home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 14




Остаток дня прошел достаточно спокойно. Группа Дианы, а заодно с ней и вся академия после веселой побудки ходила, как пришибленная. Даже некоторые преподаватели всем своим видом показывали, что не хотят ничего, кроме того, чтобы вернуться в свои комнаты и поспать пару часов. Самые умные именно таки и поступили. Безмерно радовало всех то, что была суббота, а значит, на занятиях сидеть не нужно.

Джейсон и Рей куда-то умчались сразу после «разбора полетов» у Аверина. Дана же оккупировала спортивный зал. Ввиду того, как прошло сегодняшнее утро, до завтрашнего дня курсантов туда можно было загнать только под угрозой пистолета, да и то не факт. А это значит, никто не будет ей мешать. И раз такое дело, она собиралась заниматься пока ее держат ноги и еще немного.

Сначала классика. У станка. На середине. Адажио. Аллегро. Потом небольшой отдых. За это время нужно успеть прочитать заданный на выходные параграф по истории. И снова к станку. Но теперь нужно одолеть народно-характерные экзерсисы.

Следующим пунктом плана был обед. Девушка второпях перекусила, стараясь при этом дочитать злосчастную историю. И бегом в зал. Разучивать новую парию. У нее все никак руки не доходили до «Сильфиды». Вот самое время устранить этот досадных пробел в образовании.

Все достаточно просто. Вытащить из личных файлов видео. Просмотреть три лучшие вариации Сильфиды в исполнении Марии Браяр, Дарьи Вешской и Ким Мин Ан. Отметить, что у них можно позаимствовать. И вперед!

Начало было, скажем так, не впечатляющим. Может, сказывалась усталость. А может, просто, не было настроения. Но ничего не получалось. Ни улыбаться таинственно и лукаво, как Ким Мин Ан, ни порхать легко и невесомо, как Дарья Вешская. О филигранном исполнении каждого без исключения па, прославившим Марию Браяр и говорить не стоило. Диана чувствовала себя гадким утенком, невесть с чего вообразившим себя лебедем, но от это не поменявшим свою природу.

— Умри, но сделай, — сказала она сама себе уже в который раз, включая музыку.

И она сделает! Да, рядом нет педагога, который бы помог, подсказал, исправил. Но есть зеркало. Есть опыт многих лет обучения. И есть желание. Остальное не так уж важно. Оно вряд ли сможет ей помешать.

— Я буду примой. Я буду примой! Чего бы мне это не стоило, — повторяла она как молитву. — Я вернусь в балет. Я смогу!

— Ах, вот ты где! — завопил Джейс, вваливаясь в спортивный зал. — А мы тебя везде ищем. Дана, тут такое дело…

— Не соглашайся! — влетел за приятелем Рей.

— На что?

— Ни на что не соглашайся! Этот ненормальный решил пойти на танцы.

— Какие танцы?

— Обычные, — ответил Джейс. — Их здесь проводят раз в две недели. Ну, чтобы мы могли отвлечься, пар выпустить, просто пообщаться и отдохнуть. Увольнительные ведь только раз в месяц дают, да и то, всего на десять часов. Вот сегодня первые в этом году танцы.

— Ну, не последние же, Джейс, — отмахнулась девушка. — В следующий раз сходим.

— Да, как же вы не понимаете?! В следующий раз бы будем просто первокурсниками. Ребята, в академии на пятерых парней приходится по одной девчонке. Да нас прибьют, если мы попробуем кого-то на танцы пригласить. А если произведем впечатление сегодня, то связываться не рискнут. Да и…

— Не слушай его, — перебил Рей. — Его просто симпатичная третьекурсница на «слабо» взяла. Он как ее увидел, так стойку сделал. А она его послала. Вежливо. Но кажется, наш Ромео этого даже не заметил. Потом послала его не очень вежливо. Ему хоть бы что. После сказала: «Ладно. Схожу я с тобой на свидание, но только если ты меня удивишь. Приходи вечером на танцы. Сможешь зажечь весь зал — все тебе будет. Не сможешь — твои проблемы. Шанс тебе давался». И если до этого она ему просто нравилась, то теперь его уже спасать поздно. Влип по полной программе.

