home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

– Ты ненормальный. – Рэйчел направила на себя струю воздуха из кондиционера. Красная спортивная машина Алекса выезжала со стоянки их фамильного особняка.

О боже! Подумать только: она сбежала с собственной свадьбы. Почти ничего не взяв. Только немного одежды, любимые туфли, компьютер, телефон и свои книги.

Но выбора Алекс ей не оставил. Она могла выйти к гостям в белом платье невесты и пообещать верность Аяксу, зная, что она носит не его ребенка. И прекрасно понимая, что репортеры разорвут в клочья всех, вовлеченных в эту историю, когда Алекс выйдет в зал и расскажет о том, что она натворила.

Теперь она могла лишь отсрочить неизбежную катастрофу.

Так или иначе, ее будут считать виноватой во всем. Но она не чувствовала в себе сил пережить это на глазах у публики, не могла позволить Алексу сыграть свою роль перед гостями и репортерами.

Ей казалось, что вся ее жизнь, которую она столь тщательно выстраивала с семнадцати лет, утекает у нее сквозь пальцы. Все эти годы она была наследницей империи Холта, любимицей светских хроникеров, идеальной хозяйкой и иконой стиля. Алекс вытащил из ее души нечто, о чем она сама не подозревала, – и теперь ей приходится расплачиваться за это.

Что ж, сейчас у нее есть возможность взять паузу перед неизбежной расплатой. По крайней мере, когда все вскроется, ей не придется смотреть в лицо Аяксу, отцу и Лее.

Она достала мобильник.

«По крайней мере, я напишу Лее».

Ее сестра должна была стать подружкой невесты. Она подумала о ней – о своей милой, очаровательной сестре, которую пресса все время смешивала с грязью, но которая была лучшей из известных ей людей.

При мысли о том, как переживает теперь Лея, ей стало еще хуже.

А как расстроится отец! И Аякс…

Она все разрушила. При этой мысли ею окончательно овладела паника.

– Не пиши никому, пока самолет не взлетит. И почему это я ненормальный?

– Потому что все это – безумие! – взорвалась Рэйчел. – А ты еще предлагаешь выйти за тебя замуж. Я не собираюсь выходить за тебя! Я тебя совсем не знаю. К тому же ты мне не нравишься.

– Как я могу тебе не нравиться, если ты меня не знаешь?

– Ну… я знаю о тебе очень мало, но то, что мне известно, мне совсем не нравится.

– Но тебе нравится мое тело.

– Если бы речь шла только о теле, все было бы в порядке. Но, увы, к нему прилагается личность, а с ней все куда хуже.

– Ты уверена?

– Ты лгун. Ты пытаешься разрушить жизнь моего жениха, не знаю почему. И для этого ты использовал меня.

– Но я этого не сделал.

– Зато сегодня ты объявился.

– И поэтому смог кое-что предпринять. Кстати, я не планировал ехать на твою свадьбу, а значит, не думал вредить тебе. Просто… так получилось, что я появился. И как оказалось, к лучшему.

– Ничего подобного.

– Иначе ты вышла бы за него?

– Нет.

– Я так и думал.

– Скажи, почему ты так ненавидишь его? Похоже, мне важно знать это, – ведь от этого в некоторой степени зависит мое будущее. – Рэйчел опустила глаза и увидела, что ее руки дрожат.

– Как я уже сказал, Аякс Курос – это лишь псевдоним. Фальшивое имя. Как и у меня. Кристофидис – не моя фамилия. Настоящей моей фамилией меня никогда никто не называл.

– Как это возможно?

– Моя мать сама не помнила своей фамилии. А может, и помнила, но не хотела называть ее. Мелли – только так она себя называла. Или «сладкая». Думаю, в этом имени был спрятан какой-то смысл. Мы жили в доме отца Аякса. Печально известного Николы Куклакиса.

– Что?

– Похоже, ты слышала о нем.

– Я помню, он оказался связан с торговлей людьми. Когда все вскрылось несколько лет назад… ужасная история.

