home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


47

Сабу, вышедший к нам на полянку, выглядел почти так же, как в день отъезда из Сивы. Возможно, чуть менее ухоженным без заботливых рук моей матери. Длинные волосы были увязаны в пучок, борода успела стать всклокоченной, а лицо – обветриться сильнее прежнего.

Да и выглядел он довольно злым. Если сравнивать его характер с огнем, отец не вспыхивал, как факел, а скорее тлел. Мать всегда говорила, что свои чувства Сабу держит при себе. По ее словам, отцовский характер напоминал реку с медленным течением. Однако под спокойной поверхностью таились стремительные и опасные глубинные потоки. Сейчас даже поверхность казалась взбаламученной. Отцовские щеки раскраснелись, глаза пылали, и в их взгляде ощущался упрек. Даже поняв, кто перед ним, он не смягчился.

– Здравствуй, Сабу, – с некоторым напряжением произнесла Хенса.

Ее кивок означал не только приветствие, но и ненавязчивое признание, что дальнейший разговор касается только нас с отцом. Она тут ни при чем. Так же поступил и Нека, отойдя, чтобы не мешать воссоединению семьи.

Когда рассерженный отец повернулся и пригвоздил меня взглядом, я невольно воззвал к богам. Как это отличалось от встречи, которую я представлял в своих фантазиях. В глубине моей души продолжил жить малыш, каким я был когда-то. Наивный ребенок. Отец не бросился меня обнимать. Не поблагодарил. Даже не поздоровался, а всего-навсего…

– Какого черта тебя сюда принесло? – резко спросил он.

– Мы пришли спасти тебя… – растерянно пробормотал я.

Отец вскинул руки. Левая сжимала лук.

– Неужели я похож на того, кого надо спасать?

– Не похож, – сухо ответила Айя и указала на лже-Сабу.

Недавний узник сжался в комок и испуганно поглядывал на нас, словно ожидая, что в него сейчас полетит град камней.

– А вот ему наша помощь пригодилась, – добавила она.

Отец присел на корточки перед узником. Голос его зазвучал мягче.

– Ты хорошо исполнил свой долг, Без. Прости, если тебе пришлось натерпеться страху. Прими мою благодарность и поблагодари от моего имени твоих близких. Надеюсь, скоро вы все насладитесь заслуженной наградой.

– Спасибо, Сабу, спасибо, – промямлил Без, лихорадочно кивая.

Его выпученные глаза заморгали. Нельзя сказать, что он полностью успокоился, но хотя бы взял себя в руки.

– Зачем? – спросил я отца. – Зачем тебе понадобилась его помощь?

Отец вздохнул, затем выпрямился и нехотя ответил:

– Если вкратце, мне нужно было поставить ловушку, а для ловушки требуется приманка.

– Ловушку на кого? – спросила Айя.

– На убийцу, который охотится за меджаями… Раз вы забрались сюда, вам известно, кто такие меджаи?

Я кивнул. Мы с отцом обменялись взглядами.

– Так ты поэтому спешно покинул Сиву? – допытывалась Айя. – Это никак не было связано с Менной?

– Менна…

Странно, что отец не сразу вспомнил это имя, а вспомнив, взглянул на Хенсу. Та кивнула, по-прежнему не решаясь подойти ближе.

– Менна мертв, – сказала она.

– Спасибо, Хенса. Одним давним врагом меньше.

Отец повернулся к Айе:

– Нет, я уехал не из-за Менны. Я получил послание, в котором говорилось, что меджаям грозит опасность.

– Им угрожает тот убийца? – спросил я.

Отец кивнул:

– Очень опытный убийца, Байек. Он сумел расправиться с Эмсафом, который был прекрасным бойцом, разведчиком и следопытом. Этот убийца последователен и безжалостен. Потому я и попытался заманить его на живца.

– Прости, отец. Мы и понятия не имели…

Я опустил голову, почувствовав себя нашкодившим мальчишкой, но отец коснулся моих рук:

– У нас будет достаточно времени, чтобы устроить тебе выволочку. А она обязательно последует, можешь не сомневаться… И тем не менее я рад видеть тебя и всех вас. С тех пор как я уехал из Сивы, твои навыки улучшились. Правда, остались кое-какие дурные привычки, но мы их…

– Тсс, – прошептала Хенса, подняв руку.

– В чем дело? – удивился отец.

– Поблизости кто-то есть. Твоя ловушка еще может сработать. Кто-то идет в нашу сторону.

Хенса прищурилась и стала вслушиваться.

– И это явно не караульные из храма.

– Должно быть, это он. Что ж, здесь мы с ним и покончим.

Отец вскинул лук. Его лицо снова посуровело. Только сейчас я заметил, что за спиной отца начало медленно подниматься солнце.

Хенсе и Неке отец велел встать справа и слева от себя. Кто бы к нам ни подкрадывался, незамеченным ему не подойти. Однако тыл оставался открытым. Мы с Айей встали, готовые закрыть и эту брешь. Отец кивнул.

