home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 19




И вот сейчас, когда она стоит всего в шаге от него, Вадим вдруг осознал, отчего его так потянуло к этой девочке. Он просто захотел посмотреть ей в глаза, увидеть настоящие эмоции. Пусть это будут злость или раздражение, смущение или страх. Неважно.

Она ведь устала и вряд ли найдет в себе силы играть. Нет, это не было так уж заметно. Его старшина не спотыкалась. Ее движения не утратили легкости или точности. Просто девчонка перестала держать свою маску нейтральной благожелательности. Именно сейчас посмотрев в ее глаза можно было увидеть настоящую Диану Вирэн.

И эта идея настолько завладела его сознанием, что он просто не смог сопротивляться ей. Так она была соблазнительна. В конце концов, ничего предосудительного он не делал. Майк не раз и не два танцевал со своими подопечными. Да и остальные офицеры могли себе позволить пригласить кого-нибудь из курсантов. К тому же это даже не страстное танго, а скромный вальс. За рамки он выходить не планирует. Просто потанцует и все.

Вадим улыбнулся в предвкушении, а затем грациозно поклонился, протягивая девушке свою руку.

— Мисс Вирен, не окажете мне честь?

И впервые за все это время в ее голубых глазах мелькнуло недоумение. Но лишь на мгновение. Оно тотчас же было скрыто за опущенными ресницами.

— Конечно, сэр.

Ответный реверанс и ее маленькая ладошка легла в его руку. А через мгновение эта удивительно-красивая пара чинно вышла на середину зала, чтобы закружиться в танце. Они невероятно контрастировали друг с другом. Его мужественность и зрелость было противопоставлено ее юности и нежной красоте. Любой, кто видел их вместе, был очарован. Десятки взглядов вдруг скрестились на них. Даже Джейсон и Каролина были забыты. Но ни Диана, ни Вадим этого не заметили.

В глубине души майор, решившийся на этот сумасбродный поступок, ожидал увидеть ее слабость. Сжатые в тонкую линию губы. Осунувшееся от усталости лицо. А может трясущиеся колени и сбившееся дыхание. Он предвкушал, как прочитает в ее глазах немую мольбу остановиться или хотя бы сбавить темп. Что-нибудь, что оттолкнет его от этой пигалицы.

Вот только ничего этого не было. На ее лице снова застыла маска очаровательной непринужденности. Именно так улыбаются на светских приемах юные барышни, чтобы казаться прелестными. Немного застенчиво. Немного лукаво. Заученно-фальшиво. И он решил завести разговор. Вот только и он шел не совсем так, как ему бы хотелось.

— Вы любите танцевать?

— Да.

— И неужели не устаете?

— Устаю.

— Тогда зачем вам это?

— Я научилась танцевать раньше, чем читать. Не могу без этого.

— Значит, просто привычка?

— Возможно. В любом случае, удовольствие, которое я получаю от танца, сильнее всех неудобств.

Неловкая пауза. А потом слова, которых Вадим и сам от себя не ожидал:

— Вы не хотите ничего спросить у меня? Хотя бы для поддержания светской беседы.

— И вы ответите?

— Может быть.

— Тогда, почему вы меня пригласили?

— Мне захотелось.

— И все же?

— Не знаю, — очаровательно улыбнулся мужчина. — Скорее всего это было сиюминутным порывом. Теперь моя очередь. Вам нравится танцевать со мной?

— Да. С вами удивительно легко… танцевать.

И эту секундную заминку можно было трактовать по-разному. И как: «С вами удивительно легко. Вообще». И как: «Танцуете вы, конечно неплохо, но человек вы сложный». И как: «Вы меня окончательно смутили». Третье было наиболее вероятно. Все же для первого она была недостаточно раскована. Подразумевать нечто подобное могла та же Вера Скольник, но никак не Диана Вирэн. Для второго недостаточно храброй. Слишком робеет в его присутствии.

Но все равно ему вдруг захотелось улыбнуться в ответ на странный комплимент девушки, которая всю свою жизнь провела в другом мире.

