home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Перелет на остров Марис был недолгим. Маленький самолет приземлился на травянистом, похожем на мох поле спустя всего десять минут. Остров был не таким гористым, как Туран, пляж белого песка переходил в обширные поля и густые оливковые рощи.

Когда они вышли из самолета, то не увидели никаких поджидавших автомобилей.

Большую часть полета Максимо провел в разговорах по телефону, давая деловые указания, пока он будет находиться на расстоянии от Турана. А Элисон весь полет тряслась от волнения. И возбуждения? Нет. Просто она волновалась от перспективы остаться с ним один на один в уединенном месте.

– Вы ведь пошутили насчет медового месяца? – спросила она.

Он повернулся к ней. Темные глаза прожгли ее насквозь.

– Я обещал, что не буду навязывать себя вам, Элисон, но я не говорил, что не стану обольщать вас.

У нее сердце сначала подпрыгнуло, потом провалилось куда-то вниз, в желудок, а поскольку ее в данный момент не мутило, то она не могла отнести этот кульбит на счет беременности.

– Ну, это не… вы не сможете этого сделать.

Он наклонился к ней, и его губы почти коснулись ее губ.

– Что я вам говорил насчет того, чтобы бросать мне вызов?

– Я… – Она не могла отвести глаз от его рта, не могла не податься к нему… совсем чуть-чуть.

А он внезапно отстранился и пошел вперед, словно ничего такого и не говорил.

– Тут недалеко. Вилла сразу за рощей. – Он указал на небольшую рощицу оливковых деревьев прямо перед ними.

Они прошли сквозь низкий кустарник и оказались в ландшафтном парке с каменными дорожками. Большой круглый фонтан находился в центре двора, а за ним трехэтажная вилла с кремовыми оштукатуренными стенами и крышей с желобчатой черепицей.

– Какое великолепие! – Элисон сразу пришло в голову, что Селена наверняка любила это место. Здесь царит идиллия, здесь нет ни дорог, ни городского шума, лишь простор лазурного неба да акры нетронутой земли. Идеальное место для влюбленной парочки, чтобы провести время, посвященное исключительно друг другу. Говорить, смеяться, гулять, любить…

– Селена никогда здесь не была.

Он опять читает ее мысли.

Элисон резко повернула к нему голову, а он засмеялся:

– То, что вы думаете, написано у вас на лице. Вы выглядите печальной. Хотя я все же не понимаю, почему вас так волнует моя покойная жена.

У Элисон веки защипало от слез.

– Просто… у меня есть все, чего она хотела. Неправильно, что я здесь с вами. И ношу ребенка, которого вы оба хотели. Я – не та женщина, чтобы находиться здесь.

Он взял ее за руку, подвел к каменной скамье и усадил с собой рядом… очень близко, так что она боком ощущала его тепло.

– Cara, я не знаю, что ждало бы нас с Селеной в будущем, если бы она осталась жива. Никто из нас не может этого знать. Но я не думаю об этом ребенке так, будто он мог принадлежать Селене. Это наш с вами ребенок. Ваш и мой.

Элисон кисло улыбнулась:

– Я ценю это.

– Как я могу сожалеть о том, что вы носите моего ребенка? Я и мечтать не мог, что это когда-нибудь осуществится. Мой ребенок… Вы вернули мне эту надежду, и я благодарен ошибке в лаборатории. Не будь этого, у меня не появилась бы такая возможность.

Он положил ладонь ей на живот. Он часто это делал, и она уже привыкла радоваться осторожному прикосновению его руки, теплу, разливавшемуся по коже.

Она тоже не может сожалеть об ошибке. Да и как сожалеть? Ей симпатичен Максимо, она уважает его. Она очень довольна, что у ее малыша будет такой отец.

Максимо перевел взгляд на дом:

– Я начал строить виллу незадолго до смерти Селены. Ей совершенно не понравилось это место, и она отказалась сюда приезжать. А я надеялся, что здесь будет наш семейный дом. Но она предпочитала город.

– Мне очень жаль, что вы ее потеряли.

Он заслонил глаза рукой от солнца.

– Я потерял ее задолго до того, как она умерла.

Сколько печали в его сдержанности. И как сильно ей хочется его утешить.

– Я знаю, что вы пережили тяжелые времена, но я уверена, что она любила вас, Макс.