– Да, ужасная. Столько людей, столько погубленных жизней… Моя мать была одной из тех, кто попал в его сети. Ее соблазнили – наркотиками, деньгами, любовью… своего рода. Мы жили в поместье Куклакиса. Как и Аякс. Тогда я смотрел на него и думал, что выглядит он потрясающе. У него были шикарные костюмы, машины… Но я быстро научился бояться его, ведь он был сыном главного босса. Если бы он узнал, что я создаю проблемы…

– Алекс… я не… этого не может быть!

– Ты думаешь, я преследую его ради развлечения? Нет. Я охочусь за ним, потому что считаю, что он не заслуживает того, чем обладает. Потому что его состояние – результат страданий многих людей.

– Но он… он не занимался ничем дурным. Он появился в нашей семье еще мальчишкой. Работал с моим отцом. Он создал себя из ничего.

– Ты не знаешь его так, как я. Что бы ты ни думала об этом, ты знаешь его недостаточно.

– Ты не прав.

– Почему ты так и не переспала с ним?

– Он… не отличается страстностью. Я, как мне казалось, тоже. Так что это меня не волновало.

Алекс невесело усмехнулся:

– Я наблюдал за ним там, в поместье отца. От женщин он не отказывался. Может, он просто хотел по-настоящему насладиться твоей невинностью?

Лицо Рэйчел вспыхнуло.

– Он даже не знал, что я девственница! У меня были… отношения до него, и я не… в общем, меня не назовешь такой уж невинной. Мы никогда не обсуждали это с Аяксом, так что он наверняка не знал…

– Поверь мне, agape, он знал.

У Рэйчел кружилась голова. Она не могла представить себе Аякса, казалось двадцать четыре часа в сутки проводившего в строгом костюме, обитателем наркопритона, якшающимся с проститутками. Она была в шоке, но, несмотря ни на что, сердце ее не ныло из-за Аякса. Что ж, еще одно доказательство очевидного факта: она не любила его. Отчасти она была даже рада, что сбежала со свадьбы, – пусть с Алексом Кристофидисом, к тому же беременной его ребенком.

– Из какого терминала мы вылетаем? – спросила Рэйчел.

– Мы летим частным самолетом. Так нам будет удобнее обсудить наши дела.

– Почему в твоем присутствии мне кажется, что рядом со мной – огромный злой волк?

– Может, потому, что у меня большой… я хотел сказать, большие зубы.

– Что у тебя огромное, так это самомнение, – скривилась она. – Ты так не думаешь?

– Может быть? – Алекса явно не задела ее насмешка.

– Ты мне не нравишься, – заявила Рэйчел.

– Я знаю. Но ты все еще хочешь меня, и это тебя беспокоит.

Она вздрогнула. Черт возьми, это действительно было так.

– Твой ребенок беспокоит меня куда больше, – заявила она.

– Тогда почему ты согласилась бежать со мной?

– Потому что… я, конечно, зла на тебя. Но виноват не только ты. Я сама лишила себя будущего. Я все разрушила, и теперь ничего не склеишь. Если бы я осталась, моя семья пострадала бы куда больше, чем от моего побега.

– Чувства твоих родных для тебя действительно так много значат?

– Да. Моя мать была самой милой и очаровательной женщиной в мире. Мой отец бесконечно порядочный человек. Мою сестру постоянно терзают журналисты – просто потому, что они выбрали ее в качестве мишени для своих язвительных опусов. Я не хочу испортить им жизнь.

– А себе?

– И себе. Я не хочу, чтобы репортеры лезли мне в лицо своими камерами и засыпали меня вопросами. И… Алекс, ты – отец этого ребенка, нравится мне это или нет. Думаю, ты должен получить шанс. Речь не о браке, конечно, но шанс ты получишь.

– Так чего же ты хочешь? – поинтересовался он.

– Для начала – узнать тебя получше.

– Не в библейском смысле, надеюсь?