Это, наверное, какой-то закон природы. Вопреки всем доводам разума нас больше всего притягивают именно те, кто на нас не похож. Или нет… не так. Нас притягивают люди похожие на нас лишь чуть-чуть — какой-то неуловимой черточкой. Ведь те, у кого нет ничего общего никогда не смогут не смогут найти первую, а от того и самую важную точку соприкосновения, не захотят даже посмотреть друг другу в глаза.

Вадим неожиданно для себя понял, что получает удовольствие от танца. И от того, как легко вести ее, и от того, что не стоит беспокоиться о том, что партнерша оттопчет ему все ноги. Наверное, поэтому он и попросил:

— Расскажите мне что-нибудь.

Девушка бросила на него несчастный взгляд, в котором отражался немой вопрос: «Вы издеваетесь?» — но спросила она о другом:

— Отчего вы так стремитесь меня разговорить?

— Возможно, я попал под очарование Андорского вальса?

— Разве такое может быть?

— А разве нет?

— Ах, ну раз так, — Диана с наигранным кокетством и легкой долей злорадства, которое и не подумала скрыть, попросила. — Тогда выполните маленький каприз дамы.

— Какой?

— Я хочу кружиться быстрей. Так быстро, как вы сможете.

На этом их беседа была закончена. Вадим просто не мог говорить. И тратил все свои силы на то, чтобы не сбиться с ритма. Но не восхититься тем, как изящно его заткнула, он не мог. А когда музыка затихла, он заглянул ей в глаза и как бы невзначай поинтересовался:

— Почему вы попросили меня об этом?

— О чем?

— Кружиться быстрей.

— Возможно, я попала под очарование Андорского вальса, — дерзко улыбнулась она, но щеки ее опалило жаром, а в глазах читалась некоторая растерянность.

И не заметить этого было невозможно. Вадим усмехнулся, а про себя подумал: «Хорошая попытка, девочка. Вот только не доросла ты еще до того, чтобы флиртовать с тем, кто старше и опытней тебя. Особенно если флирт — не каприз глупого сердечка, а попытка скрыть собственную неопытность».

— А кто лучше я или Риз или Андерс? — уже и, не зная, зачем, спросил он. Наверное, просто чтобы немного ее подразнить. И ждал он такого же шутливого ответа.

А вместо этого девушка, немного подумав, серьезно ответила:

— Танцует? Джейсон. У него редкое чувство ритма. Да и учился он с шести лет. Опыта больше. Но он как дождь или ветер. Непокорный, не приемлет запретов и условностей. Сама жизнь для него — вызов. Он отдается тому, чем занят без остатка и требует такого же от тебя. А это иногда сложно. Рей более… осторожный и ответственный. С ним спокойно. Уютно, я бы даже сказала. Он не станет делать рискованные поддержки. Сам никогда не ввяжется ни в какую авантюру. Только если с нами за компанию. Да и то, только чтобы подстраховать.

— А я?

— Вы достаточно уверенно меня вели.

— Ризу и Андерсу была дана еще и личностная оценка. А какой, на ваш взгляд я?

— Вы не такой, каким мне показались в день нашего знакомства.

— Да?

Девушка кивнула и смущенно улыбнулась.

— Смелее!

— Не знаю. Живой. Настоящий. Не обезличенный эталон идеального военного. Вы — Человек.

Эти слова маленькой балерины вышибли из него дух не хуже удара в солнечное сплетение. Она опять его удивила.

Вместо того чтобы увидеть ее уставшей, потерянной и жалкой, он понял, что она очаровательная кокетка. Сначала отстраненно-холодная. Затем трогательно-открытая. Но стоило признаться хотя бы самому себе, что флиртовать начал именно он. Вот же идиот!

Вирэн заставила его чувствовать себя глупым юнцом, который пытается понравиться хорошенькой девушке. А ведь он давно отвык от этого, забыл, что так, вообще, бывает. Женщины подходили к нему сами. Строили глазки. Смотрели снизу-вверх и стремились изо всех сил завоевать его расположение. И ведь большая их часть была гораздо красивей этой девчонки. Хотя, следует признать, ни у кого не было такого чистого взгляда и такой милой улыбки. Они знали, чего хотели, и чего хотел от них сам Вадим. Все были довольны и счастливы.

