home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 37

— Наш фюрер и вся германская нация высоко оценили ваш вклад в общее дело борьбы с врагами Великой Германии! — торжественно декламировал немецкий посол.

Слушая этого напыщенного сухощавого немца, я постарался не расхохотаться. Когда меня вызвали в Японию, то я даже и не мог помыслить о таком. Это случилось через две недели после захвата Панамского канала. В Панаме я действовал по уже отработанному Перл-Харборскому сценарию. Практически сразу же после капитуляции последних защитников зоны Канала из Перл-Харбора вышел большой хорошо охраняемый конвой японских транспортных судов, которые перевозили в разобранном виде 220 истребителей «Зеро» и 160 средних морских бомбардировщиков «Бетти». Экипажи к этим самолетам так же плыли в этом конвое. Помимо самолетов, перевозились и: многочисленные орудия различных калибров для новых укреплений и береговых батарей; радарные наземные установки; зенитные орудия и пулеметы; строительная техника и стройматериалы; 400000 тонн корабельного и авиационного топлива; большое количество боеприпасов и прочих военных припасов. Несколько транспортов везли специальное оборудование по подъему затонувших кораблей и персонал для него. Еще японские транспорты перевозили около 6000 военных строителей и инженеров.

Согласно заранее разработанному плану, предполагалось за короткий срок превратить зону Панамского канала и оба побережья Панамы в сплошные укрепрайоны. Для чего помимо японских рабочих планировалось привлекать и местных строителей. При этом, исходя их политики «мягкой силы», аборигенам должны были выплачивать неплохие по меркам Латинской Америки деньги. Кстати, в будущем от местных добровольных помощников не было отбоя. Все панамцы очень быстро поняли, что японцы платят солидные деньги за работу. А когда об этом узнали жители соседних с Панамой стран, то они тоже захотели заработать. Но тут их ждал облом. Мы брали на работу только граждан Панамы. Очень скоро начался массовый наплыв желающих получить панамское гражданство. Люди, доведенные до дикой нищеты политикой своих правителей, подчинявшихся диктату США и других европейских держав, всеми правдами и неправдами стремились получить работу на масштабных стройках в Панаме. Через год многие граждане Панамы чуть ли не готовы были молиться на новых хозяев Панамского канала. При них жизнь местных стала довольно зажиточной (по местным меркам конечно) и не такой безнадежной.

Кроме того, японская разведка развернула в Панаме и прилегающей к ней странах разветвленную сеть своих агентов, состоявшую из аборигенов. И теперь ни один чих наших недоброжелателей не происходил не замеченным. Наши агенты довольно успешно работали и во всех других странах Латинской Америки, ведя антиамериканскую пропаганду. США уже к этому моменту успели достать своими наполеоновскими планами всех латиноамериканцев. Здесь они практически за копейки получили право добывать полезные ископаемые латиноамериканских стран. При этом, такой вот откровенный грабеж был юридически прикрыт со всех сторон. Местные получали гроши, а крупные корпорации из США зарабатывали на этом миллиарды долларов. Кроме того, правительство США диктовало свою волю всем правительствам этого региона. Они тут до недавнего времени были единственным крупным игроком, вытеснившим своих европейских коллег. Однако, с приходом японцев в Панаму, расклад начал меняться не в пользу США. Мы честно предупредили все правительства Латинской Америки, чтобы они не лезли в наши разборки с США. Иначе они могут очень сильно пострадать при этом. Японию вполне устраивал нейтралитет Латинской Америки. Правда, Бразилия в данный момент уже воевала против Германии и Италии. Хотя, воевала — это слишком громко сказано. Просто, бразильцы усиленно изображали из себя борцов с мировым злом. Однако, с нами они воевать совсем не хотели, о чем сразу же и намекнули, как только наши войска вошли в Панаму.

Чтобы американцы не сильно скучали и не вздумали в ближайшее время ринуться отбивать Панаму, я отправил Одзаву во главе нашего авианосного соединения в рейд вдоль западного побережья США. Такой подлянки американские стратеги точно не ожидали. Одзава пронесся по западному побережью как ураган, уничтожая своими палубными самолетами все вражеские корабли, портовые сооружения, склады с боеприпасами, хранилища топлива, прибрежные аэродромы, авиазаводы, оружейные фабрики и другие военно-промышленные объекты. Противник был не готов к такому повороту событий. Сил для обороны у американцев было крайне мало. На все западное побережье у них набралось около трехсот самолетов, разбросанных по всему побережью. Примерно пять сотен самолетов незадолго до этого были переброшены в центр и на восток США для борьбы с мятежниками. А оставшиеся ничего не смогли сделать, чтобы предотвратить разрушение большинства военных объектов в этом районе. Против японской палубной авиации Одзавы ВВС западного побережья смотрелись очень бледно.

