home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11




Утро добрым не бывает. Это знает каждый танцор. Или только актеры балета? Ответ на этот вопрос у Дианы не было. Для нее утро всегда было главным врагом. Потому что нужно вставать с мягкой теплой кровати, идти в класс и истязать себя до седьмого пота, до боли, от которой темнеет в глазах. Но это была неизбежная цена за право танцевать. И девушка готова была ее платить. Поэтому она, услышав звон будильника, волевым усилием выталкивала себя из постели и шла в душ. И благодарила судьбу за то, что у него есть функция массажа. Это позволяло немного разогреть мышцы перед занятием. А потом бегом в спортивный зал, который по привычке ей хотелось назвать классом.

Там уже разминались Джейсон, Рей и какой-то незнакомый парень — явно со старших курсов. Они все коротко кивнули ей и продолжили свое занятие. Диана кивнула в ответ, одела наушники и отправилась разминаться. А после подошла к станку. И под старую, сделанную еще в прошлой жизни аудиозапись, под счет мадам Желис начала заниматься.

Сначала у станка. Минут двадцать.

Потом экзерсис на середине зала. Здесь главное не забывать, что не стоит сосредотачивать все свое внимание на положении ног. Необходимо охватывать взглядом всю фигуру.

После адажио — та часть классического урока, которая состоит из различных поз, наклонов и перегибов корпуса, поворотов, вращений и других движений, различных поз, связно перетекающих из одной в другую.

Потом — аллегро. То, что Диана любила больше всего. Прыжки. Пируэты. Туры.

И, наконец упражнения на пальцах.

После душ. И небольшая пробежка, потому, что на общее построение она безнадежно опаздывала. Далее следовала зарядка, на которую у Даны почти не оставалось сил и завтрак.

Есть ей не хотелось совершенно. Но позволить себе такую роскошь, как пропущенный прием пищи, она не могла. Сейчас ей, как никогда нужны силы. Поэтому девушка взяла поднос и пошла к раздаточным окошкам.

Положив на поднос тарелку с тонко нарезанными кусочками отварного мяса, салат из свежей спаржи, стакан фруктового морса и яблоко на десерт, а потом направилась к столу. Ждать приятелей она не стала. А Джейс и Рей все никак не могли определиться, раздумывая, что безопаснее для желудка: разноцветное пюре, мультизлаковая каша или неоднородная коричневая масса? В отличие от Дианы они не привыкли к казенному меню, где все полезно, сбалансировано, иногда, даже вкусно, но всегда дешево. И вкус не является приоритетным. А уж о внешнем виде блюд, вообще, говорить нечего. Иногда ингредиенты блюд определить сложно. Даже примерно.

Девушка лениво оглядела столовую. Раньше ей было как-то не до интерьеров. Мысли метались вокруг новых людей, учебы и нежданно-негаданно свалившихся обязанностей. Было как-то не до бытовых мелочей. А сейчас словно пелена с глаз спала. И все вдруг показалось до боли знакомым. И холодный свет, проникающий сквозь толстое стекло многочисленных окон. И длинные столы, за которыми легко может уместиться человек десять. Весело галдящая толпа с подносами. Смех. Шепот. Колкие фразы, брошенные словно невзначай. Любопытные взгляды. Жаркие споры. Небрежно пристроившиеся на столе планшеты тех, кто не может есть иначе, чем погрузившись в книгу. Музыка, льющаяся из динамиков все тех же планшетов, смешиваясь, превращающаяся, в жуткую какофонию.

Здесь легко. И не только потому, что преподаватели едят в другом зале. Хотя, это тоже немаловажно. Расслабиться, когда на тебя направлен орлиный взор майора Аверина или кого-то столь же милого, вряд ли получится. А если такое продолжается изо дня в день? Годами? Это же с ума сойти можно!

Дисциплина — это, конечно, хорошо. Куда без нее? Но не всегда. Минуты свободы так же необходимы. Чтобы сбросить напряжение, отдохнуть, в конце концов. Это нормально.

