home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 18



Без десяти шесть Вадим входил в отель «Шато-Легран». Помимо самого отеля в здании находилось уйма всего. Залы, где проводились бесчисленные конференции. Несколько ресторанов на любой вкус и бюджет. И несколько развлекательных центров для постояльцев. Причем, спектр развлечений был огромен. От имитации солнечного пляжа, заканчивая баскетбольной площадкой и теннисным кортом.

Пройдя по длинному холлу, майор оказался у стойки администратора. Девушка в форменной одежде служащей отеля солнечно улыбаясь протараторила:

— Мы рады приветствовать вас в «Шато-Легран». Младший администратор Роза Варина. Чем могу быть полезна?

— У меня назначена встреча. Меня ждут Леонид и Сильвия Динар.

— Минуточку пожалуйста.

Пальцы девушки начали порхать по сенсорной панели. А лицо ее сменило выражение с лучащегося счастьем на нейтрально-благожелательной.

— Да, — пропела она. — Все верно. Вас ждут на втором этаже в главном зале ресторана «Шато-Легран». Вам необходим провожатый?

— Нет, благодарю вас. Я там уже бывал.

Зал Вадим нашел достаточно легко. И нацепив на лицо «радостную» улыбку, он направился к столику, за которым, сидели Сильвия и Леонид.

— Вадим! — мама вскочила и повисла у него на шее.

Улыбка майора стала чуть более искренней. Все же он любил свою легкомысленную маму. А она не менялась, сколько он ее помнил. Эта женщина всегда оставалась очаровательной пышечкой с лукавыми глазами и нежной улыбкой на хорошеньком личике. Сильвию сложно было назвать красавицей. Ни ее лицо, ни фигура не отвечали классическим канонам. Но все, кто хоть раз встречал ее, находили госпожу Динар невероятно притягательной. И поклонников у нее было не в пример больше, чем у признанных королев красоты. Почему?

Наверное, потому, что Сильвия любила эту жизнь и дарила тепло своей любви всем, кто был рядом. С ней невозможно было грустить. Для каждого человека у нее находилась улыбка и доброе слово. Она с готовностью помогала всем и друзьям, и совершенно незнакомым людям. Но были у нее и недостатки. И ее сын знал о них не понаслышке. Главным, из которых являлось то, что осчастливливать людей она была готова даже вопреки их желанию.

По ее мнению, для счастья Вадиму не хватало жены и детей. И она самоотверженно сватала ему юных и не очень прелестниц. Объяснить ей, что помощь в этом деликатном вопросе майору не требуется не смог ни он сам, ни его дед, которого Сильвия безмерно уважала. И, вообще, женитьба единственного сына для нее давно уже стала идеей фикс.

— Привет мам, — произнес Вадим, немного отстраняясь. — Как дела?

— Замечательно дорогой. Кстати, как я тебе? Загорела?

— Да. Ты чудесно выглядишь, — ответил он, выпустив, наконец, мать из объятий и повернулся к своему отчиму. — Добрый вечер, Леонид.

Мужчина скупо улыбнулся, но руки для приветствия не протянул. Вадим, кстати, совершенно по этому поводу не расстроился.

Далее следовал ужин в традиционном стиле. Сначала Сильвия делилась впечатлениями от поездки, а ее муженек важно кивал в знак согласия. Периодически Лео делал кое-какие уточнения, без которых Вадим с удовольствием обошелся бы. А ближе к десерту Сильвия перешла к своей любимой теме — внуках, то есть драматическому отсутствию у нее оных. Майор терпеливо слушал, не особенно вникая в то, что она говорила. А что еще ему оставалось? Спорить — дело бесполезное.

— Сынок, я поняла свою ошибку, — вдруг заявила Сильвия.

Мужчина с подозрением посмотрел на мать. Ему слабо верилось в ее неожиданное прозрение.

— Мне давно нужно было взять все в свои руки. И этим я займусь в ближайшее время. Лолита будет тебе чудесной женой. Она хорошо воспитана, образована и красива. Ты, кстати, ей давно нравишься.

— Зато она не нравится мне.

— Тебе никто не нравится. И что теперь?

Тут даже Лео поперхнулся и попытался одернуть свою супругу:

— Дорогая, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку? Твоему сыну все же не двадцать лет.

— Вот именно, что не двадцать! Ему тридцать три. Самое время задуматься о семье. С карьерой все равно ничего не вышло. Адмиралом ему все равно не быть, так какой смысл тратить бесценные годы его молодости на работу, которая, уж будем откровенны, никому особо не нужна?

Вот этого Вадим стерпеть не мог. Поэтому без единого слова встал из-за стола и на негнущихся ногах вышел из зала. Сильвия попыталась его окликнуть, но он сделал вид, будто бы не услышал.