— Что тут принято одевать на танцы? — тяжело вздохнув, спросила девушка.

— Ди, ты серьезно? — простонал Рей.

— Во-первых, не называй меня «Ди». А во-вторых, сам же говорил, что он, — девушка кивнула в сторону сияющего Джейсона. — Влип по полной программе. Не бросать же его. Так что тут принято одевать.

— Платья.

— Какие?

— Ну, не знаю. Красивые, наверное.

— Джейс, кому это надо? Мне или тебе?

— Но я правда, не знаю. Наверное, такие, в которых танцевать удобно.

— Мне в пачке удобно. Но думаешь оценят?

— Сомневаюсь.

— Вот и я о том же! Ладно. Что-нибудь придумаю. Благо, тряпок у меня полный шкаф. Рей, ты с нами?

— Вы, ребята, сумасшедшие, но я с вами.

— Это хорошо. Во сколько начинается данное культурное мероприятие?

— В семь, — отозвался довольный Джейсон. — После ужина.

— Значит у нас еще в запасе три часа? Хорошо. Буду. А теперь уматывайте. Я должна еще хоть немного позаниматься.

— А успеешь привести себя в порядок? — с недоверием протянул Рей. — Помню, Кейт часа за четыре к выходу в свет готовиться начинала и все равно постоянно опаздывала.

— Я, если очень надо и за двадцать минут собраться могу. А крашусь, как настоящий профи. Любое личико за десять минут нарисовать могу. Так что получаса мне хватит с головой. Ребят, время мое не тратьте. Говорю же: «Позаниматься хочу».

— На ужин придешь?

— Издеваешься? Нет, конечно. Я еще пока жить хочу. Так, как надо танцевать я на полный желудок не смогу.

— Ладно, — виновато улыбнулся Джейс. — Тогда я за тобой зайду без десяти семь. Идет.

— Идет.

Еще час девушка отчаянно пыталась тренироваться. Но получалось из рук вон плохо. Настроение ушло совсем. Мысли постоянно убегали в какие-то неведомые дали. Плюс ко всему вечер обещал быть бурным. А она уже сейчас чувствовала себя невероятно уставшей. Поэтому самым разумным было бы сейчас пойти в свою комнату и немного отдохнуть.

Контрастный душ и получасовое свидание с подушкой сделали свое дело. К шести часам Диана была готова ко всему, и к танцам, и к еще одной учебной тревоге. Правда, особого удовольствия она от этого мероприятия не ждала.

Нет, танцевать с Джейсом здорово. Но если бы они просто танцевали… а им придется поражать и удивлять. Проще говоря, прыгать выше головы. С новым партнером это чревато большими неприятностями. Травмы, даже легкие — вещь неприятная. Ох, если бы у них было время потренироваться хоть пару дней. Ну, да ладно. Что толку убиваться о невозможном? Лучше платье выбрать.

Девушка встала с постели и подошла к своему шкафу. Отрыла дверцу. И с сомнением оглядела свой гардероб. Благодаря Эллине Рое он был доверху заполнен модными брендами. Так они и лежали аккуратными стопками на полках в герметичных вакуумных упаковках. Многие из них девушка, кстати, только один раз и примерила. В модном бутике. Да и то, по настоянию своей опекунши. А потом и не вспоминала про них.

Мелькнула крамольная мысль пойти на танцы как есть — в форме. Но она была мгновенно выдворена из сознания гордостью и женским тщеславием. Ведь какая девушка в глубине души не мечтает быть ослепительной красавицей? Те, кто делает вид, будто им плевать на то, как они выглядят, просто врут. Себе или другие — не важно. Но, ни одна женщина не хотела бы показаться окружающим дурнушкой, если есть возможность быть звездой.

Поэтому Дана со вздохом вытащила с самой высокой полки несколько вакуумных пакетов и бросила на кровать. Вернулась за следующей партией. И так четыре раза. Теперь бы еще вспомнить, где что лежит.

