home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 41

Огромный мутно-серый гриб, клубясь висел над пустыней Гоби. Любой житель просвещенного двадцать первого века без труда узнал бы в нем результат применения атомного боеприпаса. Однако, для ноября 1943 года такое зрелище было не привычным. Я с трудом заставил себя оторвать взгляд от перископа противоатомного бункера. После чего, проклиная про себя неуклюжий противорадиационный костюм, неловко повернулся к стоявшему рядом доктору Ёсио Нисине и произнес:

— Отлично господин Нисина, именно это мы и хотели от вас получить. Вы все-таки добились успеха в своих исследованиях. Ваше имя войдет в историю! Поздравляю!

— Я работал не один, господин Ямамото сан! К сожалению мои немецкие коллеги сейчас не могут порадоваться вместе с нами! — ответил печальным тоном глава японского ядерного проекта.

— Да, да! Господа Пауль Хартек и Вильгельм Грот внесли неоценимый вклад в ваши исследования. Если бы не нелепый несчастный случай, то сейчас они бы стояли вместе с нами рядом. Вам повезло, что вы тогда уцелели, господин Нисина. Потеря такого выдающегося ученого как вы была бы тяжелым ударом для нашей империи! — попытался я успокоить японского великого физика, невольно вспомнив о том инциденте.

Тогда наши ученые невольно увлеклись экспериментами, что-то пошло не так и в лаборатории произошел выброс радиации. Немецкие физики Хартек и Грот и еще шесть японских ученых получили большую дозу облучения и вскоре скончались от лучевой болезни. После этого, доктор Нисина ввел жесточайшие меры безопасности при проведении экспериментов. Радиация была тщательно изучена, и японские ученые стали более осторожны в своих действиях. Именно поэтому сейчас мы сидели в специальном бетонном подземном бункере в тридцати километрах от эпицентра взрыва, одетые в тяжелые и неуклюжие антирадиационные защитные костюмы.

— Сколько работоспособных ядерных боеприпасов в данный момент у вас имеется в наличии? — спросил я, глядя в глаза отцу японской атомной бомбы.

— Господин адмирал, сейчас у нас больше нет готовых устройств. Производство их очень дорогое, трудоемкое и долгое, к сожалению. Но через два месяца мы сможем изготовить еще один экземпляр «изделия двадцать три»! — начал оправдываться Ёсио Нисина, виновато опустив глаза.

— Значит через два месяца говорите? А почему такое странное название «изделие двадцать три»? — задумчиво произнес я, прикидывая в уме, как теперь резко поменяется расклад сил во Второй мировой войне.

— Это не я придумал. Это контр-адмирал Ниппа, исходя из режима секретности, решил так назвать наши изделия. Он говорит, что это чтобы никто не догадался! — быстро ответил Нисина, нахмурив брови.

Услышав фразу из своей прошлой жизни из старого советского фильма, я невольно улыбнулся и произнес:

— Это он правильно решил. Секретность превыше всего. Не зря я его назначил главой охраны вашего проекта. Если враги узнают, чем вы тут занимаетесь, то понимаете, что произойдет в этом случае? — поучительным тоном заговорил я.

— Не совсем понимаю вас, Ямамото сан? — залепетал доктор Нисина.

— А вы представьте, что вражеским шпионам удалось проникнуть в ваш научный городок и выкрасть секрет изготовления нового оружия. И теперь подумайте, что будет, если враги нашей империи получат в свои руки такую мощь! — стал я наезжать на японского физика.

Доктор Нисина, по-видимому, смог представить такую картину и невольно содрогнулся. Как создатель такого разрушительного оружия он отчетливо представлял его мощь и силу.

— Я не это имел в виду. Я прекрасно понимаю, зачем введены все эти меры секретности. Просто я… — забормотал великий японский ученый, кланяясь, как заведенный.

— Ладно, ладно! Не переживайте вы так, уважаемый Нисина сан! Порою вы ученые в порыве исследовательского энтузиазма забываете об осторожности. Просто почаще задумывайтесь над этим, чтобы вас не постигла судьба господ Хартека и Грота. Вы смогли открыть секрет божественной мощи. Но если это знание попадет не в те руки, то мир погрузится во Тьму. Помните об этом.

— Я все понимаю, господин адмирал.

— Очень хорошо, что мы разрешили этот вопрос. А теперь перейдем к приятному, к наградам. Да, да! Я знаю, что вы и все ваши люди работали не ради наград, но это только увеличивает ваши заслуги. Поэтому, я буду ходатайствовать перед императором Хирохито о награждении вас и всего вашего коллектива. Империя всегда ценит подвиги своих сынов. А вы, доктор, совершили настоящий подвиг. Ведь война ведется не только на полях сражений. И такие вот скромные ученые как вы вносите свою лепту в общую победу.

