home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...


Глава 8

Картина сложилась

Чарльз Темплтон лежал лицом вниз, словно упал головой вперед к изножью кровати, которую постелили ему в кабинете. Одна рука свисала к полу, вторая была вытянута вдоль тела. Задняя сторона шеи под полоской тонких седых волос сильно покраснела. Пижама задралась, открыв часть торса — старую бледную дряблую кожу. Аллейн приподнял его и усадил, придерживая за плечи, и голова старика бессильно свесилась на плечо. Затем он открыл глаза и рот и издал невнятные булькающие звуки. Доктор Харкнесс склонился над ним, оттянул кожу на руке, нацелился шприцем и сделал укол. Фокс маячил поблизости. Флоренс, прижимая крепко стиснутый кулак ко рту, стояла возле двери. Похоже, Чарльз не осознавал присутствия этих четырех человек; его взгляд рассеянно блуждал по комнате, затем вдруг остановился на пятом присутствующем, и в его глазах отразился ужас. Невысокого рота фигура застыла, привалившись спиной к стене, в тени, в дальнем конце комнаты.

Тут беспорядочные звуки в его горле с огромным трудом оформились в одно-единственное короткое слово.

— Нет! — прошептал он. — Нет! Нет!

Доктор Харкнесс извлек иглу.

— Что такое? — спросил Аллейн. — Что вы хотите нам сказать?

Чарльз, не моргая, продолжал смотреть в ту же сторону, но через секунду или две его взгляд помутился и словно остекленел. Челюсть отвалилась, тело содрогнулось и обмякло.

Доктор Харкнесс стоял, склонившись над ним еще некоторое время, затем выпрямился.

— Ушел, — прошептал он.

Аллейн осторожно опустил тело на кровать и прикрыл простыней.

Доктор Харкнесс каким-то странным чужим голосом произнес:

— Но десять минут тому назад он был в полном порядке. Спокойно себе лежал в кровати. Что-то здесь произошло, и мне очень хотелось бы знать, что именно. — Он повернулся к Флоренс: — Ну?..

Флоренс с испуганным и одновременно воинственным видом шагнула вперед, не сводя глаз с Аллейна.

— Да, — кивнул тот, продолжая смотреть на нее. — Мы должны вас выслушать. Это ведь вы подняли тревогу. Что произошло?

— Вот и мне тоже очень хотелось бы знать! — выпалила Флоренс. — Я ведь правильно сделала, что вызвала доктора? Да или нет? А ну, отвечайте!

— Будьте так добры, совершите еще один правильный поступок. Расскажите нам, что случилось до того, как вы вызвали доктора.

Она метнула взгляд в сторону маленькой фигурки, неподвижно застывшей в тени в дальнем углу комнаты, и облизала пересохшие губы.

— Ну, давайте же, — подстегнул ее Фокс. — Говорите!

И вот эта трагикомическая фигура в боевом головном уборе из металлических бигуди поведала им историю.

После того как доктор Харкнесс отдал ей распоряжения, она и — тут снова выразительный взгляд в угол комнаты — она и миссис Пламтри постелили постель в кабинете. Затем доктор Харкнесс помог мистеру Темплтону раздеться, они уложили его в постель, и доктор все время следил за тем, чтобы устроить больного поудобнее. Потом доктор Харкнесс отдал распоряжения, сказал послать за ним, если возникнет необходимость, и ушел. Флоренс отправилась на кухню, наполнить вторую бутылку горячей водой. Это заняло какое-то время, потому что пришлось вскипятить воду в чайнике. Возвращаясь через холл, она услышала в кабинете возбужденные голоса. И остановилась возле двери. Аллейн живо представил эту картину: Флоренс стоит, зажав подмышкой бутылку с горячей водой, и подслушивает. Она слышала голос миссис Пламтри, но слов разобрать не удалось. Затем, по словам Флоренс, мистер Темплтон три раза воскликнул «нет!» — ну, как перед смертью, только гораздо громче. Словно был чем-то напуган, как показалось Флоренс. После этого в комнате что-то загремело, и миссис Пламтри закричала изо всех сил: «Я этого не допущу!». Мистер Темплтон вскрикнул, и тогда Флоренс ворвалась в комнату.

— Хорошо, — кивнул Аллейн. — И что же вы там увидели?

Сцену словно из мелодрамы. Миссис Пламтри стояла, замахнувшись кочергой. Мистер Темплтон лежал в постели и не сводил с нее глаз.