А еще Диане пришло в голову, что сама жизнь в Академии не слишком-то отличается от той, что она вела в школе. Наверное, все специализированные закрытые учебные заведения строятся по одному принципу. Давно выработанному штатом педагогов и психологов. Обеспечивающему оптимальные условия обучения. Ведь даже интерьеры столовой, классов и даже их комнат чем-то схожи. Светлые. Достаточно просторные — с высокими потолками. Стены выполнены в пастельной гамме. Это, кажется, благотворно влияет на психику, если она правильно помнит «Введение в психологию».

И ей иногда кажется, что она не в этой чертовой Артенийской Военной Академии, а дома — в Тание. Хотя, эти мысли она старается гнать прочь. Потому что у нее нет больше дома.

Погруженная в свои мысли она и не заметила, как к ней подсел Александр Польский — жилистый кареглазый парень.

Он сидел, откинувшись на спинку стула, и рассматривал ее слово какую-то диковинную зверюшку. Казалось Польский того и гляди, скажет удивленным голосом: «Не думал, что оно умеет разговаривать». К слову, смотрел он так не только на нее, но и на большую часть своих однокурсников. А уж если ему доводилось переброситься с кем-то хоть парой слов, то делал он это с таким выражением лица, будто величайшее одолжение делал, снисходя до простых смертных.

— Этот столик занят. Сейчас придут мои друзья, — раздраженно сообщила ему Дана, но потом, отвесив себе мысленную затрещину, более спокойным тоном продолжила. — Ты что-то хотел?

— Да, — ответил он, ничуть не смутившись ее вспышкой. — Я буквально на два слова.

— И?..

— Не все довольны тем, что тебя назначили старшиной.

— Ладно, задам вопрос по-другому, — устало пробормотала она. — Ты хотел сказать мне что-то, чего я не знаю?

— Это хорошо, что ты понимаешь реальное положение дел.

— И?..

— Зачем тебе это нужно? Ты же не справишься. К тому же тебя никто не станет слушать. Аверин, вообще, посмеялся, назначив тебя на эту должность. И когда ты допустишь какую-нибудь ошибку тебя с нее снимут. А нас ты уже настроишь против себя.

— Ближе к делу, Польский.

— Кто тебя защитит, когда ты лишишься нашивок? Не твои же, так называемые, друзья? Им самим несладко придется. Ты же всего лишь слабая девушка и…

— Польский, ты, часом, не заблудился? — лениво поинтересовался подошедший к столу Рей. — Скольник, кажется, уже ревновать начала. Погляди. У нее аж лицо позеленело. И, вообще, непостоянный ты. Сначала одной девушке знаки внимания оказываешь, потом другой. Не хорошо это.

— Не пойти бы тебе… куда-нибудь? — почти ласково добавил Джейс.

Дождавшись пока Польский уйдет, он опустился на стул рядом с Дианой. Рей сел напросив.

— Чего этот придурок к тебе пристал? — осведомился Джейсон.

— Решил донести до меня прописные истины. Во-первых, слабая девушка с должностью старшины не справится. А во-вторых, если меня с нее снимут, нам придется туго, — хмыкнула девушка.

— Забудь! — уверенно заявил Рей. — Мы еще посмотрим кто кого!

— Не рано ли все начинается? — покачала головой Дана. — Мы еще учиться толком не начали, а у меня уже появляются враги.

— Прорвемся. — Улыбнулся Джейс. — Не переживай, мелкая. Прорвемся.

Больше ребята неприятных тем не касались и говорили о всяких пустяках. А после завтрака пошли на первое занятие. Им были «Основы силовой защиты». Нудная лекция, а потом практическое занятие.

Нет, наверное, лекция не была по-настоящему скучной. Лейтенант Корсак был весьма интересной личностью. Привлекательный мужчина средних лет с пепельными волосами и приятным голосом. Диана могла бы назвать его харизматичным. Потому что он не скупился на улыбки и в отличие от Аверина не метал глазами ледяных молний.

Но все, что он говорил, девушка уже знала. Причем уже лет семь, если не восемь. А преподносил он это, как великое откровение. Но, как ни странно для остальных это действительно было откровением. На перемене курсанты от восторга разве что не прыгали. Как же! Столько всего интересного про новейшие технологии узнали. Лишь застенчивый Тео Морье сказал, что читал про все это раньше.