А потом появилась Диана Вирэн и увидела в нем не героя, не должностное лицо, облаченное некоторой властью и даже не достойную партию, а живого человека. Майор уже и не помнил даже, когда в последний раз молоденькие девушки давали себе труд разглядеть за его статусом и социальной ролью личность Вадима Аверина.

Мужчина почувствовал спазм в горле и понял, что держать маску беззаботности он долго не сможет. Показать обуревающие его эмоции, свою слабость этой девочке? Неприемлемо. Невозможно. Поэтому майор с трудом выдавил из себя улыбку и довольно сухо поблагодарил девушку за танец, и, сославшись на срочное дело спешно покинул зал. А Дана глядя в его удаляющую спину, горько пожалела о своей откровенности.

— Не надо было ему этого говорить, — сказал Рей, положив руку ей на плечо.

— Ты все слышал?

— Да.

— Но я же ничего такого и не сказала. Что его так оскорбило?

— Ничего. Просто ты, наплевав на субординацию и ту пропасть, что составляет разница в возрасте и социальном положении, своими словами коснулась его души. А он не привык он к такому, Мелкая. Думаю, это его несколько… смутило.

— Мне ждать репрессий?

— Я думал, что ты лучшего мнения о нем.

— Да, но…

— Просто сделай вид, будто бы этого разговора не было. А лучше, вообще, о нем забудь. О разговоре, я имею в виду. Хотя, о Аверине тоже можешь забыть.

— Он — наш куратор, осмелюсь тебе напомнить, — усмехнулась девушка. — Забыть о себе он не даст.

— Мелкая, я редко позволяю себе давать советы, о которых меня не просят. И по-хорошему, мне бы не стоило вмешиваться.

— Рей, ну, что ты ходишь вокруг, да около?

— Не нужно тебе с ним сближаться. Майор ведь уже сейчас тебе нравится. Сама не заметишь, как влюбишься. Он ведь старше тебя. И на многие веще, скорее всего, смотрит по-другому. Я не могу обвинять человека заранее.

— Ты думаешь, что Аверин может…

— Мне бы хотелось верить в его порядочность. Но я был свидетелем одной неприятной истории. У моей Кейт есть сестра. И однажды она влюбилась в мужчину, который был значительно старше. Лора с ума по нему сходила. Все готова была для него сделать. Он предложил ей приятно провести выходные в домике у горного озера. Сама понимаешь, они там не на природу любовались. А когда они вернулись в город, этот подлец поблагодарил ее за чудесно проведенное время и сказал, что сообщит, если захочет еще раз отдохнуть за городом, а ее попросил не писать, и не звонить ему. На вопросы Лоры: «Но, как же так? Разве они теперь не пара?» он ей ответил, что нет. Она же сама этого хотела. Никто ее ни к чему не принуждал. А он ей ничего не обещал.

— Это ужасно.

— Да. И я не хочу, чтобы нечто подобное случилось с тобой. Поэтому будь осмотрительней в выборе душевных привязанностей.

— Постараюсь.

— А теперь давай выловим Джейса и пойдем к нам. Вы оба устали и, как мне кажется, настроения развлекаться нет ни у тебя, ни у него. Фильм какой-нибудь посмотрим. Как тебе идея?

— Мне нравится. Близнецов и Тео звать будем?

— Нет. Они сейчас отрываются на всю катушку. Миха танцует, а Мария с Тео последние минут двадцать не могут друг от друга оторваться.

— Тоже танцуют?

— Целуются, невинное ты создание.

— Я рада. Тео милый, хоть и слишком застенчивый. Он мне нравится.

— Да. Я тоже рад, что у нашего Тео все хорошо.

— О чем секретничаете? — к ним подскочил всклокоченный Джейс.

Вид у него был настолько ошалелый, что Рей не удержался и спросил:

— Что с тобой? Если бы не строжайший запрет в Академии на алкоголь, я бы подумал, что ты пьян.