— Ну а потом они увидели меня, — продолжила Флоренс, — она выронила кочергу, а он взмолился: «Флори, не позволяй ей!» И тут весь так прямо и побледнел. Я поняла, что ему очень плохо, и сказала: «Не смей прикасаться к нему! Только попробуй!», и после этого побежала за доктором. Господь свидетель, — добавила Флоренс, — это она стала причиной его смерти! Все равно что огрела его этой кочергой по голове, больного старика, беспомощного. И непременно сделала бы это, если бы не вошла я. Да и со мной бы тоже наверняка расправилась, если бы не вы, джентльмены!

Тут она окончательно выдохлась и умолкла. Настала пауза.

— Ну? — снова обрела дар речи Флоренс. — Не верите мне? Ладно, тогда спросите ее. Давайте, что же вы! Спросите ее!

— Всему свое время, — заметил Аллейн. — А пока достаточно. Оставайтесь на своих местах. — Он повернулся к маленькой неподвижной фигурке в углу. — Подойдите сюда, — позвал он. — Ничего не поделаешь, придется. Идите же!

Нинн выдвинулась из тени в свет. Маленький нос и скулы в красных пятнах, остальную часть лица заливает смертельная бледность. И произнесла она каким-то механическим голосом:

— Ты испорченная девчонка, Фло.

— Об этом после, — предложил Аллейн. — Вы расскажите нам о том, что здесь произошло?

Нянька смотрела ему прямо в глаза. Рот закрыт, точно ловушка захлопнулась, но глаза так и прожигают насквозь.

— Послушай, Нинн, — громко начал доктор Харкнесс, однако Аллейн вскинул руку и заставил его замолчать.

— Скажите, Флоренс говорила правду? — спросил Аллейн. — Меня интересуют только факты. О том, она видела и слышала, когда вернулась в эту комнату?

Старуха еле заметно кивнула.

— В руках вы держали кочергу. И выронили ее, когда она вошла. А мистер Темплтон произнес: «Флори, не позволяй ей!» Это правда?

— Да.

— И что до того, как она вошла, вы очень громко сказали мистеру Темплтону: «Я этого не допущу!». Вы действительно так и сказали?

— Да.

— Что именно вы собирались не допустить?

Молчание.

— Может, то, что мистер Темплтон собирался сделать? И сказал вам?

Нинн отрицательно покачала головой. На секунду или две Аллейну все это напомнило телевизионную викторину с раздачей денежных призов. Он видел вблизи от себя лицо миссис Пламтри — губы плотно сжаты, выражение непроницаемое, ничем не выдает своих чувств, выигрывает этот раунд.

Инспектор взглянул на Фокса.

— Будь другом, выведи Флоренс в холл. И вам, доктор Харкнесс, тоже придется выйти, хорошо?

— Я никуда не пойду! — заявила Флоренс. — Вы меня не заставите.

— Еще как заставим, — спокойно возразил Аллейн. — Но с вашей стороны будет очень глупо подвергнуться такому испытанию. Так что, девочка моя, прошу на выход.

К Флоренс подошел Фокс.

— А ну, уберите руки! — взвизгнула она.

— Тихо, тихо, — миролюбиво проворчал Фокс. И распахнул перед ней дверь. Секунду казалось, она вот-вот набросится на него с кулаками, но затем, гордо приподняв подбородок, Флоренс вышла из комнаты. Фокс последовал за ней.

Доктор Харкнесс заметил:

— Мне нужно здесь кое-чем заняться. Я имею в виду… — и он указал на прикрытое простыней тело.

— Понимаю. Я вас не задержу. Подождите меня в холле, хорошо, доктор Харкнесс?

Дверь за ним затворилась.

На протяжении, наверное, секунд десяти Аллейн и эта маленькая решительная и несчастная женщина молча смотрели друг на друга.

Затем он сказал:

— Об этом никто не узнает, даю слово. Ведь вы пытались его спасти, верно?

Руки у нее непроизвольно дернулись, и Нинн с ужасом взглянула на постель.

— Нет, нет, — поспешил объяснить Аллейн, — не здесь. Я не о нем говорю. На него вам было плевать. Вы пытались защитить мальчика, ведь так? Вы сделали это ради Ричарда Дейкерса.

Тут она громко, во весь голос разрыдалась. И с этого момента и до конца расследования у Аллейна не было никаких проблем с Нинн.


предыдущая глава | Пение под покровом ночи. Мнимая беспечность | cледующая глава







Loading...