А потом состоялась практика. Их согнали в тренировочный зал. А Корсак жизнерадостно объявил:

— Курсанты, у вас сорок минут на то, чтобы надеть силовой корсет, подогнав его под свою матрицу. Время пошло.

Диана скривилась, решив, что в пакетах, которые торжественно вручили курсантам перед началом занятия — старье, с которым надо долго возиться. Иначе, зачем давать столько времени на подготовку? Кстати, это было плохо. Ей уже доводилось носить старые модели. Ужасно неудобно. Мешает во время тренировок, движения сковывает. Не сильно, но ты это чувствуешь. А самое паршивое — полностью синхронизировать с собой невозможно. Ни за час, ни за два, ни за полные сутки.

Вообще силовые контуры, сейчас превратились не просто в средство защиты, а в нечто большее. Они позволяли выполнять любые упражнения и любые работы без риска получить травму. Мало того они настраивались на биоимпульсы человеческого тела, практически сливаясь с носителем. После полной настройки надеть такой контур кроме хозяина не мог никто без полной перезагрузки, которая занимала более суток.

Но когда Дана заглянула в пакет, то чуть не завопила от восторга. Там лежал силовые контуры нового поколения. Индекс G-3. Интеллектуальная система! А главное — они отлично ложатся на человеческую матрицу. Синхронизация при определенных навыках может занять всего несколько минут. Особенно если знаешь кое-какие хитрости. И возиться сорок минут… это бред. Причем, полный.

Она быстро разобралась с предохранителями и через пять минут, силовой контур уже плотно слился с ее телом. Надо проверить теперь… Что она собственно и сделала. Встала. Прошлась. Потянулась влево, затем вправо. Подпрыгнула пару раз. И только хотела сесть на шпагат, проверяя, не мешают ли этому силовые контуры, как столкнулась с раздраженным взглядом приятеля, который медленно настраивал свой контур, чего-то недовольно бормоча себе под нос.

— Дана, ты что творишь? — рыкнул на нее Джейс.

— Что?

— Ты что творишь, ненормальная?

— Контуры проверяю. Вроде не мешают.

— Ты проспала вводную лекцию что ли? Нельзя допускать физические нагрузки пока не прошла полная синхронизация. На больничную койку захотела? Или замечание в личное дело с головомойкой у Аверина? Да ты же шею себе можешь свернуть.

— Джейс, я похожа на идиотку?

— Да!

— Сам дурак! Полная синхронизация уже произошла. Это ты копаешься. А я такие корсеты с восьми лет ношу. Это техника безопасности любой балетной школы. И взламывать их я научилась давным-давно. Зачем мне надо почти час над настройками корпеть? Я просто перенесла сюда матрицу моей физиологической метрики, которая занесена на ID. Это экономит время, силы и нервы.

— Но это же небезопасно!

— Поучи меня жить, — фыркнула девушка. — Опасно, если метрика устарела, а я ее обновляю два раза в неделю. Мне ничего не грозит. Зря, что ли мне био-чип поставили? Он отображает полную информацию о моем здоровье и физическом состоянии.

— А если случится какой-нибудь сбой?

— Какой у G-3 может быть сбой? Это же мечта, а не экипировка! У моих пуант такой же индекс. Интеллектуальные системы не допускают сбоев при переброске информации. А вот первоначальная синхронизация всегда проходит со скрипом. Так что советую не отвлекаться на меня и заняться своим корсетом.

Но, успехи девушки заметили не только Джейс с Реем, бросавшие на нее завистливые взгляды но и инструктор.

— Курсант Вирэн, — обратился он к ней. — Вы уже сталкивались с подобными контурами?

— Да, лейтенант Корсак, — ответила девушка.

А смысл был отнекиваться? Маленькие хитрости работы с подобным оборудованием, не были тайной. Но, чаще всего, это мало что давало. Ну, знаешь ты, что так можно сделать. И что? Можно подумать, это так легко просто взять и сотворить. Без необходимых навыков. Нет, можно, конечно. Но времени это займет не меньше чем полная синхронизация с нуля. А может и больше. И только если эти действия отработаны до автоматизма, а метрики предельно точны, экономится довольно приличное время. И об это осведомлен любой профессионал, коим их инструктор, несомненно, являлся.