Успокоив таким образом главу нашей атомной программы, я покинул секретный японский полигон, расположенный на северо-западе Китая и вылетел в Японию. Теперь у меня появилась возможность закончить эту нелепую Мировую войну. Просто, предстояло придумать, как это правильно сделать. На мой взгляд, боевые действия для нашего Восточного союза шли довольно не плохо. Советские войска, подпитываемые японскими военными поставками, в Европе наступали по всем фронтам. Даже в Норвегии началось русское наступление. Венгрия и Словакия смогли сопротивляться не долго и уже капитулировали. Польша так же была очищена от немецких войск. Теперь основные бои шли в Восточной Германии. Правда, здесь немцам еще хоть как-то, но удавалось сдерживать русско-германский фронт. Вся Северная Франция теперь контролировалась режимом генерала Шарля де Голля. Все немецкие части ушли оттуда. Войска верные новому правительству заговорщиков выдвинулись в Германию и теперь перемалывались там в кровопролитных боях. И многие немецкие солдаты, прибывшие из Франции, очень сильно пожалели об этом. Немецкие подразделения, принявшие сторону Роммеля, так же покинули север Франции и отступили на юг в Виши и Италию. После того как немцы ушли, в Нормандии высадились английские войска и силы Сражавшейся Франции во главе с Де Голлем. Однако, это был единственный успех наших противников. В Северной Африке Роммель при поддержке итальянцев, взяв под контроль практически всю территорию Египта, вторгся в Синай.

В Соединенных Штатах Америки ход боевых действий не сильно поменялся. Конфедераты там успешно оборонялись, а войска США пытались прорвать их оборону. Правда, американский флот мы сумели заметно подсократить. Однако, на суше США все еще обладали солидными силами и сдаваться явно не собирались. Сил сухопутных армий Конфедерации и Мексики явно не хватало для уверенной победы над США. Мне же до зубовного скрежета не хотелось начинать вторжение силами японской армии. Как представлю, какие при этом будут у японцев потери, так вздрогну! Мы только увеличили нашу авиационную группировку в Южных Штатах, что позволило свести налеты американской авиации к минимуму.

Кстати, это позволило нам подложить правительству США большую и жирную свинью. Японской разведке удалось наконец-то узнать все об американской атомной программе, которую они называли «Проект Манхеттен». И уже 4 сентября 1943 года 400 японских двухмоторных бомбардировщиков «Бетти» и «Гинга» с эскортом в 300 истребителей «Зеро» и 26 реактивных перехватчиков J1N «Кика» совершили налет на городок Оук-Ридж на востоке штата Теннесси. В этом налете так же участвовали и самолеты конфедерации: 14 Б-24 «Либерейтор», 35 Б-25 «Митчелл» и 22 Р-51 «Мустанг». Наша агентура предоставила довольно точные данные. Поэтому, расположение всех стратегически важных объектов ядерной программы США были нашим летчикам известны довольно точно. Между прочим, этот важный объект охранялся просто хреново. Сорок пять истребителей Р-38 «Лайтнинг», из которых успели взлететь лишь двадцать восемь, и три зенитных батареи — это вообще не о чем. Я не понимаю, почему ученые и оборудование оказались так близко от линии южного фронта. Ведь, всего каких-то 150 километров. Для современной авиации — это вообще не расстояние. Хотя, нам эта безалаберность была только на руку. А то засели бы эти яйцеголовые со своими реакторами и центрифугами где-нибудь на северо-западе Аляски. Вот там их бы было достать довольно сложно. А так, они нас прямо приглашали их наказать, и наши пилоты это сделали на пять с плюсом. Бомбардировщики практически сравняли с землей Оук-Ридж. Конечно, вместе с различным оборудованием и лабораториями погибли и гражданские люди. Многие меня за это осудят, но на мой взгляд в этом американском городке, который вырос вокруг лабораторных атомных комплексов в 1940 году, не было невиновных. Все, кто жил в Оук-Ридж прямо или косвенно имели отношение к создания американского ядерного оружия. А значит в моих глазах они были такими же убийцами, как и простые американские солдаты, воюющие сейчас против конфедератов и мексиканцев. Да, эти люди не нажимали на курок, но плоды их работы убили бы гораздо больше народу, чем это бы смог сделать обычный пехотинец или пилот. Чтобы было уж наверняка, я приказал после первого налета совершить еще один. В результате неприметный секретный городок на востоке Теннесси был превращен в руины. Все лабораторные комплексы и реакторы были уничтожены, что вызвало радиационное заражение местности в радиусе пятидесяти километров. Большинство ученых, отвечавших за реализацию проекта, погибли. Все результаты экспериментов были утеряны. Эта катастрофа отбросила атомную программу США на много лет назад.

Кроме этой спецоперации наши самолеты проводили налеты на верфи, порты и различные военные предприятия США, стараясь при этом не бомбить жилые кварталы. А вот авиация конфедератов в отличие от японцев вовсю разрушала города северян, бомбя жилые районы и мстя таким образом за налеты бомбардировщиков США на города Конфедерации. Ненависть с обеих сторон достигла небывалого предела. Теперь о примирении Севера и Юга не могло быть и речи. Обе части некогда единой американской нации теперь были готовы драться до победного конца. Еще прибавьте сюда свирепствующие в Атлантике наши авианосные рейдовые группы, немецкие и японские субмарины, топившие любой корабль противника. И вы получите полную картину хода этой всемирной бойни. Которую я намеревался прекратить. А то ведь дай людям волю. Так они еще пару лет будут с увлечением убивать друг дружку. На хрен такое счастье!


Глава 40 | Тень Перл-Харбора | Глава 42