– Займите позицию в нескольких шагах от меня, – велел он. – Мало ли, нашему гостю вздумается зайти сзади.

– У него это никак не получится… – попытался возразить Нека.

– Однажды получилось, – резко ответил нубийцу отец. – Эмсаф его недооценил. Я не сделаю такой ошибки.

Мы рассредоточились и двинулись вглубь острова, оставив Беза возле воды. Айя шла слева от меня. Я чувствовал ее предельную сосредоточенность. Мокрый подол туники прилип к ее ногам. Передо мной в утреннем прохладном воздухе плясал рой мушек.

Остров словно замер. Отец и нубийцы исчезли из виду. Храмовая стража отказалась от мысли найти нас. Я продолжал думать об этом охотнике за меджаями. Если опасения отца не напрасны и убийца опытен и ловок, неужели его можно легко заманить в ловушку? Меня грызли сомнения.

Мы двигались дальше, вслушиваясь в малейший треск и шорох. Внутри я чувствовал то же волнение, что и тогда, в логове Менны. Я снова участвовал в серьезном и достойном деле. Жаль, я не мог рассказать об этом отцу. Убедить его, что уже вырос и могу самостоятельно делать выбор. Потом исчезли и эти мысли. Я сосредоточился на отцовском задании. Шаг за шагом мы продвигались дальше. Я не слышал даже своего дыхания, но заметил: мелкий кустарник под ногами поредел. Кое-где сквозь густую листву пробивался серебристый свет, ложась пятнами на землю. Травы стало меньше.

Мгновение – и пространство впереди всколыхнулось от шума. Несколько месяцев назад я бы замер в немом ужасе. Сейчас я лишь повернулся лицом к звукам, готовый встретить опасность. Совсем рядом кто-то пронесся, шурша травой. Раздался крик. Чей – я так и не понял. Засвистели выпущенные стрелы. И снова крик – теперь уже крик боли.

Мы с Айей припали к земле, сжимая мечи. Впереди опять свистели и падали стрелы, застревая в кустарнике.

– Покажись, убийца! – крикнул мой отец. – Выйди мне навстречу!

Ответа не было.

Мы не двигались с места. Раннее утро вновь стало тихим и безмятежным. Мне хотелось окликнуть отца, но я удержался, сообразив, что тем самым выдам себя и Айю. Нас было пятеро, убийца – один. Но тогда почему мне вдруг почудилось, будто охотники не мы, а он?

Поблизости зашуршали ветки.

– Байек! – позвал отец.

– Я здесь.

– Цел?

– Ни царапины. А ты?

Ветки раздвинулись, и из сумрака вышел отец. За ним шли Хенса и Нека.

– Я думал, что свалил его, но ни тела, ни следов крови не обнаружил, – посетовал отец.

Хенса, сжимая одной рукой копье, другой уперлась в землю. Мне показалось, что она слушает не ушами, а кончиками пальцев. Отец подал нам знак подойти.

– Слаженно работаете, – вскользь заметил он.

Я был горд. Думаю, и Айя тоже.

– Он все еще здесь? – спросил отец у Хенсы.

– Не знаю, – хмуро ответила нубийка.

Я понимал: ей не удалось выследить убийцу, и девушка не хотела в этом признаваться.

– Я даже не знаю, был ли он здесь.

– Был. В этом я уверен, – сказал отец и тоже поморщился. – Могу поклясться: одна из моих стрел в него попала. Всего о нем мы не знаем, но теперь хотя бы выяснились недостатки нашего врага.

Я хотел спросить, какие именно, однако решил промолчать.

– А еще он знает, когда обстоятельства складываются не в его пользу, – добавила Хенса.

Едва она произнесла последнее слово, утренний туман прорезал крик:

– Эй, меджаи!

Мы так и застыли. Хенса напряглась, пытаясь определить направление.

– Меджаи, мы скоро встретимся и устроим день сведения счетов.

Следом раздался истошный крик Беза, повторявшего одно-единственное слово:

– Сабу! Сабу! Сабу!

Все вместе мы бросились к воде, держа оружие наготове. Отец, Хенса и Нека бежали впереди, мы с Айей – за ними, готовые к атаке, помня о возможных ловушках и опасности угодить в засаду… Без находился там, где мы его оставили. Но его снова трясло от страха. Глаза были готовы вылезти из орбит.

– Сабу, Сабу, Сабу, – обезумевшим голосом повторял сообщник моего отца, прижимая руки к щекам. – Демон, демон, демон…

Я впервые видел, чтобы человек был настолько охвачен ужасом. И тем не менее…

– Кровь! – воскликнула Хенса, указывая на тунику Беза.

– Без, ты ранен? – спросил отец, склоняясь над ним.

– Не я, Сабу, – замотал головой несчастный. – Демон.

Отец выпрямился.

– Тогда пусть этот демон истечет кровью, – вздохнул он.


предыдущая глава | Assassin ’s Creed. Origins. Клятва пустыни | cледующая глава







Loading...