– В этом смысле я тебя уже познала. И теперь я беременна, и мне пришлось бежать с собственной свадьбы. Так что попробуем другие способы.

– Только не надейся, что я буду вести с тобой разговоры о чувствах. Может, лучше пойти прежним путем?

– Я бы сказала, куда тебе лучше пойти, но это звучит неприлично.

– Надо же! Судя по тому, что писали о тебе в газетах, мне казалось, что ты бесконечно покорная девочка. И к тому же не особо блещешь умом.

– Им нравилось показывать меня такой – услужливой простушкой. – Надо признать, она сама приложила к этому руку.

– Но ты не такая?

– В душе – нет, – пробормотала Рэйчел.

Да, она научилась быть такой. После того, как, выпив, согласилась сделать эти снимки и видео с Колином. А до этого были вечеринки, эксперименты с наркотиками, поездки за рулем под кайфом… Да, она полностью заслужила выволочку от отца. Когда она своими глазами увидела снимки, сделанные Колином… да, они воистину были символом ее падения. А после того, как отец заплатил Колину, и проблема была решена, заболела мама. Рэйчел отдавала все время заботе о ней. Она отвозила ее на приемы, помогала ей планировать приемы, выступала на них хозяйкой…

А после смерти матери появился Аякс.

Отец хотел, чтобы она вышла за него. Разумеется, он надеялся, что она полюбит жениха. Но, так или иначе, Рэйчел понимала, что обязана делать.

Аякс всегда обращался с ней как с драгоценной китайской вазой. В отличие от грубияна Алекса.

Она громко фыркнула.

– В чем дело? – спросил он.

– Ты не очень-то нежен со мной, – отозвалась она. – Называешь Аякса злодеем, а ведь он обращался со мной как…

– Как с монашкой.

– Как с принцессой.

– Пройдет часа четыре, и он будет считать тебя предательницей, бросившей его у алтаря.

Авто затормозило у щегольского частного самолета, припаркованного на взлетной полосе. Когда дверь открылась, оказалось, что от машины к трапу тянется ковровая дорожка.

– Хвастун, – пробормотала Рэйчел.

Самолет блистал роскошью – от пола кремового цвета до белых кожаных диванов.

– Шампанское уже охлаждается, – подошел к ней Алекс. – Но тебе, увы, нельзя. Это вредно для ребенка.

– Ты всегда так несносен?

– А ты?

– Нет, только рядом с тобой. Ты заставляешь меня злиться, волноваться… не могу подобрать подходящего слова…

– Может, слово «влечение» подойдет?

– Явно нет.

– Тогда почему ты поцеловала меня там, у себя в комнате?

Рэйчел опустилась на диван, вдруг почувствовав себя безумно уставшей:

– Потому что рядом с тобой я веду себя как сумасшедшая, я начинаю делать глупости.

– Я буду считать это комплиментом.

– Не стоит. Можешь, по крайней мере, принести мне апельсиновый сок.

– Разумеется. – Нажав кнопку, Алекс отдал приказание.

Рэйчел откинулась на спинку дивана:

– Куда мы, кстати, летим?

– Ко мне домой. Подальше от журналистов. Со временем они неизбежно до тебя доберутся, но почему бы не отложить расправу?

Что ж, это была неплохая идея – хоть ненадолго сбежать от реальности.

– Кстати, – продолжил Алекс, – сейчас можешь написать сестре.

Да, это следовало сделать, иначе родные отправят полицейских на ее поиски. Секунду она с удовольствием воображала себе арест Алекса за попытку ее похищения. Впрочем, не стоит. Так что, достав телефон, она набрала короткое сообщение:

«Не ждите меня. Я должна быть с Алексом. Простите. Скажи Аяксу, что мне очень жаль».

Глубоко вздохнув, она нажала на кнопку отправки.

– Что ты им сказала?

– Что я не приду на церемонию. И упомянула твое имя.

