home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 30



Текли минуты, но они все не могли оторваться друг от друга. Это было сродни умопомрачению. Сладостное безумие окутало и закружило, пусть ненадолго, но ограждая их от мира.

— Ну, что? — в голосе Вадима слышалось явное самодовольство, словно бы он нисколько не сомневался в собственной неотразимости. — Я тебя убедил?

— В чем?

— В том, что нам будет хорошо вместе.

Диана тяжело вздохнула и с укором посмотрела на своего куратора. Но он сделал вид, будто бы и не заметил этого взгляда. Девушка закатила глаза.

— Какое-то время, возможно и будет. А что потом?

— Ты сейчас, о чем?

— О нас. Думаю, ты прав. Пару месяцев нам будет хорошо. Потом я уеду, а ты останешься здесь. И это будет концом нашей сказки.

— Не обязательно.

— Ну, как ты не понимаешь? Отношения на расстоянии — не отношения, а форменное издевательство. Я так считаю. Кто-то может со мной не согласиться. Лично для меня неприемлемо постоянно проживать вдали от любимого человека. Однако жертвовать своими мечтами, своим будущим, в конце концов, ради того, чтобы быть с тобой, мне как-то не хочется. Ты мне нравишься. Очень. И мне тоже с тобой хорошо. Но балет — это моя жизнь. И принести его в жертву какой-то любви, я просто не могу.

— Все сказала?

— Нет! Мне всего восемнадцать. Я вообще не хочу замуж. И отношений не хочу. Они только мешать будут. Мне выпал шанс попасть в большой балет. Это было моей целью на протяжении всего обучения в Тание. Но иллюзий я не строю. Это всего лишь шанс. Чтобы его реализовать придется работать, как проклятой, выжимать себя до последней капли. Нельзя ни на что отвлекаться. Все мысли должны быть о танцах, а не разбитом сердце. Ты ведь не станешь ждать годы, пока я сделаю карьеру. Да и тогда, роль скромной жены преподавателя военной академии вряд ли будет меня привлекать.

— Диана, я разве просил тебя остаться?

— Нет, но…

— Да, в чем-то ты права. Отношения на расстоянии — это не отношения. И мне тоже хочется, чтобы любимый человек был рядом. Жить мы, однозначно должны вместе. Я достаточно консервативен. Общая спальня. Совместные завтраки. Прогулки по выходным. Мне хочется, чтобы ты была рядом. Но тебя никто не и не собирался просить стать скромной женой преподавателя Артена. Ты дышишь своими танцами. А потерять дело всей своей жизни страшно. Можешь мне поверить. Врагу не пожелаешь. Я не стану красть или того хуже — ломать твои крылья в угоду каким-то своим желаниям и амбициям. Веришь?

— Вадим…

— Не веришь. Но разве я давал повод думать о себе плохо?

— Нет. Просто… все так навалилось. У меня голова кругом идет. И я не знаю, чему верить.

— Диана, ты понимаешь, кто такие пилоты истребителей? Особая каста. Элита флота. Хотя, многие считают их ненормальными и обходят десятой дорогой. Потому что от таких отморозков, как «Крылатые» лучше держаться подальше, — Вадим явно кого-то передразнил. — Нет, в чем-то они правы. Ведь сколько ты служишь, столько и ходишь под ручку со смертью. Ведь если ты не готов разменять собственную жизнь на жизни твоих товарищей или победу, за штурвалом истребителя тебе не место. Это откладывает свой отпечаток. Но дело не в этом. Я был одним из них. И я был счастлив. А потом… в один далеко не прекрасный день моя жизнь полетела в черную дыру. Друзья погибли. Меня просто чудом спасли.

— Не надо. Тебе же неприятно об этом вспоминать.

— Если не расскажу тебе все, ты не поймешь. А мне нужно, чтобы поняла и поверила. Меня спасли. И даже вылечили. Почти. Кроме ожогов и десятка переломов, у меня было обширное поражение центральной нервной системы. И если с ожогами и переломами врачи справились достаточно легко, то с последним все было паршиво. Вероятность полного восстановления даже не рассматривалась. Я смог их удивить. Сначала отказался от обезболивающих. Потом встал на ноги. И начал вести относительно нормальную жизнь. Даже свои тренировки возобновил. Но этого оказалось недостаточно, чтобы вернуться во флот. Мне не то, что за штурвал истребителя, за руль обычного автомобиля садиться запрещено. Потому что у этих чертовых приступов нет никакой системы. Хотя, нет… вру. Некоторые закономерности прослеживаются. Мне нельзя переутомляться и нервничать. Но не получается. Я же, в конце концов, живой человек. И больше всего на свете мне бы хотелось забыть о том, что со мной произошло. Вот и получаю регулярно. Иногда твои крылья ломает жизнь. Или ты вполне осознанно жертвуешь ими во имя великой цели. Потому что по-другому нельзя. Я давал присягу и выполнил свой долг. Это единственное, что меня поддерживает. Ты ведь — совсем другое дело. Долгов у тебя ни перед кем нет. Присяга не держит. А, значит, незачем жертвовать своими крыльями. Это никого не спасет. Теперь ты понимаешь, почему мне хочется поддержать тебя в стремлении построить карьеру?