Ну почему так происходит? Больнее всего нам делают именно те, кого мы любим. И ведь его мать знает, как тяжело он переживал разлуку с крыльями. Да, ему не нравится его работа. Он выть от тоски хочет каждое утро. Каждое чертово утро! Да, на службе перспектив у него почти никаких. Ну, дослужится он до полковника лет за пятнадцать. А дальше? Дальше — все. Потолок. Это при условии, что он продержится в Артене еще пятнадцать лет. Сам Вадим давал себе не больше пяти. Потому что всему есть предел. А потом жизнь его жизнь будет кончена. Или нет? Он не знал. Но вне службы своего существования майор не представлял.

Жена? Дети? Да что может дать им, такой как он? Это со стороны кажется, что Вадим Аверин — отличная партия. Достаточно привлекателен. Достаточно молод. Обеспечен. Да еще и герой. Ах, как идут «Серебряные крылья» к его парадному мундиру. А звание «Жена Героя» слаще меда для тех барышень, что сами из себя ничего не представляют. Вот и цепляются они за того, кого не знают, да и не хотят знать. Не интересно им, что скрывается за чудесным фасадом.

А там черная дыра. Майор иллюзий не строил. Не в его это было характере. Пусть самообманом занимаются слабаки, неспособные взглянуть правде в глаза.

Во-первых, он далеко не так здоров, как может показаться. И держится мужчина на одном только упрямстве и силе воли. Врачи лишь руками разводили, когда он поднялся на ноги. И никто на свете не знал, как это было больно. Да и те приступы, что случаются с ним периодически, кого угодно готовы с ума свести.

Во-вторых, он не раз замечал за собой патологическую тягу к спиртному. Но стать алкоголиком он боялся больше смерти. Так уронить свои честь и достоинство? Офицеру в седьмом поколении? И пусть люди со стальной волей никогда де опускаются до такого состояния, когда другим становится стыдно за их поведение. То, что у него возникает желание напиться до полусмерти, уже о многом говорит. Нормальным людям такого не хочется.

А в-третьих, он просто-напросто не хотел детей. Зачем они ему — одиночке который не видит ни в одной женщине даже намека на родственную душу? Ребенок — это чудо единения двух любящих людей, а не модная игрушка. А ведь многие воспринимают малыша именно, как статусную вещь. Надо иметь, иначе — не комильфо. Можно подумать, Сильвия действительно хочет внуков. Бред!

Ей просто надоело, что приятельницы не упускают случая делано ей посочувствовать. Мол, какая трагедия. Твой сын был таким милым мальчиком. И все! Ни семьи, ни карьеры. Ах, Сиси, нам так тебя жаль. Воспитывать внуков — это счастье, которое не передать словами.

Вот и суетится госпожа Динар, стремясь подсунуть единственному сыну одну из своих молодых знакомых.

Но она не признается, что дело не благополучии Вадима, а в ехидных шепотках. Его мать никогда не была сильной женщиной и часто врала себе самой. И смертельно обижалась, когда ее «искренние» порывы не ценились близкими.

Именно об этом Вадим думал всю дорогу до академии. И настроения эти мысли ему не повышали. Лишь в душе разгоралось раздражение, которое все сложнее было держать в узде.

Аверин решил проверить, все ли в порядке у его подопечных, а потом уйти к себе и… он не знал, чем займется. Может, почитает, а может прикончит початую бутылку бренди, что ему подарили на день рожденья пару месяцев назад.

Но едва он зашел в свой кабинет, на пороге возник Майк спросил, улыбнувшись:

— Как дела?

— Как обычно. Жить буду.

— Сильвия в своем репертуаре? — скорее констатировал, чем спрашивал он.

— Да.

— Забей.

— Конечно.

— И прекращай киснуть. Кстати, есть предложение.

— Какое?

— Сегодня у наших деток танцы. Пошли? Расслабишься. Да и посмотреть будет на что. Твои звезды так зажигают, что всей академии жарко.

— Мои звезды? Ты о чем?

— Нет, ничего я тебе не скажу. Сам все увидишь.

— Ладно. Но хоть намекни.

— Угадай. Кто твои звезды?

— Вирэн, Риз, Андерс?

— Почти в яблочко. Риз, Вирэн и Андерс. Все же заводила у этой компании Джейсон.

— А я думал Диана.

— Нет. У нее другая роль. Она — буфер.

— Как это?

— Просто. Девушка сглаживает противоречия между Андерсом и Ризом. Парни слишком разные. Им было бы тяжело подружиться, если бы не нашелся кто-то третий. Кто-то о ком они оба заботятся. Странно, что ты этого до сих пор не понял. Все-таки они твои ученики.