— Так, это не то, — начала она бубнить себе под нос. — Это совсем не то. О! Вот! Или нет? Хотя, сейчас же модно носить такие платья.

А потом ее взгляд упал на серый полиэтиленовый сверток почему-то опечатанный. Она присмотрелась внимательней и увидела на оттиске надпись: «Танийская Академия Классического Балета». Девушка нахмурилась. Ей казалось, что она распаковала все, что ей прислали. Благо пакетов было не так уж много. Три или четыре. Видимо этот пропустила. А предусмотрительная госпожа Рое положила в ее багаж, рассудив, что выбросить ненужную вещь ее подопечная всегда успеет, а вот о забытой будет долго сокрушаться.

— Что же там такое? — произнесла Диана, разрывая не слишком толстую пленку. На постель упало амрантово-розовое шелковое платье и коробочка с бижутерией. Подарок из прошлой жизни сделанный «на вырост». Она про него и забыла давно. А он вот… ждал своего часа.

Примерив, девушка кивнула своему отражению в зеркале. Отлично смотрится. Даже создает иллюзию, того, что у нее грудь есть.

Плюс ко всему, в этом ей уж точно будет удобно. То, что оно короткое, так это в данном случае даже плюс. А что? Аудитория-то в основном мужская. Оценят красивые ножки первокурсницы. Но ничего «свыше положенного» они не увидят. Максимум — кружево нижней юбки. Куплено-то это платьице в специализированном магазине как танцевальный костюм. А-то, что оно очень похоже на шедевр знаменитого Франко Лерри, венцом творения которого стала серия «La ballet». Но что бы никто не увидел ничего сверх допустимого, все же придется надеть легинсы.

Коробочка с бижутерией пришлась как нельзя кстати. Длинные серьги из горного хрусталя и такой же браслет. Даже пуанты смотрелись с этим платьем органично. Была мысль одеть туфли на каблуке, подаренные Эллиной. Но девушка отмела ее, как неразумную. Зачем рисковать? Пуанты, которые можно трансформировать в танцевальные туфельки вполне способны уберечь ее от травмы при падении и никогда не позволят ноге подвернуться.

— Классный прикид, — усмехнулся Джейсон.

— Дорогой друг, тебя стучаться не учили?

— А смысл? Дверь все равно приоткрыта была. Прекрасно выглядишь.

— Спасибо.

— Где ты откопала это чудо? И еще… сколько оно стоило? Винтажные вещи, как правило, недешевы.

- Не помню уже. Это почти три года назад было. И, вообще, это подарок.

— От таинственного поклонника сраженного твоей красотой, но запутавшегося в размерах?

— От друга — на вырост и в благодарность за помощь.

— Какую?

— Да, так… ерунда.

— Рассказывай! — потребовал подоспевший буквально минуту назад Рей.

— Да, нечего там рассказывать. У нас был осенний конкурс-смотр. Очень важное мероприятие для выпускников. А я тогда только в девятом классе училась. И собиралась показать вариацию Китри из «Дон Кихота». А Рита и Пьер считались лучшими в своем выпуске и готовили «Смерть Ромео и Джульетты». Им особенно важно было показать хороший результат. От этого во многом завесила их будущая карьера.

Они оба ждали приглашений из лучших театров. И не просто так. Я глаз оторвать не могла, настолько красиво танцевали. Вообще, мешать старшим, когда они репетировали, нам запретили. Но мне так хотелось посмотреть. Я в щелочку приоткрытой двери за ними подглядывала. Рита, когда меня заметила, очень разозлилась. Даже сказала, что нажалуется на меня. Но Пьер заступился. И даже разрешил посмотреть, как они репетируют. Его партнерше это, конечно не понравилось, но спорить она с ним не стала. А когда Рита ушла, сказав, что устала и не хочет больше развлекать глупую малолетку, Пьер попросил меня прорепетировать с ним. Я была на седьмом небе от счастья. Это же так здорово танцевать с выпускником! Ему понравилось. Он даже, видимо, решив мне польстить, сказал, что с удовольствием поменял бы Риту на меня. И даже предложил позаниматься еще раз.