— Я так и понял. И судя по вашей скорости, не раз и не два. И так как вам в ближайший час будет совершенно нечем заняться, хочу спросить. Вы слышали о детерминированной силовой диффузии односоставных элементов?

— О «взломе»? — переспросила Дана, не имея полной уверенности в том, что правильно его поняла.

— Это жаргонное обозначение, — скривился мужчина. — Я бы попросил его более не употреблять. Но, по сути да.

— Это объединение двух элементов состоящих из силовых контуров с одинаковым индексом. Синхронизация их не только с владельцем, но и друг с другом. В результате, их совместные показатели начинают соответствовать элементу с более высоким индексом.

— Выполнять приходилось?

Девушка понуро кивнула. Приходилось. Без этих навыков учеба в ее бывшей школе давалась бы намного тяжелее. Во только дело это долгое, нудное, кропотливое и ограничиться копированием матриц, не получиться. То есть, ограничиться только этим. Все равно придется настраивать вручную. И пытаться успеть сделать это за какой-то час — верх глупости. Только время терять.

— Вот и займитесь. Возьмите еще один комплект и попробуйте их объединить. Вы должны вытянуть общий индекс до G-4.5. Не успеете до конца занятия, это станет вашим домашним заданием к следующему уроку.

Дана выдавила кислую улыбку. Вот и зачем она так подставилась. Надо было сделать вид, будто бы действует строго по инструкции. И никаких бы вопросов никто не задавал. И не пришлось бы дополнительно заниматься.

Хотя… это должна быть интересная головоломка. Вдруг и правда получится? Девушку так вдохновила эта идея, что она справилась с заданием всего за сорок минут. Но на вопрос лейтенанта: «Как вы это сделали?» — она ответила честно: «Понятия не имею, и повторить, наверное, не смогу».

Занятия до и после обеда — историю и этнологию вел убеленный сединами сухопарый мужчина лет пятидесяти — Даниил Беров. Своих учеников он попросил называть себя профессором, а не майором. Далее шла этика с лейтенантом Верестовым. Общая психология с доктором Элизой Браун. Пожилая дама, как оказалось, временно замещала преподавателя, который не смог приступить к выполнению своих обязанностей из-за проблем со здоровьем.

А напоследок у них была «Общая физическая подготовка». Ее должен был вести Майкл Кейн. И это был единственный преподаватель, который, казалось, светился изнутри. Его нельзя было назвать красивым. Отнюдь. Обычный мужчина с ничем непримечательной внешностью. Серые глаза. Светло-русые волосы. Бледная кожа. Тонкие губы. Нос с горбинкой. Но когда он улыбался, то становился похож на прекрасного принца из сказки. В нем было столько света, что, казалось, еще немного, и он начнет слепить глаза.

Диане даже показалось, что Кейн чем-то похож на ее старого преподавателя — маэстро Горского. Только этот был лет на пятьдесят младше и не опирался на трость.

Урок проходил в спортивном зале на пятом этаже. Джейс увидев тренажеры, которыми зал был, буквально, заставлен застонал.

— Мы здесь умрем, — проявил солидарность Рей.

— Да ладно тебе, — фыркнула Диана.

— Нет, я тебе точно говорю, — не сдавался парень. — Мы умрем. Полтора часа здесь — это нечто за гранью добра и зла. Я немало залов повидал за всю свою жизнь. Здесь такие тренажеры стоят!

— И что?

— Сама поймешь.

Девушка пожала плечами, не желая продолжать этот бессмысленный диалог.

Тем временем инструктор, выстроил всех курсантов в шеренгу и произвел своеобразный отсев. Джейсон и Рей были отправлены на лавки, тянувшиеся вдоль стен. А вскоре к ним присоединились близнецы Снежные и Пол Бурэ.

— Как ты думаешь, почему он нас выгнал? — прошептала она Джейсу на ухо.

— Понятия не имею, — ответил он.