— Мне кажется, да. Но как ты себе это представляешь?

— Я поеду с тобой и буду жить там, где ты решишь обосноваться.

— Ты сошел с ума. Вот так взять и бросить все ради мимолетного увлечения?!

— Во-первых, не мимолетного. Ты мне давно нравишься. А во-вторых… что такого я бросаю? Дом? Очень смешно. Обустройством своей комнаты в академии и квартиры в городе я не очень-то и занимался. Друзей? Майк и так останется моим другом. А больше у меня никого и нет. Работу, которую не люблю? Найду другую. Это не должно быть так уж сложно. Без дела, в любом случае, не останусь. Все бросить и поехать с тобой — не подвиг и не жертва, а логичное и продуманное решение.

— И как долго ты об этом думал?

— Минут пять. Но я, вообще, решения принимаю быстро и крайне редко ошибаюсь. Это, можно сказать, профессиональный навык. Ну, так что? Ты выйдешь за меня замуж?

— Не знаю. — Диана сползла с коленей мужчины, а потом медленно поднялась на ноги и растерянно пробормотала. — Мне надо подумать.

— Совета у старших спросить, — подсказал Вадим, вставая.

— Да! Спросить совета у Рея.

— Я думал, ты к Ризу побежишь, а не к Андерсу.

— Они в одном боксе живут. Так что к кому из них я бы не побежала, все равно застану обоих. Но мнение Рея меня сейчас интересует больше.

— Почему?

— Рей относительно беспристрастен, а Джейс тебя чуть ли не боготворит. И он считает, что ты мне подходишь.

— Вот! Послушай умного человека.

Девушка нахмурилась и закусила губу, словно изо всех сил сдерживала резкий ответ. Она сделала глубокий вдох и лишь после этого повторила:

— Мне надо подумать. — После чего развернулась и вышла из кабинета.

Вот только к Рею за советом она не пошла. Хотя бы потому, что все произошедшее совершенно не желало укладываться в ее голове. Все так внезапно навалилось. И говорить об этом у нее не было не малейшего желания. Хотелось лечь спать и хоть немного забыться. А завтра утром проснуться и осознать, что все произошедшее — страшный сон. И хотя надежды на это было мало… а вдруг?

Но друзей ее планы на вечер волновало мало. В коридоре девушку нагнал Тео и возмущенно выпалил:

— Ты где была? Мы тебя по всей академии ищем. С ног сбились.

— Зачем?

— Хотим поговорить. Это срочно.

— Ищите, говорю, зачем? Могли бы, просто, сообщение на комм сбросить.

— Э… как-то не подумали, — смущенно пробормотал парень, жутко краснея.

— Правильно говорят. За дурной головой ногам покоя нет. Где собираемся?

— У нас.

— Тогда пошли. Только ребятам сообщения сбрось. Ладно? А то они ведь не знают, что я нашлась и мы долго их ждать будем.

— Конечно.

Компания, которая собралась в комнате парней Диану удивила. Потому что кроме хозяев там находилось еще пять человек. Мари и Каро видимо, пришли к своим вторым половинкам. Но что здесь делают Дима Антонов, Паша Лисин и Саша Польский, девушка понять не могла. Особенно дело касалось последнего. И если остальные относились к нему более или менее спокойно, то с Джейсоном они не ладили.

— У нас в некотором роде перемирие, — ухмыльнулся Польский.

— Вынужденное, — фыркнул Джейс. — И временное.

— Как скажешь.

— Прекратите! — Рей прожег обоих раздраженным взглядом. — Потом собачиться будете. Сначала дело. Диана садись на мою кровать. Тут такое дело. Скоро ведь первый этап «Рассвета». Ты же помнишь, что лейтенант Кейн сегодня говорил?

— Честно? Не помню. День сегодня был… сложный.

— Понимаю. Но через две недели начнутся соревнования. Там будет все. Тестирование по пройденному материалу. У нас самое легкое. В голове нужно удержать только несколько месяцев. У выпускников — четыре с лишним года. Это как экзамены. Только оценок не будет. Только общегрупповой балл. С прохождением всех кругов «ада» то же самое. Потом баллы по всем конкурсам суммируются и среди курсов и групп академии определяются три победителя. Ну, и кроме того, что это почетно, победители получают призы.

— Какие?

— Пока не известно. Но судя по рассказам старшекурсников, на них не экономили.

— Ладно. Но от меня вы что хотите?

— У нас соревнования через две с половиной недели, а старшина в некотором неадеквате. Эти трое — посланцы общественности.

— И чего хотят? Убрать меня с должности? Да, пожалуйста! Никогда в лидеры не стремилась. Завтра же попрошу куратора снять с меня эту головную боль. Но, посланцы, учтите, так же я попрошу назначить старшиной Рея. Без обид. Он просто самый серьезный из нас.