— Каро согласилась на свидание! На настоящее свидание, а не как в прошлый раз! В следующую субботу!

— Поздравляю.

— Правда, она после этого сказала, что до того знаменательного дня ни видеть меня, ни слышать не хочет. Но важнее же то, что она согласилась?

— Безусловно, важнее. Но раз тебе больше не надо красоваться перед твоей пассией, пошли отсюда?

— И что мы делать будем?

— Отдыхать, готовиться к занятиям. Можно в сеть зайти и посмотреть что-нибудь.

— Это скучно, — капризно протянул Джейс.

— Оставайся здесь, если хочешь. Но мы уходим. Дана очень устала.

— Ладно, уговорил. Я с вами.

Местом совместного обитания на остаток вечера был избран блок парней потому что Мария и Тео тоже устали от шума и решили побыть вдвоем. Но так как одну Диану из комнаты было выставить гораздо проще, нежели троих соседей Тео, девушке ничего не оставалось, кроме как наскоро приняв душ и переодевшись, отправиться к друзьям.

Когда она зашла к ним, Джейсон как раз сушил волосы.

— А где Рей?

— Купается. И, как мне кажется, давно уже отрастил жабры с хвостом. Ибо нормальный человек не может столько времени проводить в воде.

— Я просто люблю быть чистым, — сказал парень, ввалившись в комнату и падая на свою кровать.

Сейчас курсант Андерс представлял собой незаурядное, с точки зрения Дианы, зрелище. Обычно Рей был причесан и аккуратно одет. Максимум свободы, которую он себе позволял — это немного расстегнуть молнию на кителе. Сейчас же он оказался босиком, в форменных брюках и майке-борцовке, которую, обычно, надевают под китель. А коротко стриженые соломенные волосы торчали в разные стороны.

— Черт, — выдохнул Джейсон уставившись на плечо приятеля. — Надеюсь это не то, что я думаю?

Рей дернулся, как от удара, вскочил и принялся торопливо натягивать на себя китель, который он небрежно бросил на стул.

— Зачем он тебе?

— Не твое дело, — буркнул парень отворачиваясь. — Отстань.

— Ребят, вы чего? — подняла на друзей глаза девушка. — Что случилось?

— Ничего! — резко бросил Рей.

— Конечно же, ничего, — саркастично заметил Джейс. — Просто на него кто-то эмоциональный сканер навесил.

— И в чем проблема? — зевнула девушка

— Дана, ты, вообще услышала, что я только что сказал?

— Что на нем эмоциональный сканер. И?.. у тебя какая-то детская психологическая травмы, связанная с этим гаджетом? Чего ты так возмущаешься?

— Диана, ты серьезно? Это же… ужасно.

— Почему? На мой взгляд, даже забавно. Не было бы так дорого, я бы и себе такую наклейку купила.

— Это не наклейка. Ему этот сканер в кожу вживили!

Девушка перевела взгляд на второго приятеля. Но тот раздраженно хмурился, и прояснить ситуацию не стремился.

— Рей, — позвала она его. — Ну, объясни мне дуре, что происходит? Чего Джейс бесится?

— Не знаю. Это мое дело. Не его.

— А я сам объясню, чего. Такое ни один нормальный человек добровольно на себя не поставит. И вот меня интересует, кто с ним это сделал?

— Зачем? — убито поинтересовался Рей.

— Чтобы прибить эту сволочь по-тихому, а потом сказать, что так и было.

— Да сам я. Сам!

— Рей!

— Ладно, не совсем сам. Но насильно меня в клинику не тянули. Мне тринадцать было. И я подрался. С мальчишками на улице. Да, они меня задирали. Да, напали первыми. Причем, всей сворой. Да, я защищался… сначала. Но потом… сорвался. И чуть их не убил. Сам испугался, когда понял, что натворил. Но тренер… понимаете, мы все слово давали, что не будем использовать в драках то, чему у него научились. Он бы и слова не сказал, если бы я действительно только оборонялся. Отбил их нападение и ушел. Но…

— И что?