– Она была несчастлива. Титул принцессы требовал от нее очень многого, больше, чем она предполагала.

– Но с ней были вы.

– Периодически. Мое положение вынуждало меня много путешествовать. Селена не желала сопровождать меня в деловых поездках. Она хотела развлечений, чтобы с ней кто-то был рядом, оказывал ей знаки внимания. Ей не была присуща независимость, как вам. – Он слегка улыбнулся. – Я не виню ее за это. И за то, что она была несчастлива.

У Элисон не укладывалось в голове, как Селена могла не быть счастлива с Максимо. В нем есть что-то такое, заставляющее желать его общества. Ей нравился его запах, ободряющее тепло его тела, когда он, вот как сейчас, сидит с ней рядом на скамье. То, как он нежно и благоговейно кладет руку ей на живот. Быть около него означает защиту. Счастье. Заботу, которую она никогда ни от кого не получала.

Эти мысли поразили ее, и она поспешно встала. Он ей необходим. Это уж слишком. Он овладел всеми ее мыслями даже без секса и романтики. Максимо хороший человек, но он надменный и властный, он ожидает, что она будет делать то, что он ей скажет. Когда он заявил, что брак – это единственно возможный выход, то ожидал, что она с ним согласится… и она согласилась. А потом… потом не прошло пяти минут, как она оказалась в самолете.

Очень легко забыть об опасности, когда он включает свое обаяние, дарит ей сексуальную улыбку. Но она устоит, не поддастся, потому что ситуация становится угрожающей.

– Мне жарко. Я хотела бы войти в дом, – сказала она и встала.

Максимо не мог не заметить, что у Элисон вдруг изменилось настроение, и не понимал, в чем дело.

Но он хочет ее. Он честно признался в своем намерении ее соблазнить и не откажется от этого. Он собирается превратить вынужденный медовый месяц в настоящий. Его тело ныло от желания обладать ею каждую ночь, когда он лежал в пустой постели и представлял веер ее волос на своей подушке, восхитительный рот, приоткрывшийся во вздохе, когда он опускает ее на простыни и сам опускается сверху…

Его желание такое сильное, всепоглощающее, что тело разрывается. Это безумие, он в жизни не испытывал ничего подобного. Но то, что происходит, – идеальный вариант. Элисон не хочет любви, но она охвачена такой же страстью, как и он, – он это знает. О любви речи нет ни у нее, ни у него.

Эта сокрушительная страсть так же далека от любви, как… он даже не может подыскать подходящее сравнение. Но и Элисон совершенно не похожа на Селену. И слава богу. Элисон взрывная, независимая. Когда она злится на него – как вот сейчас и непонятно почему, – то не скрывает своего раздражения.

А Селена была слишком утонченной, она нуждалась в нем, в его защите, его поддержке. Он не смог этого ей обеспечить. В результате она полностью отдалилась от него, а он так до нее и не достучался, не нашел способа унять печаль, горечь, съедавшие ее.

С Элисон, по крайней мере, он не попадет в тот ад, каким в конце стал его первый брак. Она не будет зависеть от него, ожидать, чтобы он разрешал все ее проблемы. Не станет обвинять его, если ей покажется, что все пошло не так, как она рассчитывала.

Но чувство вины не отпускало. Ведь Селена была его женой, и он должен был сделать ее счастливой. А он с этим не справился.

С Элисон ему это не грозит. Она не желает настоящих брачных отношений. И он не желает. Это у них общее.

Максимо встал и пошел следом за Элисон к вилле. Все мысли о своем первом браке испарились, когда он смотрел на плавное покачивание ее бедер.

О да, соблазнение своей невесты доставит ему много радости.


Максимо сидел у себя в кабинете, решив не беспокоить Элисон, дать ей поспать после пережитого стресса. Она устала, и ей необходимо отдохнуть. Он повторял эти слова в уме, а тело требовало немедленно приступить к плану обольщения.

Он изо всех сил старался отвлечься на работу и не думать о женщине, спящей в его спальне. Бесполезное занятие. Страсть медленной волной накатывала на него, проникая до самых костей и не отпуская ни на секунду.

Тут зазвонил мобильник. Это его личный врач с сообщением о результатах теста.

Разговор длился всего минуту, и за эту минуту его жизнь резко изменилась.


* * * | Брак поневоле | Глава 8