— Вообще-то, — лукаво улыбаясь, начал Джейсон. — Они пришли тебя успокаивать и просить не бросать их в столь трудный час.

— Даже ты? — Диана удивленно посмотрела на Сашу.

— Да. Это не значит, что я передумал становиться старшиной. Но сейчас мы должны быть сплочены, как никогда. А также нам нужен капитан, которого признавали бы все члены команды. Иначе мы пролетим с «Рассветом», несмотря на то, что у нас отличные данные. Даже лейтенант Кейн так сказал. Поэтому на время предлагаю заключить перемирие. Но моим условием является то, что старшиной остается Диана.

— И почему тебе так нравится моя кандидатура?

— Все просто. Как я уже говорил, мне хочется, если и не победить в соревнованиях, то хотя бы достойно себя показать. Если не ты станешь во главе нашей команды, то кто? На самом деле кандидатов два. Я и Андерс. А преподносить ему на блюдечке группу, мне не хочется. Я ведь все еще намереваюсь стать старшиной. Ты же — мне не соперница. Хотя бы потому, что не задержишься здесь сколько-нибудь долго. Будет хорошо, если первый курс окончишь. И не надо на меня так смотреть, дорогие однокурсники. Потенциальная прима, а других в Танийской академии просто не держат, ни за что не станет гробить своей талант, изучая языки, право и прочую муть. Это любой идиот понимает. Или таковых здесь абсолютное большинство?

— А как же Джейс? — нахмурилась Диана. — Почему ты его сбросил со счетов? Он ведь тоже может составить тебе конкуренцию. Рея я собиралась рекомендовать, как оптимального кандидата на роль старшины. Ему рутина легче дается. И терпения с выдержкой не занимать. Но Джейсон более харизматичный. Для него завести толпу — нечего делать. И из него при случае, получится отличный капитан.

— Вирэн, ты меня пугаешь. Я все понимаю. День выдался сложный. Тебе сегодня не до чего. И ты что-то могла упустить, но… у меня слов нет.

— Тогда помолчи. Зачем зря сотрясать воздух?

— Вот почему ты такая колючая? Девушка должна быть нежной и ранимой.

— Была бы нежной и ранимой, руки бы на себя наложила от такой жизни. Может девушка и должна казаться тепличным цветочком. Но мне этот образ не подходит. Так уж сложилось. У меня в Тание был друг. Потом его убили. Его и всех, кто со мной учился многие годы. А меня заставили на это смотреть, как они умирали. Мне хотелось умереть вместе с ними. И, знаешь, что? Иди ты со своими долгами, Польский. Я, после того, что со мной сделали, никому ничего не должна.

— Диан, извини, — несколько смущенно пробормотал Саша. — Это шутка была. Неудачная.

— Ладно. — Девушка устало потерла переносицу. — Забыли. Но с Джейсом что не так?

— У него средний учебный балл низкий. У капитана он должен быть не ниже 4.85. А это я, Морье, Андерс и Спаркс. Но Тео в капитаны ни за что не загонишь. Он, видите ли, стесняется. Энн не станет переходить мне дорогу.

— Не поняла. Как же я тогда буду капитаном, если у меня средний балл 4.65?

— Ты — старшина. Формальный лидер группы. На тебя это требование не распространяется.

— Ну и хорошо. Тогда не вижу никаких проблем.

— Так, значит, ты с нами? — нахмурившись, уточнил Дима. — И все по-прежнему?

— Пока, да.

— Это хорошо. И… Диана, если тебя кто-то обидит, ты скажи. Мы ему живо объясним, что этого делать не стоит. Договорились?

— Да. Спасибо, Дим.

— Польский, — вкрадчивым тоном Рей обратился к однокурснику. — Приведи в чувства Скольник. Дану твоя подружка не любит. Это ни для кого не секрет. Поэтому она, не от большого ума, может начать делать гадости. С репортерами пообщаться. Пару сплетен пустить. Это, во-первых, будет нам мешать. Потому что, когда капитан нервничает и не может сконцентрироваться на работе, страдает команда. А во-вторых, Аверин и так ее недолюбливает. И, надо признать причины у него для этого имеются. Она и святого из терпения вывести может. Что уж говорить о нашем кураторе?

— Ну, не скажи, — протянул Миха. — майор не первый месяц терпит ее выкрутасы. И пока ограничивается исключительно устными выговорами. Это уже говорит о нереальной выдержке. Он давно бы мог и в личное дело пару замечаний внести, и дисциплинарное взыскание влепить.

— Вера — не моя подружка, — фыркнул Саша. — Она — прилипала. Такие идиотки, как Скольник совершенно не в моем вкусе. Я бы и рад от нее отделаться, да не получается. Ладно, раз мы пришли к согласию по главному вопросу, позвольте откланяться.

Вслед за Польским ретировались и Паша с Димой. Потом, поцеловав на прощание Джейсона, убежала Каро. А еще минут через пять Снежные вместе с Тео отправились в читальный зал, якобы учить историю. И ребята остались втроем.


ГЛАВА 29 | Серебряная клетка | ГЛАВА 31