Кстати, здесь опять американские стратеги сели в лужу, приняв набег Одзавы за полноценную подготовку к вторжению японских войск в США. В панике американское командование даже сняло с южного фронта, воевавшего против конфедератов, двенадцать дивизий и двинуло их к западному берегу. И это очень облегчило жизнь армии южан. Из городов Запада началось массовое бегство мирного населения. Люди в серьез поверили в то, что японцы вот-вот высадятся на американских пляжах. Среди беженцев ходили абсолютно дикие слухи о трехмиллионной армии самураев, которую уже вывезли из Перл-Харбора к берегам США. Даже американские военные всерьез воспринимали эти бредни. Поистине, американцы привыкли делать всем гадости издалека, находясь за океаном вдали от своих врагов. А это рождает чувство безнаказанности и вседозволенности. Но когда возникает хоть какая-то реальная угроза самим американцам, то они начинают метаться в панике. Другие народы, между прочим, к таким угрозам относятся довольно спокойно. Напали враги! Фигня! Будем воевать! И только в США могут раздуть какую-нибудь незначительную угрозу до вселенского масштаба. И вот эти люди в двадцать первом веке портят всем народам кровь своими фашистскими заявками на мировое господство? Бли-и-и-н (закрываю глаза ладонью и качаю головой)!!! В общем, Одзава очень хорошо взбодрил американское общество.

Однако, я, завершения этого героического рейда, не дождался, так как срочно был вызван в Японию. Где и узнал о том, что правительства Германии и Италии наградили меня своими государственными наградами. Немцы вручили мне аж две своих награды. Первая — Рыцарский крест Железного креста с Дубовыми Листьями и Мечами. И вторая — Большой крест Ордена Заслуг германского орла. Один мой знакомый по той еще жизни в двадцать первом веке был коллекционером вот таких вот германских висюлек. Он как раз мечтал о вот таком вот Рыцарском кресте. Жаль, что теперь нельзя его обрадовать и задарить ему эту гадость. Носить эту пакость я все равно не собирался. Ну не люблю я немецких фашистов с их бесноватым Адольфом. По мне, так надо загнать всю нацистскую кодлу во главе с Гитлером на какой-нибудь ржавый транспортный корабль-гавновоз, который стоит затем вывести в район Марианской впадины и после чего расстрелять его главным калибром нашего сверхдредноута «Ямато».

Итальянцы так же вручили мне всего один Большой крест Ордена Короны Италии. Пожмотились макаронники! Немчура вон две висюльки отвалила, а эти жмоты только одну. И прием меня в их посольстве ждал довольно скромный. Немцы хотя бы фуршет устроили, а эти любители пиццы только руку пожали и выставили за дверь. А все туда же, рвутся Великую империю строить крохоборы!

Правда, наш император тоже решил не отставать от своих зарубежных коллег и лично вручил мне Высший орден Хризантемы с большой лентой. Это был самая высшая награда Японской империи. И к тому же самая редкая. Пока за всю историю Японии ее получили лишь пять человек. Я был шестым. Хотя, кроме этой и немецко-итальянских государственных наград у меня были еще и другие, полученные настоящим Исороку Ямамото еще до моего вселения. И так, у меня были: Орден Цветов Павловнии, Орден Священного сокровища 1-го класса, Ордена золотого коршуна 1-й и 2-й степени, Орден Заслуг Японского Красного креста, Орден Благодатных облаков 1-й степени. В принципе не так уж и много, в сравнении с европейскими и американскими генералами и адмиралами. Вообще, в Японской империи к наградам было особое отношение. Ими, в основном, награждали либо высших офицеров, либо крупных чиновников. Японским военнослужащим низших рангов ордена вручались довольно редко. Считалось, что они и так должны совершать подвиги, ведь их долг в служении императору. Хотя, их конечно же поощряли другими методами. На флоте, например, рядовому и унтер-офицерскому составу вручались специальные грамоты, чайные чашки с дарственными надписями, небольшие наградные вымпелы. В особых случаях вручали именные самурайские кинжалы. Офицерам флота низшего и среднего звена вручалось именное оружие или самурайские мечи с гравировкой. В японских вооруженных силах не было такой тяги к медалям и орденам, как это было в европейских армиях. У военнослужащих Японской империи боевой дух и так был выше некуда.

Я, кстати, тоже относился ко всем этим наградам, как к несерьезным висюлькам. Ну какой из меня герой. Ничего такого героического я не делал. И вообще, я считаю, что давать ордена надо только подчиненным, а не их командирам. Именно простые летчики, солдаты, моряки, унтер-офицеры и офицеры низшего звена заслуживают быть награжденными, а не генералы, адмиралы и прочие фельдмаршалы. Генерал просто рисует стрелочки на карте и ждет исполнения своих не всегда гениальных приказов. Отдуваются то за это его подчиненные. Именно они платят своей кровью за каждую точку на генеральской карте, за каждую стрелочку, нарисованную старательными штабными офицерами. Однако, в большинстве случаев, все почести и награды почему-то получают генералы. На мой взгляд такой подход не справедлив. Поэтому я не могу смотреть без смеха на увешенных с ног до головы различными наградами высших военных деятелей. Японцы то еще были довольно скромные в этом плане. А вот генералы и адмиралы европейских держав, увешанные разнообразными висюльками смотрелись откровенно смешно и глупо. Картонные герои, мля! Поэтому сам я редко надевал все свои награды. Да и парадный мундир старался одевать как можно реже.


Глава 36 | Тень Перл-Харбора | Глава 38