ногах, с бесформенным пучком волос на затылке, Алекс неожиданно расхохотался. Вид у нее был совершенно безумный.

– Что? – обернулась Рэйчел.

– Ты такая чудачка!

– И почему тебя это так удивляет?

– Ну… – Алекс пожал плечами. – Просто в прессе ты всегда представала идеальным автоматом для разрезания ленточек.

«Да. На каком-нибудь открытии здания, где ты идеально смотрелась бы, разрезая ленточку на входе».

– Если ты веришь тому, что плетут про меня репортеры, ты сам виноват. Они не знают меня и не представляют, как я веду себя дома.

– Они в этом не виноваты. Ты всегда настороже и никогда не раскрываешься перед людьми. Знает ли тебя хоть кто-нибудь по-настоящему?

Рэйчел остановилась, в задумчивости продолжая сжимать пальцами чашку с кофе.

– Наверное, Алана… по крайней мере, немного.

– Алана?

– Моя подруга. Та, с которой я была на Корфу. Именно она подбила меня заговорить с тобой. Она должна была стать моей подружкой на свадьбе вместе с Леей.

– Значит, она знает тебя по-настоящему?

– В основном. – Рэйчел поморщилась. Алана была рядом с ней в те разгульные годы. Они катались в «мерседесе» Рэйчел, по очереди отхлебывая спиртное прямо из горлышка. Они вместе заметали следы своих шалостей. Но Алана не знала, что Рэйчел задыхалась от той жизни, которую ей приходилось вести.

Они ходили по магазинам и обсуждали все подряд. Алана и Лея делились друг с другом своими девичьими секретами, тогда как Рэйчел считала себя обязанной оставаться разумной и давать им советы. Ее отношения с отцом были почти такими же. Она считала своим долгом постоянно казаться довольной, чтобы отец не переживал за нее, не думал, что она опять пойдет по скользкой дорожке и навлечет на себя беду.

А затем появился Аякс. Рядом с ним она должна была быть спокойной, радостной… такой, какой она всегда старалась предстать перед прессой. Стабильной, уравновешенной. Чтобы ни намеком не дать понять, что подростком она была способна на всевозможные грязные безумства. Ни грубого слова, ни резкого жеста.

С Алексом она могла позволить себе и то и другое. Интересно, почему? Потому, что он видел ее обнаженной? А может, потому, что она словно оставалась обнаженной с тех пор, как встретила его? Образно выражаясь, разумеется.

– Знаешь, – медленно проговорила она, – люди всегда чего-то ждали от меня. А рядом с тобой я могу делать все, что хочу. Потому что ты мне даже не нравишься, и при этом мы, так или иначе, вынуждены быть рядом, так что мне не важно, что ты обо мне подумаешь.

– Значит, ты фальшивка, – отозвался Алекс.

– Что?!

– Фальшивка. Как и я. Я тоже отлично умею притворяться. Когда работаю. Я никому не говорю о моем прошлом. Я сдержан на язык. Я одеваюсь так, чтобы все понимали, кто я теперь и чем занимаюсь. И чтобы никто не догадался о том, кем я был раньше.

– Я не фальшивка!

– Не надо так расстраиваться.

– Как я могу не расстраиваться, когда ты называешь меня фальшивкой? – Рэйчел с яростью взглянула на него.

– Это просто часть искусства выживания. Как у хамелеона. Его это спасает. Нас тоже.

Телефон Рэйчел громко зазвонил. Она схватила трубку. Звонила Алана.

– Привет, что случилось?

Алана говорила так быстро, что Рэйчел с трудом разбирала ее слова.

– У меня огромный заказ. Просто огромный! А я не смогу справиться, если не закуплю материалы. Я получила предоплату только на половину суммы. А тут еще, как назло, в магазине наверху прорвало трубу, и меня затопило. Залило все мои запасы! Я не могу просто так взять и заменить то, что там было! Моя страховая компания считает, что платить должна их страховая компания, а те – наоборот, в общем, я тут с ума схожу!

– Чем я могу помочь?

– Сама понимаешь. Но мне неловко просить тебя…

– Ну, поскольку это и мой бизнес тоже, естественно, я должна помочь, особенно теперь… Кстати, что это за огромный заказ?

– Костюмы для фильма. Ты знаешь, я это не люблю, но тогда нашу фирму упомянут в титрах. Это французский фильм, просто грандиозный, и…

– Ладно, я все поняла. Я лечу к тебе. Вместе мы со всем разберемся.

– Ты не обязана прилетать, если у тебя все еще… Ну, если у тебя проблемы с этим таинственным мужчиной…

– С этим я разберусь. – Отключившись, Рэйчел бросила взгляд на Алекса и поднялась на ноги. – Я лечу в Канны.

– Что?

– У Аланы, моей подруги, там бутик. Точнее, формально это мой бутик. Большая часть дела принадлежит мне. Но я обычно не лезу в ее дела.

– Почему я об этом не знал?