— Он меня выставил. Я просил прощения, обещал, что такого не повторится. Клялся, что усвоил урок. Бесполезно. Но потом все же согласился взять меня назад. С условием, что я поставлю ЭСку. И буду носить ее пока не получу четвертый кю. Раз уж не могу контролировать свои эмоции.

— М-да… — протянула девушка. — Ситуация. Ты поэтому борцовки не носишь и всегда надеваешь майки с рукавами? Чтобы плечо закрывать?

— Конечно, — хмыкнул Рэй. — Это же такое убожество. Красный квадрат, белая надпись: «Ярость». Зеленый квадрат, желтая надпись: «Умиротворение». И апофиоз всего этого ужаса. Розовый квадрат, бордовая надпись: «Сексуальное влечение».

Джейс не сдержавшись, прыснул, а Рей тем временем продолжил:

— Вот тебе смешно. А я знаешь сколько раз в идиотское положение попадал? И все из-за чего? Из-за надписей этих. А снять не могу. Потому что чуть-чуть осталось. Не сдаваться же на финишной прямой?! Мне до четвертого кю всего-ничего осталось.

— Стоп, — девушка подскочила и заметалась по комнате. — А ведь это, как раз можно исправить. Нужно только программу твоего сканера взломать. Но не думаю, что это будет так сложно. И будут у тебя только разноцветные квадратики.

— Да, это в какой-то степени решение проблемы, — задумчиво протянул Джейсон. — Но… все равно ужас. Если кто увидит, шепотков и смешков за спиной будет столько, что и представить страшно.

— Я его не сниму! Перетерплю и смешки и остальное. До этого я ведь как-то с этим справлялся. И ничего… живой.

— Так, а у меня идея! Что если сканер не прятать, а выставить на всеобщее обозрение? Ну, не такой, конечно, а после того, как я над ним поколдую. Представить это, как твой каприз. Ребят, маленькие странности аутсайдеров — повод для насмешек. Странности лидеров — повод для зависти. Этим они выделяются из толпы. И над ними никто не думает смеяться. Им завидуют. Им подражают. Тут главное, как мы это представим. Мне только надо в сети покопаться и программу нужную скачать. Но если мы с Дэном его дешевенькую наклейку взломали, так, что она целых полтора месяца имитировала ЭСку которая стоила в пять раз дороже. Потом, правда, она глючить начала и ее пришлось выбросить. Но тут ведь совсем другая ситуация. Вряд ли она сломается.

— А если у тебя не получится? — хмуро спросил Рей.

— Получится. На самом деле это не так уж и сложно. Но если я потерплю фиаско, попросим Тео нам помочь. Уж он-то с ЭСкой точно сладит.

Больше книг на сайте - Knigolub.net

Через полтора часа парни как зачарованные смотрели на обновленный эмоциональный сканер. А с плеча Рея на них с восторженным любопытством глядел маленький беловолосый чертенок чем-то неуловимо похожий на хозяина.

— Круто, — выдали они одновременно.

Чертенок улыбнулся и помахал им ручкой. Потом резко остановился и вытащив откуда-то воздушный шарик в виде сердечка, улыбнулся.

— Эм… Дана, это же не совсем то, что я чувствую! — осторожно начал парень.

Чертенок нахмурился и погрозил кому-то пальцем.

— Угу, — кивнула Диана. — Я сделала его на немного эмоциональнее тебя, добавив к этому некоторую задержку эмоциональной реакции. Также он не отражает вспышки эмоций, которые длятся менее семи секунд.

— Зачем ты это сделала?

— А ты хочешь, чтобы все могли читать тебя, как открытую книгу? Извини, но это неразумно.

— Но тогда… я с таким же успехом мог бы, и снять сканер.

— Нет. Рей, он отражает твои эмоции. Только немного искажая их. То есть это мы будем знать, что немного. А остальные быстро сообразят, что так сильно полагаться на чертенка все же не стоит. Можешь не благодарить.

— И не собирался.

— Тебе просто нужно время, чтобы осознать счастье на тебя свалившееся.


ГЛАВА 18 | Серебряная клетка | ГЛАВА 20