– Посмотрим, скоро ли Аякс пошлет за мной киллера.

– И все-таки скажи мне: почему ты не сообщил Аяксу о том, что случилось между нами? – с любопытством спросила Рэйчел. – По идее, ты должен был вывесить испачканную в моей девственной крови простыню на всеобщее обозрение, как трофей?..

Алекс смущенно закашлялся:

– Ты выставила меня так быстро, что я не успел захватить простыню.

– А остальные твои планы? Почему ты не воплотил их?

– Может, потому, что ты подошла ко мне первой?..

Стюардесса принесла напитки – шотландский виски для Алекса, апельсиновый сок для Рэйчел. Поблагодарив девушку, Рэйчел взяла стакан, ощущая, как холод напитка проникает в ее кожу…

– Действительно, – медленно проговорила она. – Я нашла тебя первой.

– Я планировал иначе. Думал встретить тебя на благотворительном балу.

– В итоге я туда не пошла.

– Я знаю.

– Откуда?

– Я там был.

– Зачем же?

– Не знаю, – отмахнулся он. – В общем, я хотел познакомиться с тобой там и соблазнить тебя своим богатством. У всех на глазах. Но вместо этого ты нашла меня на пристани, сразу после прибытия на Корфу. Как ты думаешь, сколько у тебя было шансов?

– Не представляю.

– Я тоже.

– Значит, ты только поэтому ничего не сообщил Аяксу?

– Скорее потому, что я поддался соблазну не меньше, чем ты. Хотя мне чертовски неприятно это признавать. Имей я уважение к своему плану, я бы следовал ему. Вместо этого…

– Вместо этого ты провел со мной день, а потом…

– Потом провел с тобой ночь.

– А потом все полетело в тартарары, – заключила Рэйчел.

– Сегодня, когда я приехал в твой дом, это было не ради мести, – медленно проговорил Алекс. – А ради тебя.

Их глаза встретились. Между ними словно ударила молния. Сердце Рэйчел забилось так сильно, что она всерьез испугалась, не разорвется ли оно.

Ее телефон завибрировал. Рэйчел взглянула на экран и увидела сообщение от Леи:

«Какой Алекс? Я его знаю?»

Лгать не имело смысла. Все равно со временем они все узнают. Журналисты увидят ее с Алексом. Рано или поздно ей все равно придется сообщить о своей беременности. И о том, кто отец ребенка.

«Ты его не знаешь. Алексиос Кристофидис. Неожиданность. Простите».

Она слегка лукавила. Лея, конечно, не знает его. Зато знает Аякс. Впрочем, она постаралась построить фразу так, будто сама не знает, кто такой Алекс. Ложь ради самозащиты. Кто поступил бы иначе? Разве что…

Разве что Алекс.

После той ночи он честно признался, зачем хотел соблазнить ее. Хотя для него в этом не было никакого смысла.

– Почему ты не солгал мне тогда о себе?

– У меня все мысли отшибло, – признался он.

Ему неприятно было это признавать. Но это было так. В какой-то момент того долгого дня его чувства перестали быть игрой, став совершенно искренними.

Он хотел ее, забыв, кто она такая.

Те же чувства взбунтовались в нем при мысли о том, что она выйдет замуж за Аякса.

Он отпустил бы ее, если бы она хотела этого. Но теперь все изменилось. Она была беременна, и он хотел, чтобы она осталась с ним.

Чувства, которые он испытывал к ней, были для него чем-то невероятным.

Обычно у него не было времени на чувства. Его жизнь была посвящена двум задачам: заработать денег и отомстить. И он не мог позволить себе отвлекаться.

Теперь к ним прибавилась еще одна – ребенок.

Будь он проклят, если позволит чужому человеку воспитывать его ребенка! Его отпрыск должен быть рядом с ним ежедневно и ежечасно.

Алекс знал, что мир наполнен злом. Если это будет в его силах, он защитит от него своих детей.


Глава 3 | Рискнуть всем ради тебя | Глава 5