Мне все девчонки с моего курса завидовали. Да и не только с моего. А однажды о наших внеклассных занятиях узнал маэстро Горский. Пришел в зал. Посмотрел немного. А потом принялся так нас муштровать, будто бы нам действительно предстояло выступить на смотре. Основное внимание он, конечно, уделял своему ученику, но и обо мне маэстро не забывал. В итоге Пьер настолько отточил все движения и танцевал так чисто, что Рита на его фоне стала смотреться очень бледно. Ох, как же она злилась! Причем не на своего партнера, а почему-то на меня. И знаете, что? Эта идиотка не придумала ничего умней, кроме как отомстить мне. Когда мы спускались по лестнице, она попыталась, как бы случайно наступить на мою юбку. Представьте. Рита отвлеклась на разговор с одноклассницей и не заметила, как моя юбка попала под ее туфельку. Ткань рвется. Зашить ее я не успею. А я иду вторым номером. Итог: мне придется выходить на сцену в рваном платье. А главное, она ни в чем не виновата. Это же случайно вышло. Но эта дура просчиталась. Точнее, она поскользнулась и полетела вниз по лестнице. Я — следом. Но мне, в отличие от нее, повезло. Смогла уцепиться за перила и замедлить падение. Как результат, вывих лодыжки. У Риты, разумеется. Как же ругалась мадам Ливьер! А маэстро Горский сказал: «Не нервничайте, Амалия. Ваша воспитанница и так себя достаточно наказала. А за Пьера не беспокойтесь. Он и с малышкой Даной чудесно выступит». Я чуть в обморок не упала. Но что мне оставалось делать?

— Вы победили? — весело поинтересовался Джейсон.

— Смеешься? Нет, конечно! Но Пьер в этот же день получил приглашение после окончания учебы поступить в театр Рудольфа Кардена. А это дорого стоит. Осенний смотр, как правило, скуп на такие подарки. В основном представители театров просто присматриваются к конкурсантам. Делают пометки на будущее, но решение принимают на весеннем смотре или, вообще, отчетном концерте.

— А потом он подарил тебе это платье?

— Да. Мы гуляли, и он сказал, что я не вернусь в академию без подарка. Я решила, что хочу платье. Настоящее платье. Мое. Понимаете?

— Нет, — отозвался Рей. — У тебя, что платьев не было?

— Были, конечно. Но их нам выдавали. Всему курсу одинаковые. Это формой называлось. А сценические мы, вообще, получали только на время, необходимое для выступления. Мадам Вейская — заведующая костюмерной даже на генеральную репетицию отпускала нам их со скандалом.

Ребят, пошли уже, — протянул Рей. — А-то мы что-то заболтались.

То, что последовало дальше, было одним и сплошным адом. Потому что чем красивее что-либо смотрится со стороны, тем сложнее это сделать. Рей с сочувствием поглядывал на друзей. А они улыбались. Танцевали и не останавливались ни на минуту. Даже темп не снижали, удивляя не только «симпатичную старшекурсницу», но и всех присутствующих.

Кстати, у тех, кто имел счастье наблюдать данное представление о старшине и ее заместителе, сложилось одинаковое впечатление. И все сходились во мнении, что эти двое абсолютно ненормальные, но утереть им нос не сможет никто и никогда. Потому что если они после сегодняшней веселой побудки такое вытворяют, то предугадать какой сюрприз от них еще можно ждать, довольно сложно.

А еще все с интересом поглядывали на Каролину Дрейк, которая и была причиной этому безобразию. Девушка хмурилась, но отрицать того, что проспорила свидание, не могла. Только это Джейсона и радовало. Диана же… ей было не привыкать к запредельным нагрузкам. Да, больно. Ноги словно огнем горят. Мышцы сводит. Но сцена и восхищенные взгляды всегда были для нее лучшей анестезией.


ГЛАВА 13 | Серебряная клетка | ГЛАВА 15