home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement









* * *

— Вот, мы, собственно говоря, зачем и приехали, — сказал Джон, когда в тот же день за обедом они рассказали ей о том, что стало причиной их долгих поисков, которые закончились в Венеции. — Издать полное собрание пьес.

— Помоги нам восстановить их. Ты одна можешь это сделать. Пройдет еще несколько лет, все забудется, да и мы не вечны. Мы собрали все, что помним, нашли все, что было напечатано, но многого не хватает, а есть и то, из-за чего мы посрывали глотки. Каждый твердит, что помнит, и не разобрать, что по Уиллу, а что по нашей, прости, Господи, премудрости. На тебя вся надежда. Ради него, Виола!

Она тихо сказала:

— Все годы я думала об этом… Значит, настало время. Это его знак.

Целый год они работали над восстановлением текстов, соединяя разрозненные и чередуя их по времени с теми, что сохранились в ранних изданиях. Виола правила и сверяла, вспоминала и снова правила все, что было когда-то написано. Пьесы Уильяма, появившиеся после ее отъезда, записали Генри и Джон. Она вносила в них незначительную правку, соответственно стилю брата. Более тысячи строк, заполнившие пробелы и целые лакуны, залатали и залечили пробоины и трещины многострадальных текстов. Детища Уилла вновь были в родных руках. Вспоминая и лелея строки, прежде чем перенести их чернилами на бумагу, она вновь прикасалась к нему, она вновь утешала, радовала и грела его в своем сердце.

36 пьес расположили в таком порядке:


Комедии

Буря

Два веронца

Виндзорские насмешницы

Мера за меру

Комедия ошибок

Много шума из ничего

Бесплодные усилия любви

Сон в летнюю ночь

Венецианский купец

Как вам это понравится

Укрощение строптивой

Конец — делу венец

Двенадцатая ночь

Зимняя сказка


Хроники

Король Иоанн

Ричард II

Генрих IV, часть 1

Генрих IV, часть 2

Генрих V

Генрих VI, часть 1

Генрих VI, часть 2

Генрих VI, часть 3

Ричард III

Генрих VIII


Трагедии

Троил и Крессида

Кориолан

Тит Андроник

Ромео и Джульетта

Тимон Афинский

Юлий Цезарь

Макбет

Гамлет

Король Лир

Отелло

Антоний и Клеопатра

Цимбелин


В апреле 1623 года Виола с сыном Бенедиктом поднялась на борт «Вероны», взявшей курс на Лондон. На следующий день после их отплытия Том уходил на «Турине» к берегам Индии до самого Рождества. Прощаясь с ними на борту перед тем, как сойти на причал и проводить корабль, Том долго смотрел на Виолу, словно стараясь запомнить на предстоящий в разлуке год.

— Время пройдет незаметно, — сказал он.

— Как всегда, когда работы много, — ответила она.

— В этот раз особенно, — кивнул он. — Поклонись от меня Уиллу. Повидай Джека. И возвращайся, Ви! — он, помолчав, добавил, — я знаю, на родных берегах сколь бы дороги нам не были эти, всегда найдется то, что, кажется, не отпускает. Поверь, я знаю. Я чувствую это всегда. Но возвращайся назад. Я очень прошу тебя. Я буду ждать вас. На сей раз мы с Беатриче будем ждать вас к Рождеству. Храни вас Бог!

— Том… — Виола обняла его.

Она снова промолчала обо всем, что давно хотела сказать ему: «Где я была до тебя? Меня как будто вовсе не было. А где ты был до меня? Меня не было, пока ты не прикоснулся ко мне. Мы оба родились там… в Хэмстедском пруду. Если бы мы могли родиться заново… Я бы хотела встретить тебя прежде всех иных моих встреч».

В июне «Верона» под управлением старшего помощника Тома Мартина Критчета вошла в Лондонский порт.

Том был прав. Через двадцать пять лет разлуки родные берега обнимают крепче прежнего.