— Итак, курсанты, — весело начал Кейн. — Сегодня у нас тесты. Данные ваши у меня, конечно есть. Но лучше их перепроверить. Это нужно для того чтобы подготовить индивидуальные программы. Для чего это нужно? Во-первых, мы хотим, чтобы вы могли максимально раскрыться, при этом не теряя навыков, полученных ранее. Во-вторых, устранить некоторые пробелы в вашем образовании. Так что постарайтесь показать все, на что вы способны. Выше головы прыгать вас никто не просит. Пожалейте свои связки. И если не садились раньше на шпагат, сегодня этого делать тоже не стоит. Всем все ясно? Да, курсант Скольник.

Все лица обернулись к Вере. Диана окинула ее взглядом и тяжело вздохнула. Красивая. Да, этого не отнять. Модная нынче с не слишком узкой талией и полной грудью. И девушке вдруг стало интересно: от природы у ее сокурсницы такая внешность или пластическая хирургия сотворила очередное чудо? Длинные золотистые волосы, собранные в высокий хвост. Темно-зеленые глаза с поволокой. Манеры раскованной, уверенной в своих силах хищницы. И желание всегда и везде быть в центре внимания, написанное на холеном породистом личике. В общем, это вторая Евангелина. Импульсивная. Несдержанная. И ревнивая до ужаса. И по идее мужчины от таких должны бежать, как от огня. Но нет… чем-то они сильный пол привлекают. Вот только Еву она с десяти лет знает, а эту лебедь белую три дня.

— Почему они сидят, когда мы занимаемся? — спросила Вера, томно растягивая гласные.

— Потому, что они почти профессионально занимались спортом. Уровень каждого из них довольно высокий. В этом и проблема. Им общефизическая подготовка не подходит. Мы же не хотим загубить все то, к чему они шли много лет. Риз и Андерс занимаются единоборствами больше десяти лет. У одного четвертый кю, у второго пятый. Я сам — занимаюсь около восьми лет. У меня тоже пятый. Можно сказать, в этом плане мы находимся практически на одном уровне. Так что прежде чем начать работу с ними мне необходимо иметь на руках программу, составленную с учетом их возможностей. К счастью, майор Аверин у которого второй кю согласился уделить своим подопечным немного времени. То же касается остальных.

— И Вирэн? Но ведь она не занимается боевыми искусствами, — поддержал подружку Польский, бросив недовольный взгляд в сторону Даны.

— Да, — с воодушевлением сказала Вера. — Индивидуальная программа нужна, когда есть необходимость сохранить навыки, полученные ранее. Но она же танцами занималась. А какая польза в этих ее па-де-де? Зачем эти навыки сохранять?

— Возможно, немалая, — спокойно ответил лейтенант.

— Всего лишь «возможно»? — не смог удержаться от шпильки Польский.

— Да.

— Но я тоже занималась танцами, — набравшись смелости, вставила Тара Мэй.

— Так, мне это надоело! — насмешливо произнес Кейн. — Вирэн, иди сюда. Будем показывать, раз на слово не верят.

Девушка несмело подошла и остановилась в нескольких шагах от инструктора.

— А теперь просто разминайся. Если хочешь, можешь к палке стать.

Диана покачала головой и начала медленно разогревать мышцы и связки. Вращения. Махи. Приседания. И лишь потом эффектные стойки, мостики и шпагаты. От простого к сложному. Тут даже думать не нужно. Последовательность упражнений вбита до автоматизма. Но это и не удивительно. За столько-то лет.

— Все, кто сомневается в уровне подготовки Вирэн, становятся рядом и в точности повторяют упражнения. А потом дружной толпой ползут в медпункт. Потому что среди вас гимнастов нет. И растяжки у вас такой ней. И выносливости тоже нет. Ребята, ну неужели вы думаете, что тут идиоты работают? Ну, так что? Сомневающиеся остались или осознали всю глубину своего заблуждения? Осознали. Вот и хорошо. Значит, не безнадежны. Еще глупые вопросы будут?

Вопросов не было.


ГЛАВА 10 | Серебряная клетка | ГЛАВА 12