Когда они с Майком вошли в зал, там играла тихая музыка. Курсанты, разбившись на группы просто общались между собой. Танцевать никто даже и не думал.

— Что-то тут невесело, — усмехнулся Вадим, усаживаясь за офицерский стол

— Так младшеньких еще не было, — меланхолично отозвался его сосед Антон Веров. — Ждем.

— Не понял. Чего ждете?

— Да, троицу твою.

— А Каро уже здесь? — поинтересовался Майк.

— Да. Она у дверей стоит. Вы же только что мимо нее прошли. Неужели не заметил свою Валькирию.

— Не заметил. Но это и не удивительно. Там столько детишек толпится. Но если она на месте, значит и троица скоро подтянется.

— Майк, — шепотом обратился Вадим к приятелю. — А причем здесь твоя старшина? Вы же о Каролине Дрейк говорили?

— Да.

— Ну, так причем здесь Каро?

— Аверин, ты что же, не знаешь? — недоверчиво спросил Веров.

— О чем?

— О том, как твои воспитанники развлекаются, и почему они это делают.

— А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее.

— Нет, я поверить не могу! Так ты действительно не в курсе?

— Нет, не в курсе. И не мог бы ты или ничего не говорить, или рассказать все четко и ясно. А потешаться на мой счет не надо.

— Ладно, прости, — немного опешил от этой вспышки коллеги Веров. — Началось все с вечеринки в честь приема новичков. Ну, ты понимаешь, о чем я. Они зажгли. Все восхитились, но особого значения этому не придали. Вот только, эта парочка пришла и на субботние танцы. Согласись, инцидент из ряда вон выходящий. Обычно первокурсники первый месяц едва способны до постели добраться. И танцевать — это последнее, чего они хотят. Особенно после учебной тревоги и «малого ада» А эти мало того, что пришли, так еще и за пояс заткнули всех присутствующих. Причем, сделали это на спор. Представляешь, Риз запал на Каролину.

— И что?

— А то, — ухмыльнулся Майкл. — Что Каро его послала. Далеко. Четыре раза. Но это не помогло. Слишком уж твой подопечный упертый. Не отставал от нее, пока она не согласится на свидание. Моя старшина и согласилась. С оговоркой. Сказала: «Если удивишь меня сегодня вечером». Они и удивил. Причем, не только Каролину. В шоке была половина академии.

— Я тоже в шоке. Мне казалось, что они встречаются.

— Кто?

— Риз и Вирэн. Они же всегда вместе. И если мне не изменяет память, еще на экзаменах за ручки держались.

— Да они и сейчас держатся. Но это не мешает Джейсону добиваться благосклонности Каро.

— И ему это спустили? Что какой-то новичок пристает к старшине третьего курса?

— Спустили, — усмехнулся Майк. — Нет, если бы это была не Каролина Дрейк, которая за все время своего обучения здесь ни с кем не сходила на свидание, все для твоего подопечного могло кончиться плохо. Но моя старшина, ты представляешь, от всех своих поклонников отделывалось одним-единственным способом. Объявляла, что до свадьбы ничего им не обломиться. А на тех же, кто жениться на ней не желает, она тратить свое драгоценное время не намерена. Жениться, сам же понимаешь, в столь юном возрасте никто из парней не желал. А Риз всем, кто пытался на него, так сказать, наехать, вежливо объяснял, что у него, дескать, благородные намерения. То есть, он не просто так к девушке липнет, а готов хоть прямо сейчас предложение сделать.

— Так что получается? Он в своем праве?

— Да.

— Ладно, с этим разобрались. А с остальными что?

— Малышку Дану все обожают. Причем, вот что интересно. Она со всеми, кто успевает ее пригласить, танцует. Улыбается. Разговаривает. Но не флиртует. А, значит, и не выделяет никого. Кроме своих приятелей. Но они не в счет. Андерс же ведет себя тихо. Не нарывается. Если и танцует, то с Вирэн. Правда, иногда может Снежную пригласить. Но так как они однокурсники, это считается в порядке вещей.

Вдруг настроение в зале поменялось. От спокойствия и скуки, которыми еще минуту назад дышало все вокруг, не осталось и следа. Сначала курсанты зашептались и загудели, а потом принялись громко скандировать:

— Танцы! Танцы! Танцы! Танцы!

— Чего это они?

— Танцевальный поединок. Спорить готов, это опять твои звезды затеяли.

— Что затеяли?

— Сам поймешь. Смотри. Сейчас ведущий нарисуется и все всем объяснит.

И действительно. Через пару минут на середину зала выскочил рыженький паренек со второго курса и объявил:

— Дамы и господа, рад вас приветствовать! Надеюсь вы меня помните? Я — Марко.