– Никто об этом не знал. Даже Аякс. Я чувствовала себя виноватой по этому поводу… но я верила, что Алана – отличный дизайнер, и решила ее поддержать. И помогла ей открыть бутик. В последние несколько лет он приносил неплохой доход. Но сейчас у нее проблемы: где-то наверху лопнула труба, вода уничтожила одежду. Так что я должна лететь – посмотреть, что происходит, и помочь ей разобраться.

– Почему бы не решить проблему деньгами?

– Потому что я в них ограничена. С учетом тех перемен, которые обрушились на меня, я лучше возьму тряпку в руки и помогу ей собирать воду. К тому же действовать надо быстро, потому что у Аланы наклюнулся крупный клиент, но она не сможет выполнить заказ, сидя по шею в воде. Такие дела.

– Я мог бы заплатить, сколько нужно. Если бы ты была моей женой, я считал бы себя обязанным это сделать.

– Ну нет! Я не твоя жена и даже не твоя невеста. Насколько я понимаю, я не твоя пленница. Так что мне нужен самолет, чтобы вылететь с этого острова и попасть в Канны.

– Но ты вернешься?

Рэйчел прикусила губу.

– Не знаю. Некоторое время мне придется провести с Аланой. Может, когда мы окажемся врозь, мы оба поймем, что нас, по сути, ничто не связывает.

– Я не хочу, чтобы все закончилось именно так, – нахмурился Алекс.

– Как же все должно закончиться?

– Семьей. Ты, я и наш ребенок. Ты в моей постели.

От неожиданности Рэйчел поперхнулась кофе и зашлась в приступе кашля. Наконец, с трудом вздохнув, она выпрямилась:

– Что?

– А о чем я, по-твоему, думал, когда предлагал тебе выйти за меня?

– Вряд ли о чем-то, настолько… интимном.

– Почему нет? Нам хорошо вместе, agape.

– Ну и что? Ты спал со мной, только чтобы отомстить Аяксу. Я сама тебя не интересовала.

– Возможно. – Лицо Алекса напряглось. – Но сейчас все изменилось. Ты – мать моего ребенка…

– Я не собираюсь делать то, что нравится тебе. Или любому другому мужчине. С меня хватит. Я слишком часто делала то, что было приятно другим. Довольно. Теперь я буду делать только то, что удобно мне. И моему ребенку. И хватит об этом.

– Что ж, значит, я выпью еще кофе и буду собираться в Канны.

– Зачем?

– Мы же летим в Канны?

– Мы?

– Я не хочу с тобой расставаться, Рэйчел. И да, в этот раз я плачу за номер. Ведь в прошлый раз платила ты.

– Ты что, не слышал, что я сказала? – Рэйчел почувствовала, как от воспоминаний у нее горят уши.

– Слышал. Я закажу номер с двумя отдельными спальнями. Очень хороший, уединенный. И при этом твой бюджет не пострадает.

– Ну, что ж… спасибо. Но зачем тебе это?

– Потому что я не хочу терять тебя, agape mou. Не хочу ставить крест на нашем будущем.

– Неужели ты меня так любишь? – спросила она. И тут же почувствовала, как сердце гулко застучало в груди. Ладони вспотели. Она думала, что вопрос прозвучит насмешкой. Но вместо этого она, вся дрожа, ждала ответа, отчаянно надеясь услышать «да».

– Нет, конечно, – пожал плечами Алекс. – Любовь – неподходящая карта для такого человека, как я. Я не знаю, как в нее играть. А вот семья… мне хотелось бы попробовать создать семью.

Рэйчел с трудом сглотнула.

– Но мне нужно большее, – проговорила она. – Я не хочу быть всего лишь частью твоего эксперимента по созданию счастливой семьи.

– А почему нет? У тебя нет счастливой семьи, пусть даже созданной в порядке эксперимента. Так почему бы не попробовать?

У Рэйчел заныло в груди. Одиннадцать лет она связывала свою семью воедино. Рейчел была такой, какой им нужно было ее видеть. А теперь все было кончено.

Она не знала, что с этим делать.

Ей казалось, словно броня, за которой она скрывалась все эти годы, вдруг разом слетела с нее. И она осталась беззащитной. Ранимой. Уязвимой.

Она сжала руки под грудью, словно пытаясь защититься. В этот момент она вдруг ясно осознала присутствие ребенка в ее чреве. Еще никогда она не чувствовала себя такой одинокой и напуганной. Словно все ее существование, все, что было вокруг и внутри ее, вдруг изменилось до неузнаваемости, стало чужим, незнакомым.

По сравнению с этим страхом, сжимавшим ей горло, та старая история с фотоснимками и видео казалась сущим пустяком.

– Мне… мне надо идти, – запинаясь, проговорила Рэйчел. – Вызови самолет. Я соберу вещи.

– Не стоит. Их соберет Люси. Посиди здесь, отдохни. А я пока обо всем договорюсь, – проговорил Алекс. Кажется, он и вправду переживал за нее – насколько он был на это способен.

– Тебе не обязательно лететь со мной, – отозвалась она.

– Ты не хочешь, чтобы я летел?

– Нет.

– Но ты не всегда получаешь лишь то, что захочешь, agape.


Глава 6 | Рискнуть всем ради тебя | Глава 8