Джек Эджерли женился. У него родились две дочери и два сына. Старший носил его имя и продолжал книжное дело отца.

Ричард Филд женился во второй раз. Жаклин не стало в марте 1611 года. Его вторая жена, Джейн, родила ему троих сыновей и двух дочерей. Вновь молитвы Виолы были услышаны. Ричард сохранил себя «в любимом сыне». Сью встретила ее в Стратфорде. Виола смотрела на ее лицо, в глаза и словно видела сорокалетнего Уилла.

Она прошла в церковь Святой Троицы, где его крестили. Стоя на коленях возле северной стены и сложив молитвенно руки, Виола читала строки на плите и слышала вновь его живой голос. Он был здесь. Он был так близко:


«Мистера Уильяма Шекспира комедии, хроники и трагедии. Напечатано с точных и подлинных текстов» — первое полное собрание его произведений — вышло в свет в 1623 году благодаря усилиям издателей — Уильяма Джагтарда, Эдуарда Блаунта, Джона Смитуика, Уильяма Аспли, актерам труппы «Слуг короля» и поэта Бена Джонсона.

О работе с текстами Джон Хеминг и Генри Кондел написали в предисловии:

«Признаем, было бы желательно, чтобы сам автор дожил до этого времени и мог наблюдать за печатанием своих произведений, но так как суждено было иначе, и смерть лишила его этой возможности, то мы просим не завидовать нам, его друзьям, принявшим на себя заботу и труд собирания и напечатания его пьес, в том числе тех, которые ранее были исковерканы в различных краденых и незаконно добытых текстах, искалеченных и обезображенных плутами и ворами, обманно издавшими их; даже эти пьесы теперь представлены вашему вниманию вылеченными, и все их части в полном порядке: вместе с ними здесь даны в полном составе и все его прочие пьесы в том виде, в каком они были созданы их творцом».

Под портретом работы Мартина Дройсхута Бен Джонсон разместил обращение «К читателю»:

Фигура та, что видишь ты,

Шекспира обрела черты.

Гравер борьбу с Природой вел,

Но жизнь саму не превзошел,

О, если б он заставил медь

Шекспира ум запечатлеть,

Подобно лику, — Оттиск сей

Все б превзошел ценой своей.

Смотри ж, Читатель, вняв совету,

Не на Портрет, а в Книгу эту [189].

Виола исполнила главный долг своей жизни. С легким сердцем она вместе с сыном возвращалась домой. Все, чего она опасалась, возвращаясь на родину, слетело с ее души и не оставило следа. Что это? Время? Возраст? Или мудрость, которая иногда посещает избранных. Где ее любовь, которая принесла ей столько счастья и столько горя? Растворилась! Тогда что же это было? Она вспоминала разговоры об этом с братом. Он говорил, что самым высоким, самым достойным и совершенным чувством, которое может испытывать человек, является дружба. Не любовь, не страсть от которой иные порой умирают, а иные совершают преступления. Любовь может быть счастливой. Но стоит ей оказаться безответной, и она оборачивается страданием. Дружба тем вернее, что она всегда взаимна. Она может обходиться без признаний. Когда-то она думала, что любовь станет для нее наградой. Теперь она видела, что жизнь ее была вдохновлена и сохранена другим. Дружба явилась ей главным даром, надежной защитой, талантом — ни любовь, ни лицедейство, ни разного рода занятия и интересы, ни даже поэзия не были с ней столь постоянны, как дружба со всеми, кто играл в ее жизни главные роли. Для Уилла она прежде всего была другом. Том, встретив ее однажды, стал ее другом. Добрым другом. Что значила их с Томом жизнь? Как назвать эту взаимность? «Первое, что я скажу ему, когда мы встретимся, — думала она, вглядываясь в горизонт, — то, что не решилась сказать перед отъездом».

Они не встретились. Том не вернулся.


Глава XII | Серебряный меридиан | Глава I