— Привет, Марко, — взревела толпа.

— А теперь позвольте вам представить. Наш диджей на сегодня — Ярослав Пехов. Поприветствуем его.

Зал взорвался овациями.

— А теперь наши участники. Диана Вирэн и Джейсон Риз.

Курсанты снова захлопали в ладоши. А несколько парней даже засвистело. Вадим поморщился. А Марко между тем продолжил:

— В прошлую субботу мы выяснили, что эту парочку не может перетанцевать никто в академии. Но лично мне не дает покоя один вопрос. Вам, наверное, тоже. Кто из них достоин носить звание лучшего из лучших? Но, возможно кто-то из вас желает взять реванш за проигрыш?

Желающих нашлось двое. Оба парни с пятого курса. Они резво выскочили в круг и стали между Дианой и Джейсоном. Курсанты поприветствовали добровольцев радостным ревом.

— И раз участники определены, время огласить правила. Наши претенденты должны танцевать. Но не все так просто. Они не должны останавливаться, иначе будут дисквалифицированы. Однако их партнеры будут меняться каждые три минуты по сигналу диджея. Поэтому становитесь в очереди, дамы и господа. И поддержите наших конкурсантов.

Вадим скривился.

— Ты чего? — спросил Майк, наклоняясь к его уху.

— Я не понимаю, что там делает Вирэн. У нее нет ни малейшего шанса. Тут все решает выносливость, а не техника.

— Ну, я бы не сказал, что шансов у нее нет. Она может продержаться дольше, чем эти качки или ее приятель. Ты карту ее физических возможностей видел? Советую запросить из мед. отдела. Так… для сведения. Но она сегодня сольет победу. Спорить готов, что выйдет из игры второй.

— Почему ты так думаешь? Гордость не позволит сдаться первой. А здравый смысл не даст совершить такую глупость, как победа старшекурсников. Старшие такого ей не простят.

— Но, если я правильно понял, она и Риз победили в прошлую субботу. И победу эту все восприняли вполне благосклонно.

— Они победили. Вадим, они! Не мелкая девчонка-первокурсница, а двое друзей.

— Риз, значит, отступит либо первым, либо третьим?

— Или победит. Шансы у него неплохие. Тут сложно предугадать. Перед ним не стоит такой проблемы, как оскорбленные старшекурсники.

— Почему?

— Из-за тебя.

— А я-то тут причем?

— Ты взял его личным учеником. А это — очень высокая оценка его способностей. Все понимают, что Риз занимается боевыми искусствами, если не всю жизнь, то очень долго. И многие спишут его победу просто-напросто на то, что он в несколько лучшей форме, чем те двое. Ладно, чего гадать?

Вадим кивнул. Действительно. Смысла в их измышлениях не было никакого. К тому же уже заиграла музыка и пары весело закружились на импровизированной сцене. Вирэн танцевала с Реем Андерсом. А навстречу Ризу вытолкнули вяло упирающуюся Каролину Дрейк. Это, кажется, близнецы Снежные решили оказать маленькую услугу своему однокурснику. Риз подхватил свою партнершу, сияя, как бортовой прожектор.

Затеянное ребятами состязание неожиданно захватило всех присутствующих в этом зале, включая и самого майора. Уже через десять минут он азартно болел за своих. И даже немного расстроился, когда его старшина вышла из игры.

Кстати, предсказание Майкла полностью сбылось. Сначала сдался рослый пятикурсник. За ним последовала Диана. Противостояние двух оставшихся на танцполе ознаменовалось безоговорочной победой Джейсона Риза.

Но самое интересное произошло потом. И Вадим вдруг немного по-другому взглянул на своих подопечных. К счастливому обладателю звания «лучшего из лучших» подскочили Вирэн с Андерсом. После чего утащили того в уголок и принялись в четыре руки растирать затекшие мышцы. После чего Диана отобрала у приятеля стакан сока, который тот успел схватить со стола. Погрозила ему пальцем и покачала головой в ответ на какую-то фразу Джейсона.

Но долго прятаться им не дали. Нужно было принимать приз, который снова организовали деятельные Снежные. Им оказалась крайне недовольная, но смиренно играющая свою роль Каролина. Видимо отказаться ей было неудобно. Все же ничего ужасного от нее не требовалось.

Джейс только услышав, что может потанцевать объектом своего обожания, подорвался и побежал к девушке, пока та не передумала.

А майор сделал глупость. Он и сам не понимал, что его заставило. Но и отступить у него не было никаких сил. Когда прозвучали первые аккорды стремительного головокружительного, но такого целомудренного Андорского вальса, Вадим решительным шагом направился к Диане Вирэн.


ГЛАВА 17 | Серебряная клетка | ГЛАВА 19